Научная статья на тему 'Инновации в антитеррористической и контрэкстремистской деятельности (по материалам социологических исследований в Республике Крым и г. Севастополе)'

Инновации в антитеррористической и контрэкстремистской деятельности (по материалам социологических исследований в Республике Крым и г. Севастополе) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
357
64
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ / КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ПРЕВЕНЦИЯ / ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЭКСТРЕМИЗМА И ТЕРРОРИЗМА / СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ / INNOVATIVE DEVELOPMENT / CRIMINOLOGICAL PREVENTION / LAW ENFORCEMENT ACTIVITY / PREVENTION OF EXTREMISM AND TERRORISM / SOCIOLOGICAL RESEARCH

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Буткевич С.А.

В статье представлены данные социологических исследований мнения сотрудников органов внутренних дел и войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Крым и городу федерального значения Севастополю об инновациях в правоохранительной деятельности, антитеррористической и контрэкстремистской практиках органов безопасности и правопорядка. Установлены причины и условия появления и развития проявлений терроризма и экстремизма в регионе, сформулированы рекомендации по их устранению. Особое внимание уделено рассмотрению проблемных вопросов в данной сфере, поиску оптимальных путей их решения и выработке научно обоснованных предложений по совершенствованию системы криминологической превенции преступлений террористического характера и экстремистской направленности. На основании проведенного социологического опроса, статистических данных и современных научных исследований в этой области детально охарактеризованы внутренние и внешние угрозы безопасности граждан, общества и региона, а также спрогнозированы потенциальные вызовы, которые могут быть актуальными для Крымского полуострова. Аргументируется позиция о дальнейшей модернизации правоохранительной деятельности в сфере предупреждения терроризма, экстремизма и их модусов, с учетом достижений научно-технического прогресса, передовых форм и методов противодействия террористической и экстремистской деятельности, консолидации усилий населения, институтов гражданского общества и государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INNOVATIONS IN ANTI-TERRORISM AND COUNTER-EXTREMISM ACTIVITIES (BASED ON SOCIOLOGICAL RESEARCH IN THE REPUBLIC OF CRIMEA AND IN THE CITY OF SEVASTOPOL)

The article introduces the data of sociological research of the views of officers of the internal affairs bodies and troops of the national guard of the Russian Federation in the Republic of Crimea and the federal city of Sevastopol on innovations in law enforcement, anti-terrorism and counter-extremism practices of security and law and order bodies. The reasons and conditions for the emergence and development of manifestations of terrorism and extremism in the region are revealed, and recommendations on their suppression are stated. Particular attention is paid to problematic issues in this field, the search for optimal ways to solve them and the development of scientifically grounded proposals for improving the system of criminological prevention of crimes of a terrorist nature and extremist orientation. Based on the sociological survey, statistical data and modern scientific research in this field, internal and external threats to the security of citizens, society and the region are detailed. Potential challenges that may be relevant for the Crimean peninsula are predicted. Taking into account the achievements of scientific and technical progress, advanced forms and methods of countering terrorist and extremist activities, consolidating the efforts of the population, civil society institutions and the state, the position on further modernization of law enforcement activities in terms of preventing terrorism, extremism and their modes is argued.

Текст научной работы на тему «Инновации в антитеррористической и контрэкстремистской деятельности (по материалам социологических исследований в Республике Крым и г. Севастополе)»

^ттт Теоретические и прикладные аспекты противодействия

преступности органами внутренних дел

У

ИННОВАЦИИ В АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОИ И КОНТРЭКСТРЕМИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КРЫМ И Г. СЕВАСТОПОЛЕ)

INNOVATIONS IN ANTI-TERRORISM AND COUNTER-EXTREMISM ACTIVITIES (BASED ON SOCIOLOGICAL RESEARCH IN THE REPUBLIC OF CRIMEA AND IN THE CITY OF

SEVASTOPOL)

УДК 343.326:316.334.52

C.A. БУТКЕВИЧ,

кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Республики Крым (Крымский филиал Краснодарского университета МВД России, Россия, Симферополь) sbutkevich@mvd.ru

SERGEY A. BUTKEVICH,

Candidate of Law, Associate Professor, Honored Lawyer of the Republic of Crimea (Crimea Branch of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia, Simferopol, Russia)

Аннотация: в статье представлены данные социологических исследований мнения сотрудников органов внутренних дел и войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Крым и городу федерального значения Севастополю об инновациях в правоохранительной деятельности, антитеррористической и контрэкстремистской практиках органов безопасности и правопорядка. Установлены причины и условия появления и развития проявлений терроризма и экстремизма в регионе, сформулированы рекомендации по их устранению. Особое внимание уделено рассмотрению проблемных вопросов в данной сфере, поиску оптимальных путей их решения и выработке научно обоснованных предложений по совершенствованию системы криминологической превенции преступлений террористического характера и экстремистской направленности. На основании проведенного социологического опроса, статистических данных и современных научных исследований в этой области детально охарактеризованы внутренние и внешние угрозы безопасности граждан, общества и региона, а также спрогнозированы потенциальные вызовы, которые могут быть актуальными для Крымского полуострова. Аргументируется позиция о дальнейшей модернизации правоохранительной деятельности в сфере предупреждения терроризма, экстремизма и их модусов, с учетом достижений научно-технического прогресса, передовых форм и методов противодействия террористической и экстремистской деятельности, консолидации усилий населения, институтов гражданского общества и государства.

Ключевые слова: инновационное развитие, криминологическая превенция, правоохранительная деятельность, предупреждение экстремизма и терроризма, социологическое исследование.

Abstract: the article introduces the data of sociological research of the views of officers of the internal affairs bodies and troops of the national guard of the Russian Federation in the Republic of Crimea and the federal city of Sevastopol on innovations in law enforcement, anti-terrorism and counter-extremism practices of security and law and order bodies. The reasons and conditions for the emergence and development of manifestations of terrorism and extremism in the region are revealed, and recommendations on their suppression are stated. Particular attention is paid to problematic issues in this field, the search for optimal ways to solve them and the development of scientifically grounded proposals for improving the system of criminological prevention of crimes of a terrorist nature and extremist orientation. Based on the sociological survey, statistical data and modern scientific research in this field, internal and external threats to the security of citizens, society and the region are detailed. Potential challenges that may be relevant for the Crimean peninsula are predicted. Taking into account the achievements of scientific and technical

progress, advanced forms and methods of countering terrorist and extremist activities, consolidating the efforts of the population, civil society institutions and the state, the position on further modernization of law enforcement activities in terms of preventing terrorism, extremism and their modes is argued.

Keywords: innovative development, criminological prevention, law enforcement activity, prevention of extremism and terrorism, sociological research.

Несмотря на значительный вклад и практический интерес юристов, философов, социологов, политологов, психологов, педагогов и др. к проблемам предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности в Республике Крым и г. Севастополе, вопросы совершенствования системы криминологической превенции данных деструктивных явлений требуют самостоятельного всестороннего изучения. Результаты анализа общественного мнения [1, с. 55-57], социологических исследований [2, с. 24-25, 73] и криминологической обстановки [3] в регионе также повлияли на выбор тематики и актуальность нашей научной разведки.

Для определения (корректировки) вектора наших дальнейших изысканий в сфере инновационного развития системы предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности в 2017 г. был проведен социологический опрос среди:

1) 182 слушателей Крымского филиала Краснодарского университета МВД России выпускных курсов, обучавшихся по программам высшего образования на очной и заочной формах обучения (далее - ВО);

2) 162 слушателей факультета профессиональной подготовки Крымского филиала Краснодарского университета МВД России, освоивших более 90% программ профессионального обучения (далее - ПП).

Первая подгруппа респондентов представлена слушателями, направленными на обучение территориальными органами МВД по Республике Крым и УМВД России по г. Севастополю, а вторая подгруппа и вторая группа - сотрудниками МВД по Республике Крым, УМВД России по г. Севастополю, Крымского линейного управления МВД России на транспорте, подразделений войск национальной гвардии России по Республике Крым и г. Севастополю;

3) 172 сотрудников органов внутренних дел, состоящих в кадровом резерве структурных подразделений МВД по Республике Крым и его территориальных органов на районном уровне (далее - ДПО).

Таким образом, данное исследование основано на результатах анкетирования будущих и действующих сотрудников практических подразделений органов внутренних дел и Росгвардии, вопросы которого касались общих представлений об инновациях в

правоохранительной сфере, знаний об актуальных проявлениях и последствиях экстремизма и терроризма, а также осведомленности о формах и методах предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности.

Так, значительное большинство опрошенных в первой группе считает, что по области применения наибольшее влияние на общественные процессы оказывают технологические (40,1%), организационно-управленческие (18,2%) и информационные (11,0%) инновации. В отношении деятельности правоохранительных органов респонденты делают акцентуацию на важности нововведений в области: организационно-штатной структуры и кадрового обеспечения, стратегии и тактики деятельности последних (по 20,9%); нормативного правового регулирования, форм и методов осуществления правоохранительной деятельности (по 13,7%); информационного и материально-технического обеспечения (8,2%); оптимизации системы управления (6,1%), а также всех указанных элементов в комплексе (16,5%).

Каждый третий опрошенный (ВО) считает, что дальнейшее совершенствование правоохранительной деятельности напрямую связано с улучшением финансово-экономического обеспечения (30,8%), а уже потом - с реформированием сектора безопасности и правопорядка (19,2%), оптимизацией нормативного правового регулирования (8,8%), развитием системы ведомственного образования (8,2%), использованием современных достижений науки и техники (6,0%). Вместе с тем каждый четвертый респондент убежден в том, что такие улучшения должны осуществляться во всех без исключения перечисленных сферах.

Заслуживает внимания, что в качестве реальных угроз национальной безопасности среди первой группы участников опроса наибольшие опасения вызвала именно информационная составляющая различных модусов терроризма и экстремизма (29,1%), а затем уже - «гибридная» террористическая деятельность (23,1%), финансовая и иная поддержка международного терроризма отдельными государствами (18,7%), возбуждение межрелигиозной ненависти и межнациональной вражды (14,8%) и т.д. На проблемах растущей опасности от информационной компоненты современной экстремистской и террористической деятельности, ее масштабности и непредсказуемости последствий в своих исследованиях также заостряют внимание Н.И. Журавленко, А.А. Коноплева, З.И. Тагиров,

О.В. Тутова, Л.Е. Шведова и др. [4, с. 256; 5, с. 303; 6, с. 281-282].

На наш взгляд, уверенность абсолютного большинства опрошенных респондентов первой группы в нецелесообразности реформирования системы подготовки и обучения специалистов для правоохранительных органов (включая субъектов противодействия терроризму и экстремистской деятельности) и норм законодательства, регулирующих деятельность в сфере обеспечения общественной безопасности и противодействия преступности, можно объяснить, во-первых, удовлетворенностью респондентов и их работодателей уровнем знаний и умений, полученных при обучении в образовательных организациях системы МВД России, и навыков, закрепленных на практике; во-вторых, относительной комплексностью и системностью нормативного правового обеспечения деятельности правоохранительных органов, в том числе в области предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности.

Обобщение результатов анкетирования второй группы респондентов неожиданно показало, что 44,4% опрошенных относят Российскую Федерацию к странам - инновационным лидерам и лишь 13,0% считают нашу страну догоняющей. Несмотря на такую более чем оптимистическую оценку эффективности результатов национальной инновационной деятельности, уровень разработки, внедрения и использования нововведений в правоохранительных органах охарактеризовали как средний 40,1% респондентов, а на просчеты государственной поддержки данной деятельности и недостаточность ее финансирования обратил внимание каждый третий правоохранитель (30,8%).

Одновременно с этим только 11,1% опрошенных готовы к радикальным инновациям в правоохранительной сфере, а большая их часть придерживается тезиса о целесообразности применения совершенствующих (47,5%) или комбинаторных (21,6%) инноваций. При этом такие нововведения, по справедливому мнению большинства интервьюируемых (50,6%), следует внедрять на федеральном уровне. На наш взгляд, 22,8% участников опроса, уверенных, что такую работу необходимо осуществлять на уровне конкретной службы, подразделения, имели в виду первичную апробацию каких-либо инноваций на экспериментальных площадках (например, в территориальных органах внутренних дел на районном уровне, областных УМВД и т.п.), в рамках пилотных проектов или в тестовом режиме. В то же время каждый шестой участник исследования (ВО, ПП, ДПО) не смог ответить на вопрос о значении инноваций для органов правопорядка и о том, какие именно нововведения требуются для

дальнейшего совершенствования правоохранительной сферы. Приходится констатировать, что современный преступный мир, в отличие от правоохранительных органов, максимально оперативно и продуктивно использует последние достижения науки и техники, прежде всего информационные и технологические новшества, модернизирует методику и тактику совершения преступлений, сводя к минимуму правоохранительные потенции для предупреждения (как утопический вариант -предвосхищения, антиципации) и нейтрализации их противоправных действий [7, с. 85-87; 8, с. 104-105]. Однако будет ошибочным мнение о превосходстве над преступностью в случае оснащения органов безопасности и правопорядка новейшими информационно-технологическими разработками - изменения должны произойти и в сознании, менталитете правоохранителей, восприятии криминологической обстановки, методике и тактике контроля преступности во всех ее проявлениях и формах.

Очевидно, что гражданская война (де-юре «антитеррористическая операция») на юго-востоке Украины, деятельность международных террористических организаций в государствах Ближнего Востока и их открытая поддержка некоторыми странами и их коалициями, информационная война, ведущаяся в отношении России в кибер-пространстве, а также эскалация напряженности вблизи границы Республики Крым с Украиной не могли не спроецироваться на результаты нашего исследования. Соответственно, к наибольшим угрозам национальной безопасности в данной сфере респонденты отнесли: «гибридную» террористическую деятельность (26,5%); содействие международному терроризму отдельными государствами (24,1%); актуализацию религиозного и этнонационального факторов (15,4%). Поэтому почти половина участников опроса (47,5%) считает, что совершенствование правового, организационного и тактического обеспечения превентивной деятельности, использование информационно-телекоммуникационных технологий, применение интерактивных форм и методов предупреждения преступлений должны проводиться последовательно и системно.

Полагаем, что вследствие недостаточности государственно-правового информирования сотрудников органов правопорядка зафиксированы явная недооценка опрошенными возможностей использования криминалитетом результатов научно-технического прогресса (менее 2% респондентов обратило внимание на высокотехнологический и наукоемкий потенциал и креативность преступного мира как препятствия обеспечения криминологической безопасности), третирование необходимости использования современных

достижений науки и техники, ресурсов и возможностей научных и образовательных учреждений, совершенствования приемов, способов, форм и методов осуществления правоохранительной деятельности - на этом настаивают 6,8%, 15,4% и 13,0% опрошенных. Аналогичные тенденции (отсутствие необходимости научного мониторинга и методологического обеспечения проблем правоохранительной деятельности, взаимодействие с образовательными и научными учреждениями по этим вопросам, научная организация труда правоохранителей и т.п.) можно проследить в результатах анкетирования и других групп респондентов. Считаем, что причинами таких мнений могут быть как неверие в потенциал ведомственной науки, так и излишняя теоретизированность большинства современных научных разведок, их оторванность от практической деятельности правоохранительных органов, актуальных угроз безопасности граждан, общества и государства. Другими словами, ведомственная наука должна перейти от показателей к результатам, а проводимые исследования - носить исключительно практическую направленность и прикладной характер, с учетом инновационного развития и правоохранительной сферы, и содержания противоправной деятельности.

Кроме того, 55,0% опрошенных ПП полагают, что ведущую роль в системе предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности играет ФСБ, а затем уже МВД (32,1%). По нашему мнению, отнесение респондентами к таким субъектам Министерства обороны России (ВО - 4,4%, ДПО -5,8%, ПП - 8,6%) связано с выполнением Вооруженными Силами Российской Федерации задач по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории государства (с сентября 2015 г. в Сирийской Арабской Республике - курсив наш С.Б.).

Практически каждый второй участник опроса из третьей группы - сотрудников органов внутренних дел со значительным практическим опытом и стажем работы - отметил, что ключевой предпосылкой появления инноваций в правоохранительных органах является объективная необходимость реформирования соответствующего направления деятельности (61,6%). А при оценке эффективности использования таких нововведений рекомендовано учитывать в первую очередь значимость, весомость и актуальность для правоохранительной сферы (27,9%), адекватность криминологической обстановке на федеральном и региональном уровнях (16,3%), а уже затем финансово-экономическую обоснованность и социальную эффективность (11,6%), соответствие стратегии развития органов безопасности и правопорядка (8,1%),

конкурентоспособность и реализуемость создаваемых инноваций (3,5%). Впрочем, треть группы ДПО обоснованно полагает, что инновационные ожидания необходимо оценивать совокупно по всем указанным выше критериям.

Неожиданным для нас оказалось мнение данной категории респондентов о распределении ролей правоохранительных органов в системе предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности. Так, 3 из 4 опрошенных отдали предпочтение в этой области органам безопасности, и лишь каждый пятый - органам внутренних дел. Безусловно, такой отрицательный маркер понимания места МВД России в системе субъектов противодействия терроризму и экстремистской деятельности не должен сказываться на эффективности соответствующей антитеррористической и контрэкстремистской активности органов и подразделений внутренних дел.

Из всех категорий опрошенных только слушатели очной формы обучения отметили ведущую роль МВД в системе криминологической превенции вариативных симптомов терроризма и экстремизма (48 из 111, или 43,2%), а затем уже ФСБ (42,3%). Действительно, в 2017 г. в России в результате принятых правоохранителями мер на стадии подготовки и покушения удалось предотвратить 61 преступление террористической направленности и 18 террористических актов, а также пресечь деятельность 56 законспирированных террористических ячеек [9]. Но ни в коем случае не умаляя значимость и важность мероприятий, проводимых в данной области смежниками, считаем, что главное место в предупреждении (профилактике, превенции, упреждении) преступлений, правонарушений и других девиаций, включая и сферу нашего исследования, традиционно занимают органы внутренних дел в силу многочисленности их личного состава и диапазона выполняемых задач. Тем не менее, такая деятельность должна осуществляться органами безопасности и правопорядка единым скоординированным и взаимосогласованным антитеррористическим (контрэкстремистским) фронтом, с обязательным участием не только органов государственной исполнительной власти и органов местного самоуправления, но и институтов гражданского общества, семьи, образовательных и научных учреждений, средств массовой информации, общественных и религиозных объединений и др.

Ниже приведены результаты анкетирования по наиболее значимым, на наш взгляд, вопросам, касающимся инновационного развития системы предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности, включая специфику геолокации проведенного исследования.

Вопрос / вариант ответа ВО ПП ДПО

Инновационное развитие системы предупреждения терроризма и экстремизма связано с:

эффективной реализацией государственной политики в этой сфере 26,3 24,1 17,4

укомплектованностью и технической оснащенностью правоохранительных органов 19,8 16,0 23,3

своевременной переподготовкой и повышением квалификации личного состава 15,4 14,8 11,6

формированием культуры противодействия преступности и обеспечения безопасности личного состава 7,7 6,2 3,5

повышением роли институтов гражданского общества, образовательных учреждений и семьи в данной области 4,4 4,3 -

все варианты 26,4 34,6 44,2

Для совершенствования системы противодействия терроризму и экстремизму необходимо:

использование потенциала научных и образовательных учреждений 18,8 15,4 10,5

изучение зарубежного законодательства и правоприменительной практики 11,5 13,0 3,5

обобщение и использование положительного опыта регионов в этой сфере 14,8 10,4 12,8

увеличение дискреционных полномочий органов безопасности и правопорядка 12,1 13,0 5,8

оптимизация системы криминологической превенции 2,2 0,6 2,3

ужесточение мер уголовной ответственности 9,3 9,3 13,9

все варианты 31,3 38,3 51,2

Оцените эффективность системы предупреждения терроризма и экстремизма на территории Республики Крым и г. Севастополя:

Высокая 26,4 32,1 12,8

выше среднего 36,8 26,5 38,4

Средняя 30,8 35,2 45,3

ниже среднего 3,8 3,7 3,5

Низкая 2,2 2,5 -

Таблица 1. Результаты социологического опроса

Как положительный момент отметим достаточно высокую оценку опрошенными эффективности системы предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности в Республике Крым и г. Севастополе (без понимания значимости и приоритетности мер криминологической превенции), что прежде всего связано с беспрецедентными для региона предпринятыми мерами по защите прав и свобод граждан, интересов общества и государства от внешних и внутренних вызовов.

Убеждены, что общая обеспокоенность всех трех групп участников опроса такими угрозами национальной безопасности, как кибертерро-ризм, «гибридная» террористическая деятельность, культивация (стимуляция) факторов национальной, религиозной либо этнической исключительности, содействие международному терроризму отдельными государствами и т.д. сопряжена с модернизирующимися проявлениями

терроризма, экстремизма и связанными с ними деструктивными явлениями в Российской Федерации и за рубежом во всех без исключения сферах жизнедеятельности общества и государства. Одновременно с этим неконтролируемость и масштабность миграционных процессов не рассматривалась опрошенными как террористическая (экстремистская) опасность, хотя трагические события 2014-2017 годов в мире в целом и России в частности свидетельствуют об обратном (от 5,5 % до 5,8 % групп опрошенных). Еще одним негативным трендом считаем фактическое игнорирование правоохранителями интенсифицированных девиаций экстремистской направленности в подростковой и молодежной средах (8,8-14,8 % в группах ВО, ПП, ДПО). Соответствующие тенденции в своих исследованиях также констатируют М.А. Пестрецов [10, с. 277-280], Н.В. Чудина-Шмидт [11, с. 52] и М.А. Чуносов [12, с. 180-182].

Итак, проведенное исследование свидетельствует о том, что абсолютное большинство респондентов, с одной стороны, признает объективную необходимость реформирования соответствующего направления служебной деятельности как неотъемлемое условие появления инноваций в органах правопорядка. А с другой стороны, относится к нововведениям с недоверием, скепсисом и осторожностью, ошибочно подменяя термины «консервативность», «бессистемность», «штамп», «архаизм», «аморфность», «пассеизм» и «косность» современной правоохранительной деятельности понятиями «традиции» и «устои» (как правило, руководствуясь слоганом «лучшее

- враг хорошего»), не желая отказаться или хотя бы модифицировать устоявшиеся десятилетиями модели управления и механизмы обеспечения, общеизвестные алгоритмы типовых действий личного состава, отработанные (в нашем случае

- в значениях «непродуктивные, патриархальные, рудиментарные») приемы и способы противодействия преступности и охраны общественного порядка. В то же время можно говорить о фобии быть непонятым в случае выполнения своих должностных инструкций на качественно новой основе, лучше, а значит иначе, чем все остальные. Конечно же, речь не идет о радикальных метаморфозах в деятельности правоохранительных органов и формировании системы предупреждения противоправных проявлений с нулевого цикла. Такой подход контрпродуктивен, а потому неприемлем для любых социальных систем управления [13, с. 86-87; 14, с. 314]. По нашему убеждению, все улучшения должны проводиться поэтапно, последовательно и планомерно, с предварительной апробацией в отдельном подразделении (службе, регионе) и последующей оценкой их реализуемости, результативности, социального эффекта и криминологической значимости.

Подытоживая, подчеркнем, что выбор категорий респондентов и локации места проведения социологического исследования обусловлен рядом причин и условий: во-первых, геополитиче-

ским положением и стратегическим значением региона; во-вторых, искусственной политизацией поликонфессиональных, мультикультурных и этнонациональных факторов внутренними и внешними деструктивными силами; в-третьих, отсутствием юридической ответственности за преступления экстремистской направленности и факультативностью задач крымских органов безопасности и правопорядка в сфере борьбы с терроризмом до марта 2014 г.; в-четвертых, кризисом самоидентификации отдельных граждан и категорий населения вследствие воссоединения Крыма с Россией; в-пятых, перманентными попытками украинских властей, «оппозиционных» политических сил, псевдорелигиозных объединений и националистических организаций дестабилизировать общественно-политическую ситуацию на Крымском полуострове во всех без исключения сферах жизнедеятельности граждан (различные блокады, искажение либо фальсификация событий и фактов в медиа-пространстве, диверсионно-террористическая активность и разведывательно-подрывная деятельность украинских вооруженных сил, незаконных военизированных формирований и т.п.). Вполне очевидно, что в 2018 г. попытки дестабилизации криминологической обстановки в регионе будут сопряжены с подготовкой и проведением выборов Президента Российской Федерации (март) и чемпионата мира по футболу (июнь-июль), а также завершением строительства и введением в эксплуатацию Крымского моста (ноябрь-декабрь).

Результаты проведенного социологического исследования носят теоретико-прикладной характер и могут быть использованы для дальнейшей оптимизации системы криминологической превенции реальных и потенциальных проявлений терроризма, экстремизма и смежных с ними асоциальных явлений на федеральном и региональном уровнях, а также с целью усовершенствования подготовки личного состава правоохранительных органов для выполнения указанных задач.

Литература

1. Коноплева А.А., Никитина Л.Н., Чудина-Шмидт Н.В. Анализ социокультурных и психологических предпосылок развития экстремизма в Крымском федеральном округе // Научные исследования и разработки. Социально-гуманитарные исследования и технологии. 2016. Т. 5. № 3. С. 53-60.

2. Игнатов А.Н., Кашкаров А.А., Новиков Д.В. Криминологический анализ угроз экстремистского характера в Крымском федеральном округе: монография. - Симферополь: КФ КрУ МВД России, 2016. 208 с.

3. Лебедев С.Я. Криминологическое обеспечение региональной безопасности в Республике Крым / Проблемы переходного периода: адаптация нормативно-правовых актов Крымского федерального округа к законодательству Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Симферополь: КФ КрУ МВД России, 2015. С. 54-61.

4. Журавленко Н.И., Тутова О.В., Шведова Л.Е. Актуальные проблемы борьбы с использованием информационных технологий в террористических целях // Евразийский юридический журнал. 2015. № 7 (86). С. 254-256.

5. Журавленко Н.И., Коноплева А.А. Осмысление явления информационной войны // Евразийский юридический журнал. 2016. № 5 (96). С. 302-304.

6. Тагиров З.И. Информационная кооперация полиции стран Европейского Союза в сфере противодействия экстремизму и терроризму / Информационное противодействие экстремизму в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Москва: Академия управления МВД России, 2016. С. 280-286.

7. Лебедев С.Я., Буткевич С.А. Инновационное развитие системы предупреждения преступлений террористического характера и экстремистской направленности: постановка проблемы // Общество и право. 2017. № 2 (60). С. 83-89.

8. Осипенко А.Л., Лахин А.Н. Использование информационных технологий в деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2016. № 2 (37). С. 101-106.

9. В России в 2017 году предотвратили 18 терактов // Российская газета. 2017. 12 декабря [Электронный ресурс]. - Режим доступа - URL: https://rg.ru/2017/12/12/fsb-predotvratila-v-2017-godu-bolee-60-terroristicheskih-prestuplenij.html (дата обращения 24 января 2018 года).

10. Пестрецов М.А. Особенности проявления молодежного экстремизма и меры противодействия // Противодействие экстремизму и терроризму в Крымском федеральном округе: проблемы теории и практики: монография под общ. ред. С.А. Буткевича. - Симферополь: КФ КрУ МВД России, 2015. С. 274-282.

11. Чудина-Шмидт Н.В. Роль экстремальных проявлений в трансформации социальной системы // Социально-гуманитарное обозрение. 2017. № 4. С. 51-53.

12. Чуносов М.А. Психолого-педагогический аспект профилактики экстремизма у сельской молодежи // Психология. Исто-рико-критические обзоры и современные исследования. 2016. Т. 5. № 5В. С. 174-188.

13. Иванов С.И. Целесообразность применения исторического опыта разведывательной и контрразведывательной деятельности в борьбе с преступностью // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2017. № 3 (37). С. 85-88.

14. Костюченко Н.И. Проблемы теории и практики управления социальными системами на современном этапе // Общество и право. 2015. № 3 (53). С. 311-315.

= References =

1. Konopleva A.A., Nikitina L.N., Chudina-Shmidt N.V. Analiz sotsiokulturnyih i psihologicheskih predposyilok razvitiya ekstremizma v Kryimskom federalnom okruge // Nauchnyie issledovaniya i razrabotki. Sotsialno-gumanitarnyie issledovaniya i tehnologii. 2016. T. 5. № 3. S. 53-60.

2. Ignatov A.N., Kashkarov A.A., Novikov D.V. Kriminologicheskiy analiz ugroz ekstremistskogo haraktera v Kryimskom federalnom okruge: monografiya. Simferopol: KF KrU MVD Rossii, 2016. 208 s.

3. Lebedev S.Ya. Kriminologicheskoe obespechenie regionalnoy bezopasnosti v Respublike Kryim / Problemyi perehodnogo perioda: adaptatsiya normativno-pravovyih aktov Kryimskogo federalnogo okruga k zakonodatelstvu Rossiyskoy Federatsii: materialyi Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. - Simferopol: KF KrU MVD Rossii, 2015. S. 54-61.

4. Zhuravlenko N.I., Tutova O.V., Shvedova L.E. Aktualnyie problemyi borbyi s ispolzovaniem informatsionnyih tehnologiy v terroristicheskih tselyah // Evraziyskiy yuridicheskiy zhurnal. 2015. № 7 (86). S. 254-256.

5. Zhuravlenko N.I., Konopleva A.A. Osmyislenie yavleniya informatsionnoy voynyi // Evraziyskiy yuridicheskiy zhurnal. 2016. № 5 (96). S. 302-304.

6. Tagirov Z.I. Informatsionnaya kooperatsiya politsii stran Evropeyskogo Soyuza v sfere protivodeystviya ekstremizmu i terrorizmu / Informatsionnoe protivodeystvie ekstremizmu v Rossiyskoy Federatsii: materialyi Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. - Moskva: Akademiya upravleniya MVD Rossii, 2016. S. 280-286.

7. Lebedev S.Ya., Butkevich S.A. Innovatsionnoe razvitie sistemyi preduprezhdeniya prestupleniy terroristicheskogo haraktera i ekstremistskoy napravlennosti: postanovka problemyi // Obschestvo i pravo. 2017. № 2 (60). S. 83-89.

8. Osipenko A.L., Lahin A.N. Ispolzovanie informatsionnyih tehnologiy v deyatelnosti operativnyih podrazdeleniy organov vnutrennih del // Vestnik Volgogradskoy akademii MVD Rossii. 2016. № 2 (37). S. 101-106.

9. V Rossii v 2017 godu predotvratili 18 teraktov // Rossiyskaya gazeta. 2017. 12 dekabrya [Elektronnyiy resurs]. - Rezhim dostupa - URL: https://rg.ru/2017/12/12/fsb-predotvratila-v-2017-godu-bolee-60-terroristicheskih-prestuplenij.html (data obrascheniya 24 yanvarya 2018 goda).

10. PestretsovM.A. Osobennosti proyavleniya molodezhnogo ekstremizma i meryi protivodeystviya // Protivodeystvie ekstremizmu i terrorizmu v Kryimskom federalnom okruge: problemyi teorii i praktiki: monografiya pod obsch. red. S.A. Butkevicha. - Simferopol: KF KrU MVD Rossii, 2015. S. 274-282.

11. Chudina-Shmidt N.V. Rol ekstremalnyih proyavleniy v transformatsii sotsialnoy sistemyi // Sotsialno-gumanitarnoe obozrenie. 2017. № 4. S. 51-53.

12. Chunosov M.A. Psihologo-pedagogicheskiy aspekt profilaktiki ekstremizma u selskoy molodezhi // Psihologiya. Istoriko-kriticheskie obzoryi i sovremennyie issledovaniya. 2016. T. 5. № 5B. S. 174-188.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Ivanov S.I. Tselesoobraznost primeneniya istoricheskogo opyita razvedyivatelnoy i kontrrazvedyivatelnoy deyatelnosti v borbe s prestupnostyu // Vestnik Krasnodarskogo universiteta MVD Rossii. 2017. № 3 (37). S. 85-88.

14. Kostyuchenko N.I. Problemyi teorii i praktiki upravleniya sotsialnyimi sistemami na sovremennom etape // Obschestvo i pravo. 2015. № 3 (53). S. 311-315.

(статья сдана в редакцию 29.01.2018)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.