Научная статья на тему 'Информационно-технологическое согласование моделей транспортно-логистического бизнеса в системе смарт-контрактинга'

Информационно-технологическое согласование моделей транспортно-логистического бизнеса в системе смарт-контрактинга Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
472
94
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЦЕЛЕВАЯ БИЗНЕС-МОДЕЛЬ / ЦИФРОВАЯ БИЗНЕС-МОДЕЛЬ / ЦИФРОВИЗАЦИЯ ЛОГИСТИКИ / УСЛУГА ГРУЗОВОЙ ПЕРЕВОЗКИ / СИСТЕМА СМАРТ-КОНТРАКТИНГА ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКОГО БИЗНЕСА / УМНАЯ ТРАНСПОРТНАЯ ЦЕПЬ / ЭКОСИСТЕМА СМАРТ-КОНТРАКТОВ / TARGET BUSINESS MODEL / DIGITAL BUSINESS MODEL / DIGITALIZATION OF LOGISTICS / FREIGHT TRANSPORTATION SERVICE / SMART-CONTRACTING SYSTEM FOR THE TRANSPORT AND LOGISTICS BUSINESS / SMART TRANSPORT CHAIN / ECOSYSTEM OF SMART CONTRACTS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Силкина Галина Юрьевна

В статье раскрываются идеи научно-методологической адаптации бизнеса к условиям цифровой трансформации логистики. Инвариантные для компаний с крупными размерами бизнеса, они прорабатываются на материалах транспортно-логистической компании ОАО «РЖД» и отражают особенности цифровизации транспортно-логистического бизнеса на основе создания системы смарт-контрактинга, функционально обеспечивающей договорное сопровождение услуг грузовой перевозки с учетом стратегических приоритетов развития компании, представленных целевой и цифровой бизнес-моделями.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INFORMATION AND TECHNOLOGICAL AGREEMENT OF TRANSPORT AND LOGISTICS BUSINESS MODELS IN THE SMART CONTRACTING SYSTEM

The article reveals the ideas of scientific and methodological business adaptation to the conditions for logistics digital transformation. Invariant for companies with large business sizes, they are developed on the materials of the Russian Railways transport and logistics company and reflect the digitalization of the transport and logistics business by creating a smart contracting system that functionally provides contractual support for freight transportation services taking into account the strategic development priorities of the company, presented by the target and digital business models.

Текст научной работы на тему «Информационно-технологическое согласование моделей транспортно-логистического бизнеса в системе смарт-контрактинга»

Галина Юрьевна Силкина - доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник научно-образовательного центра «Логистика» Санкт-Петербургского государственного экономического университета

ИНФОРМАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ СОГЛАСОВАНИЕ МОДЕЛЕЙ ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКОГО БИЗНЕСА В СИСТЕМЕ СМАРТ-КОНТРАКТИНГА

Аннотация. В статье раскрываются идеи научно-методологической адаптации бизнеса к условиям цифровой трансформации логистики. Инвариантные для компаний с крупными размерами бизнеса, они прорабатываются на материалах транспортно-логистической компании ОАО «РЖД» и отражают особенности цифровизации транспортно-логистического бизнеса на основе создания системы смарт-контрактинга, функционально обеспечивающей договорное сопровождение услуг грузовой перевозки с учетом стратегических приоритетов развития компании, представленных целевой и цифровой бизнес-моделями.

Ключевые слова. Целевая бизнес-модель, цифровая бизнес-модель, цифровизация логистики, услуга грузовой перевозки, система смарт-контрактинга транспортно-логистического бизнеса, умная транспортная цепь, экосистема смарт-контрактов.

INFORMATION AND TECHNOLOGICAL AGREEMENT OF TRANSPORT AND LOGISTICS BUSINESS MODELS IN THE SMART CONTRACTING SYSTEM

Abstract. The article reveals the ideas of scientific and methodological business adaptation to the conditions for logistics digital transformation. Invariant for companies with large business sizes, they are developed on the materials of the Russian Railways transport and logistics company and reflect the digitalization of the transport and logistics business by creating a smart contracting system that functionally provides contractual support for freight transportation services taking into account the strategic development priorities of the company, presented by the target and digital business models.

Keywords. Target business model, digital business model, digitalization of logistics, freight transportation service, smart-contracting system for the transport and logistics business, smart transport chain, ecosystem of smart contracts.

ГРНТИ 06.39.27 © Силкина Г.Ю., 2020

Контактные данные для связи с автором: 191023, Санкт-Петербург, Садовая ул., 21 (Russia, St. Petersburg, Sadovaya str., 21). Тел.: +7 (812) 310-46-65. Е-mail: comilog@yandex.ru. Статья поступила в редакцию 03.03.2020.

Silkina G.Yu.

Введение

Тотальные масштабы и сверхвысокие темпы, которые приобретает цифровизация экономики и общественной жизни, позволяют считать задачу адаптации бизнеса к новым организационно-экономическим и правовым условиям инвариантной. В ее содержании присутствуют универсальные установки, которые открывают перспективы для создания научной методологии и, вместе с тем, оставляют место для разработки контекстных аспектов, отражающих отраслевые особенности бизнеса.

В поисках решения задачи деятельное участие принимает транспортно-логистический бизнес, в том числе ОАО «РЖД» - как ведущая транспортно-логическая компания, ключевой актор грузовых перевозок в экономике России. В подтверждение можно сослаться на актуальную информацию о работе электронной торговой площадки «Грузовые перевозки»), действующей как цифровая платформа компании с 2017 года. Это информационный сервис, адресованный грузоотправителям, который позволяет заказать и оплатить услуги перевозки через личный кабинет клиента в Интернете. Платформа предоставляет сервис как во внутреннем, так и в международном сообщении (перевозки в Латвию и Финляндию), на очереди - взаимодействие с Белорусской железной дорогой, корпорацией «Китайские железные дороги», «Рейл Карго Австрия».

В 2019 году на железнодорожной сети ОАО «РЖД» посредством онлайн-продаж осуществлено более 250 тыс. вагоноотправок, перевезено более 16 млн тонн грузов, из них 4 млн тонн - экспортных. Общий объем грузоперевозок превысил 19 млн рублей и возрос на 70% по сравнению с предыдущим годом. Количество пользователей, зарегистрировавшихся на площадке, превысило 4,6 тыс. Сегодня к сервису подключены 70 компаний-поставщиков услуг, из которых 55 операторов подвижного состава, 3 терминально-складских оператора, 3 перевозчика, 6 стивидоров [1]. Заделы, созданные работой площадки, позволили продвинуть это информационно-технологическое решение в направлении более масштабной реализации, обеспечивающей согласование целевой и цифровой бизнес-моделей компании организацией системы смарт-контрактинга.

Материалы и методы

Идея подчиняется официальным решениям - установками национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации», утвержденной распоряжением правительства РФ от 28 июля 2017 года № 1632, а также ведомственного проекта «Цифровой транспорт и логистика», утвержденного распоряжением Правительства РФ от 30 сентября 2018 года № 2101-р. Активная созидательная позиция ОАО «РЖД» в цифровой трансформации отрасли обусловливается членством компании в Ассоциации «Цифровой транспорт и логистика» как центра компетенций по одноименному ведомственному проекту, в частности работой по таким направлениям, как оптимизация грузовых перевозок, трансграничное взаимодействие и другим со ставкой на логистику в ее цифровом формате.

Цифровизация логистики грузового транспорта рассматривается как комплексное направление инновационного развития, обусловленное потребностью радикального пересмотра и модернизации действующей системы логистики [2, с. 198-206]. Потребность формируется с учетом того, что процесс доставки грузов включает множество сложно координируемых и контролируемых взаимодействий при использовании традиционных инструментов управления, и это естественным образом проявляется в создании имиджа компании, обеспечении удовлетворенности клиентов транспортно-логис-тическим услугами.

В современном научном представлении цифровая логистика - это управление логистическими потоками на основе оптимизации логистических бизнес-процессов с применением современных информационных технологий, в числе которых - состоящие в комплементарности технологии смарт-контрактов и распределенного реестра (блокчейна), где смарт-контракт предстает инновационным управленческим инструментом, обеспечивающим договорное сопровождение транспортно-логистической деятельности в рамках норм цифрового права, и технологическим инструментом само-исполняемости договоров, а блокчейн - технологией, реализующей потенциал смарт-контракта. Системная организация применения смарт-контрактов на основе технологии распределенного реестра (блокчейна) обеспечивает организацию системы смарт-контрактинга транспортно-логистического бизнеса компании.

Ожидаемые результаты связываются с тем, что смарт-контракты помогут решить проблему взаимодействий в сложно структурированных транспортных цепях, внедрить адекватную систему моти-

вации качественного обслуживания клиентов и систему поощрений за законопослушность и исполнительность. Блокчейн, при этом, сформирует информационную среду цифрового доверия участников грузоперевозок. А вместе смарт-контракты и блокчейн создадут условия для функционирования умных транспортных цепей [3]. Задача организации системы смарт-контрактинга, соотнесенная с общей задачей адаптации, требует обращения к бизнес-логике, описываемой действующей структурной схемой: целевая бизнес-модель - бизнес-блок - бизнес-процесс.

ОАО «РЖД», как головная компания холдинга «РЖД», реализует целевую бизнес-модель, принятую Стратегией развития холдинга «РЖД» на период до 2030 года, утвержденную протоколом совета директоров ОАО «РЖД» от 23.12.2013 г. № 19. Модель имеет блочную структуру. В ней транспортно-логистическая деятельность, которая становится приоритетным видом экономической деятельности холдинга «РЖД» при преобразовании его из железнодорожной в транспортно-логистическую компанию и одной из основных доходных составляющих бизнеса, выделена в самостоятельный бизнес-блок. Блок аккумулирует компетенции холдинга в организации перевозочного процесса и логистической деятельности, включая организацию грузопотоков, комплекс услуг по обработке грузов (терминально-складская деятельность, сопутствующие услуги) и работу с клиентами.

Стратегическим приоритетом развития данного бизнес-блока является формирование диверсифицированной продуктовой корзины холдинга «РЖД» с переходом от оказания преимущественно услуг по перевозкам к предоставлению грузовладельцам комплексных интегрированных услуг по принципу «от двери до двери», последовательным расширением спектра с 2РЬ до 3РЬ, 4РЬ услуг, формированию глобальных логистических цепочек. Функционирование блока обеспечивает Концепция развития транспортно-логистического бизнеса холдинга «РЖД» (далее - Концепция развития транспортно-логистического бизнеса), которая определяет основные направления практической реализации Стра-тегии-2030 в части транспортно-логистического бизнеса и согласуется с Концепцией клиентоориен-тированности холдинга в области грузовых перевозок, утв. распоряжением ОАО «РЖД» от 07.12.2016 г. № 2487р (далее - Концепция клиентоориентированности).

Целевая модель транспортно-логистического бизнес-блока строится на том, что расширение бизнеса в области грузовых перевозок должно происходить за счет освоения сегмента логистических услуг. Концепция развития транспортно-логистического бизнеса представляет цель с разложением на этапы работ, осуществляющие переход от 2РЬ-обслуживания клиентов (грузовые перевозки) к логистике 3РЬ и 4РЬ с одновременным преобразованием холдинга в международную транспортно-логистическую компанию: (1) обеспечение роста грузоперевозок и роста доходности; (2) создание дополнительного грузопотока и обеспечение дополнительной доходности за счет комплексной услуги; (3) развитие транзитного потенциала и экспортно-импортных потоков; (4) формирование мультимо-дальной логистической компании с фокусом на Евразийском пространстве.

Целевая модель исходит из того, что расширение бизнеса в сегменте логистических услуг позволит сохранить и нарастить объемы грузоперевозок в сегменте базовых услуг за счет прямого выхода на клиента. Концепция клиентоориентированности, состоящая в корреспонденции с Концепцией развития транспортно-логистического бизнеса, предусматривает, что дополнительно к базовой услуге перевозки грузов подлежит реализации ряд новых услуг с добавленной стоимостью - комплексных услуг, основанных на клиентоориентированных технологиях перевозки.

Понятием базовой услуги в транспортной логистике ОАО «РЖД» определяется перевозка железнодорожным транспортом общего пользования принятого у отправителя груза из пункта отправления в пункт назначения, а также выдача груза уполномоченному на его получение лицу. В терминах логистики - это прямая логистическая цепочка доставки грузов, или простая транспортная цепь. Базовая услуга грузовой железнодорожной перевозки может осуществляться с дополнительными опциями: перевозка груза по расписанию с согласованным временем отправления и прибытия; отстой груженых и порожних вагонов на инфраструктуре общего пользования («парковка»); перевозка груза на особых условиях и др.

Комплексная транспортно-логистическая услуга включает в себя несколько элементов процесса перемещения груза, формирующих логистическую цепочку доставки груза с добавленной стоимостью, в терминах логистики - расширенную транспортную цепь. Данная услуга по характеру взаимодействия клиента-заказчика и исполнителя относится к уровню 3РЬ и варьируется в зави-

симости от состава логистических услуг: базовый 3PL (экспедирование грузов) - комплексный 3PL, или контрактная логистика (складирование, подбор оптимальных маршрутов, управление поставками и заказами и т.п.). Услуги уровня 4PL - интегрированная логистика, как более масштабные, определяют перспективы развития комплексных решений, которые связываются с управленческими услугами по проектированию и планированию цепей поставок, управлением бизнес-процессами клиента. За горизонтом документально представленных перспектив находятся глобальные услуги уровня 5PL, которые, по предиктивным оценкам развития интегрированной логистики, должны проводить инновационные решения сетевой организации транспортно-логистического бизнеса.

В рамках общего представления о содержании услуг в продуктовой линейке транспортно-логистического бизнес-блока, услуги формируют бизнес-процессы транспортно-логистической деятельности. Идея идентификации услуги как бизнес-процесса (и идентичности этих двух понятий) основывается на научном представлении об услуге как особом товаре и заложенной в нем потребительской ценности, процесс создания которой (бизнес-процесс) и процесс потребления (извлечения полезности) полностью совпадают по времени как процесс обслуживания. Услуга является неосязаемым товаром, не хранится в запасах и обнаруживает полезность непосредственно при создании.

Концепция клиентоориентированности исходит из того, что в современных условиях обслуживание воспринимается клиентом в виде неотъемлемого свойства услуги. В этом учтена особенность, которая заключается в том, что услуга перевозки грузов - это материальная услуга, ее результатом является перевезенный по правилам логистики груз, т.е. доставленный клиенту в сохранности в нужное место, в нужное время, с наименьшими затратами. Процесс оказания услуги (создания потребительской ценности) ассоциируется с деятельностью поставщика (и его партнеров - соисполнителей бизнес-процесса), а потребления - c деятельностью клиента. При этом, на практике наблюдается значительная активизация роли клиента в проектировании услуги, что находит отражение в заказах на комплексное обслуживание. В транспортно-логистической деятельности холдинга -это обеспечение логистики снабжения, сбыта и внутризаводской логистики промышленных предприятий, международные мультимодальные перевозки, представление интересов в таможенных и налоговых органах и др.

Бизнес-процесс определяется в компании как набор специальных или упорядоченных действий, которые выполняются на постоянной основе. Это определение соответствует стандарту ISO 9000 2000 и уточняется вводными, имеющими значение для описания и формализованного представления бизнес-процессов транспортно-логистической деятельности:

• процесс начинается с события и может иметь несколько вариантов окончания;

• при совершении процесса «входы» преобразуются в «выходы», ресурсы процесса расходуются;

• входами, как правило, являются материалы и информация, выходами - материальная или нематериальная услуга и информация;

• ресурсами процесса являются персонал, непосредственно выполняющий данную деятельность, оборудование, технологии, методики, определяющие требования к выполнению процесса, средства и системы измерения, а также производственная среда;

• выходы одного процесса, как правило, являются входами других процессов;

• результативность процесса определяется полезностью выхода для адресата, соизмеренной с потребительской ценностью, предоставляемой в адрес клиента-заказчика транспортно-логистической услуги.

По назначению в процессе обслуживания бизнес-процессы подразделяются на основные, вспомогательные и управленческие:

• основной бизнес-процесс транспортно-логистической деятельности соответствует ее специализации и обладает признаками потокового процесса - перевозка груза. Варианты основных бизнес-процессов описываются схематически таблицей 1, где насыщенность цвета ячеек отвечает организационно-технологической сложности процесса;

• вспомогательные процессы работают в поддержку основного бизнес-процесса и обеспечивают доставку груза в соответствии с правилами логистики (предоставление вагонов, инфраструк-

туры для отстоя вагонов на путях общего и необщего пользования, предоставление оборудования и приспособлений, погрузочных реквизитов при перегрузке грузов на пограничных станциях и др.);

• управленческие бизнес-процессы обеспечивают организационное единство основных и вспомогательных бизнес-процессов в достижении клиентоориентированности транспортно-логистического бизнеса. Они реализуют общие функции управления (проектирование, планирование услуг, организация обслуживания и др.) и специальные функции, в числе которых, с точки зрения применения технологий смарт-контрактов и блокчейна, востребуется бизнес-процесс «Договорное сопровождение услуги».

Таблица 1

Варианты основных бизнес-процессов транспортно-логистической деятельности ОАО «РЖД»

Вид транспорта Территориальный охват (трансграничность перевозки)

Внутренняя Международная Транзитная

Унимодальная железнодорожная перевозка

Мультимодальная перевозка на базе железнодорожного плеча

В формализованном виде идея идентичности услуги и бизнес-процесса с вариантами решений описывается на примере основного бизнес-процесса «Перевозка груза» (см. табл. 2).

Результаты

Современная реальность такова, что целевая бизнес-модель «РЖД» в целом, а значит и ее составная часть - целевая модель транспортно-логистического бизнес-блока, декомпозированная по линии транспортно-логистического бизнес-блока до бизнес-процессов, в условиях цифровой трансформации экономики должна приобрести цифровую форму. Принципы цифрового бизнеса (цифровой бизнес-модели) декларированы Концепцией реализации комплексного научно-технического проекта «Цифровая железная дорога» (утв. 05.12.2017 г. № 1285):

• полная согласованность - наличие необходимой, достоверной и своевременной информации о событиях и намерениях одновременно у всех субъектов, участвующих в предоставлении услуг, включая сотрудников, клиентов и партнеров;

• бизнес в режиме онлайн - принятие обоснованных решений и осуществление действий без критичных (повышающих риски или дополнительные затраты, снижающих конкурентоспособность услуг) задержек;

• управление сервисами - планирование и контроль деятельности в контексте показателей услуг для клиентов, которые, в свою очередь, складываются из показателей внутренних сервисов.

Таблица 2

Формализованное представление услуги категориями бизнес-процессов

Услуга Составляющие бизнес-процессы

Базовая услуга (БУ) БУ = О + £ В> + £ У у Г=1 у=1

Комплексная услуга (КУ) Ап Ар КУ = БУ +£ В{ + 1=1 у=1

Примечание: О - основной бизнес-процесс; В - вспомогательный бизнес-процесс; У - управленческий бизнес-процесс; Ап и Ар - соответственно, приращение числа вспомогательных и управленческих бизнес-процессов относительно базовой услуги.

Согласно представленным в Концепции цифровизации обоснованиям, последовательное осуществление принципов цифрового бизнеса при реализации комплекса ключевых технологий (интернет вещей, высокоскоростные сети передачи данных, технологии обработки больших данных, интеллектуальные системы, мобильные приложения - технологии смарт-контрактов и блокчейна в их числе) должно вывести на построение цифровой бизнес-модели с присвоенным ей названием «Цифровая железная дорога». Обсуждение

Преемственность цифровой бизнес-модели к целевой бизнес-модели холдинга «РЖД» и ее транс-портно-логистического блока опосредуется построением высокоуровневой функциональной модели холдинга с выделенной функциональной областью «Грузовые перевозки» и ее сопровождением сервисной моделью, в структуре которой имеются блоки «Логистика перевозки» и «Договор». Присутствие в цифровой модели этих сервисных блоков работает на общую идеологию Концепции цифрови-зации: Цифровая железная дорога холдинга «РЖД» представляет собой такое соотнесение информационных технологий с сервисными блоками, при котором реализуются принципы цифрового бизнеса, что позволит встроить цифровую бизнес-модель холдинга в интеллектуальные логистические системы грузоотправителей и обеспечить «бесшовное соединение» с другими транспортными системами. По логике целевой модели, цифровизация бизнеса достигается через цифровизацию бизнес-процессов, что соответствует требованиям системы смарт-контрактинга.

Согласно проекту федерального закона «О цифровых финансовых активах» смарт-контракт -это договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств. Реализация технологии смарт-контракта предполагает создание среды цифрового доверия, предоставляющей участникам грузовой перевозки достоверную информацию о состоянии процессов, статусе и времени исполнения процедур операционной деятельности. В указанной базе данных необходимо фиксировать всю историю изменений этой информации, которая должна быть доступна всем участникам бизнес-процесса, а также обеспечивать по факту наступления событий (информационно-контрольных точек) автоматический расчет финансовых обязательств, описанных в смарт-контракте. Заключение

Сегодня ОАО «РЖД» уже приступило к реализации проектов, связанных с цифровизацией логистики [4]. Перспективы этой работы видятся в формировании полноценной и полномасштабной экосистемы смарт-контрактов, включающей всех участников договорных отношений в совокупности с поддерживающими эти отношения технологиями и платформами, а также среду их взаимодействия. По замыслам смарт-контракт должен стать контрактом жизненного цикла услуги -от проектирования до исполнения в заявленном клиентом объеме поставок, что позволит перейти к практике выстраивания долгосрочных взаимоотношений с клиентами и применения соответствующих СКМ-систем.

На пути к реализации замыслов предполагается организация работы по извлечению преимуществ смарт-контракта в разрезе трех плоскостей, определяемых его базовыми свойствами: бизнес-плоскости (смарт-контракты вносят вклад в транспортно-логистический бизнес), технологической или программно-информационной плоскости (являют собой программный код) и правовой плоскости (требуют нетрадиционного и традиционного правопримененения):

1. Бизнес-плоскость отражает ценности смарт-контрактов с точки зрения их субъектов-участников и включает следующие ключевые моменты:

• наблюдаемость контракта - возможность проконтролировать состояние договора на этапах заключения и исполнения, самостоятельно убедиться в том, что контрагент выполнил свою часть обязательств. Наблюдаемость на этапе заключения договора нивелирует асимметричность информации и позволяет исключить риск «скрытого знания», когда одна из сторон пытается заключить соглашение, заведомо невыгодное для второй стороны. Наблюдаемость на этапе исполнения контракта минимизирует риск «скрытого поведения», возникающего в случае, когда одна из сторон скрывает конфликт интересов с обязательствами - например, одно и то же событие приводит к нарушению

условий договора и страховому случаю, причем страховая выплата превосходит вознаграждение по контракту;

• проверка валидности смарт-контракта и наличие инструмента принуждения к исполнению его положений через автоматизацию правоотношений;

• автоматизация правоотношений - исключение воли на этапе исполнения обязательств и самоис-полняемость обязательств. Самоисполняемость снижает зависимость от воли и действий контрагентов, обеспечивает большую предсказуемость, более надежные грузовые и финансовые потоки, потенциально сокращает количество судебных разбирательств;

• защищенность условий смарт-контракта и информации о его выполнении - ограничение любых действий третьих лиц в отношении договора. Ограничения распространяются на обработку данных договора, осуществление контроля за содержанием и исполнением договора, активное вмешательство в создание, подписание и исполнение договора.

Главная ценность смарт-контрактов для бизнеса состоит в сокращении зависимости от действий контрагента и прогнозируемый денежный поток - как одно из следствий этого;

2. Технологическая (программно-информационная) плоскость реализует то свойство, что смарт-контракт - это безопасная неодолимая компьютерная программа, соответствующая соглашению, которая автоматически выполняется с обеспечением применения силы [5, с. 244], предоставляемым, в частности, технологией блокчейна. Принципиально блокчейн являет собой распределенную пиринговую сеть, наложенную и действующую поверх Интернета, который служит базовым уровнем коммуникации в любой сети. В более точных технических терминах, блокчейн - это распределенный, пиринговый, криптографически защищенный, (практически) неизменяемый реестр, поддерживающий только добавление блоков, обновляемый лишь в результате договоренности (соглашения) между всеми участниками [5, с. 34-42].

Варианты решений о применении блокчейна предусматривают выбор между: открытым публичным блокчейном (доступ к реестру имеют все пользователи); закрытым публичным блокчейном (запись могут осуществлять авторизованные пользователи, чтение могут производить все пользователи); закрытым частным блокчейном (доступ к реестру, в том числе для записи и чтения, могут иметь только авторизованные пользователи) [6]. Блокчейн-технология позволяет в корне изменить модели управления за счет жесткого распределения между человеком и машиной функций принятия решений и функций их исполнения, соответственно. Появляется новая форма контроля за исполнением - это техническое решение для понятия «доверие». Значение проблемы доверия будет постоянно возрастать с развитием экосистемы смарт-контрактов.

В логистике блокчейн сможет заменить транспортные накладные - бумажные документы, которые перемещаются вместе с грузом и заполняются по мере передачи ответственности от одних участников процесса к другим [7]. Блокчейн представляется более удачным механизмом - основу доверия здесь составляют криптографические подписи, отчего уровень доверия к транзакциям возрастает;

3. Юридическая плоскость применения смарт-контрактов на основе блокчейна предполагает, что они будут не только программно реализуемыми, но одновременно и легитимными [8]. Смарт-контракты должны быть самоприменимыми, в отличие от юридического правоприменения. Они должны базироваться на принципе «код - это закон» [9], что означает отсутствие необходимости в арбитре или третьей стороне для контроля смарт-контракта либо влияния на ход его выполнения. Благодарности

Статья подготовлена в рамках договора на выполнение работ по плану научно-технического развития ОАО «РЖД» (НПК) № 3488963 от 20 июня 2019 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Объем онлайн-продаж услуг грузовых перевозок РЖД вырос на 70% в 2019 году. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://news.ati.su/news/2020/02/10/obem-onlayn-prodazh-uslug-gruzovyh-perevozok-rzhd-vyros-na-70-v-2019-godu-222300 (дата обращения 17.02.2020).

2. Силкина Г.Ю., Щербаков В.В. Современные тренды цифровизации логистики. СПб.: ПОЛИТЕХ-ПРЕСС, 2019. 237 с.

3. Sherbakov V., Silkina G. Atlantis Highlights in Computer Sciences, volume 1. Proceedings of the International Conference on Digital Technologies in Logistics and Infrastructure (ICDTLI 2019). [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://doi.org/10.2991/icdtli-19.2019.15 (дата обращения 12.02.2020).

4. РЖД создает блокчейн-сервис мониторинга смарт-контрактов грузовых перевозок. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.tadviser.ru/index.php (дата обращения 03.03.2020).

5. Башир И. Блокчейн: архитектура, криптовалюты, инструменты разработки, смарт-контракты. М.: ДМК Пресс, 2019. 538 с.

6. Щербаков В.В. Технология блокчейн в системе смарт-контрактов транспортно-логистической компании // Современный менеджмент: проблемы и перспективы: сб. статей по итогам XIV Междунар. науч.-практ. конф. «Современный менеджмент: проблемы и перспективы». 25-26 апреля 2019 г. Санкт-Петербург. СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2019. C. 797-801.

7. Blockchain in Logistics. Perspectives on the upcoming impact of blockchain technology and use cases for the logistics industry. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.logistics.dhl/content/dam/dhl/global/core/docu-ments (дата обращения 24.09.2019).

8. Юрасов М.Ю., Поздняков Д.А. Смарт-контракт и перспективы его правового регулирования в эпоху технологии блокчейн. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2017/10/9/smartkontrakt_i_ perspektivy_ego_pravovogo_regulirovaniya_v_epohu_tehnologii_blokchejn (дата обращения 15.08.2019).

9. Gilot B. Code! = Law // CryptoIQ 2016. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://blog.cryptoiq.ca/?p=534 (дата обращения 22.09.2019).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.