Научная статья на тему 'Идеализм глобального прагматизма'

Идеализм глобального прагматизма Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
26
13
Поделиться
Ключевые слова
ПРАГМАТИЗМ / РЫНОК / СТАБИЛЬНОСТЬ / НАЛОГИ / РАСХОДЫ / АМОРТИЗАЦИЯ / СБЕРЕЖЕНИЯ / ПЛАНИРОВАНИЕ / ТРУДНОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ РОСТА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Рассадин В.Н.

Послевоенная экономика в странах Запада не могла сразу отойти от тех форм хозяйственного устройства, которые были навязаны военной обстановкой. Пожалуй, это и стало объективной основой создания в 1947 г. плана Маршалла, который в 1951 г. был заменен законом о взаимном обеспечении безопасности для 17 стран Европы, а также для США, что способствовало усилению роли государства в сфере социально-экономического планирования.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Рассадин В.Н.,

Текст научной работы на тему «Идеализм глобального прагматизма»

УДК 338

идеализм

глобального прагматизма*

в. н. рассадин,

кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник E-mail: vn_rassadin@mail. ru

Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН

Послевоенная экономика в странах Запада не могла сразу отойти от тех форм хозяйственного устройства, которые были навязаны военной обстановкой. Пожалуй, это и стало объективной основой создания в 1947г. плана Маршалла, который в 1951 г. был заменен законом о взаимном обеспечении безопасности для 17 стран Европы, а также для США, что способствовало усилению роли государства в сфере социально-экономического планирования.

Ключевые слова: прагматизм, рынок, стабильность, налоги, расходы, амортизация, сбережения, планирование, трудности и возможности роста.

В качестве истины, которая может быть принята, прагматизм признает лишь одно то, что наилучшим образом руководит нами, что лучше всего приспособлено к любой части жизни и позволяет лучше всего слиться со всей совокупностью опыта

Джеймс Уильям, американский философ

Из всех экономистов конца XIX — начала XX в. был только один — Вильфредо Парето, который считал, не ведая, что это произойдет в действительности, что демократия и коррупция — это синонимы. Это и есть парадокс глобального прагматизма.

Борьба в обществе, как ее видел Парето в отличие от Карла Маркса, происходит не между «пролетариатом и буржуазией», а между новой

* Статья подготовлена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), проект №10-06-00608-а.

социальной элитой и старой господствующей верхушкой. По мнению Парето, подлинная борьба происходит между группировками «элиты» за обладание властью, а основная масса населения остается инертной даже при демократической форме правления. Благосостояние же возрастает, если все члены общества что-то выигрывают, если же изменения в обществе приносят выигрыш одним и ничего другим, благосостояние как основа национальной безопасности и благополучия народонаселения падает [1].

Более 20 лет попытки создать взаимосвязанную и взаимодополняемую систему обеспечения национального согласия только из правительства, вооруженных сил, государственного капитала и оборонной промышленности — не принесли предполагаемого успеха. И каждый раз нереализация того или иного намеченного в этой области действия объяснялась локальными, краткосрочными факторами. Хотя за столь солидный срок, сопоставимый с тремя пятилетними планами в СССР, можно было понять, что этим попыткам противостоит внутренняя спонтанная система дезорганизации (второе начало термодинамики), поддерживаемая постоянными виртуальными внешними факторами. И может быть отсюда следовало бы сделать вывод, что из этих четырех составляющих как минимум одна не является системосоставляющей, а как раз наоборот, системоразрушающей. Хотя на самом деле саморазрушением являются попытки свести эти факторы в единую систему.

В фазе восстановления и подъема каждого из первых двух послевоенных циклов значительные увеличения федеральных расходов в США начинались на ранней стадии подъема, являясь основой

69

целенаправленной государственной экономической политики. Так, в фазе восстановления и подъема цикла бюджетные расходы правительства возросли с 1948 финансового года по 1949 финансовый год на 6,5 млрд долл., с 1949 по 1953 г. (вследствие войны в Корее) они составляли в среднем за год увеличение в 8,6 млрд долл. Военные контракты фактически ограничивались, но профессионалы от военно-промышленного комплекса (ВПК) указывали правительству на уменьшение военных заказов как на причину возможного неблагоприятного поворота деловой перспективы. Это учел Уинстон Черчилль в Фултоне в 1946 г., выступив как зачинатель «холодной войны», не подозревая, что становится инициатором роста глобальной всеобщей послевоенной энтропии общественного согласия.

Такой поворот событий потребовал от государства мер по расширению собственной экономической деятельности. Еще более сильным фактором, послужившим причиной изменения западной политики, было воздействие на военные расходы факта запуска в СССР в 1957 г. на орбиту спутника Земли.

Запуск на орбиту спутника Земли послужил причиной для изменения политики в области военных расходов. Соответственно, с 1957 по 1958 г. бюджетные расходы увеличились на 2,4 млрд долл.

Такое развитие бюджета вызвало сильное политическое движение в США и Англии со стороны финансовых консерваторов за изменение тенденции в области расходов и бюджетного дефицита. В 1960 финансовом году было сделано решительное усилие с целью сбалансировать бюджет. Были приняты энергичные меры финансового ограничения, и правительственные расходы были фактически сокращены с 80,3 млрд долл. в 1959 финансовом году до 75,5 млрд долл. в 1960 г.

Исходя из опыта двухлетнего периода слабого восстановления и подъема экономики, правительство Дж. Кеннеди в начале 1963 г. выдвинуло новую программу, направленную не только на дальнейшее продвижение экономики к состоянию полной занятости и реализации длительной тенденции потенциального роста, но и на предупреждение угрозы нового спада. За два года до этого, впервые приступая к исполнению своих обязанностей, новая администрация возлагала надежды на быстрый подъем экономики, основанный на значительном росте частных инвестиций. Это должно было стимулироваться налоговыми льготами на капиталовложения и новыми правилами министерства финансов, позволявшими осуществлять ускорен-

70 -

ную амортизацию основного капитала. Конгресс задержал прохождение законопроекта о налоговых льготах вплоть до конца 1962 г., так что прошло два года, прежде чем эти стимулы инвестиций смогли начать свое действие. Но, во всяком случае, в начале 1963 г. было очевидно, что требовалось нечто большее. Тогда правительство предложило резкое сокращение налогов на 13,5 млрд долл. как с отдельных лиц, так и с корпораций, осуществляемое в течение 2—3 лет.

Совершенно отличным от дискреционного воздействия (особые условия) является автоматический стабилизирующий эффект новых систем, встроенных в общественную структуру, — новых механизмов, действующих в сторону поддержания стабильности. Встроенные стабилизаторы могут действовать достаточно эффективно исключительно вследствие чрезвычайно возросшей роли государственных расходов и поступлений налогов. Если в 1929 г. общие кассовые платежи государства населению — федерального правительства, правительств штатов и местных органов власти — достигали в целом лишь 10 млрд долл. в условиях экономики, производившей товаров и услуг на сумму 100 млрд долл., то в 1962 г. государственные кассовые платежи (включая платежи по вверенным государству фондам и платежи принадлежащих государству предприятий) достигали 160 млрд долл. в условиях, когда производилось товаров и услуг на 555 млрд долл.

Эти возросшие расходы были более или менее компенсированы увеличившимися поступлениями налогов. Однако соотношение между расходами и поступлениями в течение цикла значительно варьируется. На самом деле именно изменение соотношения расходов и поступлений образует по существу механизм так называемых встроенных стабилизаторов. В фазе экономического спада общая сумма поступлений налогов уменьшается, тогда как расходы государства, такие как выплаты пособий по безработице, по различным видам социального страхования и т. п., возрастают. В фазе восстановления и подъема, напротив, поступления налогов быстро возрастают, пожалуй быстрее, чем растет валовой национальный продукт; отчасти это происходит благодаря системе обложения прогрессивным налогом личных доходов и в особенности в результате значительных циклических колебаний размеров прибылей корпораций. Таким образом, при помощи этого механизма обеспечивается амортизатор экономического спада и ограничивается подъем (поступательное движение вверх). Экономика более или менее стабилизируется.

В период экономического спада изменения в налогообложении и государственных расходах смягчают его. Однако в период подъема каждый из этих факторов компенсирует воздействие другого: увеличение государственных расходов действует в сторону повышения, а рост налогов ограничивает подъем. Если учитывать совокупное воздействие налогов и государственных расходов, то их смягчающее влияние на спад является более сильным, чем чистое ограничивающее воздействие этих факторов в период роста экономики.

В широком плане общая фискальная политика предполагает два типа решений. Один из них связан с задачей достижения полной занятости, другой — с проблемой общественного приоритета, включая военный потенциал.

Политические решения второго типа имеют дело с проблемой распределения производительных ресурсов страны, в том числе и на непроизводственные нужды. Какое количество ресурсов должно быть использовано для того, чтобы удовлетворить потребности государственного сектора? Необходимо ли использовать большее количество имеющихся ресурсов на нужды образования, на программы переподготовки кадров, на нужды школ, больниц, реконструкцию транспортной системы, государственное жилищное строительство и т. п. — таков круг вопросов, связанных с этой проблемой.

Величина государственных расходов в любом обществе, безусловно, будет определяться преобладающими социальными ценностями. Принятие решения в отношении общественного приоритета того или иного вида расходов служит первым шагом в конструировании программы фискальной политики и политики вообще. Все будет определяться культурным и общеобразовательным уровнем развития нации в целом. Из курса истории знаем, что в условиях растущего и все более урбанизирующегося общества государственные расходы имеют вполне устойчивую тенденцию к повышению.

Когда государственные расходы определены, функцией фискальной политики становится регулирование расходов частного сектора, с тем чтобы добиться полного использования ресурсов труда и капитала. Это функция структуры налогов. Налоговые ставки должны быть приспособлены к циклическим колебаниям и тенденциям таким образом, чтобы совокупные государственные и частные расходы соответствовали потенциальному предложению товаров и услуг, которые в состоянии произвести страна. Налоговые ставки должны быть достаточно высокими для того, чтобы предотвра-

тить инфляцию, и достаточно низкими, чтобы достичь полной занятости [2].

Кредитно-денежная политика — необходимый, но далеко не достаточный инструмент. В США после войны, наконец, пришли к восприятию как само собой разумеющейся системы, при которой Федеральной резервной системе — Центральному банку США даны все полномочия в отношении находящейся в обращении денежной массы.

Регулирование налоговых ставок отстаивалось экономистами в течение длительного времени. Наконец в США оно нашло свое проявление в практической деятельности. В своем послании конгрессу по поводу бюджета на 1962 г. президент Дж. Кеннеди просил принять закон, который предоставил бы президенту полномочия (в рамках, установленных конгрессом и подлежащих утверждению конгрессом) регулировать налоговые ставки в целях содействия достижению полной занятости и стабильности цен. Альтернативой могло бы явиться предоставление таких полномочий Центральному банку США.

Конгресс мог бы законодательным путем установить административные рамки, в пределах которых финансовый орган действовал бы таким образом, чтобы обеспечить полуавтоматическую систему изменения налоговых ставок, которое осуществлялось бы в пределах установленных границ в соответствии с заранее согласованными определенными показателями уровня занятости, промышленного производства и цен. И прежде всего в обороне и в государственном секторе экономики.

Поэтому кредитно-денежная политика в США сыграла свою надлежащую роль во всех четырех послевоенных циклах. Как правило, Федеральная резервная система пыталась обеспечить более легкие условия получения кредита в периоды спада и сдерживала денежный рынок на более поздних стадиях экспансии. Программа операций на открытом рынке и регулирования государственного долга предусматривала поддержание процентной ставки по краткосрочным обязательствам на сравнительно высоком уровне, а ставки по долгосрочным обязательствам — на относительно низком.

Так обстояло дело со «спонтанными факторами» при автономных движениях экономики. Преднамеренная же политика включает расходы федерального правительства на гражданские цели и трансфертные платежи, а также расходы штатов и местных органов власти из средств, образующихся на местах.

Проведение различия между «спонтанными факторами» и мероприятиями сознательной по- 71

литики имеет исключительно важное значение. В США закон о занятости, принятый в 1946 г., возлагал на федеральное правительство ответственность за обеспечение максимального уровня производства продукции, занятости и покупательной способности доллара. По существу, в отношении полной занятости и оптимального использования производственных мощностей федеральное правительство стало, образно выражаясь, «последней надеждой». Если рынок обеспечивает полную занятость, то все в порядке. В таком случае правительству почти не приходится иметь дело с проблемой полной занятости, хотя остается и ряд других проблем, таких как социальное обеспечение по старости и болезни, проблемы, связанные с распределением национального дохода и неотложными общественными нуждами. Однако задача обеспечения полной занятости в этих условиях должна решаться автоматически, без вмешательства государства. И только когда действие рыночных спонтанных факторов не обеспечивает полной занятости, тогда необходимо вмешательство правительства [3].

Примечателен тот факт, что половина всех расходов на гражданские цели, произведенных в США федеральным правительством, правительствами штатов и местными органами власти, была направлена на финансирование образования и на строительство шоссейных дорог. Ясно, что ни одно цивилизованное общество не может существовать без таких расходов. Укажите страну с низким уровнем общественных расходов, и эта страна будет иметь низкий уровень жизни.

Известно, что основным содержанием все увеличивающегося числа общественных потребностей является не низкая налоговая ставка, а высокое качество народного образования, коммунальные услуги, обеспеченность жилищами, наличие больниц и клиник и т. д. Поэтому промышленности нужны выпускники средних учебных заведений и колледжей, инженеры, квалифицированные техники и обладающие высокой степенью подготовленности научные работники, а не менеджеры, коммерсанты и маклеры. Поскольку между штатами имеется конкуренция в борьбе за сосредоточение у себя промышленных предприятий, высокий уровень предоставляемых общественных услуг будет все больше и больше предпочитаться низкой налоговой ставке.

В США, где производительность наиболее высока, процент людей, получивших высшее образование, самый высокий. И в других странах обнаруживается тесная связь между жизненным уровнем и уровнем образования. Наиболее быстро

72 -

развивающиеся страны направляют на образование значительную долю своих ресурсов. Это частично обусловлено тем, что образование является такой статьей потребления, которая часто приносит больше удовлетворения, чем материальные блага. Однако ясно, что образование представляет собой вложение в людские ресурсы, чрезвычайно важное для экономического роста.

Нелегко оценить влияние научных исследований, проводимых при содействии государственных организаций, на экономический рост. Большая часть этих работ направлена на военные цели. Обычно засекреченные они имеют серьезное научное значение, но для производительных целей их ценность в связи с секретностью часто бывает ограничена или может выявиться только в отдаленном будущем. Фактически после войны такие расходы достигли наиболее крупных размеров в двух странах — в США и Англии. Экономические результаты были, пожалуй, наименее удовлетворительными в Англии, где производились огромные расходы на атомную энергию и исследовательские работы в области самолетостроения. С другой стороны, научные исследования, увеличивающие производственный потенциал, обычно довольно быстро становятся всеобщим достоянием и, таким образом, их воздействие ощущается во всем мире, а не только в пределах страны, производившей данное исследование.

Как правило, правительства изменяют направления потока капиталовложений и сбережений либо с помощью налоговой политики и субсидий частному сектору, или посредством контроля над финансовыми посредниками, возможно также накопление средств самими правительствами и политикой капиталовложений государственных предприятий.

Уровень налогового обложения сам по себе не препятствует капиталовложениям. Его влияние зависит от распределения налогового бремени и перспектив изменений в этой области в будущем. Высокие налоги на корпорации в сочетании с достаточно высокими нормами амортизации вполне могут стимулировать капиталовложения. Прибыли корпораций и амортизационные отчисления рассматриваются как основные источники финансирования вложений.

Бремя налогов на корпорации во всех европейских странах меньше, чем в США. Частично это объясняется более низкими налоговыми ставками, но главным образом более высокими нормами амортизации.

В Англии изменение ставок по налогу с корпораций часто применялось как антициклическое

мероприятие, имеющее целью повлиять на капиталовложения. Отдельные изменения налоговых ставок не имели успеха в качестве антициклического мероприятия, поскольку их действие сказывалось довольно медленно, а их влияние на экономическое развитие также было отрицательным, поскольку они нарушали ожидания предпринимателей.

Налоговые ставки не дают полного представления о налоговом бремени, поскольку способы исчисления доходов корпораций крайне разнообразны. Имеются различия в степени, в которой компании обязаны давать отчет о своих расходах, в методах оценки запасов и в том, как влияют убытки на налоговые платежи. В Италии и во Франции больше, чем в других странах, распространено уклонение от уплаты налогов, в США, вероятно, меньше, чем где-либо. В Голландии, Англии и США облагаемый налогом доход ограничивается валовой прибылью за вычетом амортизации, но в некоторых континентальных странах облагается и прирост стоимости активов. В ряде стран (например в Дании) реинвестируемая часть чистой прибыли не облагается налогом или он снижается, чтобы учесть рост цен (Франция). Амортизационные отчисления представляют собой необлагаемую налогом часть издержек, которая вычитается из валовой прибыли. Амортизационные отчисления оказывают существенное влияние на налоговые обязательства, поскольку их сумма обычно составляет более половины валовой прибыли. В большинстве случаев амортизационные отчисления охватывают все виды вложений в основной капитал.

Нормальный срок службы оборудования составляет с точки зрения налогового законодательства в европейских странах максимум 10 лет. Ускоренная амортизация представляет собой важный стимул к инвестированию, поскольку благодаря ей фирмы могут располагать более крупными средствами, которые направляются на капиталовложения. Она сокращает риск капиталовложений и облегчает получение кредитов, поскольку значительная доля прибыли освобождается от налога в первые, более прибыльные годы службы оборудования. Ускоренная амортизация означает, что фирма будет иметь более низкие отчисления в будущем, но тем временем она может прибыльно использовать средства, освобожденные от обложения налогом. Суть ускоренной амортизации в том, что ее можно рассматривать как беспроцентный заем. Это особенно важно в условиях постоянного роста цен, поскольку реальная ценность амортизационных отчислений будет уменьшаться, если они распределяются на длительный период. Если

фирма расширяется, то она будет использовать эти дополнительные средства для капиталовложений, и амортизационные отчисления будут постоянно увеличиваться.

Государственные сбережения используются главным образом для финансирования дорожных работ и жилищного строительства; частично они вкладываются в национализированную промышленность, которая обычно работает в убыток. Поэтому небольшие суммы идут в частную промышленность. В некоторых странах, особенно в ФРГ, государственные сбережения использовались для финансирования значительного роста валютных резервов.

Трудно судить о том, в какой степени государственные сбережения шли за счет частных, но так как высокий уровень частных сбережений имел место в странах, где был высоким также и уровень государственных сбережений, можно прийти к выводу, что общим результатом наличия государственных излишков было увеличение фондов, направляемых на капиталовложения. Эти государственные излишки ни в коей мере не могут рассматриваться как результат дефляционной политики ввиду того, что их образование было непосредственно связано со стремлением обеспечить высокий уровень капиталовложений и повлиять на их структуру.

Кроме бюджетных и квазибюджетных мер, правительства оказывали влияние на общий размер сбережений и капиталовложений с помощью политики, проводимой в национализированных отраслях промышленности. Вообще политика цен, которую проводили государственные предприятия, заставляла их прибегать к внешним источникам финансирования. Только в Италии государственный сектор давал значительную прибыль. Темпы капиталовложений в национализированной промышленности влияют на экономический потенциал страны.

Почти все правительства предоставляли ссуды частному сектору. Часть из них предназначена для заполнения «пробелов» на рынке долгосрочных ссудных капиталов в интересах мелких и новых фирм. Это делается, например, в Англии «Финансовой корпорацией для промышленности», «Промышленной и торговой финансовой корпорацией». В большинстве стран предусматривается предоставление безвозмездной помощи, кредитов или субсидий на развитие бедствующих районов или отраслей промышленности. Иногда мероприятия государства, поощряющие капиталовложения, заключаются в преференциальном режиме для слабых отраслей, таких как сельское хозяйство и текстильная промышленность, что часто не содейс-

- 73

твует, а препятствует экономическому росту.

Имеются и другие средства, призванные преодолевать более специфические трудности, которые могут задерживать экономический рост. В 1950-х гг. во всех европейских странах были созданы агентства по вопросам производительности труда, содействовавшие распространению передового опыта. Некоторое развитие получила политика на рынке труда, содействующая мобильности трудовых ресурсов путем переподготовки кадров и предоставления пособий на переезды. Наиболее широко она применялась в Швеции. В большинстве стран, особенно в Бельгии, Франции и Италии, практиковались меры поощрения с целью добиться размещения новых отраслей промышленности в бедствующих районах. Не все правительственные мероприятия способствуют росту. Некоторые виды правительственного вмешательства могут препятствовать росту, если в интересах отдельных влиятельных групп эти вмешательства искажают действие рыночных сил, а антимонопольное законодательство находится в эмбриональном состоянии [4].

В течение XX в. очень немногие страны претендовали на то, что они проводят политику экономического роста в смысле сознательной борьбы за достижение определенных производственных целей. Было только два исключения — Франция и Норвегия, которые в течение большей части этого периода имели официальные плановые задания по развитию экономики и прилагали систематические усилия с целью повлиять на распределение ресурсов в интересах выполнения плановых заданий. Голландия также имела так называемые планы с индикативными прогнозами для руководства политикой, но они не рассматривались как задания, которые должны выполняться при помощи активной политики распределения ресурсов. Швеция также имела полуофициальные наметки долгосрочных перспектив голландского типа. В годы действия плана Маршалла большинство европейских стран составляли четырехлетние планы, в которых указывалось предполагаемое значение помощи, представлявшейся по плану Маршалла, в деле распределения ресурсов. Но идея планирования быстро потеряла свою привлекательность, поскольку ее связывали с контролем. В течение большей части ХХ в. все страны в своей экономической политике главное внимание уделяли текущим антициклическим проблемам, инфляции, достижению полной занятости или равновесия платежных балансов, и очень немногие министры финансов имели ясное представление о том, каким должен быть потенци-

74 -

альный рост экономики за ряд лет, и о том, какую стратегию следует применять для обеспечения этого роста. Следует заметить, что популярность идеи планирования не распространилась на ФРГ. В этой стране господствует последовательная философия откровенного антипланового развития, т. е. теория социальной рыночной экономики. Это вводит в заблуждение многих наблюдателей, считающих, что быстрый рост экономики ФРГ представляет собой чудо или случайность, или что у ФРГ не было никакой политики. В действительности фискальная политика, проводимая ФРГ, создала более мощные стимулы для капиталовложений, чем это имело место в большинстве других стран. Хотя не выдвигалось особых задач, определяющих рост производственного потенциала, проводилась продуманная политика поощрения спроса, и со второй половины 1950-х гг. эта политика форсировалась до пределов, какие только экономика могла выдержать без инфляции.

Хотя в обстановке первой половины XX в. отсутствие планирования не препятствовало экономическому росту ФРГ, а вот в Англии отсутствие согласованных официальных взглядов по вопросу о потенциале роста, вероятно, нанесло значительный ущерб экономическому развитию. Прежде всего правительство было вынуждено волей-неволей распорядиться значительной частью инвестиционных ресурсов в силу наличия национализированных отраслей промышленности. Эти предприятия велись не так, как частные, и многие из них конкурировали друг с другом или с импортной нефтью, что предопределило суть экономических преобразований М. Тэтчер. До этого многие из антициклических фискальных мер, к которым прибегала Англия, поражали развивающиеся отрасли промышленности, такие как отрасли, производящие потребительские товары длительного пользования, или оказывали пагубное влияние на капиталовложения. Оценка перспектив экспорта всегда была исключительно пессимистической; в свете тенденций мировых рынков недостаточно внимания обращалось на реальную проблему конкурентоспособности и на величину сальдо движения капиталов, к которому следует стремиться.

Но наибольшего развития планирование достигло во Франции, хотя это вовсе не означает, что в этой стране проводилась разумная политика экономического роста. Планирование во Франции началось в 1946 г. в виде составления плановых заданий для основных отраслей промышленности, и только постепенно она подошла к составлению согласованного и детального прогноза для страны

в целом, с интенсивным обсуждением всех его аспектов с предпринимателями, профсоюзами, представителями национализированной промышленности, министерством финансов и другими правительственными органами.

Планирование во Франции велось рядом слабых правительств в условиях сильной инфляции. Военные расходы были очень высоки, а государственные бюджеты всегда сводились со значительным дефицитом. Явно отсутствовали длительные цели бюджетной политики. Не было никакой связи между фискальной политикой и целями планов. В результате во Франции в первой половине ХХ в. были две крупных девальвации, значительно более серьезная инфляция цен, чем в других странах, постоянный кризис платежного баланса, с которым справлялись лишь благодаря огромной иностранной помощи, в том числе и от СССР, и снижению валютных резервов до нуля.

Несомненно, что план сыграл положительную роль в деле обеспечения роста в условиях подобного хаоса.

С его помощью удалось добиться создания адекватной инфраструктуры энергетики, транспорта, тяжелой промышленности, так что в Пятой республике (Франция) имелся простор для ускорения роста на более здоровой основе. Благодаря плану крупным национализированным сектором эффективно руководили люди, ясно представляющие себе свои длительные задачи. Однако было бы ошибочно полагать, что французское планирование или связанные с ним санкции могли бы служить образцом для других стран в менее тяжелой обстановке. Французские плановики имели в своем распоряжении большой аппарат прямого контроля над размещением новых инвестиций, а также контроль над возможностью получения средств через рынок капиталов или через специализированные финансовые институты. Они также оказывали непосредственное влияние на распределение ресурсов и применяли средства дискриминационной фискальной и кредитно-денежной политики при выполнении плана.

Практика административного руководства во Франции отличалась высокой степенью централизации, агрессивности и дискриминации. Это дало правительству ясную перспективу с тем, чтобы оно могло осуществлять планирование в области спроса, формулируя социальную политику с учетом как текущих, так и долгосрочных соображений; содействовало принятию правильных решений относительно политики капиталовложений и цен, проводимой в государственном секторе; обеспечило частный сектор обобщенным исследованием

рынков, причем нормальным считались только те условия, которые адекватно отражали требования всех участников этого процесса.

Но более важно было добиться глубокого понимания проводимой политики населением. Во многих случаях правительства стран, попадая, по-видимому, в безнадежное положение, пытаются воздействовать на население, обращаясь к нему со спорадическими призывами и увещеваниями сдерживать рост цен, увеличивать экспорт или капиталовложения, причем эти призывы часто заменяют политику. В связи с отсутствием понимания со стороны населения правительства стран возлагают слишком много надежд на действие автоматических стабилизаторов в качестве замены дискреционной политики или пытаются переложить свою ответственность на руководителей центральных банков, или излагают свою политику в нарочито мистической или метафорической форме. Такой подход к проблемам едва ли может быть особенно действенным, поскольку отсутствие понимания или сочувствия к государственной политике со стороны рядовых людей или бизнесменов лишь усилит чувство неопределенности и снизит стимулы к капиталовложениям. Если правительства стран намерены придерживаться всесторонне взвешенной политики роста, включающей регулирование спроса и уровня цен, а также перспективного планирования, с тем чтобы добиться максимума возможного роста, то они почти наверняка должны иметь какой-то форум1, кроме парламента, в котором главные заинтересованные группы — предприниматели, рабочие, фермеры, потребители.

Для того чтобы определить, насколько успешной была политика, необходимо составить представление о возможностях роста производства в отдельных странах и тех особых трудностях, с которыми они сталкивались примерно по предлагаемому перечню.

1. Последовательность стратегии развития. Изначально необходимо так формировать общественное сознание, чтобы оно опиралось на четкое представление о факторах, укрепляющих социальную безопасность и подавляющих социальную патологию.

2. Отсутствие конфликтов перераспределительного характера.

3. Государство выступает как единое целое (согласованность действий трех ветвей власти).

4. Авторитарную бюрократию время от времени принуждает элиминировать резкое и невы-

1 Допустим, общественная палата.

носимое ухудшение экономических и социальных ситуаций методами государственного и фискального принуждения.

5. Создание стимулов для привлечения иностранного капитала.

6. Конверсия не рассматривается как мероприятие по извлечению доходов и покрытия дефицита правительственных расходов. Это касается и приватизации предприятий ОПК.

7. Диверсификация предприятий ОПК не направлена в маргинальные и технологические «нетребовательные» отрасли.

8. Отсутствует сокращение оборонной промышленности без конверсии.

9. Существует строгий контроль над анклавами, состоящими из больших иностранных предприятий среди относительно маленьких и неэффективных отечественных предприятий.

10. В силу своей нацеленности на конкретность опыта прагматизм У. Джеймса не привязывается к каким-либо особым результатам или системам мира, а является продуктивным методом. Для сравнения воззрений или теорий надо посмотреть, как будут различаться между собой получаемые из них

выводы. Если практически последствия не будут действительно различны, то и соответствующие представления принципиально не различаются. Любые понятия и научные законы представляют собой полезные инструменты в борьбе за существование, выбираемые из соображений удобства. Именно прагматизм позволяет преодолеть догматические претензии на окончательную истину, хотя он должен быть умеренным, т. е. социально обоснованным.

Список литературы

1. Розанваллон Пьер. Утопический капитализм. История идеи рынка / пер. с фр. А. Зайцевой, ред.

B. Каплун. М.: Новое литературное обозрение, 2007. С. 24-26.

2. Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Изд-во «Прогресс», 1968. С. 138.

3. Мэддисон А. Экономическое развитие в странах Запада. М.: Изд-во «Прогресс», 1967.

C. 206-228.

4. Хансен Э. Х. Послевоенная экономика США (Ее характеристика и проблемы) / пер. с англ. М. : Изд-во «Прогресс» , 1966. С. 38-101.

25 августа 2011 г. в гостинице «Holiday Inn Moscow Lesnaya» (г. Москва) группа компаний HeadHunter совместно с группой компаний SLON проводят мастер-класс

«Практика построения HR-бренда: пошаговая программа»

Информационная поддержка - Издательский дом «ФИНАНСЫ и КРЕДИТ»

В программе мастер-класса:

HeadHunter

SLON

group ofcompanies

• как избежать дефицита кандидатов с необходимыми навыками и квалификацией;

• что делать если у вас сложности с привлечением и адаптацией талантливых молодых специалистов;

• создание сильного HR-бренда и стратегия его продвижения;

• примеры из практики ведущих международных и российских компаний.

В рамках мастер-класса у участников будет уникальная возможность разобрать личный рабочий кейс по каждому этапу работы над HR-брендом.

За дополнительной информацией, а также по вопросам участия обращаться по телефонам: +7 (495) 663-72-13; +7 (916) 471-86-20 либо E-mail: at@slongroup.ru.

www.makehrbrand.ru