Научная статья на тему 'Информационные войны: миф или реальность?'

Информационные войны: миф или реальность? Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
784
82
Поделиться
Ключевые слова
ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА / СОЦСЕТИ / ИНФОРМАЦИОННАЯ ЭРА / ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ / ПРОПАГАНДА / МАНИПУЛЯЦИЯ / ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / INFORMATION WAR / SOCIAL NETWORKS / INFORMATION ERA / INFORMATION SYSTEMS / PROPAGANDA / MANIPULATION / INFORMATION SECURITY

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Ламинина Ольга Глебовна

В данной статье проводится философский анализ коммуникационных технологий в качестве средства дестабилизации обстановки в современном мире и ведения информационных войн как форм воздействия на информационные системы противника.

Похожие темы научных работ по политике и политическим наукам , автор научной работы — Ламинина Ольга Глебовна,

INFORMATION WARS: MYTH OR REALITY?

This article provides a philosophical analysis of communication technologies, used as a means of destabilizing the situation in the modern word and the conduct of information warfare as a form of influence on the information systems of the enemy, the problems of information security.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Информационные войны: миф или реальность?»

О. Г. Ламинина

Московский государственный технический университет

им. Н. Э. Баумана

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

В данной статье проводится философский анализ коммуникационных технологий в качестве средства дестабилизации обстановки в современном мире и ведения информационных войн как форм воздействия на информационные системы противника.

Ключевые слова: информационная война, соцсети, информационная эра, информационные системы, пропаганда, манипуляция, информационная безопасность.

O. G. Laminina

Bauman MSTU (Moscow, Russia)

INFORMATION WARS: MYTH OR REALITY?

This article provides a philosophical analysis of communication technologies, used as a means of destabilizing the situation in the modern word and the conduct of information warfare as a form of influence on the information systems of the enemy, the problems of information security.

Keywords: information war, social networks, information era, information systems, propaganda, manipulation, information security.

История земной цивилизации связана с одной из «вечных» проблем социальной практики - проблемой насилия. Особенно остро вопросы насилия вставали в период крупных исторических поворотов и коренных ломок сложившихся укладов жизни целых народов, когда решалась судьба наций, государств. Самым жестоким и кровавым видом насилия всегда являлась война. Более 14500 войн, известных человечеству, красноречивое доказательство этому.

И именно накануне военных конфликтов и в ходе войн создавались новейшие технические средства и тестировалось большинство технологических инноваций, которые затем переходили в «мирную» жизнь [5].

Современная технологическая революция привела к появлению совершенно нового вида противостояния враждующих сторон. В 80-е годы прошлого века широко стали использоваться понятия «информационное противоборство», «информационная эра» в связи с тем, что информационные системы стали частью нашей жизни и изменили ее коренным образом. Мы используем информацию, как главный инструмент обмена данными, восприятия и манипулирования окружающими нас людьми. Несмотря на то, что информационная пропаганда всегда занимала важное место во внешней и внутренней политике любого государства, в информационную эру она приобретает новое значение. Развитие новейших технологий ускорило распространение глобализационных процессов и содействовало формированию

единого информационного пространства, а информационное противоборство стало одним из действенных методов достижения цели [5].

В начале 90-х годов ХХ века в военно-политическую лексику прочно вошло другое понятие - «информационная война». Это было связано с успешными боевыми действиями военной группировки США и ее союзников в 1991 году в Персидском заливе против Ирака с нейтрализацией всех его информационных средств, тотальным подавлением информационно-пропагандистского потенциала Югославии в результате интервенции НАТО в эту страну.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Информационная война - это целенаправленная, организованная деятельность государства, группы государств в сфере распространения и использования информации, посредством массированного воздействия на информационные системы вероятного противника.

Именно в этот период в научной печати появилось ряд публикаций, в которых делается попытка провести анализ этого феномена. Достаточно назвать авторов, которые с философской и социально-политической точек зрения исследовали причины, признаки и последствия информационных войн в современном мире. Это труды Грешневикова А., Лисичкина В. А., Мухина А. А., Почепцова Г. Г., Расторгуева С. П., Шелепина Л. А.

Следует различать войну информационной эры и информационную войну. Война информационной эры использует информационную технологию как средство для успешного проведения боевых операций. Напротив, информационная война рассматривает информацию как отдельный объект, потенциальное оружие, которое позволит достичь поставленных целей. Технологии информационной эры сделали возможным прямое манипулирование информацией противника, ее нейтрализацию и даже полное уничтожение.

Информационная война - открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия систем друг на друга с целью использования, разрушения или искажения вражеской информации, защите своей информации против подобных действий.

Информационная война как правило включает: информационно-экономическую войну, направленную на завоевание экономического пространства, на установление конкурентоспособных моделей бизнеса; радиоэлектронную войну для вмешательства в электронные системы управления государства; разведывательную войну для выявления слабых сторон в принятии решений противником и его перспективных планов; хакерскую войну для выведения из строя информационных систем противника; информационно-психологическую войну как метод воздействия на общественное сознание населения и личного состава вооруженных сил потенциального противника. Информационное противодействие довольно часто используется для провоцирования конфликтной ситуации, для «экспорта» нестабильности.

В современной аналитической литературе выявлены основные методы ведения информационной войны, и сегодня можно назвать их формы: это защита важной для себя информации; постоянный контроль над информационными потоками и их мониторинг; информационная блокада - фильтрация информации

и её преподнесение в выгодном для себя свете; максимальная недоступность правдивой информации, или ее компрометация; информационный терроризм -хакерские атаки; промышленный и экономический шпионаж; психологические операции - использование информации для воздействия на сознание противника; намеренное искажение информации, предоставление противнику ложной информации о своих силах и намерениях; применение средств для физического разрушения информационных систем.

В действительности понятие информационной войны старо как наш мир. Люди научились вести ее много тысяч лет назад. В информационной войне противника нужно было переубедить, навязать ему нужные взгляды, ценности и идеалы. Изменить его восприятие, систему оценки и интерпретации реальности или, как минимум, наполнить сознание обывателя никому не нужной информацией типа теории заговора, «запретной истории» и теории «плоской земли», чтобы лишить возможности адекватно оценивать и воспринимать реальность.

Цель информационной войны - заставить противника сомневаться. В следствии огромного количества информации, фактов и аргументов, которые часто противоречат друг другу, размывается само понятие объективности, и рядовому потребителю новостей становится не просто различить, какая из версий соответствует действительности [5].

Среди основных социально-коммуникативных характеристик информационной войны следует выделить следующие:

1. информационная война непрерывна и проводится не только во время вооружённой борьбы, но и в мирное время;

2. не существует общепризнанных юридических, моральных норм и ограничений на способы и средства ведения информационной войны, они ограничены только соображениями эффективности;

3. информационное воздействие направлено на дестабилизацию общности, разрушение ее целостности, моральных устоев, доверия, внесение и усиление разлада и раскола в ней, разжигание раздора и вражды, «натравливание» одних слоев на другие;

4. информационная война, как правило, ведется на «чужой» территории, не оставляет после себя следов. Обществу кажется, что оно принимает самостоятельные решения, хотя на самом деле находится под скрытым воздействием;

5. основным средством распространения информации в процессе осуществления информационной войны являются средства массовой информации - телевидение, радио, периодическая печать и сетевые СМИ [4].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

У любой войны есть три вектора атаки: военный, экономический и информационный. И война против России уже идет, причем по всем направлениям. И если по первом пока все относительно благополучно, и гарантией этому является оснащение армии и флота РФ новейшими видами вооружения и готовность их применения в случае агрессии против России, то в сфере экономики и информационного противостояния наблюдается серьезная нестабильность [1].

Что касается экономической ситуации, то стоит только вспомнить о тех санкциях, которые почти ежедневно объявляют некоторые страны против нашей страны. Есть и внутренние болезненные проблемы - это недостаточно эффективное использование колоссальных возможностей технологической революции, отставание в модернизации экономики, инфраструктуры, но в то же время в России «сформирована новая макроэкономическая реальность с низкой инфляцией и общей устойчивостью экономики», отметил в Послании Федеральному собранию Владимир Путин. На данный момент решаются задачи импортозамещения, особенно в ВПК, страна способна самостоятельно обеспечить себя продовольствием [1].

Что же касается информационного вектора атаки на Россию, то тут не все благополучно.

Во-первых, половина официально зарегистрированных интернет-СМИ публикуют недостоверную или фейковую информацию.

Во-вторых, в нагнетании обстановки активно участвует вся либеральная оппозиция.

В-третьих, в соцсетях и на просторах Интернета действуют армии ботов

- на любое сообщение, даже если это фотография любимого песика, получим в ответ пространные обличения «преступной власти Путина».

В-четвертых, западная пропаганда начала обработку многочисленных целевых групп, куда вошли и либералы, и националисты, и монархисты, различного рода сектанты, и сторонники теорий заговора.

Анализ ситуации вокруг трагедии в Кемерово, оголтелая пропаганда западных СМИ по поводу отравления Скрипалей наглядно показывают, какие новые медиа-технологии используются противниками России в целях манипулирования общественным сознанием для того, чтобы пытаться дестабилизировать общественно-политическую обстановку и сместить фокус внимания на требуемые манипуляторам акценты. Становится очевидным, что сегодня обычный гражданин любую тиражируемую официальными СМИ информацию перепроверяет через Интернет: социальные сети, YouTube, Telegram, независимые медиа-ресурсы и т.д. Особенно это касается резонансных событий, к числу которых, безусловно, относится и пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня», где погибло большое число людей, включая детей [2].

В информационном пространстве совершенно свободно и вольготно действуют пятая колонна, финансируемые западом СМИ, иностранные кибервойска и западные фабрики ботов.

К сожалению, ответственность за распространение ложной информации

- в соцсетях, и в интернете в целом - до сих пор не отрегулирована. В законе о СМИ есть нормы, которые позволяют журналисту не раскрывать его источники, а также освобождают от ответственности за сведения, полученные от любого средства массовой информации, зарегистрированного в России как информагентство.

Получается, что уйти от ответственности за распространение ложных сведений даже об отдельно взятом лице сейчас вполне возможно.

Например, в отношении украинского пранкера Никиты Кувикова, уже заведено уголовное дело - но не за распространение фейков, а по статье 282 Уголовного кодекса «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

В сложившейся ситуации нам необходимо обратить внимание на опыт европейского регулирования в данной сфере. Нам известно, что, например, в Германии действуют статьи немецкого Уголовного кодекса §90, §90а, §90Ь, предполагающие наказание за оскорбление федерального президента, государства и его символов и оскорбление органов власти и их представителей, - за это предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы. Трактуются данные нормы весьма широко: известны приговоры за утверждения, что Германия «не является правовым государством», а «идеологической диктатурой», использование в отношении федеральных выборов обозначения «мошеннический маневр». Также является наказуемым ложное сообщение о преступлении, под которое как раз могли попасть заявления российских блогеров о сотнях трупов в Кемерово, которые якобы скрывает власть.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для чрезвычайных ситуаций обязан действовать особый порядок, при котором будет прямо запрещено распространять информацию об участниках и числе жертв без предварительного обращения за проверкой достоверности в компетентный государственный орган.

Однако, начать регулирование взаимоотношений в социальном интернет пространстве надо с самого начала - с идентификации и аутентификации пользователей хотя бы в рунете, потому что без субъекта невозможна ответственность. Особое внимание следует уделить авторизации иностранных пользователей российских соцсетей.

А на данный момент мы сами пускаем и даем беспрепятственно работать в российском интернет пространстве тем, кто не скрывает своей враждебности к России и ее гражданам [6]. Стратегия России в области использования и распространения информации, применения новейших информационных технологий четко отражена в принятой в 2000 году Доктрине информационной безопасности Российской Федерации. Этот документ является составной частью Концепции национальной безопасности России. Информационная безопасность является предметом особой заботы государства. Большое внимание в этом документе обращено на разработку современных методов и средств защиты информации, обеспечения безопасности информационных технологий, в первую очередь, в системах управления войсками и оружием, экологически опасными и экономически важными производствами. Политика нашей страны в области информационной безопасности направлена на адекватное противодействие угрозе применения информационного оружия против России, на продвижение через соответствующие международные организации идеи по созданию международной информационной безопасности.

Литература

1. 1. Послание Президента РФ В. В. Путина Федеральному собранию РФ от 1 марта 2018 г. // Рос. газ. 2018. 2 марта.

2. Коротченко И. Технологии провокаций: новые тенденции информационной войны [Электронный ресурс] // Конт : сайт. 2018. URL: https://cont.ws/@i-korotchenko/900912 (дата обращения: 01.02.2018).

3. Почепцов Г. Г. Информационные войны. Новый инструмент политики. М.: Алгоритм, 2015. 256 c.

4. Чеботарева Н. И., Ковалева С. С. Информационная война как деструктивная форма стратегических социальных коммуникаций: технологии медиаманипуляции в СМИ // Актуальные проблемы науки и практики современного общества. 2016. № 1. С. 59-64.

5. Юренков В. В. Информационная война как процесс манипулирования массовым сознанием и формирования парадигмально-ограниченного мышления // Миссия Конфессий. 2017. № 20. С. 102-109.

6. Яницкий О. Н. Глобальное общество. Качественная модель осаждённого города: случай Алеппо (Сирия) // Социологическая наука и социальная практика. 2017. Т. 5. № 1. С. 129-142.

7. Гавриков В. Отвечать за слова: как защитить общество от «фабрик фейков» [Электронный ресурс] // Конт : сайт. 2018. URL: https://cont.ws/@contemplator/900836 (дата обращения: 01.02.2018).

References

1. Poslaniye Prezidenta RF V.V. Putina Federal'nomu sobraniyu RF ot 1 marta 2018 g. [The message of the President of the Russian Federation by Vladimir V. Putin to the Federal Assembly of the Russian Federation from March 1, 2018] // Ros. gaz. March 2, 2018.

2. Korotchenko I. Tekhnologii provokatsiy: novyye tendentsii informatsionnoy voyny [Technology of provocation: new tendencies of the information war] [Electronic resource] // Kont: site. 2018. URL: https://cont.ws/@i-korotchenko/900912 (reference date: 01.02.2018).

3. Pocheptsov G. G. Informatsionnyye voyny. Novyy instrument politiki [Information wars. A new policy tool]. Moscow: Algoritm 2015. 256 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Chebotareva N. I., Kovaleva S. S. Informatsionnaya voyna kak destruktivnaya forma strategicheskikh sotsial'nykh kommunikatsiy: tekhnologii mediamanipulyatsii v SMI [Information warfare as a destructive form of strategic social communications: mediamanipulation technology in the mass media] // Aktual'nyye problemy nauki i praktiki sovremennogo obshchestva [Actual problems of science and practice in modern society]. 2016. No. 1. P. 59-64.

5. Yurenkov V. V. Informatsionnaya voyna kak protsess manipulirovaniya massovym soznaniyem i formirovaniya paradigmal'no-ogranichennogo myshleniya [Information warfare as a process of manipulating the mass consciousness and forming paradigmal-limited thinking] // Missiya Konfessiy [Mission of Confessions]. 2017. No. 20. P. 102-109.

6. Yanitskiy O. N. Global'noye obshchestvo.Kachestvennaya model' osazhdonnogo goroda: sluchay Aleppo (Siriya) [The global society. Qualitative model of the besieged city: Aleppo case (Syria)] // Sotsiologicheskaya nauka i sotsial'naya praktika [Sociological science and social practices]. 2017. Vol. 5. No. 1. P. 129-142.

7. Gavrikov V. Otvechat' za slova: kak zashchitit' obshchestvo ot «fabrik feykov» [Responsible for the words: How to protect the society from "fakes factories"] [Electronic resource] // Kont: site. 2018. URL: https://cont.ws/@contemplator/900836 (reference date: 01.02.2018).

Статья поступила в редакцию 10.02.2018 Статья допущена к публикации 30.03.2018

The article was received by the editorial staff10.02.2018 The article is approved for publication 30.03.2018