Научная статья на тему 'Институт подозреваемого в механизме уголовного преследования'

Институт подозреваемого в механизме уголовного преследования Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
775
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ / ОБВИНЕНИЕ / УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ / ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ / CRIMINAL PROSECUTION / CHARGE / COMPULSION IN CRIMINAL PROCEDURE / SUSPECT

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Дациева Х. Г.

в статье рассматриваются понятие, сущность и значение уголовного преследования, как универсальной уголовно-процессуальной функции, а также место института подозреваемого в механизме ее реализации. Анализируются основания для признания лица подозреваемым. Делается вывод о неспособности имеющегося на данный момент правового понятия этого участника уголовного процесса во всех случаях отвечать потребностям назначения института подозреваемого в целом. Предлагается связывать приобретение лицом правового статуса подозреваемого непосредственно с фактом любого вовлечения его в сферу уголовно-процессуальной деятельности, направленной на проверку причастности такого лица к преступлению.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INSTITUTION OF A SUSPECT IN PROSECUTION MECHANISM

the article examines the concept, essence and value of criminal prosecution as a universal function оf criminal procedure, and the place of an institution of a suspect in the mechanism of realization of this function. The basis of a decision-making to consider a person to be a suspect is analyzed. Conclusion about inability of the existing legal concept of a suspect to correspond to the needs of establishing this institution as a whole is made. It is offered to link allocation of a legal status «a suspect» directly with any involvement of him into the criminal procedure aimed to check an alleged participation of that person in a crime.

Текст научной работы на тему «Институт подозреваемого в механизме уголовного преследования»

7.9. ИНСТИТУТ ПОДОЗРЕВАЕМОГО В МЕХАНИЗМЕ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Дациева Х.Г., аспирант. Место учебы: Дагестанский государственный университет, кафедра уголовного процесса и криминалистики.. Телефон: 8-872-2-62-94-25.

Аннотация: в статье рассматриваются понятие, сущность и значение уголовного преследования, как универсальной уголовно-процессуальной функции, а также место института подозреваемого в механизме ее реализации. Анализируются основания для признания лица подозреваемым. Делается вывод о неспособности имеющегося на данный момент правового понятия этого участника уголовного процесса во всех случаях отвечать потребностям назначения института подозреваемого в целом. Предлагается связывать приобретение лицом правового статуса подозреваемого непосредственно с фактом любого вовлечения его в сферу уголовнопроцессуальной деятельности, направленной на проверку причастности такого лица к преступлению.

Ключевые слова: уголовное преследование; обвинение; уголовно-процессуальное принуждение; подозреваемый.

INSTITUTION OF A SUSPECT IN PROSECUTION MECHANISM

Dazieva H. G., postgraduate. Place of study:Dagestan state university, criminal trial and criminalistics chair. Phone: 8872-2-62-94-25.

Annotation: the article examines the concept, essence and value of criminal prosecution as a universal function оf criminal procedure, and the place of an institution of a suspect in the mechanism of realization of this function. The basis of a decision-making to consider a person to be a suspect is analyzed. Conclusion about inability of the existing legal concept of a suspect to correspond to the needs of establishing this institution as a whole is made. It is offered to link allocation of a legal status «a suspect» directly with any involvement of him into the criminal procedure aimed to check an alleged participation of that person in a crime.

Keywords: criminal prosecution, charge, compulsion in criminal procedure; suspect.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации1 уголовное преследование определяется как «процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» (п. 55 ст. 5).

Необходимо отметить, что, руководствуясь непосредственно предложенным российским законодателем определением понятия уголовного преследования, вряд ли можно получить ясное представление о том, в каких конкретных действиях оно выражается. Обозначена лишь цель рассматриваемой деятельности - изобличение подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, что не способствует, на наш взгляд, однозначному толкованию содержательной стороны уголовного преследования.

1 Далее - УПК РФ. 152

По мнению большинства российских процессуалистов, уголовное преследование заключается в системе действий, состоящих в формулировании, обосновании и отстаивании следователем и прокурором вывода о совершении определенным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом2.

С учетом изложенного, а также иных положений УПК РФ, представляется, что «изобличение» подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления должно включать в себя следующие структурные элементы.

1. Совершение процессуальных (следственных) действий по собиранию, проверке и оценке свидетельствующих о совершении преступления определенным лицом доказательств в объеме, необходимом для разрешения уголовного дела по существу. В теории уголовного процесса эта деятельность характеризуется как доказывание3.

2. Совершение процессуальных действий, заключающихся в выдвижении и отстаивании представителем стороны обвинения официального утверждения, направленного против определенного лица и содержащего вывод о том, что последнее виновно в совершении преступления и должно быть привлечено к уголовной ответственности. Как в нормах уголовнопроцессуального права (п. 22 ст. 5 УПК РФ), так и в теории уголовного судопроизводства, такая деятельность именуется обвинением.

3. Нет необходимости аргументировать утверждение, что успешно изобличить лицо (посредством доказывания и обвинения) в совершении преступления без применения при этом специальных обеспечительных мер возможно далеко не всегда. Поэтому еще одной характерной частью уголовного преследования, безусловно, является применение, при необходимости, уголовно-процессуального принуждения.

Уголовное преследование, выступая в качестве важнейшей уголовно-процессуальной функции (то есть вида деятельности субъектов уголовного процесса, обусловленного их ролью, назначением или целью участия в деле4), не просто характеризует собой одну из составляющих уголовного судопроизводства, а порождает необходимость нахождения в уголовном процессе прямо противоположной функции - защиты от уголовного преследования.

Вопрос о привлечении к уголовной ответственности посредством осуществления уголовного преследования ставится только в отношении подозреваемого или обвиняемого. Это позволяет говорить о том, что именно данные участники уголовного процесса являются стержневыми представителями стороны защиты, а возможность участия в судопроизводстве законных представителей и защитников в конечном итоге предусмотрена лишь ради реализации и соблюдения их (подозреваемых и обвиняемых) прав и законных интересов.

2 См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 25-38; Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки. М., 1997. С. 156; Зинатуллин З.З., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997. С. 7-8; Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Учебное пособие. Уфа, 2000. С. 3-10 и др.

3 См.: Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. Гуценко К.Ф. Изд-е 2-е. М.: Зерцало, 1997. С. 137.

4 См.: Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ.

ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 47.

Пробелы в российском законодательстве

3'2009

Главная идея функции защиты от уголовного преследования заключается в том, чтобы не допустить при этом незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод личности. Однако для этого необходимо, прежде всего, чтобы уголовно преследуемое лицо было наделено широким спектром соответствующих его фактическому положению прав, характерных в российском уголовном судопроизводстве только для подозреваемого и обвиняемого. Поэтому можно утверждать, что процедура участия лица в процессуальном качестве подозреваемого или обвиняемого при производстве по уголовному делу и существует для целей предоставления ему всех необходимых для защиты от уголовного преследования прав. Таким образом, само уголовное преследование можно рассматривать как первопричину существования в уголовном процессе таких участников, как подозреваемый и обвиняемый.

Уголовное преследование предваряет собой процесс принятия судом окончательного решения по уголовному делу и в подавляющем большинстве случаев (за исключением дел частного обвинения) начинает осуществляться на стадии предварительного расследования. Последнее имеет своей задачей путем раскрытия преступлений, установления и изобличения виновных, предотвращения для них возможности уклонения от следствия, суда и исполнения приговора обеспечить всестороннее, полное и объективное рассмотрение дела в судебном разбирательстве и его правильное разрешение по существу, то есть неотвратимость справедливого наказания за преступление. На данном этапе уголовного судопроизводства происходит проверка всех возможных версий об обстоятельствах совершенного преступления, в ходе которой у соответствующего субъекта предварительного расследования (следователя, дознавателя, органа дозна-ния)5 постепенно накапливается фактический материал и в определенное время появляется совокупность достаточных данных, оценка которых приводит к предположительному выводу о совершении преступления конкретным лицом.

С этого момента деятельность следователя носит выраженный изобличительный характер, то есть, как указывалось, имеет направленность на «формулирование, обоснование и отстаивание вывода о совершении определенным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом». А поскольку осуществляться она (изобличительная

деятельность следователя) может лишь в отношении подозреваемого или обвиняемого, рассматриваемый период одновременно будет характеризовать собой и появление в уголовном судопроизводстве какой-либо из названных процессуальных фигур.

В процессе расследования преступления нередко возникает такая ситуация, когда еще до привлечения лица в качестве обвиняемого собранные следователем фактические данные указывают на определенное лицо как на предполагаемого виновника преступления, то есть следователь приходит лишь к вероятному выводу о совершении преступления этим человеком. Предъявление обвинения в данном случае, основанное только на предположениях, не полностью обоснованных, противоречит закону и ущемляет права человека, вовлеченного правоохранительными органами в сферу уголовного судопроизводства, так как ст. 171 УПК четко определяет, что оно (обвинение) возможно

5 Далее - следователь.

только «при наличии достаточных доказательств, дающих основание...».

Тем не менее, несвоевременное вовлечение указанных лиц в сферу уголовного процесса, неприменение к ним мер процессуального принуждения, обеспечивающих неуклонение от правосудия и собирание доказательств, ставит под угрозу выполнение следователем задач предварительного расследования. В результате возникает противоречие между задачами органов расследования и правами человека, вовлекаемого ими в уголовный процесс. Необходимость устранения такого противоречия называется учеными как причина необходимости введения в уголовное судопроизводство временной фигуры (а именно - подозреваемого), процессуальное положение которой было бы схоже с положением обвиняемого по уголовному делу6.

Таким образом, подозрение в процессе раскрытия преступления, в процессе доказывания на стадии предварительного расследования является этапом познания истины по делу, ступенью к появлению обвиняемого. Исходя из этой позиции, его (подозрение), наряду с обвинением в узком значении, можно охарактеризовать также в качестве элемента деятельности по привлечению лица к уголовной ответственности.

Следует отметить, что одного лишь субъективного предположения следователя о совершении преступления определенным лицом недостаточно для появления в уголовном деле подозреваемого. В процессуальной литературе существует никем не оспариваемая точка зрения, согласно которой до тех пор, пока подозрение является только субъективной точкой зрения следователя, не нашедшей выражения в соответствующем процессуальном документе, и не затрагивает интересов заподозренного лица, нельзя ставить вопрос о наделении последнего определенными процессуальными правами7.

В соответствии с действующим уголовно-

процессуальным законодательством (ст. 46 УПК), для того, чтобы лицо приобрело статус подозреваемого, необходимо, чтобы в отношении него было совершено хотя бы одно из следующих действий со стороны соответствующих компетентных лиц:

1) вынесено постановление о возбуждении уголовного дела;

2) осуществлено его уголовно-процессуальное задержание;

3) применена мера пресечения до предъявления ему обвинения;

4) вручено уведомление о подозрении в совершении преступления.

В первом и третьем случае следователем составляется постановление, во втором - оформляется протокол, в четвертом - уведомление. Эти документы в науке уголовного процесса принято называть юридическими основаниями для признания лица подозреваемым8. Кроме того, выделяется и другая группа оснований для приобретения лицом процессуального статуса подозреваемого, представленная так

6 См.: Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969. С. 6.

7 См., напр.: Карнеева Л.М. Подозреваемый в советском уголовном процессе // Соц. законность. 1959. № 4. С. 9; Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Указ. соч. С. 21-22 и др.

8 См. напр. Козловский Н.А. Подозрение в советском уголовном процессе. Дисс. .канд. юрид. наук. Свердловск, 1989. С. 144.

называемыми фактическими9 или материальными10 основаниями - доказательствами, подтверждающими внутреннее субъективное предположение следователя о совершении преступления определенным лицом.

Следует отметить, что правовая регламентация участия фигуры подозреваемого на предварительном расследовании всегда являлась предметом острых дискуссий в процессуальной литературе. Главным был и остается вопрос: отвечает ли существующий порядок признания лица подозреваемым (выполняющий одновременно и роль правового понятия данного участника уголовного судопроизводства) современным представлениям о соблюдении прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе?

Изучение теории и практики участия подозреваемого в уголовном судопроизводстве позволило вполне убедительно, на наш взгляд, доказать неспособность имеющегося на данный момент правового понятия во всех случаях отвечать потребностям назначения института подозреваемого в целом. Последнее, как известно, представляет собой единство двух противоположных составляющих - это предоставление компетентным органам возможности применять в отношении лица до предъявления обвинения различных процессуальных мер, связанных с проверкой его причастности к преступлению (способствует эффективному проведению предварительного расследования в частности и достижению задач уголовного судопроизводства в целом) с одной стороны, и своевременной и полной реализации лицом, вовлеченным в уголовный процесс, своих прав и законных интересов - с другой.

В обоснование такой позиции приводится, в частности, следующая аргументация.

Имеется реальная возможность для возникновения в ходе досудебного производства «патовой» ситуации, когда у органов предварительного расследования имеется необходимость допросить лицо в качестве подозреваемого, но отсутствуют соответствующие этому законодательные посылки (уголовное дело возбуждено не в отношении данного лица, а также нет оснований для применения к нему задержания или меры пресечения).

Здесь необходимо отметить, что неизвестное ранее российскому уголовному процессу основание для появления в деле фигуры подозреваемого - уведомление лица о подозрении в совершении преступления (введено Федеральным законом от 6 июня 2007 г. № 90-ФЗ)11 не содержит в себе чего-то принципиально нового: его появление обусловлено лишь возможностью производить дознание не только в отношении конкретного лица, но и по факту совершения преступного деяния. В этом случае подозреваемый (если он будет установлен) указывается не в постановлении о возбуждении уголовного дела, а в уведомлении. Спектр применения такого порядка, соответственно, ограничивается рамками данной формы предварительного расследования.

Кроме того, законодательное расширение круга следственных действий, проведение которых стало возможным до возбуждения уголовного дела (осмотр места происшествия, освидетельствование), делающее уголовный процесс, безусловно, более гибким и

9 См.: Козловский Н.А. Указ. соч. Там же.

10 См.: Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Автореф. дисс. .канд. юрид. наук. Томск, 2001. С. 14.

11 Собрание законодательства Российской Федерации от 11.06.2007 г. № 24. ст. 2833.

мобильным, заметно теряет свою эффективность в результате невозможности законным образом привлечь к участию в таких действиях заподозренное в совершении преступления лицо.

В свете изложенного становится очевидной необходимость в принципиальном пересмотре существующего в уголовном процессе понятия подозреваемого, а также традиционного подхода к его формулированию.

На наш взгляд, более правильным было бы связывать приобретение лицом правового статуса подозреваемого непосредственно с фактом любого вовлечения его в сферу уголовно-процессуальной деятельности соответствующих правоохранительных органов, направленной на проверку предположения о причастности такого лица к содержащему признаки преступления деянию (до выдвижения обвинения, конечно).

Разумеется, что такой порядок признания подозреваемым потребует создания дополнительных правовых механизмов, способных не только своевременно обеспечить наделение лица соответствующими его фактическому положению процессуальными правами (например, в виде установления определенных обязанностей органов предварительного расследования), но и предотвратить возможность произвольного, необоснованного вовлечения кого-либо в уголовное судопроизводство.

Рецензия

В науке уголовно-процессуального права особенно важное значение приобретают проблемы участия в уголовном процессе подозреваемого, как фигуры, которая объективно вовлекается в уголовнопроцессуальные отношения при наиболее неблагоприятных для целей соблюдения прав личности условиях: дефиците имеющейся в распоряжении органов предварительного расследования информации об обстоятельствах совершения преступления; интенсивном применении мер уголовно-

процессуального принуждения; осуществлении не только уголовно-процессуальной, но и оперативнорозыскной деятельности.

Наряду с актуальными проблемами обеспечения прав подозреваемого при применении к нему мер уголовно-процессуального принуждения и производстве следственных действий с участием последнего, требуют скорейшей теоретической разработки и новые, ранее не известные практике законодательные аспекты осуществления указанной деятельности.

В рецензируемой статье автор исследует новые концепции и идеи с целью дальнейшего усиления процессуального положения подозреваемого в уголовном судопроизводстве.

Научный руководитель: зав. кафедрой уголовного процесса и криминалистики Дагестанского государственного университета доктор юридических наук, профессор Т.Б.Рамазанов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.