Научная статья на тему 'Инкорпорация фабрично-трудового законодательства Российской империи (к 100-летию принятия Устава о промышленном труде)'

Инкорпорация фабрично-трудового законодательства Российской империи (к 100-летию принятия Устава о промышленном труде) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
2365
348
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНКОРПОРАЦИЯ / ФАБРИЧНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / УСТАВ О ПРОМЫШЛЕННОМ ТРУДЕ / ОСНОВНОЙ ИСТОЧНИК ФАБРИЧНОГО ПРАВА / INCORPORATION / FACTORY LEGISLATION / INDUSTRIAL LABOUR REGULATION / MAIN SOURCE OF FACTORY LAW

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Рощин Борис Евгеньевич

Автор статьи уделяет основное внимание анализу ключевых положений Устава о промышленном труде, который был принят в 1913 году и являлся главным источником фабрично-трудового права в последние годы существования Российской империи. В работе определено практическое значение данного нормативно-правового акта в рассматриваемый период и его влияние на дальнейшее развитие отечественного трудового законодательства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Incorporation of labour legislation of the Russian Empire (on the 100th anniversary of the industrial labour regulation adoption)

The author of the article pays special attention to the key provisions of industrial labour regulation which was passed in 1913 and was the main source of labour law in the last years of the Russian Empire. The work determines the practical value of this normative act in the period under review and its impact on the further development of the national labour laws.

Текст научной работы на тему «Инкорпорация фабрично-трудового законодательства Российской империи (к 100-летию принятия Устава о промышленном труде)»

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

УДК 347

Рощин Борис Евгеньевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

pravoborise@mail.ru

ИНКОРПОРАЦИЯ ФАБРИЧНО-ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (к 100-летию принятия Устава о промышленном труде)

Автор статьи уделяет основное внимание анализу ключевых положений Устава о промышленном труде, который был принят в 1913 году и являлся главным источником фабрично-трудового права в последние годы существования Российской империи. В работе определено практическое значение данного нормативно-правового акта в рассматриваемый период и его влияние на дальнейшее развитие отечественного трудового законодательства.

Ключевые слова: инкорпорация, фабричное законодательство, Устав о промышленном труде, основной источник фабричного права.

Для своего времени появление УПТ было выдающимся явлением в развитии правового регулирования труда не только в России, - такого свода действующего трудового законодательства в то время не было ни в одной другой стране.

И.Я. Киселев

Формирование отечественного трудового права (как самостоятельной отрасли и юридической науки) представляет собой «длительный, сложный и многоуровневый процесс» [2, с. 40], берет своё начало в далеком историческом прошлом. Однако наиболее отчетливые формы трудовое право стало приобретать лишь с 80-х годов XIX века, в связи с возникновением и развитием в России фабричного законодательства. Данное законодательство, несмотря на столь короткий период своего развития, сыграло важную роль в процессе правового регулирования труда и оказало довольно ощутимое влияние на дальнейшее развитие трудового законодательства в новых общественно-экономических условиях. Кроме того, «.. .законодательство о труде Российской империи функционировало в условиях многоукладной рыночной экономики и, следовательно, ему приходилось иметь дело с плюрализмом интересов и согласовывать их, в то время как советское трудовое законодательство действовало в условиях монистически организованной экономики, регулируя взаимоотношения фактически только двух субъектов - работника и социалистического государства» [8, с. 87]. Современному трудовому законодательству также приходится регулировать общественные отношения в условиях рыночной экономики, устанавливать и поддерживать необходимый баланс интересов (между трудом и капиталом) и, следовательно, «иметь дело с плюрализмом интересов и согласовывать их». В этой связи, по-видимому, не вызывает сомнения актуальность ряда ценных идей, нашедших свое оформление в нормах фабричного законодательства.

Целью работы является краткая характеристика основных положений (о договоре личного трудового найма, о рабочем времени и времени отдыха, о фабрично-трудовой инспекции) Устава о промышленном труде, который явился результатом процесса систематизации фабричного законодательства России.

В 1913 году фабрично-трудовые законы, принятые в период с 80-х годов XIX в., были систематизированы в отдельный нормативно-правовой акт, получивший название «Устав о промышленном труде» (далее УПТ, Устав), который был включён во 2-ую часть XI тома Свода законов Российской империи. Начальник отделения промышленного труда Министерства торговли и промышленности В.В. Громан так обосновал необходимость проведения данной систематизации: «Разбросанность положений о найме рабочих по отдельным статьям Свода законов и затруднительность, благодаря этому, пользоваться сими законоположениями, к тому же весьма часто затерянными среди постановлений, к вопросу о найме рабочих не прямого, ни косвенного отношения не имеющих, побудили Государственную канцелярию выделить упомянутые узаконения и объединить их в особый Устав о промышленном труде...» [1, с. 3].

Данный правовой документ представляет собой «специализированный инкорпорационный акт, в котором составляющие его законы подверглись определенной, самой минимальной обработке и редактированию» [3, с. 10]. Инкорпорация (от латинского іп согроге) - это форма систематизации законодательства, при которой нормативно-правовые акты определённого уровня объединяются полнос-

тью или частично в соответствующие сборники в определённом порядке (хронологическом, алфавитном, системно-предметном). Инкорпорация осуществляется с целью совершенствования соответствующего законодательства, поддержания его в рабочем состоянии, обеспечения его доступности для широкого круга соответствующих субъектов.

Устав по своей структуре состоял из 4 разделов и 597 статей.

Раздел I состоял из 3 глав: «Положения общие» ст. 1-6, «О губернских и областных по фабричным и горнозаводским делам присутствиях» ст. 7-29, «О фабричной инспекции» ст. 30-41.

Раздел II «Об условиях труда в промышленных предприятиях» состоял из 3 глав: первая глава -«О найме рабочих в фабрично-заводских, горных и горнозаводских предприятиях». Структура данной главы состояла из 8-ми отделений: Отделение 1. Положения общие (ст. 42-63); Отделение 2. О работах подростков и лиц женского пола в фабрично-заводских, горных и горнозаводских предприятиях (ст. 64-71); Отделение 3. О найме малолетних на работы в фабрично-заводских, горных и горнозаводских предприятиях (ст. 72-86); Отделение 4. О взаимных отношениях владельцев фабрично-заводских, горных и горнозаводских предприятий и рабочих (ст. 87-116); Отделение 5. О найме рабочих на частные золотые и платиновые промыслы (ст. 117-171); Отделение 6. О найме ссыльнопоселенцев на сибирские золотые промыслы (ст. 172-179); Отделение 7. О найме рабочих на Сахалинские каменноугольные копи (ст. 180-186); Отделение 8. О найме рабочих на казённые горные заводы (ст. 187-192). Вторая глава данного раздела посвящена продолжительности и распределению рабочего времени в фабрично-заводских, горных и горнозаводских предприятиях (ст. 193-201), а третья глава - старостам в промышленных предприятиях (ст. 202-210).

Раздел III «О взысканиях за нарушение постановлений о промышленном труде и о порядке производства дел по этим нарушениям» состоял из

2 глав: «О взысканиях за нарушение постановлений о промышленном труде» (ст. 211-218); «О порядке производства дел по нарушению постановлений о промышленном труде». Вторая глава данного раздела состояла из 2 отделений: Отделение 1. Положения общие (ст. 219-222); Отделение 2. О порядке производства дел, подлежащих ведению административных установлений (ст. 223-228).

Раздел IV УПТ, состоявший из 13 глав, регламентировал вопросы возмещения вреда, причинённого работникам, в связи с исполнением ими трудовых обязанностей.

Поскольку рамки данной работы не позволяют осуществить проведение общего анализа УПТ, то следует, по-видимому, ограничиться рассмотрением наиболее важных положений, закрепленных в Уставе.

Договор трудового найма.

Обращает на себя внимание отсутствие в фабричном законодательстве легальной дефиниции трудового договора как юридического факта, порождавшего соответствующие трудовые правоотношения. Анализ ряда норм позволяет определить основные структурные элементы данного договора. Сторонами договора выступали управление и работник. Управление предприятия являлось коллегиальным органом и представляло интересы работодателя. От имени управления, как правило, выступал владелец предприятия. Если предприятия принадлежали нескольким лицам (к примеру, товарищества, акционерные предприятия), то, согласно ст. 90 Устава, от имени управления выступал заведующий предприятием, назначенный на эту должность совладельцами.

Ст. 42 УПТ устанавливала норму, согласно которой «наем рабочих в фабрично-заводских, горных и горнозаводских предприятиях совершается на основании общих постановлений о личном найме».

Обращает также внимание отсутствие в законодательстве четкой регламентации содержания договора найма. На практике условия договора (т.е. его содержание) определялись непосредственно сторонами при его заключении с учётом общих оснований (также ограничений и дополнений), установленных УПТ.

При заключении договора работнику, как правило, выдавалась расчетная книжка, которая хранилась у самого работника и в которой указывались условия найма данного работника. Кроме того, согласно ст. 48, в этой книжке фиксировались все денежные выплаты работнику за его труд, а также денежные взыскания (штрафы), произведенные работодателем за неисправную работу и прогулы.

Согласно ст. 51, договоры подразделялись на

3 вида: срочный (заключаемый на определенный срок); бессрочный (заключаемый на неопределенный срок); временный (на время исполнения определенной работы). Следует заметить, что данная норма почти в неизменном виде присутствует в современном трудовом законодательстве.

В Уставе прописан ряд важных гарантий при изменении условий договора (в зависимости от его вида), а также при его расторжении. Так, при изменении условий бессрочного договора по инициативе работодателя, работника следовало предупредить об этом не позднее, чем за 2 недели. Более надежные гарантии (как для работника, так и для работодателя) касались срочных трудовых договоров, поскольку изменения в эти договоры могли быть внесены только при перезаключении их на новый срок. Работники при этом также не имели права требовать (до окончания срока) изменения договорных условий.

Достаточно большое внимание УПТ уделял основаниям для прекращения трудовых отношений

и, следовательно, расторжения договора трудового найма. Такими основаниями могли быть: взаимное согласие сторон; истечение срока найма; окончание соответствующей работы, по поводу которой был заключен временный договор; по инициативе одной из сторон при бессрочном договоре (другая сторона в этом случае обязывалась предупреждать за 2 недели); осуждение работника и его высылка, что объективно препятствовало продолжению работы; поступление работника на обязательную службу (военную или общественную); отказ работнику в виде на жительство; в случае приостановления предприятия в течение 7 рабочих дней, при возникновении ряда форс-мажорных обстоятельств (пожара, наводнения и др.). Работник имел право потребовать прекращения трудовых отношений без предупреждения за 2 недели в случаях неправомерных действий со стороны администрации: причинения побоев; тяжких оскорблений; «дурного обращения»; нарушения условия предоставления питания и проживания. Кроме того, аналогичное право у работника возникало в случае, если выполняемая работа подрывала здоровье работника.

Работодатель, согласно ст. 62, также без предварительного предупреждения (за 2 недели) мог расторгнуть договор в случаях: неявки работника на работу без уважительной причины более 3-х дней подряд или 6-ти дней в месяц (в совокупности); «дерзости или дурного поведения рабочего», если такое поведение угрожало интересам предприятия (имуществу и безопасности должностных лиц); выявления у работника «заразительной болезни».

Таким образом, договор личного трудового найма представлял собой двустороннюю сделку (как срочную, так и бессрочную), взаимообязывающе-го и возмездного характера. Расторжение договора могло быть: по инициативе как самого работника, так и работодателя; по обстоятельствам, независящим от воли сторон. «В целом эти основания были явно более выгодны работодателю, который мог с двухнедельным предупреждением расторгнуть договор даже без формального основания, а расплывчатость ст. 62 УПТ позволяла это сделать зачастую и без указанного предупреждения» [2, с. 47].

Рабочее время и время отдыха.

Глава № 2 УПТ (ст. 193-201) целиком посвящена вопросам правового регулирования режима труда и отдыха. Рабочим временем, согласно ст. 194 УПТ, признавалось то время, в течение которого, согласно договору найма, рабочий был обязан находиться «в промышленном заведении и в распоряжении заведующего оным для исполнения работы».

Ночным временем, согласно ст. 195 УПТ, признавалось время между 9 часами вечера и 5 часами утра - при односменной работе и время между 10 часами вечера и 4 часами утра - при работе двумя и более сменами. Ст. 196 УПТ подтверждала ранее установленную норму о максимальной про-

должительности рабочего времени. Соответственно, при дневной работе, продолжительность рабочего времени не могла превышать 11,5 часов в сутки.

По субботам и накануне определённых праздников, установленных ст. 198 (1 и 6 января, 25 марта, 6 и 15 августа, 8 сентября, 25 и 26 декабря, пятница и суббота Страстной недели, понедельник и вторник Пасхальной недели, день Вознесения Господня и второй день праздника Сошествия Св. Духа), продолжительность рабочего дня не могла превышать 10 часов. В канун праздника Рождества Христова все работы следовало завершать до полудня. Согласно примечаниям (1, 2, 3) к ст. 198, временем отдыха для работавших детей (малолетних и подростков) считались все воскресные и праздничные дни, «в которые не полагаются работы для взрослых рабочих». Кроме того, для работников-нехристиан допускалось внесение в расписание других праздников, «сообразно закону их веры». Включение в расписание каких-либо иных праздников, не предусмотренных законодателем (сверх нормы), также дозволялось «по усмотрению управлений промышленных заведений».

Ст. 200 содержала легальную дефиницию сверхурочных работ. Сверхурочной, по-прежнему, оставалась работа, «производимая рабочим в промышленном заведении в такое время, когда по правилам внутреннего распорядка ему не полагаются работы». Кроме того, подтверждался добровольный характер данных работ, осуществляемых «не иначе, как по особому соглашению» представителя администрации с работником.

Ст. 201 подтвердила правила, согласно которым Главное по фабричным и горнозаводским делам Присутствие было вправе (и обязано) осуществлять определённые подзаконные функции, направленные на правовое регулирование вопросов труда и отдыха:

1. Издавать подробные правила и инструкции о распределении рабочего времени в целом и для определённых отдельных отраслей промышленности (о продолжительности работы, о порядке смен, о перерывах и т.п.). Кроме того, и о порядке сверхурочных работ (их производстве, распределении, учёте).

2. Допускать отступления от соответствующих требований, «означенных в сей главе» (в сторону ухудшения), в случаях «когда сие признано будет необходимым по свойству производства (непрерывность и проч.) или по свойству работ (уход за паровыми котлами, приводами, ремонт текущий и экстренный и т.п.) и в других особо важных исключительных случаях». Присутствия также имели все полномочия для издания соответствующих правил, «при исполнении коих допускаются означенные отступления».

3. Издавать правила о режиме рабочего времени «в производствах и работах особенно вредных для здоровья рабочих, с уменьшением... наиболь-

шей продолжительности рабочего времени в зависимости от свойственного этим производствам и работам вреда и от тех мер предосторожности, которые приняты к ослаблению оного» [7, ст. 201]. Для работников, занятых в ночное время лишь частично, продолжительность рабочего времени не могла превышать 10 часов.

Таким образом, анализ соответствующих норм о режиме рабочего времени позволяет выделить такие его виды как: дневное, ночное, сверхурочное, неполное, сокращенное рабочее время.

Фабричная инспекция.

Устав определил «двоякую» подведомственность и подчиненность данной инспекции, а также её правовой статус. Так, согласно ст. 30, инспекция состояла в ведении Министерства торговли и промышленности и непосредственно подчинялась отделу промышленности и, в то же время, «местные чины» инспекции обязывались действовать под руководством «Губернатора (Градоначальника, Обер - Полицмейстера)».

Согласно ст. 34 УПТ, на фабричную инспекцию возлагался ряд важных функций: 1) наблюдение за исполнением постановлений о занятиях малолетних рабочих и о посещении ими начальных училищ; 2) «попечение об учреждении» школ для начального образования для малолетних работников; 3) составление, протоколов о нарушениях, «упомянутых в пункте 1 сей статьи постановлений, и передача сих протоколов в подлежащие судебные установления»; 4) контроль за соблюдением работниками и работодателями правил, «определяющих их обязанности и взаимные между ними отношения»; 5) рассмотрение и утверждение такс, табелей, расписаний и правил внутреннего распорядка; 6) принятие превентивных мер к предупреждению конфликтов между сторонами «путем исследования на месте возникших неудовольствий и миролюбивого соглашения сторон» и др. [7, ст. 30, 34].

Значение УПТ 1913 г.

Следует отметить, что в истории развития отечественного трудового права Устав сыграл важную роль:

1. Он стал основным источником фабричного законодательства Российской империи (в последние годы её существования) и, с момента его вступления в законную силу, теоретики и практики юриспруденции, при рассмотрении соответствующих социально-трудовых вопросов, стали ссылаться, в основном, на УПТ. С созданием данного Устава «судебными и административными установлениями принят к пользованию именно этот нормативный акт (вместо Устава промышленного и соответствующих статей Устава горного)», - констатирует профессор Е.Б. Хохлов [8, с. 85];

2. УПТ 1913 года не только подытожил многосложный процесс развития фабрично-трудового законодательства в дореволюционном российском обществе, но и заложил правовой фундамент для

дальнейшего развития системы отечественного трудового права, как самостоятельной правовой отрасли и юридической науки. Примечательно, что в известном большевистском Декрете о 8-часовом рабочем дне содержатся ссылки непосредственно на Устав;

3. Данный нормативно-правовой акт также заложил определённую правовую «традицию» обособления трудоправовых норм и стал своеобразным прообразом (и это отмечают многие исследователи) российских (советских) кодексов законов о труде. Очевидно, «появление данного акта явилось естественной предпосылкой для очередного шага - кодификации законодательства о труде. В какой-то мере таким шагом, хотя весьма недостаточным, учитывая накопленный к 1917 г. потенциал правовой культуры в области регулирования отношений несамостоятельного, прежде всего наёмного, труда, можно считать создание уже в советское время Кодекса законов о труде 1922 г.», - полагает Е.Б. Хохлов;

4. После принятия УПТ есть все основания утверждать, что процесс формирования системы фабрично-трудового законодательства в России подошел в целом к своему логическому завершению. На практике сформировался достаточно автономный блок российского права, который имел свой, чётко выраженный, предмет правового регулирования. Более того, данное трудовое законодательство было сопоставимо «с тем объемом, которого достигло советское законодательство о труде в эпоху «развитого социализма», уровень же его систематизации несравненно более высок.» [8, с. 87].

5. Систематизация фабрично-трудового законодательства также позволяет рассмотреть (особенно с позиций настоящего времени) определенные зачатки (и правовые контуры) основных институтов отечественного трудового права. Как отмечал профессор И.Я. Киселёв, создание данного акта «значительно облегчило анализ и практическое использование законодательства о труде, ранее разбросанного по различным томам Полного собрания и Свода законов. Почти все основные нормы, регулировавшие применение наёмного труда, были сконцентрированы в едином акте, произведена систематизация этих норм», что позволило «обозреть фабрично-трудовое законодательство в целом». [3, с. 23-24].

Однако если оценивать Устав как универсальный регулятор фабрично-трудовых отношений (на соответствующем историческом этапе), то невооруженным глазом видны явные недоработки и пробелы в законодательстве. К примеру, нормы Устава не применялись на практике к регулированию труда и отдыха отдельных категорий работников (работников кооперативных предприятий, работников ряда промыслов, работников кустарной промышленности). Кроме того, труд сельскохозяйственных рабочих подлежал правовому регулированию, принятым ранее Положением о найме на

сельские работы, а труд работников железнодорожного транспорта - Уставом путей сообщения. Упомянутый выше В.В. Громан мотивировал это тем, что «с одной стороны, общие положения, касающиеся рабочих и служащих в фабричнозаводских и горных предприятиях, не касаются рабочих в прочих предприятиях, а с другой стороны, принято во внимание, что многие правила, касающиеся рабочих в последних предприятиях, издаются в порядке инструкционном» [1, с. 1].

В этой связи достаточно отчетливо просматриваются определенные исторические аналогии и своеобразные правовые традиции. Так, современный Трудовой Кодекс РФ (действующий с 1 февраля 2002 года) также не является универсальным регулятором социально-трудовой сферы. Он, в частности, обходит своим вниманием непосредственное регламентирование таких важных вопросов, как занятость и трудоустройство; трудовые книжки работников (их ведение, хранение и т.п.) и ряд других вопросов. Подобные вопросы достаточно детально регулируются соответствующими правовыми нормативами. Кроме того, в настоящее время особенности регулирования труда определенных категорий работников нашли своё правовое оформление (разумеется, с учетом общих трудоправовых принципов) не в ТК РФ, а в специальных нормативно-правовых актах. К примеру, такими работниками являются: государственные гражданские и муниципальные служащие; военнослужащие; служащие ОВД и других силовых структур.

Анализ УПТ 1913 года дает основание утверждать, что некоторые его важные принципы и нормы не утратили на сегодняшний день своей актуальности и практической ценности. Данные принципы и нормы нашли свое место (в адаптированной форме) не только в советском трудовом законодательстве (в КЗоТах 1918, 1922, 1971 годов), но и в современном. Это, в частности: виды трудовых договоров и основания для их расторжения; запрет натуральной формы оплаты труда; деятельность трудовой инспекции; оплата простоя не по вине работника; сверхурочное рабочее время и др.

Оценивая кульминационный этап эволюции фабрично-трудового законодательства в целом, Е.Б. Хохлов пишет, что на данном этапе «Россия стояла перед громадным качественным сдвигом в общественном правосознании, российское общество начинало претерпевать самые настоящие революционные изменения как в теории юридической науки, так и в правоприменительной практике регулирования отношений между трудом и капиталом» [8, с. 87]. Российское законодательство о фабрично-заводском труде развивалось приблизительно в том же русле (с некоторым отставанием), что и подобное законодательства в ряде западных стран.

«При разработке российского трудового законо-

дательства применялся зарубежный опыт, прежде всего, британский и германский. В советский период он относительно активно учитывался только в первой половине 20-х годов и последнее десятилетие XX в. .недостаточное внимание к нему, а порой и просто игнорирование самым негативным образом отразились на развитии всего отечественного трудового права» [4, с. 105].

Однако не стоит забывать, что появление и активное развитие фабричного законодательства стало в своей основе «результатом протеста рабочих масс против невыносимых условий труда, результатом давления рабочих на самого законодателя. фабричные законы выплыли наружу не тогда, когда этого хотело правительство, и не потому что оно этого хотело, - их выдавливала сила самого рабочего движения», - писал современник М.Г. Лунц [5, с. 9-10]. Следует также отметить, что в рамках фабричного законодательства (в отличие от советского трудового законодательства), труд работника рассматривался (и регламентировался) как специфический товар и, соответственно, при капиталистическом способе производства работодатель зачастую «смотрел на рабочего как на товар, как на живую машину, которую надо как можно лучше использовать в своих выгодах.» [6, с. 25].

В заключение следует напомнить, что фабричное законодательство Российской империи (несмотря на достаточно прогрессивный характер его развития) оказалось неспособным разрешить рабочий вопрос, что привело к радикальным изменениям в обществе (к смене «общественно-экономической формации»). История показала, что «архи острые» проблемы трудящихся невозможно решить только лишь на законодательном уровне. К тому же известная основная проблема всего нашего отечественного права, когда между законодательными установлениями и реальной действительностью простирается пропасть («гладко на бумаге, но забыли про овраги»), была свойственна и фабричному законодательству.

Тем не менее, систематизация (в форме инкорпорации) фабрично-трудового законодательства, проведенная в 1913 году, имела важное значение (в т.ч. и для снижения градуса пролетарского активизма). УПТ 1913 года оставил заметный след в истории отечественного трудового законодательства, а отдельные его нормы благополучно пережили определенные исторические катаклизмы, адаптировались в современных условиях и успешно «перекочевали» в современное трудовое право, где и в настоящее время выполняют свой социальный заказ. Можно с уверенностью утверждать, что эти нормы не создают диссонансов, а гармонично звучат в унисон с современностью.

Библиографический список

1. Громан В.В. Вступление // Устав о промышленном труде. - СПб., 1915.

2. Договоры о труде в сфере действия трудового права: учеб. пособие / под ред. К.Н. Гусова. -М.: Проспект, 2010. - 256 с.

3. Киселёв И.Я. Трудовое право России и зарубежных стран. - М., 2005. - С. 23.

4. Лушников А.М., ЛушниковаМ.В. Курс трудового права: Учебник: В 2 т. Т. 1. - М.: Статут, 2009. - 879 с.

5. Лунц М.Г. Из истории фабричного законодательства, фабричной инспекции и рабочего движе-

ния в России. - М., 1909. - 384 с.

6. Сбитнева И.Н. Развитие законодательства о социальном обеспечении в России в конце XIX -в начале XX веков (историко-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - 2002.

7. Свод законов Российской Империи. Том XI. -СПб., 1914.

8. Хохлов Е.Б. Очерки истории правового регулирования труда в России. - СПб., 1999. - 196 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.