Научная статья на тему 'Художественное воплощение легенды о граде Китеже творчестве М. Горького и литературная традиция'

Художественное воплощение легенды о граде Китеже творчестве М. Горького и литературная традиция Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1357
269
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИФОЛОГИЯ / ФОЛЬКЛОР / АРХЕТИПЫ / ГРАД КИТЕЖ / ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ / НАЦИОНАЛЬНЫЙ ОБРАЗ МИРА / MYTHOLOGY / FOLKLORE / ARCHETYPE / KITEZH-TOWN / LITERARY TRADITIONS / NATIONAL IMAGE OF THE WORLD

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ханов В. А.

В статье раскрывается своеобразие художественного воплощения легенды о граде Китеже в творчестве Горького. Устанавливается связь писателя с литературной традицией. Выявляется неоднозначное отношение художника к образу «града взыскуемого».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LEGEND OF KITEZH-TOWN IN M. GORKY'S WORKS: ARTISTIC EMBODIMENT AND LITERARY TRADITION

The article reveals the peculiarity of the artistic embodiment of the Kitezh-town legend in Gorky's works. The writer's connection with the literary tradition is shown. The author describes the artist's ambiguous attitude to the image of «a levied town».

Текст научной работы на тему «Художественное воплощение легенды о граде Китеже творчестве М. Горького и литературная традиция»

УДК 882 (09)

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ О ГРАДЕ КИТЕЖЕ ТВОРЧЕСТВЕ М.ГОРЬКОГО И ЛИТЕРАТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ

© 2010 В.А.Ханов

Нижегородский государственный педагогический университет

Статья поступила в редакцию 02.07.2009

В статье раскрывается своеобразие художественного воплощения легенды о граде Китеже в творчестве Горького. Устанавливается связь писателя с литературной традицией. Выявляется неоднозначное отношение художника к образу «града взыскуемого».

Ключевые слова: мифология, фольклор, архетипы, град Китеж, литературные традиции, национальный образ мира.

Осмысление творчества М.Горького в контексте фольклорно-мифологического материала, идей и образов русской классической литературы является одним из важнейших направлений в современном горьковедении. По справедливому утверждению Л.А.Спиридоновой, «творчество М.Горького необходимо рассмотреть сквозь призму фольклорно-мифологических и книжных традиций. Именно такой подход позволит выявить связь писателя с национальной духовной культурой и установить генетическую цепочку мифологем, соединяющих между собой прошлое, настоящее и будущее»1.

В художественном произведении, его «народно-мифологическом слое», всегда функционирует система мифологем, архетипов, включённых в национальный образ мира. Именно с «народно-мифологическим слоем» самым непосредственным образом связано архетипическое содержание произведения. «Причём архетипи-ческим содержанием, - отмечает Е.М.Меле-тинский, - чрезвычайно богаты миф, легенда, сказка»2. В связи с этим представляется интересной разработка проблемы - интерпретация в творчестве Горького легенды о невидимом граде Китеже. Решение этой проблемы позволит расширить представление о национальном образе мира в творчестве писателя. О граде Китеже Горький упоминает во многих произведениях. В частности, в повести «Фома Гордеев», раскрывая устремлённость мальчика Фомы к счастливой, неведомой жизни, писатель об-

0

Ханов Вениамин Анатольевич, кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и методики обучения русской словесности. E-mail: vakhanov@mail. ru

1 Спиридонова Л.А. Мифопоэтическая основа художественного мира Горького // Максим Горький - художник: проблемы, итоги и перспективы изучения. -Нижний Новгород: 2002. - С. 6.

2 Мелетинский Е.М. О литературных архетипах. - М.: 1994. - С. 64.

ращается к образу «града взыскуемого». Так, во время плавания по Волге Фома спрашивает отца о Китеже, словно надеясь попасть в праведный город:

— Вот завтра приедем в Астрахань... - сказал однажды Игнат.

— А за ней что?

— Море. Каспийское море называется.

— А что в нём есть?

— Рыба, чудак! Что может в воде быть?

— Город Китеж в воде стоит.

— То - другое дело! То - Китеж... В нём - одни праведники жили.

Примечательно, что в ответе, который даёт Игнат Гордеев сыну, отразились представления раскольников о граде Китеже. В интерпретации хранителей «чистой веры», Китеж стал потаённым уголком, где живут праведники. Тем самым уже в начала повествования Горьким поставлена тема праведности жизни, к чему и будет стремиться Фома Гордеев. Невидимый град Китеж Горький упоминает и в повести «Детство». В ней герой-повествователь приводит легенду о пустыннике Ионе, рассказанную ему бабушкой Акулиной Ивановной. Будучи отроком, Иона судился со своей мачехой Божьим судом. Извела злая мачеха отца Ионушки, утопила его в озере. Господь сурово наказал убийцу, и узнали люди правду-истину. Оправданный Ионушка отправляется в далёкий скит у таинственного Китежа, становится праведником. Старенький рыбак взял Ионушку И отвёл его в далёкий скит, Что на светлой реке Керженце, Близко невидима града Китежа.

Только человек с чистым сердцем достоин прикоснуться к тайне святых мест. Такова в этой легенде идея финала, вызывающая в сознании известные строчки из Евангелия: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8). И здесь, как и в «Фоме Гордееве», упоминание о Китеже связано у Горького с те-

мой чистоты человеческой души. Той чистоты, которую вносит в сердце Алёши Пешкова Аку-лина Ивановна.

В повести «В людях», создавая образ церкви, Горький снова обращается к таинственному граду Китежу. Тем самым писатель раскрывает мечту автобиографического героя об иной, лишенной «свинцовых мерзостей» жизни. В церкви Алёша Пешков удовлетворяет свою жажду красоты, обретает душевный покой: «Мне нравилось бывать в церквах <...> Всё вокруг гармонично слито с пением хора, всё живёт странною жизнью сказки, вся церковь медленно покачивается, точно люлька, - качается в густой, как смола, тёмной пустоте. Иногда мне казалось, что церковь погружена глубоко в воду озера, спряталась от земли, чтобы жить особенною, ни на что не похожей жизнью. Вероятно, это ощущение было вызвано у меня рассказами бабушки о граде Китеже».

В приведённом тексте Горький не случайно сравнивает храм с градом Китежем. Православная церковь - не просто строение, а явление неба на земле. Здесь соединились земное и небесное, видимое и невидимое, явное и тайное. Во многом это присуще и «взыскуемому граду» Китежу. В изображении Горького сакральный мир, недостижимый и желанный, скрыт от посторонних, нечестивых глаз. Храм, вода, тьма -это реминисценции библейского сотворения мира, потопа, нашего таинственного Китежа. В таких и подобных им образах писатель ведёт нас к самому сокровенному, изначальному. В эти минуты он рядом с тем состоянием, когда, кажется, еще ничего нет: ни времени, ни движения, но вот-вот должно начаться по Слову Божьему. По слову доброго Бога Акулины Ивановны, который, по утверждению автора-повествователя, «был самым лучшим и светлым из всего, что окружало» Алёшу Пешкова.

Здесь же, в повести «В людях», Горький вспоминает «певучий, грустный рассказ» Аку-лины Ивановны о славном граде Китеже. По своей форме этот рассказ напоминает духовный стих. В нём Китеж чудесным образом спасается от разорения во время монголо-татарского нашествия. При приближении «поганой силищи» взмолился «христианский люд» о помощи. Просит он бога Саваофа и Пресвятую Богородицу не дать татарину «святу церковь на глумление, жён, девиц - на посрамление». Хотят благочестивые люди «достоять службу утрен-ню, дослушать Святое Писание». По воле бога Саваофа архангел Михаил погрузил Китеж в озеро. И сейчас там «люди молятся без отдыху, без устали от заутрени до всенощной».

Благодаря рассказу бабушки Алёша Пешков прикасается к светлому, таинственному. Поэти-

ческая красота легенды настолько очаровала героя-повествователя, что тут же, используя ёмкое, яркое сравнение, он искренне признаётся: «В те годы я был наполнен стихами бабушки, как улей мёдом; кажется, я даже и думал в формах её стихов». Старая китежская легенда в пересказе Акулины Ивановны включает в себя факты, связанные с монголо-татарским нашествием, содержит христианские мотивы, имеет древнеязыческие элементы. В ней исторические события причудливым образом переплетаются с религиозными верованиями. И при всём этом прекрасное поэтическое сказание отличается высоким нравственным содержанием. В нём выражена идея праведности, благочестивости русской души, заключена вера в торжество добра и света. Погрузившийся на дно Светлояра град Китеж предстаёт как некий сокровенный город, становится воплощением коренных ин-туиций русской духовности.

Высокую нравственность сказания о граде Китеже отмечает известный исследователь народных социально-утопических легенд К.В.Чистов. Он справедливо подчёркивает, что сказание о невидимом Китеже среди других социально-утопических легенд «представляет своеобразное исключение. В отличие от большинства «провалищ», которые обычно изображаются в русских преданиях как результат наказания за безнравственность, кощунство и т.д., Китеж изображается городом, погружённым в озеро и тем самым спасшимся от нашествия. Город продолжает существовать, сохраняя исконную праведность и социальное благополучие»3.

Заметим, что в легенде о невидимом граде Китеже, очевидно, отразились архаичные представления о рае. Большой знаток нижегородской старины П.И.Мельников-Печерский в своё время подчёркивал: «Китеж - это земной рай раскольников, населённый блаженными людьми, не знающими ни холода, ни голода и слушающими пение райских птиц»4. По народным представлениям, рай символизируют сад, город, сказочные острова, к примеру, остров Буян, на что указывает А.Н. Афанасьев. «Остров Буян, - пишет исследователь, - поэтическое название весеннего неба <...> Так как весеннее небо есть хранилище тёплых лучей солнца и живой воды, которые дают земле плодородие, одевают её

3 Чистов К.В. Русские народные социально-утопические легенды. - М.: 1967. - С. 321.

4 Мельников-Печерский П.И. Отчёт о современном состоянии раскола в Нижегородской губернии // Действия Нижегородской губернской учёной архивной комиссии. - Нижний Новгород: 1910. - Т. 9. - С. 50.

роскошною зеленью и цветами, то народная фантазия сочетала с ним представление о рае»5.

Остров - результат «опредмечивания» семантики слова «рай» - отовсюду огороженное место. Море, океан (=вода) выступает как непреодолимое или трудно преодолимое препятствие. Так, в «Слове о рахманах» рассказывается о «великой реке Океан» и острове, где живут макровии, что значит «блаженные». Они не согрешили Богу, близ рая живут. В литературном памятнике «О земном устроении» (в средневековой Руси это что-то вроде естественнонаучной энциклопедии) рай тоже помещается за океанским источником.

Порой благочестивые места помещаются под землёй. Но в этом случае на «том свете» ничего специфически подземного нет. «Иной мир» предстаёт обычно неким подобием земной жизни. Там вовсе не темно, такая же земля, как здесь: «...вышли они на широкое поле (тоже своеобразное препятствие. - В.Х.) под ясное небо, на том поле великолепный дворец»6. Иногда это место описывается как город. Как город предстаёт рай и в легенде о Китеже. Локализуясь на озере Светлояр, град Китеж отделён от «этого света» водным пространством. В сходных преданиях водное пространство может заменяться земным, но всегда оно является непреодолимым препятствием. Имеется, однако, версия, что «Господь укрыл Китеж землёй». И там, под землёй, продолжают жить люди, а под тремя холмами на берегу Светлояра скрыты три церкви Китежа.

Но каковы же истоки сказаний о городах, провалившихся под землю, погрузившихся на дно озёр? Рассматривая этот вопрос, А.Н.Афанасьев пишет: «Существует множество рассказов о целых городах, монастырях и замках, провалившихся под землю, на месте которых образовались глубокие озёра; из их омутов раздаётся по временам колокольный звон и бывают видимы верхушки башен. Звон - метафора громовых раскатов; замки, города, башни - те чудесные здания, которые рисовались воображению древнего человека в грядах летних облаков <...> Все эти суеверные сказания суть только низведённые на землю и приуроченные к известным местностям древнейшие мифы о постройке облачных городов и замков, созидаемых небесными владыками7.

Исследователь А.В.Чернецов отмечает, что «со сказанием о граде Китеже сходны легенды

5 Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: В 3 т. - М.: 1868. - Т. 2. - С. 132.

6 Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. -Л.: 1986. - С. 281.

7 Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на

природу: ... - С. 631, 659.

о фантастических благочестивых царствах, сокровенных местах»8. В творчестве Горького своеобразным аналогом «взыскуемого града» Китежа является «праведная земля», о которой в драме «На дне» рассказывает странник Лука. Основной мотив легенды о «праведной земле» - социальная справедливость, душевная чистота: «В той земле - особые люди населяют. Хорошие люди! Друг дружку они уважают, друг дружке помогают. и всё у них славно-хорошо!» Данный мотив позволяет детерминировать рассказ Луки как конкретное бытование «дочерней легенды» о граде Китеже. Основные мотивы легенд подобного типа проецируются и в советах Луки Ваське Пеплу уйти от неблагоприятных жизненных обстоятельств в Сибирь: «А хорошая сторона - Сибирь! Золотая сторона! Кто в силе да в разуме, тому там - как огурцу в парнике!» Всё это соответствует типичной локализации «обетованной земли» в народных легендах о Беловодье, об Опоньском царстве, о «далёких землях» (Даурия, Алтай, китайско-русская граница и т.д.). Мечты Актёра о возрождении, о городе «на краю света» тоже отдельными деталями связаны с мотивами народных легенд о «далеком городе» («город Игната», например, в легендах казаков-некрасовцев). Примечательно, что Сатин в конце второго акта называет Актёра Миклухо-Маклаем. Известно, что с именем русского путешественника было связано бытование вариантов легенд об «ореховых землях», сходных по функциям с народными представлениями о «земле обетованной».

Заметим, что название «ореховые земли» не случайно. По народным представлениям, орешник - священное дерево, оно символизирует рождаемость, плодородие. Исследователь мифологии А.Н.Афанасьев отмечает: «Небесные орехи, подобно яблокам древа жизни, блестят как чистое золото и обладают силою посылать плодородие»9. Вот поэтому существовал обычай осыпать новобрачных орехами, как их осыпают хлебным зерном и хмелем.

Обращаясь к образу «града взыскуемого», Горький, разумеется, учитывал опыт художественного освоения легенд о Китеже предшествующими писателями: П.И.Мельниковым-Печерским, В.Г.Короленко и др. В изображении Мельникова-Печерского в романе «В лесах» град Китеж предстаёт как воплощение чистоты и святости русской души, христолюбивой, безгрешной: «Цел тот град до сих пор, но не видим. Не видать грешным людям

8 Чернецов А.В. Китеж // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. - М.: 1995. - С. 224.

9 Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: ... - С. 319.

славного Китежа. Скрылся он чудесно Божьим повелением... А на озере Светлом Яре тихим летним вечером виднеются отраженные в воде стены, церкви, монастыри, терема княжеские, дворы посадских людей. И слышится по ночам звон колоколов китежских».

В художественном освоении легенды о Китеже М.Горький близок в определённой степени и В.Г.Короленко. К легенде о невидимом граде Китеже, породившей множество «дочерних» легенд, Короленко обращается в очерках «В пустынных местах». В них автор-повествователь даёт оценку сути сказания: «Много наивного чувства, мало живой мысли. Град взыскуемый, Великий Китеж - это город прошлого. Старинный город со стенами, башнями и бойницами, с боярскими хоромами, с теремами купцов, с лачугами простого, «подлого народа». Бояре в нём правят и емлют дани, купцы ставят перед иконами воску-яровые свечи и оделяют нищую братию, чернядь смиренно повинуется и приемлет милости с благодарными молитвами».

По справедливому утверждению исследователя В.Г.Ермушкина, «Короленко верно определил утопизм и архаичность народных представлений об идеальном обществе, поняв противоречивость и ограниченность народных философских исканий»10. Вместе с тем следует заметить, что извечное стремление народа к «граду взыскуемому» содержит в себе и позитивный момент. В размышлениях Короленко легенда о граде Китеже в гносеологическом отношении сближается с «интеллигентскими запросами»: «Есть что-то умилительное и для нас в этой легенде. Многие из нас, давно покинувших тропы стародавнего Китежа, - всё-таки ищут так же страстно своего «града взыскуемого». И даже порой слышат призывные звоны. И, очнувшись, видят себя опять в глухом лесу, а кругом холмы, кочки да болота». Устанавливая аналогию иллюзий народа и народолюбивой интеллигенции, Короленко в старообрядческой религиозной легенде сумел почувствовать мечту народа о социальной справедливости. С особой яркостью эта мечта раскрыта писателем в очерках «У казаков», в которых речь идёт о поисках «Беловодского царства», где «нет обману, грабежу, убийства и лжи нет, но во всех - едино сердце и едина любовь». Однако в итоге Короленко приходит к неутешительным выводам относительно прогрессивного потенциала демократической массы. В одном из писем Горькому он с грустью замечает, что в ответ на

10 Ермушкин В.Г. Народные социально-утопические идеалы в творчестве М.Горького и В.Г.Короленко // Проблема традиций и новаторства в русской и советской прозе и поэзии. - Горький: 1987. - С. 31.

репрессии самодержавной бюрократии «наиболее даровитая часть народа вздыхает о прошлом и мечется, отыскивая фантастические беловодские царства и вольные, никем не занятые земли»11.

Иное дело Горький. В его драме «На дне» странник Лука не вздыхает о прошлом, а побуждает к поискам лучшей жизни, к возрождению. Он исходит из веры в позитивные возможности народной мысли. Так, в разговоре с Пеплом Лука заявляет: «Всё ищут люди, всё хотят - как лучше <...> Они найдут! Кто ищет - найдёт!». Перспективу перехода от иллюзорных мечтаний к реальным действиям Горький изобразил в пьесах «Мещане», «Враги», в романе «Мать», повести «Лето». В пьесе «Мещане» писатель проводит мысль о том, что поиски «праведной земли», поиски готового счастья бессмысленны. Об этом, цитируя Г.Гейне, заявляет Тетерев:

Солнца, счастья шёл искать.

Наг и бос вернулся вспять,

И бельё и упованья

Истаскал в своём скитанье.

Поэтому «праведную землю» нужно не искать, а создавать - вот в чём смысл человеческого существования. В романе «Мать» о царстве справедливости с наибольшей страстью говорит Андрей Находка, «в речах которого звучала сказка о будущем празднике для всех на земле». Герои «Матери» мыслят «праведную землю» как реально достижимое, результат человеческого деяния, а не как уже существующее. Мотив «земли обетованной» различимо звучит и в финале повести «Лето». Герой-рассказчик говорит о солдатах, которые молча слушают «сказку о неведомой им щедрой земле <...> Идут всё быстрее, точно сегодня же хотят достичь той сказочной, желанной земли». Щедрая земля, которую представляют себе солдаты, на самом деле находится не где-то в недосягаемой дали. Её можно, необходимо создать. В «разработке» темы «земли обетованной» у Горького явно усиливается оптимизм, ибо он видит воскресение народа. Радостными словами завершается повесть: «С праздником, великий русский народ! С воскресением близким, милый!». Проявляя особый интерес к легендам о «праведной земле», Горький подчёркивал, что искания «земли обетованной», «искания «Опоньского царства» - исконно русское дело, на нём тысячи наших дон-Кихотов свихнули свои мозги, разбили сердца. Это - национальная болезнь, нечто историческое и неотъемлемо присущее нам»12. «Опоньским» (от опона -

11 М.Горький и В.Короленко. Сборник материалов. -М.: 1957. - С. 68.

противник) среди бегунов называлось мифическое царство, где нерушимо сохранилась старая вера. «Опоньское» царство - своеобразный аналог взыскуемого града Китежа. Утверждал писатель и то, что «мы не верим в возможность хорошей жизни на земле и отсюда бегство от жизни в леса и пустыни»13. В то же время он хорошо осознавал, что «пустынное житьё» есть своеобразный протест против бесчеловечной действительности. При всём неприятии «бегства от жизни» позиция Горького по отношению к поискам «земли обетованной» была далеко не однозначной. «Исконное русское дело, - отмечал он, - тема опасная, требует напряжённого внимания... отнюдь не клоунада». Писатель подчёркивает, что «из-за этого искания мы. безжизненны с европейской точки зрения»14.

Исходя из приведённых высказываний, можно сделать вывод, что Горький отрицал форму протеста, но не сам протест, направленность поисков, но не сами поиски. Писатель осознавал духовную притягательность легенды о граде Китеже и сходных с нею сказаний. К образу «града взыскуемого» он обращался в тех случаях, когда ему необходимо было раскрыть чистоту души изображаемых героев, показать их устремлённость к красоте и праведно-

сти. В интерпретации писателя Китеж предстаёт как некий сокровенный город, воплощающий идею добра и справедливости. В то же время Горький хорошо осознавал, что выраженные в легенде упования на милость Божию связаны с отказом от социальной активности и уводят человека в мир грёз и фантазий. Невидимый Китеж бытовал в народном сознании, не требуя никакой аргументации, лишь в силу безоглядной убеждённости в его существовании.

Но упования на милость Божию никогда не прельщали Горького. В его интерпретации легенда о граде Китеже наполняется оптимистическим содержанием. Писатель побуждает не к поиску, а к созданию «града взыскуемого». Рай на земле, «праведную землю» нужно не искать, а создавать. Вот в чём, по мысли художника, заключается смысл человеческого бытия. Горький верит в талантливость русского народа, надеется на его социальную активность, видит его глубокую связь с духовным опытом предшествующих поколений.

12 Горький М. Собр. соч.: В 30 т. - М.: 1955. - Т. 29. - C. 124.

13 Там же. - С. 221.

14 Там же. - С. 124.

LEGEND OF KITEZH-TOWN IN M. GORKY'S WORKS: ARTISTIC EMBODIMENT

AND LITERARY TRADITION

© 2010 V.A.IKhanov Nizhny Novgorod State Pedagogical University

The article reveals the peculiarity of the artistic embodiment of the Kitezh-town legend in Gorky's works. The writer's connection with the literary tradition is shown. The author describes the artist's ambiguous attitude to the image of «a levied town».

Key words: mythology, folklore, archetype, Kitezh-town, literary traditions, national image of the world.

o

Khanov Veniamin Anatolievich, Cand. Sc. in Philology, Associate professor of the department of Theory and methods of teaching Russian philology. E-mail: vakhanov@mail. ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.