Научная статья на тему 'Институт социальных финансов как источник развития финансового капитализма'

Институт социальных финансов как источник развития финансового капитализма Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
125
26
Поделиться
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНЫЕ ФИНАНСЫ / ФИНАНСОВЫЙ КАПИТАЛИЗМ / СОЦИАЛЬНОЕ ИНВЕСТИРОВАНИЕ / СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО / УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ / ФИНАНСОВАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ / СОЦИОЛОГИЯ ФИНАНСОВ / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ / SOCIAL FINANCE / FINANCIAL CAPITALISM / SOCIAL INVESTMENT / SOCIAL ENTREPRENEURSHIP / SUSTAINABLE DEVELOPMENT / FINANCIAL MODERNIZATION / SOCIOLOGY OF FINANCE / ECONOMIC SOCIOLOGY

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Смелова Алёна Андреевна

Статья посвящена рассмотрению системы финансового капитализма с позиции эволюционного подхода. Высказывается предположение, что формирование рыночного института социальных финансов является следствием критики и источником развития финансового капитализма. Социальная критика финансового капитализма меняет направление его развития. Стремясь к воспроизводству существующего порядка, он приобретает социальное измерение. Объектом финансирования становится социальная среда человека и сам человек. Означено, что финансовая модернизация это медленный и капиталоемкий процесс, ее цель глобальные социальные изменения, создание новой «экологии человека». Утверждается, что рынок социальных финансов не только позволит защитить положение финансовых капиталистов, но и обеспечит развитие системы финансового капитализма.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Смелова Алёна Андреевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Social finance institution as a source of financial capitalism development

The article considers the system of financial capitalism in the framework of the evolutionary approach. The author puts forward an assumption that development of social finance market institution is a consequence of the criticism and a source of development of financial capitalism. Social critique of financial capitalism changes direction of its development. To reproduce the existing order, it acquires a social dimension. Social environment and a person become objects of the financing. Financial modernization is a slow and capital-intensive process, its aim is global social change and creation of the new human ecology. The author believes, that the social finance market will not only protect the position of the financial capitalists, but it will also ensure the development of the financial capitalism system.

Текст научной работы на тему «Институт социальных финансов как источник развития финансового капитализма»

УДК 316.334.2:330.142.23

Смелова Алёна Андреевна

Smelova Alena Andreyevna

кандидат социологических наук,

доцент кафедры экономической социологии

Санкт-Петербургского государственного университета

ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ КАК ИСТОЧНИК РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛИЗМА

PhD in Social Science, Assistant Professor, Economic Sociology Department, Saint Petersburg State University

SOCIAL FINANCE INSTITUTION AS A SOURCE OF FINANCIAL CAPITALISM DEVELOPMENT

Аннотация:

Статья посвящена рассмотрению системы финансового капитализма с позиции эволюционного подхода. Высказывается предположение, что формирование рыночного института социальных финансов является следствием критики и источником развития финансового капитализма. Социальная критика финансового капитализма меняет направление его развития. Стремясь к воспроизводству существующего порядка, он приобретает социальное измерение. Объектом финансирования становится социальная среда человека и сам человек. Означено, что финансовая модернизация - это медленный и капиталоемкий процесс, ее цель - глобальные социальные изменения, создание новой «экологии человека». Утверждается, что рынок социальных финансов не только позволит защитить положение финансовых капиталистов, но и обеспечит развитие системы финансового капитализма.

Ключевые слова:

социальные финансы, финансовый капитализм, социальное инвестирование, социальное предпринимательство, устойчивое развитие, финансовая модернизация, социология финансов, экономическая социология.

Summary:

The article considers the system of financial capitalism in the framework of the evolutionary approach. The author puts forward an assumption that development of social finance market institution is a consequence of the criticism and a source of development of financial capitalism. Social critique of financial capitalism changes direction of its development. To reproduce the existing order, it acquires a social dimension. Social environment and a person become objects of the financing. Financial modernization is a slow and capital-intensive process, its aim is global social change and creation of the new human ecology. The author believes, that the social finance market will not only protect the position of the financial capitalists, but it will also ensure the development of the financial capitalism system.

Keywords:

social finance, financial capitalism, social investment, social entrepreneurship, sustainable development, financial modernization, sociology of finance, economic sociology.

Несмотря на то что система финансового капитализма насчитывает более трехсот лет [1], последние три десятилетия в мировой экономике отмечены особым бумом развития финансовых рынков. Ослабление их регулирования с точки зрения законодательства национальных государств, создание открытой внешней среды, конструирование новых финансовых инноваций привели к тому, что финансовый капитал перестал нуждаться в инвестировании его в производственную сферу. Он перешел в плоскость финансовых спекуляций и больших прибылей.

Финансовый капитализм - это социально-экономическая система, структурообразующим элементом которой выступают финансы. Она характеризуется непрерывным движением капитала от центра к периферии и обратно. Ее основными действующими субъектами являются финансовые институты и транснациональные корпорации. Через свои регулирующие финансовые институты (процентные ставки, обменные курсы и котировки ценных бумаг) глобальный финансовый рынок оказывает существенное влияние на экономики разных стран [2]. Важно заметить, что финансовый капитал как фактор производства обладает максимальной ликвидностью и мобильностью. Он способен проникать в экономики стран быстрее, чем будет создана нормативная база, формирующая его институциональную среду, и часто устремляется туда, где может получить высокую прибыль. Социальная критика финансового капитализма указывает на порождаемые им проблемы: социальную несправедливость, безработицу и неравенство в распределении доходов, ухудшение состояния окружающей среды и ресурсную деградацию территорий. Логика рынка [3] лишает капитал категорий времени, пространства, материальности и морали. Рыночные ценности согласовываются с критерием прибыльности, а не общественной полезности [4]. Они способствуют наращиванию массы финансового продукта (например, банковских кредитов или социальных облигаций). Интересно, что в то же время велика зависимость собственника ресурса от его потребителя [5], так как финансовый капитал и его потребители находятся в отношениях симбиоза. Как правило, накопленный финансовый капитал - это вовремя не потраченный

по каким-либо причинам финансовый ресурс. Ресурс, который не был использован, переходит в запас и выполняет важную функцию - поддержания стабильности системы.

Закрытость (недоступность) ресурса для всех желающих обеспечивает его накопление и увеличение. Концентрация финансового капитала, возможно, и способствует концентрации власти, однако, как любая зависимость от ресурса, делает систему неустойчивой, невоспроизводимой [6]. Для воспроизводства системы финансового капитализма требуется институт рынка (например, рынка социальных финансов), способствующий распределению на конкурентной основе выделенной для этих целей части финансового ресурса. Другими словами, речь идет о создании институциональной среды, не только защищающей положение собственника финансовых ресурсов, но и обеспечивающей развитие системы.

Традиционно в социологии институты рассматриваются как элементы, выполняющие важную ценностно-нормативную функцию - воспроизводства структуры всей общественной системы. Однако политологи склонны видеть в институтах еще две важные функции: ограничение доступа к ресурсу всех желающих и сохранение существующего порядка, созданного монополистами. Институты являются побочным продуктом конфликтов по поводу распределения ресурсов между неравными социальными акторами [7], что в свою очередь является следствием асимметричного распределения политической или экономической власти [8].

Для воспроизводства системы должно быть обеспечено разнообразие на финансовом рынке, что предполагает создание множества рыночных ниш и, как следствие, полное потребление финансового ресурса. Безотходность является признаком стабильности системы, так как сохраняются условия ее существования. В противном случае накопленные и непереработанные отходы создают новые условия, а значит, и новые виды (потребителей), способные существовать в новых условиях, и новые конкурентные стратегии захвата (нового, вероятно уже нефинансового) ресурса [9].

В некотором смысле производство финансовых продуктов выглядит как экологически безопасное, а тенденция социальной направленности проектов финансирования согласовывается с концепцией экономики устойчивого развития (развитых обществ). Так, главными показателями устойчивого развития являются уровень сбережений и уровень инвестиций в обществе. Особенно важны инвестиции в социальную сферу - среду обитания человека и самого человека. В этом направлении должен произойти прогресс. В связи с этим социальные изменения становятся главной целью финансовых капиталистов, а социальная сфера экономики - средством достижения этой цели.

Социальные финансы предполагают перераспределение части глобального финансового капитала в социальные сферы экономики с целью осуществления социальных изменений. Они включают в себя кредитование и инвестиции в социально ориентированные компании, благотворительные и другие организации (например, социальные корпорации (benefit corporations) или организации, оказывающие влияние на общество (impact-driven organizations)), а также микрофинансирование, облигации социального воздействия (social impact bonds), венчурную филантропию и др. В будущем возможно создание и некоммерческих корпораций участия (participation nonprofit corporations). Они привлекают деньги посредством эмиссии акций и занимаются финансированием социально ориентированных коммерческих предприятий (например, больниц). Приобретение акций таких корпораций с точки зрения американского налогового законодательства является благотворительным взносом и не облагается налогом, так как имеет благотворительные цели [10].

Важно отметить, что специфика социального (социально ориентированного) предприятия заключается в том, что оно предоставляет товары и услуги, которые являют собой социальную ценность для общества, но по каким-то причинам не предоставляются частными коммерческими предприятиями и не выражаются исключительно через категории цены и финансовой прибыли [11]. Традиция социальных предприятий восходит по меньшей мере к Великобритании XIX в., в которой функционировало множество благотворительных и сберегательных организаций, кооперативов, фондов взаимного доверия и др. Р. Оуэн, один из ведущих предпринимателей викторианской эпохи, считал, что предприятия должны иметь и социальную миссию. Лидером по созданию социальных предприятий в ХХ в. следует считать Майкла Янга. В период с 1950 по 1990 г. он основал более десятка подобных предприятий [12].

Сегодня существуют более 100 фондовых индексов «лучших» социальных предприятий в области устойчивого развития (Dow Jones Sustainability World Index, MSCI World ESG Index, MSCI Europe ESG Index), в том числе индексов, удовлетворяющих определенным этическим (MSCI KLD 400 Social Index и MSCI USA Catholic Values Index) и экологическим (MSCI Global Environment Index, MSCI Global Alternative Energy Index, MSCI Global Clean Technology Index) стандартам, стандартам корпоративного управления (SSE Corporate Governance Index и SE 180 Corporate Governance Index ) и решения социальных вопросов (SSE Social Responsibility Index) и др. [13].

Основополагающая идея социальных финансов появилась более столетия назад по обе стороны Атлантики - в Великобритании и США. Однако как финансовый институт социальные финансы оформились только в 1970 г., что дало толчок к распространению этой практики по всему миру. Становление концепции социальных финансов происходило в неразрывной связи с идеями национальных и международных движений за развитие гражданского общества 1980-1990-х гг. В 2007 г. при поддержке группы филантропов, а позднее двух благотворительных фондов (Rockefeller Foundation и Esmee Fairbairn Foundation), а также Британской национальной лотереи начинает работу некоммерческая организация (НКО) Social Finance UK (2007), которая занимается привлечением социальных инвестиций для решения острых социальных проблем и разработкой модели социальных изменений. Сегодня организация имеет аффилированные офисы и ведет работу в США (Бостон и Остин), Канаде, Латинской Америке (Бразилии, Чили, Мексике), ЮАР, Португалии, Израиле, Ирландии. Ее спонсорами выступают Apax Foundation (транснациональная корпорация в области частных капиталовложений и венчурного капитала), Lankelly Chase Foundation (благотворительная организация, которая спонсирует проекты по социальным изменениям), OMIDYAR Network (частный некоммерческий венчурный инвестиционный фонд), Bank of America Merrill Lynch (отделение Банка Америки по корпоративному и инвестиционному банкингу). В 2009 г. Rockefeller Foundation инициирует создание Глобальной сети социальных инвесторов (GIIN действует с 2013 г.). Основными задачами проекта, по мнению руководителей Фонда, являются: пропаганда идеи социального инвестирования, создание объединенного рынка игроков социальных инвестиций и институциональное оформление связанных с этим экономических процессов (создание стандартов, систем сертификации, рейтингов социальных предприятий и т. п.).

Как отмечает Р. Бенедиктер, социальные банки оказались одним из самых успешных финансовых институтов в период финансового кризиса 2007-2010 гг., сумев за три года удвоить свои активы [14]. Более того, считается, что именно финансовый кризис обеспечил им статус глобальных финансовых игроков. По мнению А. Николса и Дж. Эмерсона, в отличие от старомодной концепции социально ответственного бизнеса [15], философия социальных финансов обладает потенциалом трансформации базовых принципов финансового капитализма и предотвращения будущих кризисов. Р. Шиллер, нобелевский лауреат по экономике 2013 г., полагает, что «финансы обладают потенциалом привнесения надежды на более честный и справедливый мир» [16, с. 22]. Они позволяют структурировать экономические механизмы, необходимые для достижения комплекса целей. Социальное инвестирование способствует устойчивому экономическому развитию (стран, территорий) и формированию глобального гражданского общества. После мирового финансового кризиса именно социальные финансы способны выстроить новое «здоровое общество» [17].

За годы кризиса социальные финансы стали институтом альтернативного финансирования. Часть потребителей (вкладчиков), обращавших в них свои финансовые средства, выражали таким образом протест финансовой системе, другая часть считала это направление перспективным. Главными преимуществами системы являлись: прозрачность и надежность, приземленный подход к инвестициям, фокус на реальной экономике, укорененной в локальных связях (вместо абстрактных международных спекуляций), новый «финансовый гуманизм» в форме высокой ответственности за устойчивое развитие в социальной и экологической сферах (вместо максимизации краткосрочных доходов любой ценой, которая приносила вред социальной сфере и экологии) [18, р. 2]. Подобные изменения в культуре финансового капитализма, проявившиеся после финансового кризиса, следует рассматривать как попытку выстроить новый нормативный порядок [19].

Концепция социальных финансов привносит новый альтернативный взгляд на экономическое и социальное развитие, становится важной частью общественного дискурса. Социальные финансы представляются лучшей практикой того, как можно вести реальный бизнес, и эффективной профилактикой финансовых кризисов. Они вписываются в глобальный тренд - пути к новой «экологии человека», которая достигается через «зеленые технологии и источники возобновляемой энергии, свободное программное обеспечение и открытое знание, участие в управлении гражданским обществом, локальные народные демократии (grassroot democracy)» [20, р. 2]. Таким образом, идея социальных финансов воплощает в себе концепцию глокальности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Что касается терминологии, то понятие «социальные финансы» больше распространено в научной среде, в то время как в бизнес-среде, как правило, речь идет о «социальных инвестициях». А. Николс и Дж. Эмерсон считают, что термин «социальные финансы» является более широким понятием. Во-первых, он показывает сложную комбинацию различных логик и типов рациональности, порождаемых множественными системами ценностей и калькуляций об ожидаемой доходности инвестиций. Во-вторых, он позволяет охватить более полный спектр инструментов, гибридных моделей финансирования и структурированных сделок с использованием различных видов капитала. Среди них: благотворительные пожертвования, государственные субсидии, «мягкий» возврат заемных и собственных средств, взаимное финансирование, портфельные инвестиции влияния (impact investments).

Термин «социальные инвестиции» используется таким новым влиятельным игроком рынка социальных инвестиций (инвестиций влияния), как Big Society Capital в Великобритании. Социальные инвесторы тщательно взвешивают социальные и финансовые результаты, которые они ожидают от своих инвестиций. При этом первостепенной целью для них является оказание социального влияния, а не извлечение финансовой прибыли [21]. Примечательно, что в долгосрочной перспективе индексы социальных предприятий (например, MSCI KLD 400 Social Index или Calvert Social Index) хотя и уступают так называемому индексу SINdex - «греховных» предприятий (алкогольной, табачной, игорной, оружейной и других индустрий), но опережают индексы широкого рынка S&P 500 (Антонец О. Пороки общества: инвестиции в греховный бизнес и мода на социальную ответственность. Журнал «РБК»).

Социальные финансы являются «источником ресурсов для социального влияния и критикой существующей финансовой системы, которая стимулирует социальное неравенство и экологические провалы рынка» [22, р. 4]. Они являются генератором новых социальных и экологических ценностей и корректором негативных последствий традиционного инвестирования.

Социальные финансы стимулируют развитие логики традиционного инвестирования, заставляя проводить различие между логикой создания и присвоения ценности. В традиционном инвестировании предполагается, что владелец капитала будет присваивать всю ценность, созданную его инвестициями, тогда как в сфере социальных финансов социальный инвестор изначально знает, что часть созданной ценности будет присвоена кем-то другим. Эта инвестиционная логика схожа с логикой благотворительных грантов. Сегодня данный подход расширен и доработан с тем, чтобы охватить различные виды капитала, инвестиционные подходы и финансовые инструменты. Другими словами, происходит переход от стратегии «главное - финансы» к стратегии «главное - влияние».

Примерами уже работающих инструментов социальных финансов являются: частные гранты (назначение - выполнение миссии по наращиванию капитала), государственные гранты (восстановление и развитие рынка), государственные контракты (аутсорсинг социальных услуг), долговые ценные бумаги (экономическое и социальное развитие), квазиакционерный капитал (рост капитала), ценные бумаги (рост капитала), совместные акции (запуск бизнеса и рост капитала). К разрабатываемым инструментам следует отнести: краудфандинг, прямое публичное предложение, кооперативные и взаимные инвестиции, планы акционерной собственности работников корпораций (ESOP), выкуп акций из доли будущих доходов, стратегии финансирования компании, которые предполагают обязательства разделить долю будущих доходов на основании процентного роста будущих доходов предприятия [23].

Структура рынка социальных финансов построена на трех взаимосвязанных элементах: предложении, посредничестве и спросе. Сферу предложения рынка социальных финансов составляют различные владельцы капитала, которые стремятся получить разную прибыль в результате размещения своего капитала. К ним относятся физические лица, институты и правительства. В первую группу входят отдельные благотворители, социальные/этнические инвесторы, коммерческие инвесторы, розничные инвесторы, вкладчики, которые используют некоторые микрофинансовые инструменты, и сообщества развития финансовых институтов, а также участники кооперативных и взаимных организаций. Особенностью благотворительной деятельности XXI в. является возможность участия в ней индивидов с небольшими капиталами (и даже без капитала, посредством предложения своего труда и времени - волонтерство). Розничные инвесторы могут вкладывать свой капитал через краудфандинг-платформы, такие как Kiva или Buzzbnk; финансовую организацию-посредника The Calvert Foundation Community Investment Note; взаимный фонд влияния TriLinc Global; НКО, управляющую донорским фондом, Impact Assets; или такой институт социальных финансов, как Charity Bank to High-Net-Worth Individuals, инвестирующий через частные банки, например UBS.

Ко второй группе относятся несколько благотворительных фондов и в некоторых случаях корпорации. Например, в Италии - благотворительная организация Fondazione Cariplo, в Японии - фонды корпораций Nippon и Mitsubishi. Наиболее заметные фонды в сфере социальных финансов: Bertelsmann Stiftung, Bill and Milinda Gates Foundation, Bloomberg Foundation, Case Foundation, Esmee Foundation, Kellogg Foundation, MacArthur Foundation, Omidyar Network, Per-shing Square Foundation, Robin Hood Foundation, Rockefeller Foundation.

К третьей группе относятся общественные фонды, доверенные лица и косвенно налогоплательщики. Все государственные расходы в некоторой степени являются социальными финансами, так как вкладываются в производство общественных благ. Например, правительство Великобритании стало мировым лидером по капитализации рынка социальных финансов после инвестирования более 1 млрд фунтов государственных средств в социальный сектор в период с 2001 по 2011 г. [24].

Второй важный элемент рынка социальных финансов - посредники - выполняют функцию интеграции спроса и предложения. Это различные частные фонды (включая пенсионные фонды [25] и венчурную филантропию), микрофинансовые институты, кредитные организации, финансовые организации, занимающиеся развитием сообществ, биржи социальных инвестиций и другие инвестиционные платформы, доминирующие финансовые игроки - инвестиционные банки и управляющие компании (Goldman Sachs, Bank of America Merrill Lynch, UBS, Morgan Stanley, Black Rock, J.P. Morgan); страховые компании (the Prudential (США), AXA (Франция), Zurich Insurance (Швейцария)); банки специального назначения (Triodos Bank in the Netherlands, Italy's Banca Pros-sima, Banca Etica, Extrabanca, and Federcasse - кооперативные банковские сети, которые занимаются предоставлением микрокредитов и финансированием бизнес-организаций влияния), а также группы компаний (например, Big Society Capital).

Также сюда относится нарождающаяся экосистема организаций, которые оказывают профессиональные услуги в области социальных финансов - юридические фирмы и консалтинг-организации и др. Помимо инвестиционных менеджеров появляются специализированные организации: Social Finance (Великобритания, США, Израиль), ClearlySo (Великобритания, Индия), Imprint Capital (США), Impact Assets (США), Third Sectors (США), Societe d'Investissement France Active (Франция), Institut de Developpement de l'Economie Sociale (IDES) и Credit Cooperatif (Франция), Social Ventures Australia (Австралия) [26].

Развитие институтов посредничества социальных финансов является глобальным процессом. Однако данное пространство еще не институционализировано. Как отмечают А. Николс и Дж. Эмерсон, наиболее очевидные лакуны в этом процессе - это отсутствие агрегированных данных о результатах социальной и финансовой деятельности и их анализа, а также хорошо развитых вторичных рынков. Без решения этих проблем развитие рынка социальных финансов затруднено.

Сфера спроса рынка социальных финансов представлена различными получателями инвестиций, такими как социальные предприятия, благотворительные организации, кооперативы, коммерческие социальные организации, социальные предприниматели и гибридные организации, которые работают как в государственном и частном, так и в гражданском секторах экономики и реализуют какую-либо социальную инновацию. Многие получатели социальных инвестиций существуют уже более 100 лет, например религиозные благотворительные фонды и фонды взаимопомощи. Несмотря на то что организаций, желающих получить помощь на рынке социальных финансов, великое множество, сфера спроса является наименее институционализированной. Так, многие инвесторы жалуются, что не могут найти «ликвидные» сделки в отрасли социальных финансов, так как существует дисбаланс между избытком предложения и недостатком спроса (несмотря на огромные и постоянно растущие социальные и экологические потребности) [27].

В отчете Venturesome отмечается, что потенциальные получатели социальных инвестиций могут претендовать на поддержку, если они:

1) тщательно определяют свои финансовые потребности;

2) осведомлены о всех существующих механизмах и инструментах финансовой поддержки их деятельности (знают о всех преимуществах и рисках);

3) осведомлены о предложении капитала на рынке социальных финансов (поставщиках и их требованиях);

4) готовы искать финансирование из различных источников (инвесторов), учитывая сложную структуру рисков и различные способы извлечения прибыли;

5) различают доходы и капитал как в бухгалтерской отчетности, так и в инвестиционных планах;

6) понимают, что привлеченные деньги - это не свободно располагаемые деньги (они могут стоить до 15-25 % от привлеченного капитала, более чем в три раза превышать стоимость привлечения капитала) [2В].

Сегодня нет единого стандарта или методологии оценки социального влияния, что является серьезным тормозом для развития рынка социальных финансов. Тем не менее существуют некоторые инициативы в этой сфере. Они включают в себя: стандарты интегрированной отчетности (ESG), Глобальную инициативу по отчетности (GRI), Совет по стандартам устойчивой бухгалтерской отчетности (SASB), стандарты инвестирования и отчетности Глобальной сети инвестиций воздействия (IRIS) и «Стандарт социального воздействия» ЕС [29].

Таким образом, социальная критика финансового капитализма меняет направление его развития. Финансовый капитал более не вовлечен исключительно в спекулятивные сделки ради получения огромных прибылей. Стремясь к воспроизводству существующего порядка, он приобретает социальное измерение. Объектом финансирования становится социальная среда человека и сам человек. Финансовая модернизация - это медленный и капиталоемкий процесс, ее цель - глобальные социальные изменения, создание новой «экологии человека». На новом

уровне развития появляются и новые формы - социальные корпорации и социальные предприниматели, социальные банки и частные социальные инвесторы, которые вместе с благотворительными организациями, филантропами и др. формируют рыночный институт социальных финансов. Глобальное управление социальными проблемами (т. е. индивидами, которые организованы по признаку социальных проблем) возможно теперь посредством финансовых инструментов. Ранее это составляло сферу деятельности национального государства. Сегодня ситуация начинает меняться, социальные ценности и потребности людей становятся источником финансовой прибыли и залогом развития системы финансового капитализма.

Ссылки:

1. Questioning Credible Commitment: Perspectives on the Rise of Financial Capitalism / ed. by D. Coffman, A. Leonard, L. Neal. Cambridge, 2013.

2. Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. М., 1999. 262 с.

3. Болтански Л., Тевено Л. Критика и обоснование справедливости: Очерки социологии градов. М., 2013. 576 с.

4. Сорос Дж. Указ. соч. ; Piketty T. Putting Distribution Back at the Center of Economics: Reflections on "Capital in the Twenty-First Century" // The Journal of Economic Perspectives. 2015. Vol. 29, no. 1. P. 67-88.

5. Черняховский Д.А. Ресурсы и развитие. От бактерий к рынку. М., 2009. 152 с.

6. Там же.

7. Knight J. Institutions and Social Conflict. New York, 1992. 234 р.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Шаститко A.E. Условия и результаты формирования институтов // Вопросы экономики. 1997. № 3. С. 67-81.

9. Черняховский Д.А. Указ. соч.

10. Шиллер Р. Финансы и хорошее общество. М., 2014. 503 с.

11. Nicholls A., Emerson J. Social finance: Capitalizing social impact // Social Finance / ed. by A. Nicholls, R. Paton, J. Emerson. Oxford, 2015.

12. Mulgan G. Social finance. Does "investment" add value? // Ibid.

13. Фондовые рынки в контексте устойчивого развития [Электронный ресурс]. URL: http://www.ey.com/Publica-tion/vwLUAssets/Capital-Markets-Sustainability-RU/$FILE/Capital-Markets-Sustainability-RU.pdf (дата обращения: 10.01.2017).

14. Benedikter R. Social Banking and Social Finance. Answers to the Economic Crisis. New York, 2011. 136 р.

15. Nicholls A., Emerson J. Op. cit.

16. Шиллер Р. Указ. соч. С. 22.

17. Impact Investment: the Invisible Heart of Markets [Электронный ресурс] : report of the social investment taskforce. 2014. 15 September. P. 52. URL: http://www.socialimpactinvestment.org/reports/Impact%20Investment%20Report%20FI-NAL[3].pdf (дата обращения: 17.01.2017).

18. Benedikter R. Op. cit. P. 2.

19. Смелова А.А. Экономическая социология финансового кризиса // Теория и практика общественного развития. 2014. № 2. С. 104-108.

20. Benedikter R. Op. cit. P. 2.

21. Nicholls A., Emerson J. Op. cit.

22. Ibid. P. 4.

23. Ibid.

24. Ibid.

25. Смелова А.А., Александрова А.А. Социально-ответственная инвестиционная политика корпоративных пенсионных фондов: опыт эмпирического исследования // Политика и общество. 2016. № 7 (139). С. 985-1007.

26. Nicholls A., Emerson J. Op. cit.

27. Ibid.

28. Ibid.

29. Ibid.