Научная статья на тему 'Индустриальное развитие и образовательное пространство провинциального города в конце XIX начале XX В. (на примере Иваново-Вознесенска)'

Индустриальное развитие и образовательное пространство провинциального города в конце XIX начале XX В. (на примере Иваново-Вознесенска) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
794
48
Поделиться
Ключевые слова
ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ / ТЕКСТИЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ. ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС / ПРОМЫШЛЕННОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ РОССИИ / ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ / ДЕМОГРАФИЯ / ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО / ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Балдин Кирилл Евгеньевич

В статье рассматриваются особенности промышленного развития города Иваново-Вознесенска в конце XIX начале XX в. как одного из крупнейших в дореволюционной России индустриальных центров. Анализ потенциала и проблем местной текстильной промышленности осуществляется в тесной связи с рассмотрением деятельности профессиональных учебных заведений, открытых в городе и готовивших кадры для всего окрестного промышленного района. По числу и разнообразию этих образовательных учреждений Иваново-Вознесенск резко выделялся среди окрестных уездных и губернских городов.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Балдин Кирилл Евгеньевич,

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Индустриальное развитие и образовательное пространство провинциального города в конце XIX начале XX В. (на примере Иваново-Вознесенска)»

^Щ ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ

И БУДУЩЕЕ ИНДУСТРИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX В. (НА ПРИМЕРЕ ИВАНОВО-ВОЗНЕСЕНСКА1) К.Е. Балдин

Традиционный и хорошо известный истори- Дмитровская, Вознесенская и Троицкая слободы кам алгоритм возникновения города на Руси со- полукольцом охватили село Иваново с юго-запа-стоял в следующем: князь вначале строил крепость, да, запада и севера. В 1853 г. они слились в Возне-которая сама по себе городом пока не являлась, но сенский посад, который в свою очередь при объ-представляла собой зародыш его. В дальнейшем единении с селом Ивановом в 1871 г. дал начало постепенно вокруг крепостных стен образовывал- городу Иваново-Вознесенску. Таким образом, была ся посад, населенный ремесленниками, торговца- частично воспроизведена средневековая схема геми и теми, кто обслуживал нужды гарнизона. Кре- незиса города, только в данном случае он возник не пость в сочетании с посадом и являлась городом в как симбиоз крепости и окружавшего ее посада, а полном смысле этого слова. как соединение промышленного села и возникше-

В случае с Иваново-Вознесенском протогоро- го рядом с ним промышленного же посада. дом выступило не оборонительное сооружение, Кажется, именно про Иваново-Вознесенск

как это происходило в классическом варианте, а были сказаны слова В. П. Семенова-Тян-Шанского торгово-ремесленное село Иваново, которое по (сына замечательного путешественника): «Так вы-письменным источникам известно с начала XVII рос в России несколькими столетиями позже За-

в., а по археологическим данным его начало может падной Европы торгово-промышленный город, быть датировано XV-XVI вв. Не имея никакого во- более или менее приближающийся к западноевро-енного значения, поселение постепенно разраста- пейским образцам, хотя нередко и отличающийся лось за счет расширения масштабов промысловой от них многими, чисто русскими чертами длитель-деятельности крестьян. В первой половине XIX в. ного переходного состояния от деревни к городу» оно было по численности населения крупнее, чем [16, с. 45].

некоторые соседние города. Семенов-Тян-Шанский имел здесь в виду не

Одновременно, в первой половине позапро- какой-либо конкретный город, а тип молодого рос-шлого столетия рядом с крепостным селом, при- сийского урбанистического поселения, которое надлежавшим тогда графам Шереметевым, возни- выросло исключительно благодаря динамичному кают одна за другой слободы. Непосредственным промышленному развитию. Причем это произ-толчком к их появлению послужило то, что так водство могло принадлежать к самым различным называемые капиталистые крестьяне, выкупивши- отраслям. Для бурно росшего Екатеринослава та-еся на свободу, переносили свои промышленные ким двигателем являлась металлургия, для Баку предприятия из Иванова на земли, купленные ими — нефтедобыча и нефтеперегонка, а для двух Ману соседних помещиков, чтобы ни в чем не зависеть честеров — русского и польского, т.е. для Ивано-от своего бывшего барина. Рядом с этими новыми во-Вознесенска и Лодзи — крупная текстильная заведениями поселялись те, кто трудился на них индустрия. Попутно отметим, что существовал еще

— служащие и рабочие. Постепенно Ильинская, и «Русский Шеффилд» — Павлово на Оке, здесь,

'Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проведения научного исследования «Образовательное пространство российской провинции и общественность в конце XIX - начале XX в.» (проект № 13-11-37001).

17

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

ИНДуСТРИАЛЬНОГтОРОДА

как и в английском Шеффилде, получила широкое развитие металлообработка. Правда, городом это впечатляющее по размерам промышленное село стало только в 1919 г.

Когда Иваново-Вознесенск появился на карте Владимирской губернии как безуездный и заштатный город, то в нем числилось немногим более 10 тыс. чел. населения. По итогам первой всероссийской переписи 1897 г. здесь насчитывалось 54 тыс. чел., по оценке 1900 г. — 64 тыс., в 1904 г. — 83 тыс., 1913 г. — 147 тыс. [21, с. 158, 281]. Город далеко шагнул за свои официальные границы, динамичный рост промышленности и населения в «Русском Манчестере» повлек за собой возникновение вокруг него различных местечек и слобод: Ям, Старого и Нового Ушакова, Петрищева, Завертяихи, Голодаихи, Рылихи, Глинищева, Фрянькова, Петропавловской и Боголюбовской слобод. Жителями их были преимущественно рабочие, трудившиеся на местных текстильных предприятиях. Таким образом, наряду с землями, находившимися внутри городской черты, существовало еще то, что можно назвать «большим Иваново-Вознесенском», включавшим в себя вышеперечисленные селитебные территории.

По данным переписи городов, проведенной в России в 1904 г., в стране насчитывалось 88 губернских и областных городов, 612 уездных, а также 249 безуездных и заштатных. Больших городов (с населением более 100 тыс. чел.) в стране было немного — всего 20, средних городов (от 20 тыс. до 100 тыс. чел.) — 175, малых (от 5 тыс. до 20 тыс.) — 455. Кроме того, официальная статистика выделила в отдельную категорию так называемые города-села с населением менее 5 тыс. чел., их оказалось 293 [4, с. 440]. В соответствии с классификацией по критерию административных функций Иваново-Вознесенске относился к низшей категории — городам безуездным и заштатным. Однако по численности населения он в 1904 г. принадлежал к средним городам, а накануне Первой мировой войны уверенно вошел в высшую категорию крупных городов.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Существовали показатели, по которым «Русский Манчестер» опережал даже две столицы. Согласно данным того же В. П. Семенова-Тян-Шанского, го-

довой оборот промышленности и торговли в расчете на одного жителя в Петербурге составлял 985 р., в Москве — 1146 р., а в Иваново-Вознесенске — 1305 р. Причем, в рассматриваемом нами безуезд-ном городе промышленность абсолютно преобладала над торговлей, составляя 82 % от их общего оборота. В Москве этот показатель составлял 27 %, а в Петербурге — 30 % [7, с. 121].

Главным процессом, который в пореформенные десятилетия происходил в текстильной промышленности Иваново-Вознесенска и окружавшего его края, было завершение промышленного переворота. В прядильном и ткацком производствах массовый переход от ручного ткачества и прядения к механическому происходил в 1860-70-х гг. В дальнейшем технический прогресс в прядении шел в основном за счет перехода с мюльных на ватерные машины, которые были приспособлены для изготовления более грубых тканей, являвшихся основой ассортимента местных фабрик. Темпы технических преобразований в ткацкой отрасти были медленнее, на рубеже XIX - XX в. на предприятиях региона устанавливались каретки Добби и машинки Жаккарда для изготовления фасонных тканей. Но ими были оснащены далеко не все станки. В ткацком производстве продолжали использоваться исключительно механические станки, хотя за рубежом и на некоторых отечественных предприятиях стали применяться уже автоматические агрегаты, для обслуживания которых требовалось значительно меньше рабочей силы [1, с. 87].

В отделочном производстве реальные признаки технического прогресса были более зримыми и многочисленными, чем в прядении и ткачестве. В 1850-60-х гг. громоздкие и не очень эффективные перротины были окончательно вытеснены цилиндрическими машинами, которые позволяли быстро отделывать ткани при почти неограниченном количестве цветов. В цехах с каждым десятилетием появляются все новые агрегаты для протравки, окраски, отбеливания, просушивания тканей и других операций, последовательный ряд которых в отделке очень продолжителен. В начале ХХ в. в практику отделочной техники стали вводиться принципы литографии.

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^НДуСТРИАЛЬНОГ™“РОД^^

Для текстильной промышленности Ивано- фортную атмосферу для отечественного бизнеса. во-Вознесенска была характерна высокая степень Государство предоставляло буржуазии свободу в концентрации производства. В Иваново-Вознесен- области предпринимательства при условии ее не-ске на рубеже XIX и XX вв. насчитывалось около вмешательства в политику.

50 более или менее значительных предприятий. Рынком сбыта для ивановских ситцев являлась

Однако по нашим подсчетам индустриальное лицо практически вся территория страны — от запад-города определяли полтора десятка тех заведений, ных губерний до Дальнего Востока. Сбыт тканей которые числились в статистике того времени в ка- осуществлялся на ярмарках, постепенно важней-

честве крупных и крупнейших. Это фабрики Зуб- шим центром оптовой торговли мануфактурой ковых, Полушиных, Витовых, фокиных, Н. Дер- стала Москвы. Каждая уважающая себя ивано-бенева, Кокушкина и Маракушева, А. Гандурина, во-вознесенская фирма имела контору и оптовый

Н. и Л. Гандуриных, Д. Г. Бурылина, А. Новикова, склад продукции в «старой столице», в частности И. Гарелина, Н. Гарелина, Иваново-Вознесенская в ее деловом сердце — Китай-городе. Внешняя

ткацкая мануфактура, Куваевская и Покровская торговля тканями играла заметно меньшую роль, мануфактуры. Все они по своей отраслевой при- чем продажи на внутреннем рынке. Среди внеш-надлежности являлись хлопчатобумажными пред- них рынков был основательно освоен только один приятиями. — Персия, в меньшей степени — Китай. В Иране

Одной из важных причин концентрации про- иваново-вознесенские и другие российские ткани изводства в данной отрасли было то, что хозяева успешно конкурировали даже с английской профабрик стремились иметь у себя не только отде- дукцией. Персидские покупатели не требовали от лочные цеха, которые давали готовую продукцию текстильной продукции особенно высокого каче-для продажи, но и ткацкие, которые обеспечивали ства, дешевые ивановские ситцы низких и средних отделочный сегмент фабрики сырьем. В идеале, не- сортов вполне устраивали их. Иваново-вознесен-обходимо было и прядильное производство, чтобы скими промышленниками были предприняты по-предприниматели не зависели от поставок пряжи. пытки проникнуть со своими товарами в Южную При соединении всех трех стадий — прядения, тка- Америку, Африку, на Балканы и даже в Западную чества и отделки под одной крышей возникал ком- Европу, но здесь конкуренция была очень сильной, бинат. Таких в городе было всего три из полутора и эти эксперименты не имели успешного продол-десятков крупных предприятий. Это были заведе- жения [15, Приложение № 1].

ния Н. Гарелина, Д. Г. Бурылина и Н. М. Полушина В течение всего рассматриваемого периода не-

[20]. Однако, при выяснении причин такого явле- уклонно росли доходы большинства крупных и

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ния как концентрация, следует иметь в виду, что крупнейших предприятий, что свидетельствовало одной из них являлось то, что значительная часть об их высокой эффективности. В том случае если вспомогательных работ на фабриках осуществля- во главе предприятия стоял опытный и инициа-

лась, как и ранее, вручную. Таким образом, высо- тивный хозяин или же группа директоров-менед-

кая концентрация являлась оборотной стороной жеров, обладавших такими качествами, тогда фа-технической отсталости предприятий. брика даже в условиях кризиса не терпела убытков.

Внешние условия для производственной и Так, на фабрике Зубковых во время охватившего коммерческой деятельности текстильных пред- всю страну экономического спада 1900-1903 гг. приятий были в рассматриваемый период в целом прибыль составляла около 17 % по отношению к благоприятными. После некоторых колебаний в основному капиталу [3, с. 40]. Средний уровень до-сторону фритредерства в царствование Алексан- ходности в местном прядильном и ткацком произ-дра II власти в дальнейшем проводили устойчивый водствах составлял 10-15 %, а в отделочной отрасли протекционистский курс, законодательство о про- он был еще выше, достигая 20-30 %. мышленности и торговле создавало вполне ком-

19

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

ИНДуСТРИАЛЬНОГтОРОДА

У текстильной индустрии «Русского Манчестера» были не только видимые невооруженным взглядом достижения, но и свои серьезные проблемы, которые предприниматели, разумеется, не пытались рекламировать. Одна из них была связана с обеспечением фабрик необходимым сырьем. Несмотря на массовый переход отечественный промышленности с североамериканского на туркестанский хлопок после гражданской войны 1861-1865 гг. в США, иваново-вознесенские промышленники по-прежнему испытывали серьезную зависимость в снабжении этим основным для них сырьем. Хлопок они получали от посредников, в частности, через столичные банки, которые монополизировали его поставки. Не меньшие проблемы имелись и в поставках пряжи, здесь ткацкие фабрики зависели от конторы Кнопов. Многие местные текстильные фабрики получали сырье с принадлежавших этой семье Кренгольмской мануфактуры, пряжа шла и с других предприятий, которые в той или иной степени контролировалась Кнопами. Не случайно в России существовала поговорка: «Где церковь, там поп, где фабрика — там Кноп». Иногда происходили срывы поставок, высокие цены на сырье также беспокоили предпринимателей региона. Некоторые из них, для того чтобы избежать такой зависимости, шли на серьезные издержки и строили прядильные предприятия, но их было явно недостаточно для того, чтобы обеспечить возраставшие потребности всех местных ткацких заведений.

Возник еще один фактор сырьевой зависимости. В середине XIX столетия российская текстильная отрасль в целом обеспечивала себя натуральными красителями, промышленные предприятия получали их с местных заводов (например, предприятие Лепешкина в Иваново-Вознесенске). Во второй половине XIX в. красители, благодаря их искусственному происхождению, стали значительно дешевле, но большая часть их ввозилась из Германии и других западных стран. Часть анилиновых красок изготовлялась на русских заводах, но последние зачастую представляли собой дочерние предприятия немецких фирм. Таким образом, текстильные предприниматели выиграли в отношении дешевизны этого сырья, но проиграли, попав

в зависимость от иностранных поставщиков.

Таким образом, текстильная промышленность в Иваново-Вознесенске и в целом в окружавшем его промышленном районе, развивалась в условиях постоянных снабженческих рисков. Источники основного сырья — хлопка, находились далеко от города — в Туркестане или же в Соединенных Штатах Америки. Большая часть искусственных красителей производилась в Германии. Это обстоятельство крайне неблагоприятно сказалось на текстильной промышленности после начала Первой мировой войны. Далеко от «Русского Манчестера» были расположены и основные источники топлива, т.к. мазут везли из Баку, а уголь — из Донбасса. Что касается местного ископаемого топлива

— торфа, то предприниматели Иваново-Вознесенска пока использовали его очень мало, не воспринимая торф как некую (разумеется, частичную) замену традиционных энергоносителей.

После возникновения на карте страны города Иваново-Вознесенска вокруг него постепенно сложился моноотраслевой промышленный район, который специализировался на производстве в основном хлопчатобумажных и отчасти льняных тканей. В этот регион входили северные уезды Владимирской губернии — Шуйский и частично — Ковровский, Вязниковский, Суздальский, а также южные уезды Костромской губернии — Кинешем-ский, Юрьевецкий и частично — Нерехтский.

Как нам представляется, решающую роль в формировании Иваново-Вознесенского промышленного района сыграла прокладка здесь железных дорог в 1860-1890-х гг. В результате в регионе сформировался своеобразный «косой крест» чугунных магистралей. В меридиональном направлении железнодорожная линия начиналась с юга от разъезда Новки и направлялась через Шую, Иваново-Вознесенск, Ермолино и Середу на север. «Перекладина» этого креста была косой и пролегала с юго-запада на северо-восток от Гавриловского посада и Тейкова на Иваново-Вознесенск и далее на Вичугу и Кинешму к Волге. В центре этого креста находился Иваново-Вознесенск, через который проходила значительная часть как ввозимых, так и

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ИНДуСТРИАЛЬНОГтОРОДА

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

вывозимых из края товаров. Железные дороги составляли своего рода каркас нового индустриального региона.

В конце XIX в. Иваново-Вознесенск стал неофициальной, но повсеместно признанной столицей одноименного промышленного района. Как уже отмечалось выше, «Русский Манчестер» по численности населения был в несколько раз больше, чем любой из городов и фабричных поселков края. Его лидирующее положение объяснялось не только и не столько этим. «Столица ситцевого царства» значительно превосходила их по своему индустриальному потенциалу, являясь ведущим центром текстильной промышленности не только в регионе, но и в стране в целом. Иваново-Вознесенск стал центром притяжения для ближних и дальних окрестностей еще и потому, что здесь еще в конце XIX в. возник сначала Комитет торговли и мануфактур, а затем в начале ХХ в. — Общество фабрикантов и заводчиков Иваново-Вознесенского района. В годы Первой мировой войны в городе также начал работать военно-промышленный комитет, деятельность которого распространялась далеко за пределы «Русского Манчестера». Иваново-Вознесенск с конца XIX в. стал своеобразным информационно-техническим центром, откуда по окружающему региону расходились сведения о технических и технологических новиках в текстильной промышленности. Транслятором такой полезной информации служило местное отделение Русского технического общества, в котором участвовали предприниматели и инженеры всего района.

Не в последнюю очередь ведущее положение Иваново-Вознесенска в индустриальном регионе было обусловлено тем, что здесь сосредоточивалось несколько профессиональных учебных заведений, которые готовили квалифицированные кадры для фабрик и заводов всего окружающего района. Наряду с реальным училищем, гимназиями, начальными школами, в «Русском Манчестере» в начале ХХ в. действовали: механико-техническое училище, школа колористов, рисовальная школа, ремесленная школа, торговая школа и женская профессиональная школа.

Главной причиной массового открытия этих учебных заведений являлась острая потребность местной текстильной промышленности в квалифицированных кадрах. Ткани, выпускавшиеся в «Русском Манчестере», не отличались высоким качеством, слова «линючий ивановский ситчик» стали в свое время брендом расхожим и носившим явно выраженный негативный отпечаток. Изначально невысокое качество местных тканей объяснялось в первую очередь тем, что фабрики текстильного края работали на непритязательного покупателя — крестьянина, в то время как московские и петербургские предприятия ориентировали качество своей продукции на более состоятельные слои населения. Зато иваново-вознесенские предприятия могли рассчитывать на самый широкий рынок в России — многомиллионные массы крестьянства. Вместе с тем, требования даже такого покупателя к текстильной продукции постепенно возрастали с расширением кругозора сельского населения, ростом его грамотности и благосостояния крестьянской верхушки. В конце XIX в. сельский житель уже не был склонен покупать те низкосортные ткани, которые в свое время сбывали в деревню иваново-вознесенские фабриканты сразу после освобождения крестьян.

Для улучшения качества продукции текстильных предприятий необходимо было не только более качественное сырье, не только более совершенное оборудование, но и изменения в человеческом факторе, то есть повышение квалификации рабочей силы. Как нам представляется, главную роль в решении этой задачи в тот период играли не специалисты с высшим образованием, т.к. на рубеже

XIX и XX вв. на среднестатистической текстильной фабрике обычно работал всего один инженер; некоторые предприятия этой отрасли в Ивановском крае вообще обходились без специалистов, окончивших вузы. Дело заключалось в явно недостаточной квалификации работников среднего звена

— мастеров, подмастерьев, механиков, техников, приказчиков. Как правило, на фабриках Иваново-Вознесенска более 100 % таких специалистов являлись «практиками». Вся служебная карьера этих людей обычно протекала на одном и том же

Лабиринт

#1/2014

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

индустриальНоГ™"Рода

предприятии, она начиналась с должности «мальчика на побегушках», со временем эти люди дослуживались до должности механика, техника или старшего приказчика. Их основным козырем были умения и навыки, которые они приобретали в ходе многолетней работы. Что касается знаний, в том числе таких, которые можно назвать фундаментальными (в области математики, физики, химии), то они отсутствовали в интеллектуальном багаже «практиков». Общий кругозор этих людей тоже оставлял желать много большего. Их образование ограничивалось, как правило, тремя годами начальной школы, некоторые в графе «образование» своего формуляра писали: «домашнее». Например, главным механиком на Куваевской мануфактуре долгое время работал выслужившийся из фабричных «мальчиков» М. В. Шумарин. Он нигде не учился и поэтому «образованных» не любил [17, 1910, 8 декабря].

Иногда на местных предприятиях работали иностранные специалисты. Одни из них действительно имели специальное образование, другие просто вводили в заблуждение своих легковерных работодателей-фабрикантов относительно квалификации, полученной на родине. Это были, как правило, немцы, англичане, французы, австрийцы. Очень часто колористами на иваново-вознесенских предприятиях работали поляки. Хотя Польша являлась частью Российской империи, но все же считалась как бы «немного заграницей», поэтому в среде предпринимателей было престижно иметь на фабрике специалиста-поляка. Например, на упомянутой Куваевской мануфактуре ди-ректором-колористом являлся В. С. Плужанский, колористами там же работали В. М. Глищинский и В. Ю. Эборович. На фабрике Полушиных на тех же должностях трудились В. Р. Келбасинский и

Ч. В. Бенедек [5, ф. 4, оп. 1, д. 1454, л. 2, 6, 8].

За подобного рода соображения престижа хозяевам предприятий приходилось платить значительные суммы, т.к. в России жалование иностранного специалиста было в несколько раз выше, чем отечественного. Иностранцы были очень далеки от массы рабочих и служащих, не очень хорошо владели русским языком и обращались со своими

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

подчиненными как с людьми низшего сорта. В некоторых случаях они до такой степени восстанавливали против себя подчиненных, что на предприятиях происходили волнения, заканчивавшиеся крайне неприятными для хозяев эксцессами. Весь текстильный край хорошо знал о том, что в фабричном селе Тейкове Шуйского уезда в 1895 г. во время «бунта» рабочих они буквально растерзали жестокого директора англичанина О. Крошо [14, с. 65 - 66].

Все это вместе взятое настоятельно требовало подготовки отечественных, более того — местных специалистов, т.к. было трудно рассчитывать на то, чтобы выпускники столичных профессиональных училищ охотно поедут в безуездный город со слабо развитой социокультурной инфраструктурой.

Идеи об открытии профессиональных учебных заведений в городе циркулировали в среде местных деловых людей давно. В частности, еще в 1868

г., т.е. до образования города Иваново-Вознесенска, по инициативе фабриканта Я. П. Гарелина было открыто училище для детей мастеровых и рабочих [2, 1868, № 10]. Хотя в нем преподавались некоторые специальные дисциплины, такие как бухгалтерия, понятия о машинах, торгово-промышленное законодательство, это учебное заведение все же было скорее общеобразовательным, чем специальным. В 1880 г. местными деловыми кругами был выдвинут проект открытия ремесленного училища, но до воплощения его в жизнь дело так и не дошло [5, ф. 2, оп. 1, д. 2323, л. 1].

Проблемы на пути к созданию специальных образовательных учреждений объяснялись тем, что местные фабриканты имели очень приблизительное представление о механизме открытия учебных заведений, о существовавших тогда типах этих учреждений. Порой они стучались совсем не в те двери и даже не знали, как письменно сформулировать просьбу о создании такого рода училищ. Терпя неудачи, фабриканты отчаивались достичь конечного результата и отказывались от своих намерений, считая, что пробить бюрократическую стену невозможно.

На самом деле в чиновничьих канцеляриях

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

ИВДуСТРИАЛЬНО"™2рОДА

дела обстояли не так скверно, как представляли их некоторые предприниматели. Среди чиновников, в том числе очень высокого ранга, было немало просвещенных людей, которые искренне стремились к распространению учебных заведений в провинции. Они старались поддерживать и направлять в нужное русло инициативы, которые зарождались в провинции. В частности, в создании первого специального учебного заведения в Иваново-Вознесенске — механико-технического училища, большую роль сыграл попечитель Московского учебного округа граф П. А. Капнист [8, с. 37]. Инспектор по учебной части Министерства финансов С. С. Григорьев во время своего приезда в Иваново-Вознесенск направил в нужную сторону инициативу местных фабрикантов, добивавшихся открытия торговой школы [5, ф. 2, оп. 1, д. 3722, л. 2]. Почти одновременно в городе находился с визитом инспектор промышленных училищ Л. И. Москалев, подсказавший деловым людям алгоритм открытия ремесленного училища. Создание его, как оказалось, можно было заметно удешевить, присоединив его к механико-техническому училищу [8, с. 37].

Роль государства в рассматриваемом нами процессе можно проиллюстрировать небольшим, но знаменательным фактом: в период министерства С. Ю. Витте, который лично курировал развитие сферы специального образования, в Иваново-Вознесенске были основаны 6 из 7 профессиональных учебных заведений, действовавших до революции в городе.

В начале широкой кампании открытия профессиональных училищ в Иваново-Вознесенске, т.е. в середине и второй половине 1890-х гг., местные предприниматели продемонстрировали готовность пожертвовать на образовательные проекты весьма значительные средства. Об этом свидетельствовали траты иваново-вознесенских ситцевиков на строительство весьма дорогостоящих зданий для механико-технического училища, школ торговой и колористической, а также их расходы на оснащение этих учебных заведений соответствующими машинами, инструментами, наглядными пособиями и т.п. [11, с. 16 - 17; 5, ф. 2, оп. 1, д. 2325,

л. 60, 155; 6, с. 13].

В расходах на первоначальное обзаведение профессиональных школ в городе участвовали предприниматели не только из Иваново-Вознесенска, но и других промышленных центров Владимирской и Костромской губерний — Тейкова, Со-бинки, Середы, Кохмы, Южи и др. [5, ф. 2, оп. 1, д. 2325, л. 10, 61; 13, с. 1]. В честь владимирского губернатора Н. М. Цеймерна, сумевшего привлечь средства на устройство в Иваново-Вознесенске торговой школы, благодарные деловые люди учредили в этом учебном заведении стипендию его имени [5, ф. 2, оп. 1, д. 3722, л. 2; оп. 2, д. 472, л. 1, 3].

Рвение предпринимателей на поприще просвещения умело подогревали высшие сановники. В этом отношении нельзя не упомянуть о письме одного из самых влиятельных государственных мужей России, министра народного просвещения И. Д. Делянова, в которой он выражал фабрикантам «Русского Манчестера» «искреннейшую признательность за их просвещенное содействие» в открытии школы колористов [5, ф. 2, оп. 1, д. 2323, л. 47]. Положительный резонанс вызвала в той же среде и телеграмма «большого человека» С. Ю. Витте, направленная в Иваново-Вознесенск в связи с открытием торговой школы. Такого рода поощрительные меры подвигали предпринимателей на новые меры по развитию образовательного пространства в провинциальном городе [11, с. 5].

Практически при всех профессиональных учебных заведениях в начале их деятельности были созданы специальные органы, именовавшиеся попечительными советами; только в рисовальной школе эта структура называлась хозяйственным комитетом [18, с. 3; 12, с. 1]. С одной стороны попечительные советы занимались материальным обеспечением учебных заведений, привлекали для их развития спонсорские средства, с другой стороны — они оказывали поддержку бедным, но способным учащимся.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Отмечая очень значительную и даже решающую роль местных фабрикантов в создании целой сети профессиональных учебных заведений в Иваново-Вознесенске, в то же время не следует переоце-

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

ИНДуСТРИАЛЬНОГтОРОДА

нивать ее. Как уже отмечалось выше, инициативы местных предпринимателей вполне могли закончиться ничем без поддержки и консультационной помощи со стороны просвещенных чиновников. Кроме того, в ряде случаев предпринимательские средства играли свою решающую роль лишь на этапе создания этих образовательных учреждений, когда требовались значительные единовременные расходы на строительство зданий, на оснащение их оборудованием и учебными принадлежностями. Повседневные расходы таких учебных заведений как механико-техническое училище, ремесленная школа, школа колористов обеспечивались достаточно щедрыми государственными дотациями. Например, на механико-техническое училище и школу колористов государство ежегодно тратило по 19-20 тыс. р., а городская дума отпускала по 2,5 тыс. р. на каждое из этих заведений, примерно столько же давали фабриканты [5, ф. 211, оп. 1, д. 88, л. 10; ф. 212, оп. 1, д. 123, л. 11]. Аналогичная схема софинансирования действовала и для ремесленной школы.

В зависимости от уровня платы различным был уровень доступности профессиональных школ. Самой дорогим было обучение в школе колористов (40 р., а потом 50 р. в год), а наиболее доступной была рисовальная школа, в которой плата сначала равнялась 6 р., а потом была снижена втрое [5, ф. 211, оп. 1, д. 81, л. 68; 13, с. 1; 19, с. 1].

Существование довольно высокого спроса на специалистов, относительно невысокая плата за обучение в некоторых заведениях и широкая система социальных льгот, как это ни странно на первый взгляд, не приводили автоматически к высоким конкурсам в эти образовательные учреждения. Более того, некоторые из них даже с определенным напряжением заполняли имевшиеся вакантные места.

Причин такого явления было несколько. Во-первых, значительная часть подростков из крестьянских и мещанских семей вынуждены были по достижении работоспособного возраста идти на местные фабрики зарабатывать на хлеб насущный, чтобы вносить свою лепту в скромный семей-

ный бюджет. Очень часто бывало так, что ученик уходил из специальной школы по достижении 15-летнего возраста, который по существовавшему тогда законодательству являлся нижней границей для найма на фабрики [9, с. 5; 10, с. 5; 8, с. 71]. Во-вторых, в то время информационное поле в масштабах губернии, крупного региона и, тем более, всей России, было неразвито и поэтому сведения о работавших в городе профессиональных учебных учреждениях не всегда доходили даже до соседних уездов [5, ф. 2, оп. 1, д. 2324, л.181].

Что касается третьей причины, которую обычно не принимают во внимание, то она играла очень важную, а порой и решающую роль в том, что конкурсы в рассматриваемые заведения были невысокими. Дело было в том, что для поступления в них необходимо было не просто начальное, а высшее начальное образование, т.е. требовался аттестат министерской школы или высшего начального училища. Между тем, очень немногие подростки получали высшее начальное образование, поэтому дорога им даже в низшие профессиональные учебные заведения была закрыта. В этом отношении очень важным для повышения доступности образования представлялось решение об изменениях в уставе низшего механико-технического училища в Иваново-Вознесенске. [8, с. 39]. Для поступления в него стали требовать от абитуриентов свидетельство об окончании только трех классов начальной народной школы, а недостающие в их интеллектуальном багаже общеобразовательные знания подростки добирали в училище за счет введения в программу русского языка с литературой, истории, географии и других дисциплин.

О том, что местные профессиональные учреждения явно переросли городской или узко-региональный уровень, свидетельствует то, что круг поступавших в них, равно как и выпускников, не ограничивался рамками одного города. Например, в эти учебные заведения поступали подростки не только из Иваново-Вознесенска, Шуи, Кохмы и других промышленных центров Владимирской губернии, но и уроженцы соседней Костромской губернии, Москвы, Московской, Воронежской, Тамбовской, Гродненской губерний. Окончившие эти

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

индустриального^орода

учебные заведения трудились в обеих столицах, Варшаве, Московской, Владимирской, Костромской и других губерниях [5, ф. 212, оп. 1. д. 89, л. 1-4, 23; д. 270. л. 76, 77, 79 - 82].

Ни в одном городе Владимирской и Костромской губерний не было такого большого количества и такого профильного разнообразия профессиональных школ. В Шуе и Кинешме специальных училищ фактически не было. Во Владимире из технических учебных заведений функционировало только так называемое мальцевское, созданное еще в 1885 г. В городах Костромской губернии такого рода учебных заведений было несколько, они были созданы на средства щедрого мецената Ф. В. Чижо-ва, но все же сама Кострома отставала по этому показателю от «Русского Манчестера».

В дальнейшем рассмотренные нами учебные заведения стали важным фундаментом для создания в Иваново-Вознесенске первого высшего учебного заведения. Эта идея была сформулирована местным предпринимательским сообществом еще в годы Первой мировой войны, но свое претворение в жизнь получила уже при Советской власти, когда в 1918 г. был открыт сначала Иваново-Вознесенский политехнический институт, а потом педагогический вуз. В них в определенной степени был использован опыт, уже накопленный в деле профессионального образования в городе, кадровый потенциал существовавших здесь профессиональных школ и отчасти их материальная база.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Список литературы и источников

1. Балдин К. Е., Мокеев С. В. Развитие текстильной промышленности Ивановского края в 60-е гг.

XIX - начале XX в. — Иваново: Издательство «Ивановский государственный университет», 2006. — 256 с.

2. Владимирские губернские ведомости.

3. Всеобщая стачка иваново-вознесенских рабочих в 1905 г. Сб. документов и материалов. — Иваново: Ивановское книжное издательство, 1955.

— 262 с.

4. Города России в 1904 году. — СПб., 1906. — 907с.

5. Государственный архив Ивановской области.

6. Ефремов Д. Д. Краткий отчет за 25-летие существования Иваново-Вознесенского реального училища (1873-1898). — Иваново-Вознесенск, 1898. — 116 с.

7. Иванова Н. А. Города России // Россия в начале

XX века. — М.: Новый хронограф, 2002. — С.111 -136.

8. Иваново-Вознесенское низшее механикотехническое училище. 1894-1898 гг. — Иваново-Вознесенск, 1899. — 111 с.

9. Отчет о деятельности Иваново-Вознесенской рисовальной школы с 1 сентября 1900 по 1 сентября 1901 г. — Иваново-Вознесенск, 1902. — 8 с.

10. Отчет о деятельности Иваново-Вознесенской рисовальной школы с 1 сентября 1908 по 1 сентября 1909 г. — Иваново-Вознесенск, 1910. — 8 с.

11. Отчет о состоянии торговой школы, учрежденной Комитетом торговли и мануфактур в г. Иваново-Вознесенске за первый 1901-1902 учебный год. — Иваново-Вознесенск, 1903. — 36 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

12. Отчет по содержанию рисовальной школы в Иваново-Вознесенске за 1901 г. —Б.м., б.г. — 8 с.

13. Отчет по содержанию рисовальной школы в Иваново-Вознесенске за 1903 г. — Б.м., б.г. — 8 с.

14. Рабочее движение в России. 1895 - февраль 1917 г. Хроника. Вып.1. 1895 год. — М.: Институт российской истории РАН, 1992. — 176 с.

15. Рафалович Л. А. Сбыт товаров российского производства на заморских рынках через Гамбург. Докладная записка на имя г. Министра Финансов.

— СПб.,1894. — 10 с.

Лабиринт

Журнал социально-гуманитарных исследований

#1/2014

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

индустриального^орода

16. Семенов-Тян-Шанский В. П. Город и деревня в Европейской России // Записки Императорского русского географического общества по отделению статистики. Т. Х. Вып. 2. — СПб., 1910. — С. 41 - 52.

17. Старый владимирец.

18. Устав попечительства при Иваново-Вознесенском низшем механико-техническом училище. — Иваново-Вознесенск, 1898. — 10 с.

19. Устав рисовальной школы в г. Иваново-Вознесенске. — Иваново-Вознесенск, 1898. — 16 с.

20. Фабрично-заводские предприятия Российской империи. — Пг., 1914. — 1612 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

21. Экземплярский П. М. История города Иванова. Ч.1. — Иваново: Ивановское книжное издательство, 1958. — 396 с.