Научная статья на тему 'Художник и педагог С. В. Кукуруза возвращение имени'

Художник и педагог С. В. Кукуруза возвращение имени Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
3861
133
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРАДИЦИЯ / ГРАВЮРА / ЛИНОГРАВЮРА / УЧИЛИЩЕ / ЦВЕТ / ОБРАЗОВАНИЕ / КУЛЬТУРА / ИДЕАЛ / TRADITION / ENGRAVING / LINOCUT / SCHOOL / COLOR / EDUCATION / CULTURE / IDEAL

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Раимбергенов А. И.

В статье представлена характеристика творческой и педагогической деятельности художника С.В. Кукурузы, работавшего в первой половине ХХ века в Актюбинской области республики Казахстан. Отмечается значение преемственности в творчестве учителя и ученика, указываются основные произведения С.В. Кукурузы, характеризуется техника, в которой он работал ксилография и линогравюра. Цель статьи ввести в научный оборот имя ныне забытого художника, показать преемственность творческого метода в работах художника.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Раимбергенов А. И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

RETURNING OF THE NAME OF S. V. KUKURUZA, AN ARTIST AND TEACHER

The characteristic of creative and pedagogical activity of an artist S.V. Kukuruza, who worked in the first half of the XX century in Aktyubinsk area of the Republic of Kazakhstan, is presented. In the paper the value of continuity in the work of a teacher and a pupil is noted. S.V. Kukuruza's main works are mentioned. This main techniques in the work are described: the xylography and the linocut. The purpose of the article is to introduce the forgotten name of the artist into the scientific circulation and to show the continuity of a creative method in works of the artist.

Текст научной работы на тему «Художник и педагог С. В. Кукуруза возвращение имени»

ско-финских событиях, воевал на Ленинградском и Карельском фронтах в 1941-1942 гг. В 1945-1958 гг. - художник-оформитель Павлодарского областного историко-краеведческого музея. В 1958-1966 гг. - его директор. Автор ряда картин: «Баянульс-кий пейзаж», «Иртыш - река трудовая», «Микоян в Павлодаре» и др. Один из соавторов путеводителя по Павлодарскому Прииртышью (1964). Участник первой персональной выставки в областном художественном музее (2001) [3].

Павел Григорьевич Лысенко (родился 1 декабря 1928 г. в с. Селиверстово, ныне Волчихинский район Алтайского края), живописец. Окончил Алма-Атинское художественное училище им. Н.В. Гоголя (1949). Учителя: А.М. Черкасский, А.И. Бортников и др. В 1951 -1952 гг. учился в Вильнюсском художественном интернате. Член Союза художников Казахстана (1970). В 1979-1985 гг. занимался педагогической деятельностью. С 1960 г. складывается собственная живописная манера работы темперой в высветленной мажорной палитре. Любимые жанры: пейзаж, натюрморт («Перед весной» (1959), «Окрестности Алма-Аты» (1965), «Крым»). Тема городского и индустриального пейзажа Новороссийска, Караганды, Вильнюса, Владимира, Павлодара проходит через все творчество: «Дорога в Темиртау» (1970), «Четвертая домна казахстанской Магнитки» (1978), «Утро Павлодарского алюминиевого» (1979), «Собор св. Анны Вильнюс» (1982), «На Иртыше»

(1987). Участник многих областных, республиканских и зональных выставок. Принимал участие в организации первой в Павлодаре детской художественной школы №1 [2].

Художники Павлодара создали значительные произведения, составляющие в настоящее время фонды музеев Павлодарского Прииртышья.

Ярким представителем музыкальной культуры Павлодара в первой половине XX в. явилась Г.Э. Кромер (1909-1982) - основатель детской музыкальной школы и музыкального училища, просветитель по призванию. Музыкальная школа, открытая в Павлодаре в 1948 г., была в то время единственным музыкальным центром города и области, ее коллективом на праздники, выборы приходилось давать по 5-8 концертов в день. В школе учащиеся воспитывались на традициях европейской и русской классической музыки, в то же время велось обучение игры на народных казахских инструментах; все это укрепляло казахскую национальную культуру.

Таким образом, в первой половине и середине ХХ в. в Павлодаре сосредоточились творческие силы с высоким художественным потенциалом. В это время здесь работают выпускники профессиональных художественных учебных заведений, чьи образовательные программы были построены на традициях европейской изобразительной системы.

Библиографический список

1. Дубовая, Е. Щедрость разностороннего таланта // Нива. - 2000. - № 6.

2. Павлодарское Прииртышье: энциклопедия. - Павлодар, 2003.

3. Художники Павлодара: словарь. - Павлодар, 2003.

4. Григорьева, О. Батурин на фоне павлодарского пейзажа // Звезда Прииртышья. - 1998. - 31 января.

5. Куприян, В. Виктор Батурин в художественной культуре своего времени // Нива. - 1998. - № 1.

6. Тереник, М.С. Павлодар - это нашей истории строки. - Павлодар, 2000.

Bibliography

1. Dubovaya, E. Thedrostj raznostoronnego talanta // Niva. - 2000. - № 6.

2. Pavlodarskoe Priirtihshje: ehnciklopediya. - Pavlodar, 2003.

3. Khudozhniki Pavlodara: slovarj. - Pavlodar, 2003.

4. Grigorjeva, O. Baturin na fone pavlodarskogo peyjzazha // Zvezda Priirtihshjya. - 1998. - 31 yanvarya.

5. Kupriyan, V. Viktor Baturin v khudozhestvennoyj kuljture svoego vremeni // Niva. - 1998. - № 1.

6. Terenik, M.S. Pavlodar - ehto nasheyj istorii stroki. - Pavlodar, 2000.

Статья поступила в редакцию 19.03.14

УДК 7.072.2 (574.25)

Raimbergenov A.I. RETURNING OF THE NAME OF S. V. KUKURUZA, AN ARTIST AND TEACHER. The

characteristic of creative and pedagogical activity of an artist S.V. Kukuruza, who worked in the first half of the XX century in Aktyubinsk area of the Republic of Kazakhstan, is presented. In the paper the value of continuity in the work of a teacher and a pupil is noted. S.V. Kukuruza's main works are mentioned. This main techniques in the work are described: the xylography and the linocut. The purpose of the article is to introduce the forgotten name of the artist into the scientific circulation and to show the continuity of a creative method in works of the artist.

Key words: tradition, engraving, linocut, school, color, education, culture, ideal.

А.И. Раимбергенов, ст. преп. каф. изобразительного искусства, черчения и музыкального образования Актюбинского гос. педагогического института, аспирант факультета искусств ФГБОУ ВПО «Алтайский гос. университет», г. Барнаул, E-mail: stm@art.asu.ru

ХУДОЖНИК И ПЕДАГОГ С.В. КУКУРУЗА - ВОЗВРАЩЕНИЕ ИМЕНИ

В статье представлена характеристика творческой и педагогической деятельности художника С.В. Кукурузы, работавшего в первой половине ХХ века в Актюбинской области республики Казахстан. Отмечается значение преемственности в творчестве учителя и ученика, указываются основные произведения С.В. Кукурузы, характеризуется техника, в которой он работал - ксилография и линогравюра. Цель статьи - ввести в научный оборот имя ныне забытого художника, показать преемственность творческого метода в работах художника. Ключевые слова: традиция, гравюра, линогравюра, училище, цвет, образование, культура, идеал.

Обращение к творчеству и педагогической деятельности С.В. Кукурузы (1906-1979) видится актуальным, так как в настоящее время - время реформирования образования и художественной жизни - чётко обозначается проблема взаимодействия культуры и образования. Идеалы культуры обладают большими обучающими возможностями, они являются обязательным элементом учебно-воспитательного процесса. Этой

теме посвящают исследования многие зарубежные учёные, среди которых Л. Уайт, А. Боас, Ю. Лотман и другие. Среди отечественных исследователей особое внимание к проблеме взаимодействия образования и художественной культуры уделяет В.И. Жуковский. Художнический и педагогический опыт С.В. Кукурузы подтверждает важную роль в воспитании гармоничной личности, адаптированной к окружающему миру, суще-

ствование в едином пространстве идеалов образования и идеалов культуры и искусства.

Кукуруза Сергей Васильевич родился на Украине, в селе Приворотье Каменец-Подольской области, в 1906 году 3 февраля. С. 1930 по 1935 год он учился в Киевском Художественном институте, а затем в Московском Государственном Художественном институте имени В.И. Сурикова, закончил его графическое отделение в 1940 году по классу российских графиков А.И. Кравченко и М.В. Маторина. С.В. Кукуруза работал преимущественно в технике гравюры на дереве и цветной гравюры на линолеуме. В 1939 году им была создана серия станковых гравюр на тему «Красная армия». Один лист из этой серии был экспонирован на Всесоюзной выставке молодых художников в 1939 году и на передвижной выставке дореволюционной и советской гравюры, организованной Музеем изобразительного искусства им. А.С. Пушкина. В 1940 году художником были выполнены иллюстрации к поэме А.С. Пушкина «Гаврилиада» для Музея им. А.С. Пушкина в Москве, к повестям Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» и «Сорочинская ярмарка». Около 200 его рисунков и гравюр напечатаны в газетах «Красная Армия», «Звезда», «Комсомольская правда», «Литературная газета» и в ряде журналов.

С 1947 года С.В. Кукуруза работал в городе Актюбинске. С 1951 года он является участником всех республиканских и передвижных художественных выставок в Казахстане. Одной из основных тем художника с этого времени становятся городской пейзаж Актюбинска и Алма-Аты, но большое место в его творчестве занимает пейзаж. В основе работы «Степь цветет» лежит поэтическое осмысление автором природы Казахстана. Сочетается привычный поэтический мотив цветущей степи с приметами новой жизни, вводя в композицию изображение плывущего по безбрежным просторам мощного комбайна, художник образно выражает мировосприятие современника. Серия гравюр на дереве посвящена художником пребыванию украинского поэта Т. Г. Шевченко в Казахстане.

Ряд произведений С.В. Кукурузы хранится в Музее имени А.С. Пушкина (Москва), Государственной Третьяковской галерее (Москва) и в Казахской Государственной Художественной галерее им. Т.Г. Шевченко (Алма-Аты).

К 100-летию со дня смерти А.С. Пушкина в 1937 году им было выполнено несколько гравюр, в том числе портрет А.С. Пушкина. Статья П. Эттингера об этом портрете была помещена в одном из номеров французского журнала «Курьер график» за 1937 год, где этот портрет воспроизведен наряду с работами Фаворского, А.И. Кравченко [1]. В 1939 году художником были выполнены серии листов к повести «Гробовщик» и поэме «Гравилиада» А.С. Пушкина. С. Кукуруза оформил повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба», оформление этой книги выбрал для своей дипломной работы. В 1940 году, успешно защитив диплом, С.В. Кукуруза получает звание художника-графика и покидает институт.

В 1941 году за осуждение военных действий на линии фронта С.В. Кукуруза был репрессирован и был осуждён на семь лет пребывания в лагере [2, с. 4].

С 1947 года С. Кукуруза постоянно проживает в г. Актюбинске, совмещая художественное творчество с преподавательской деятельностью. Произведения, выполненные художником в Казахстане, представляют самый значительный период его творчества. Первое, что обращает на себя внимание при сравнении гравюр Казахстанского периода - это цвет. Увлечение цветной гравюрой, несомненно, связано и с тем, что в Казахстане С. Кукуруза стал резать почти исключительно на линолеуме, лишившись труднодоступного здесь материала - дерева. Вынужденный к такой перемене, он скоро понял, что линолеум

Библиографический список

в руках современного графика может быть более гибким средством многоцветной гравюры, чем классическая ксилография.

Цвет в гравюрах С. Кукурузы служит главным средством эмоциональной выразительности. В листах «Как степь цветет», «Чайки над озером», «В горах Ала-Тау», «Лодки на Днестре» и других, художник, сохраняя необходимую условность, создает гармонию цветовых отношений, выявленную им с глубоким чувством и пониманием специфической роли цвета в гравюре.

Тематика произведений С. Кукурузы в период работы в Казахстане отличается большим разнообразием: это полюбившиеся художнику яркие краски родной Украины, широкие просторы хлебной целины Западного Казахстана, индустриальные пейзажи. Мастер создает серии гравюр городских ансамблей Актюбинска и Уральска, портреты героев труда и портреты борцов за мир Манолиса, Глевоса и Патриса Лумумбы, большой цикл, посвященный Т.Г. Шевченко - вот далеко не полный перечень из тематического разнообразия творческих интересов С.В. Кукурузы.

В лучших гравюрах художника часто можно уловить возвышенно-романтический акцент, что, несомненно, идет у С. Кукурузы от его учителя - советского гравёра А.И. Кравченко. К таким работам можно отнести гравюру «Старое русло Урала», где выразительность черно-белого штриха и пятна передает поэзию изображенного мотива.

В изобразительном искусстве Казахстана графика С.В. Кукурузы занимает значительное место. Гравюрные листы художника бытуют во множестве экземпляров не только в собраниях музеев и в общественных и культурных учреждениях, но и в квартирах и домах, нередко проникая в отдельные юрты животноводов, чабанов. Представляя искусство Казахстана вдали от столицы Республики, С.В. Кукуруза тем самым выполнял большое культурное дело, значение которого трудно переоценить.

Много времени уделял С.В. Кукуруза преподавательской деятельности в Актюбинском педагогическом училище. Молодые учителей, работавшие в разных уголках Казахстана, с благодарностью вспоминают С.В. Кукурузу, научившего их передавать детям то умение, которое они получили от своих учителей. Постоянное общение с молодёжью наполняло художника чувством полноты жизни, пониманием необходимости своей работы, что неизменно обогащало его творчество.

С.В. Кукуруза был прекрасным популяризатором своего дела. Он часто выступал с лекциями и беседами по местному радио и телевидению, с интересными статьями в печати. Художник пользовался большим уважением и популярностью у молодёжи, это подтверждают слова, произнесенные на чествовании С.В. Кукурузы молодым рабочим Актюбинского завода ферросплавов: «Нам людям красота нужна так же, как хлеб, что растет на целинных просторах нашей области, как сталь, выплавляется в цехах нашего завода. Она нам нужна, может быть ещё больше. В нашем крае много знатных хлеборобов, а в городе немало прославленных сталеваров. Но здесь у нас ещё мало художников-мастеров красоты. Поэтому, нам особенно дорого, что среди нас живёт человек, для которого красота является профессией. Не из «Прекрасного далека», а рядом с нами этот человек участвует в нашем общем труде. Поэтому мы любим С.В. Кукурузу и его искусство» [3, с. 57].

Таким образом, художнический и педагогический опыт графика С.В. Кукурузы подтверждает важную роль в формировании гармоничной личности, адаптированной к окружающему миру с помощью идеалов образования, идеалов культуры и искусства: «Динамика развития общества есть динамика человеческой деятельности: преобразовательной, познавательной, оценочной, коммуникативно-информационной, художественной» [4, с. 100].

1. Курьер график: журнал. - Франция, 1939.

2. Г.А. Актюбинской области фонд. 449 оп. 3 дело 63. с.4

3. Ц.Г.А. Фонд 1736 оп.1 ед. хр. 864 с. 57.

4. Степанская, Т.М. Использование в сфере образования духовно-эстетических туристских ресурсов региона (на примере Алтайского края) / Т.М. Степанская, А.Г. Степанская // Культурное наследие Сибири: сб. науч. трудов / под ред. Т.М. Степанской. - Барнаул, 2012. - Вып. 13.

Bibliography

1. Kurjer grafik: zhurnal. - Franciya, 1939.

2. G.A. Aktyubinskoyj oblasti fond. 449 op. 3 delo 63. s.4

3. C.G.A. Fond 1736 op.1 ed. khr. 864 s. 57.

4. Stepanskaya, T.M. Ispoljzovanie v sfere obrazovaniya dukhovno-ehsteticheskikh turistskikh resursov regiona (na primere Altayjskogo kraya) I T.M. Stepanskaya, A.G. Stepanskaya W Kuljturnoe nasledie Sibiri: sb. nauch. trudov I pod red. T.M. Stepanskoyj. - Barnaul, 2012. - Vihp. ІЗ.

Статья поступила в редакцию 17.03.14

УДК 78.02

Polozov S. P FAITHFULLNESS TO THE AUTHOR'S TEXT OR THE LIBERTY OF THE PERFORMER'S SELFEXPRESSION (A. RUBINSTEIN'S VIEWS AND HIS PEDAGOGICAL AND PERFORMANCE PRACTICE). The present article focuses on the interconnection between the author's purport and the performer's interpretation. A.G. Rubinstein's views on the subject demonstrate the controversial character of the composer's and the performer's aims, i.e. a very close connection of the author's intention and the liberty of the performer's interpretation.

Key-words: performer's interpretation, author's purport, A. G. Rubinstein, musical notation, information field of a musical composition.

С.П. Полозов, проф. каф. теории музыки и композиции Саратовской гос. консерватории им. Л.В. Собинова, г. Саратов, E-mail: polozov@forpost.ru

ВЕРНОСТЬ АВТОРСКОМУ ТЕКСТУ ИЛИ СВОБОДА ИСПОЛНИТЕЛЬСКОГО САМОВЫРАЖЕНИЯ (ВЗГЛЯДЫ А. РУБИНШТЕЙНА И ЕГО ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ И ИСПОЛНИТЕЛЬСКАЯ ПРАКТИКА)

В статье раскрывается проблема взаимосвязей авторского замысла и исполнительской интерпретации. На примере взглядов А.Г Рубинштейна показана противоречивость установок композитора и исполнителя, заключающаяся в жестком следовании авторскому замыслу и свободе исполнительской интерпретации.

Ключевые слова: исполнительская интерпретация, авторский замысел, А. Г. Рубинштейн, нотный текст, информационное поле музыкального произведения.

Как известно, в нотном тексте запечатлена лишь часть информационной структуры сложившихся в сознании композитора внутренних представлений о музыкальном произведении. В связи с этим широкое распространение в музыкознании получило мнение о нотном тексте как схеме или модели музыкального произведения. Ограниченность репрезентативных свойств нотного текста создаёт определённый дефицит информации, который нуждается в восполнении.

Рассматривая процесс воссоздания авторского замысла и исполнительской интерпретации, надо иметь в виду то обстоятельство, что качество музыкальной коммуникации обычно оценивается мерой адекватности. Поскольку в данном случае мы имеем дело с передачей информации от композитора к исполнителю, оценка меры адекватности фактически поднимает проблему соответствия авторского замысла и исполнительской интерпретации.

Мы рассмотрим эту проблему на примере взглядов и практической исполнительской деятельности одного из выдающихся музыкантов, деятелей музыкальной культуры России - Антона Григорьевича Рубинштейна. Эта фигура особенно показательна тем, что заключает в себе талант и композитора, и исполнителя.

Приступая к обсуждению данной проблемы, уместно напомнить один из самых широко известных афоризмов А. Рубинштейна: «Сочинение - это закон, а виртуоз - исполнительная власть» [1, с. 176]. В этом заключено признание базисной роли исходного авторского замысла по отношению к исполнительской интерпретации. А. Рубинштейн неоднократно высказывался по поводу необходимости точного следования указаниям нотного текста при исполнении музыки. Причём эта позиция проявилось в различных областях его деятельности.

Прежде всего, А. Рубинштейн страстно обличал вмешательство концертирующих исполнителей в авторский нотный текст. Он называет это произволом и даже преступлением: «Находят же именно нынешние исполнители (капельмейстеры и виртуозы) удовольствие в произволе при исполнении ими сочинений (в этом большею частью виноваты Вагнер и Лист), в перемене темпов, в ферматах, замедлениях, ускорениях, которые не обозначены авторами» [2, с. 51]. Сетуя на то, что при получившей широкое распространение практике исполнения произведения в некоторой редакторской обработке «идеальное стремление исполнить их в духе авторов поневоле остается невыполненным» [3, с. 91], А. Рубинштейн, по сути, высказывает своё негативное отношение к любым формам вмешательства в авторский текст.

Взгляды А. Рубинштейна, демонстрирующие его позицию точного следования указаниям нотного текста при исполнении, ярко проявилась в его педагогической деятельности. От учеников он требовал точного исполнения того, что написано автором в нотах, потому что «автор музыкального сочинения, без сомнения, знал лучше всех, как должно быть исполнено его сочинение» [4, с. 62]. «Нужно стараться исполнять вещь так, как этого хотел ее автор» [4, с. 62]. А. Рубинштейн часто напоминал ученикам о необходимости стремиться наиболее точно следовать пожеланиям композитора [4, с. 65]. При этом среди параметров звучания, зафиксированных в нотном тексте и нуждающихся в точном воспроизведении, Антон Григорьевич требовал безусловно соблюдать «верные» ноты, ритм и оттенки [4, с. 62]. Особое внимание он уделял необходимости следовать динамическим указаниям в нотном тексте: «Для того чтобы передать замысел композитора, надо точно соблюдать все указанные им оттенки» [4, с. 65]. По этому поводу также имеются многочисленные реплики А. Рубинштейна, обращённые к своим ученикам [4, с. 65-66]. Хотя приведённые высказывания имеют непосредственное отношение к педагогической практике А. Рубинштейна, они прямо перекликаются с его общими творческими установками.

Негативное отношение к любым формам постороннего вмешательства в авторский текст стало причиной того, что А. Рубинштейн отклонил предложение Б. Зенфа редактировать издание классической музыки. По его мнению, «индивидуальный взгляд на понимание и на характер исполнения произведений классиков, присоединенный к уже имеющимся, может лишь возбудить сомнения публики, занимающейся музыкой, и разногласия среди художников; на мой взгляд, это принесет скорее вред, чем пользу, нашему искусству» [3, с. 90]. Он желает содействовать академическому изданию музыки, но не индивидуальному [3, с. 96]. Тем самым он выступает против умножения публикаций, содержащих конкретный индивидуальный вариант интерпретации этой или иной музыки.

Всё вышесказанное свидетельствует о том, что в исполнительской практике А. Рубинштейн призывает следовать авторскому замыслу Вместе с тем он сам указывает на наличие объективных трудностей на этом пути. «Но как быть сегодня с Бахом и Генделем, которые не указывали в своих сочинениях ни темпа, ни нюансировки? Можно даже выразить опасение, что там, где композитор хотел быстрый темп, мы берём медленный и vice versa, совершенно искажая таким образом дух сочинения» [3, с. 92]. Отсюда вне зависимости от выбранного исполнителем темпа и нюансировки всегда можно выразить сомнение в их со-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.