Научная статья на тему '«Информационный джихад» в глобальной сети'

«Информационный джихад» в глобальной сети Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
954
105
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Власть
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ПРОПАГАНДА / ЭКСТРЕМИЗМ / СЕПАРАТИЗМ / СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ / ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / ИНТЕРНЕТ / PROPAGANDA / EXTREMISM / SEPARATISM / NORTH CAUCASUS / INFORMATION SECURITY / INTERNET

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Литвинова Татьяна Николаевна

Серьезную угрозу информационной безопасности России представляет интернет-пропаганда по поводу отделения Северного Кавказа от РФ и создания на его территории исламского государства. В статье анализируются стилистика и методы «информационного джихада», а также проблемы противодействия распространению нежелательных материалов через Интернет.I

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

nternet-propaganda of the North Caucasus secession from Russia and foundation of the Islamic state on its territory is the serious threat for the Russian Federation information security. In this article the style and methods of so called «information jihad» and problems of counteraction to spreading of undesirable materials through Internet are analyzed.

Текст научной работы на тему ««Информационный джихад» в глобальной сети»

Татьяна ЛИТВИНОВА

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ ДЖИХАД» В ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ

Серьезную угрозу информационной безопасности России представляет интернет-пропаганда по поводу отделения Северного Кавказа от РФ и создания на его территории исламского государства. В статье анализируются стилистика и методы «информационного джихада», а также проблемы противодействия распространению нежелательных материалов через Интернет.

Internet-propaganda of the North Caucasus secession from Russia and foundation of the Islamic state on its territory is the serious threat for the Russian Federation information security. In this article the style and methods of so called «information jihad» and problems of counteraction to spreading of undesirable materials through Internet are analyzed.

Ключевые слова:

пропаганда, экстремизм, сепаратизм, Северный Кавказ, информационная безопасность, Интернет; propaganda, extremism, separatism, North Caucasus, information security, Internet.

ЛИТВИНОВА Татьяна Николаевна — к.полит.н., научный сотрудник Института социологии РАН tantin@mail.ru

Интернет является разнородной средой, в которой возможно размещение любой информации, в т.ч. числе материалов, призывающих к нарушению целостности Российской Федерации, подрыву государственной безопасности, созданию незаконных вооруженных формирований и осуществлению террористических актов. Все эти материалы попадают под ограничения Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114 «О противодействии экстремистской деятельности», который запрещает их издание и распространение1.

С началом в сентябре 1999 г. контртеррористической операции в Чечне сепаратисты ушли в подполье, сделав каналом своей пропаганды Интернет. Основные черты глобальной сети — доступность и отсутствие цензуры размещаемой информации — предоставляют широкие возможности для беспрепятственной пропаганды сепаратизма и религиозного экстремизма. Все подобные интернет-ресурсы ведут свою работу из-за рубежа и имеют международные домены «.com», «.org», «.info» и др. Наиболее известны сайты «Ичкерия», «Чеченпресс», «Кавказ-центр», «Кавказ-монитор», «Джамаат “Шариат”», «Kavkazan Haamash». Сами экстремисты называют свою деятельность в Интернете «информационным джихадом», и, если верить материалу, размещенному на сайте «Кавказ-центр», объектом их пропаганды являются более 3 млн пользователей сети2.

Цель настоящей статьи проанализировать стилистику и методы пропаганды экстремистов и осветить проблемы, стоящие на пути противодействия «информационному джихаду» в Интернете.

30 октября 2007 г. на сепаратистских сайтах было опубликовано заявление лидера чеченских боевиков Докку Умарова (Абу Усмана)

о создании Имарата (Эмирата) Кавказ. Он провозгласил себя эмиром Кавказа и объявил джихад России. Такое заявление означало фактическую ликвидацию Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) и повлекло за собой раскол в среде и так неплотного «чеченского сопротивления».

Сторонники светской ЧРИ размещают свои обращения на сайтах «Ichkeria.info» и «Thechechenpress.com», а те, кто поддержал

1 См. ст. 1, 13 Федерального закона от 25.07.2002 № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. от 29.04.2008) // Консультант-плюс // http://basexonsultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=76617

2 Информационный джихад: более 3 миллионов. Дата публикации 23 августа 2009 г. // http://www.kavkazcenter.com/russ/content/2009/08/23/67558.shtml

идею создания исламского государства на территории Кавказа, ведут свою пропаганду через интернет-ресурсы «Кавказ-центр», «Кавказ-монитор», «Джамаат “Шариат”», «Kavkazan Наата8Ь» и др. Раздробленность в рядах «чеченского сопротивления» стала следствием гибели последнего легитимного в глазах международного сообщества президента ЧРИ А. Масхадова, а также начавшегося еще в пору его президентства конфликта между приверженцами традиционного ислама и радикального течения — ваххабизма.

Оба движения претендуют на роль преемников дудаевско-масхадовской ЧРИ и упрекают друг друга в отступничестве. Причем сторонники светской, независимой от России Ичкерии конкурируют и между собой, что также отражено в размещаемых в Интернете материалах. Сайт «ИчкериялпЮ» публикует сообщения так называемого «телефонного правительства» Чеченской Республики Ичкерия во главе с Ахъядом Идиговым. В 1993—1997 гг. он являлся председателем парламента дудаевской ЧРИ, затем был депутатом парламента республики во время президентства А. Масхадова, в настоящее время проживает за границей, а публикуемые в Интернете материалы подписывает как полномочный представитель парламента ЧРИ за границей. В свою очередь, «Чеченпресс.сот» является трибуной сторонников «премьер-министра Ичкерии» Ахмеда Закаева, который с 2001 г. находится во всероссийском и международном розыске по обвинению в терроризме; в 2003 г. Великобритания предоставила ему политическое убежище.

Интернет-ресурсы демонстрируют большую сплоченность сторонников Имарата, в отличие от «светских лидеров», что, на наш взгляд, можно объяснить высоким интегративным потенциалом ислама, который используется как идеологическая база борьбы с Россией.

Прежде чем перейти к более детальному анализу стиля и методов пропаганды экстремистов, следует коснуться внешнего описания сайтов сторонников отделения Северного Кавказа от России1.

1 В настоящей работе мы частично использовали схему анализа сайтов экстремистской направленности, предложенную в статье Карпенко О.В., Шпаковской Л.Л. Признаки языка вражды и структура сайтов ненависти // Интернет и национал-экстремизм в России : сб. статей / сост. Д.В. Дубровский. — СПб. : Журнал «Звезда», 2007, с. 43-82.

Практически все анализируемые интернет-ресурсы имеют следующие разделы: «Умма» (новости исламского мира), «Кавказ», «Новости», «Аналитика», «Пресса». Хотя большинство подобных сайтов имеют раздел новостей, основной их задачей является скорее идеологическая корректировка информации. Экстремисты не только ставят под сомнение точность информации, поступающей из российских источников, но и пытаются популяризировать принятые в их среде географические названия, имеющие выраженную идеологическую окраску. Этот прием активно используется в сводках новостей из северокавказских республик РФ, которые в среде сепаратистов называются «вилайятами» (провинциями), например, вилайят Нохчийчоь (Чечня), объединенный вилайят Кабарды, Балкарии и Карачая.

Важным является также анализ символов и способов самопрезентации, используемых воинами «информационного джихада». На сайтах экстремистов размещены фотографии амиров (командиров боевиков) и шейхов (духовных лидеров), их воззвания и обращения.

Следующий шаг анализа экстремистских сайтов — выделение ключевых агентов (личностей, понятий, тем), используемых в их пропаганде. Отличительной чертой размещаемых текстов является то, что некоторым словам и символам приписывается неконвенциональное значение. В качестве агентов зачастую выступают исламские термины, такие как «джихад» (усердие на пути Всевышнего), «моджахеды» (борцы), «муртады» (отступники), «кафиры» (неверные). Однако их новые подразумеваемые значения явно не соответствуют традиционным: джихадом сепаратисты называют войну, которую они объявили России и западному миру, моджахедами именуют боевиков, муртадами — мусульман, работников правоохранительных органов северокавказских республик. Они придают соответствующую идеологическую оценку деятельности сепаратистов, изображая их как мучеников и поборников веры, а их противников — как неверующих и «национал-предателей». Агенты, обозначающие враждебную сепаратистам сторону, снабжаются крайне негативными и даже уничижительными характеристиками. Один из часто используемых приемов пропаганды сепаратистов —

заведомо ложное истолкование истории. Распространяется миф о многовековой непрекращающейся войне кавказских народов с Россией. Следующий прием — фактографическая пропаганда, искажение исторических фактов. Также часто используется прием гиперболизации негативных черт и неудач противника. Намеренно рисуется неприглядный образ России. На сайтах «Кавказ-центр», «Кавказ-мони-тор» и «Kavkazan Haamash» фигурируют такие заголовки статей, как «Российская экономика на грани коллапса», «В России все признаки цивилизационного заката». Действия правоохранительных органов на Северном Кавказе преподносятся как террор против мирного населения, распространяется информация об исчезновении людей, вина за это возлагается на «марионеточных милиционеров».

Таким образом, вследствие «информационного джихада» в Интернете создается новая реальность. Искажение новостей и фактов, популяризация принятых в среде сепаратистов географических названий, использование «языка вражды» формируют виртуальный мир Имарата Кавказ, находящийся вне правового, культурного и информационного поля Российской Федерации. Риторика сепаратистов, безусловно, представляет серьезную опасность, так как вышеперечисленные интернет-сайты доступны для молодежи Северного Кавказа. На наш взгляд, можно выделить следующие трудности в борьбе с «информационным джихадом».

В первую очередь, это трудности правового характера. Федеральный закон № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» устанавливает ответственность за экстремистскую деятельность для юридических лиц и СМИ, предусматривает возможность приостановления деятельности экстремистской организации путем подачи судебного иска о ее запрете и ликвидации. Закон также ввел институт запрета и для незарегистрированных в качестве юридических лиц организаций, если они занимаются экстремистской деятельностью. Однако в силу одной из особенностей Интернета — бесконтрольности подачи информации — данные нормы в отношении распространителей экстремистских материалов в сети являются практически «беззубыми».

Одним из важных изменений, внесенных в федеральный закон № 114 в июле

2006 г., было следующее дополнение ст. 15: «Автор печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных статьей

1 настоящего Федерального закона, признается лицом, осуществлявшим экстремистскую деятельность, и несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке». Таким образом, в случае установления авторства подрывных материалов возникала индивидуальная ответственность. Однако на практике привлечь к ответственности автора статьи экстремистского содержания довольно трудно: нужно определить авторство, найти этого человека, провести экспертизу статьи и, наконец, рассмотреть дело в суде.

24 июля 2007 г. вступил в силу Федеральный закон № 211 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму». Статья 13 новой редакции закона предусматривала создание и размещение в Интернете на сайтах органов юстиции и в СМИ федерального списка экстремистских материалов, находящихся под запретом1.

В апреле 2008 г. Генеральная прокуратура РФ выступила с инициативой в законодательном порядке ограничить доступ российских пользователей к сайтам экстремистского характера, т.е. ввести для интернет-ресурсов те же правила, которые уже существуют в отношении СМИ. После опубликования списка экстремистских сайтов на официальном сайте федеральной службы в сфере юстиции, все российские провайдеры будут обязаны заблокировать доступ к таким сайтам в течение месяца.

Однако большая часть нежелательных материалов размещается на серверах, географически находящихся вне России, т.е. не относящихся к российской юрисдикции. Попытки каким-то образом повлиять на зарубежных провайдеров через их правительства по линии сотрудничества

1 Федеральный закон от 25.07.2002 № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. от 29.04.2008) // Консультант-плюс // ^^7^^. consultant.ra/cons/cgi/onПne.cgi?req=doc;base=LAW;n =76617

в борьбе с международным терроризмом, как правило, ни к чему не приводят. По свидетельству начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры РФ С. Карапетяна, с 2007 г. по сентябрь 2009 г. правоохранительным и судебным органам иностранных государств было направлено 43 уведомления в отношении 148 ресурсов, содержащих экстремистские материалы. Однако ответы поступили только в отношении 5 ресурсов со ссылкой на несоответствие требований запроса национальному законодательству1. Более того, на ресурсах экстремистов в победных выражениях сообщалось об отказе в юридической помощи по запросу Генеральной прокуратуры РФ к правительству Швеции найти автора статей, публикуемых на сайте «Кавказ-центр»2.

Вторая проблема противодействия пропаганде сепаратизма и экстремизма в Интернете — техническая. В ряде государств успешно используются технические средства блокировки поступления нежелательной информации к пользователям сети.

Ни один из таких технических способов блокировки у нас в стране пока не используется. Есть лишь неформальная практика взлома нежелательных сайтов. Например, сайт kavkaz.org несколько раз взламывался хакерами, и существует мнение, что это делалось с одобрения российских властей. У российских пользователей нет никаких законодательных и технических препятствий для просмотра подрывных материалов у себя дома или на рабочем месте (если работодатель не установил собственные фильтры на рабочую сеть, правда, под запрет работодателя чаще попадают социальные сайты, а не сайты экстремистской направленности).

В связи с этим особую актуальность приобретает не столько введение запретов, сколько необходимость критическо-

1 Интервью начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации Саака Карапетяна информационному агентству «ИТАР-ТАСС». 16.09.2009 // Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ // http://genproc. gov.ru/news/news-10214/

2 Москва пошла в новое наступление на Кавказ-

Центр. На этот раз другим путем. Время публикации: 14 сентября 2009 г., 10:17 // http://www. kavkazcenter.com/russ/content/2009/09/14/67992. shtml

го прочтения содержания этих сайтов, а значит, третья проблема противодействия экстремистской пропаганде — идеологическая. В своих материалах сторонники отделения Северного Кавказа от России используют историческую связь этнического и религиозного, манипулируют национальным самосознанием. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что на государственном уровне до сих пор не создано достойной альтернативы подобному влиянию на людей, нет объединяющей всех россиян надэтнической и надрелиги-озной идеологии. В связи с этим важной составляющей борьбы с этносепаратиз-мом и религиозным экстремизмом должно стать формирование межэтнической и межконфессиональной толерантности, культуры согласия и мира, пропаганда социальной справедливости, равенства и братства народов.

Все это невозможно без проведения мер социально-экономического характера. По данным Росстата, весной 2010 г. уровень безработицы в Ингушетии составил 50,8% населения в возрасте от 15 до 72 лет, в Чечне в тех же возрастных группах было зарегистрировано 41,8% безработных3. Существующие в регионе социальноэкономические проблемы, безработица, социальная нестабильность и сложная криминальная ситуация создают благо -приятную среду для распространения сепаратистских идей.

Таким образом, противодействие пропаганде этносепаратизма и религиозного экстремизма в глобальной сети связано с трудностями правового, технического, идеологического и социально-экономического характера. Мы считаем, что действенными мерами в борьбе с «информационным джихадом» может стать разоблачение лживой риторики экстремистов, активная национальная государственная политика, направленная на выравнивание социально-экономических показателей республик Северного Кавказа. Кроме того, особую актуальность приобретает более активное использование и разумное сочетание законодательных и технических

3 Экономическая активность населения в возрасте 15—72 лет (по данным выборочных обследований населения по проблемам занятости в среднем за март—май 2010 г.) // Сайт Федеральной службы государственной статистики // http://www. gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.exe/Stg/d04/129. Ыт

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.