Научная статья на тему '"хороша страна Америка, а Россия лучше всех!. . ": советское vs американское в официальном дискурсе 1959 г'

"хороша страна Америка, а Россия лучше всех!. . ": советское vs американское в официальном дискурсе 1959 г Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
38
3
Поделиться
Ключевые слова
СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА / ИДЕОЛОГИЯ / ОБРАЗ ЖИЗНИ / СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ / КРИТИКА БУРЖУАЗНОГО МИРА / SOVIET CULTURE / IDEOLOGY / WAY OF LIFE / SOCIALIST VALUES / CRITICISM OF THE BOURGEOIS WORLD

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Боронников А.Д., Лейбович О.Л.

В статье в форме свободного диалога обсуждается проблема самоопределения социалистической культуры в двухполюсном мире середины XX в. Предметом исследования служит американская тема в официальном советском нарративе эпохи оттепели. Авторы обращаются к тексту книги «Лицом к лицу с Америкой», удостоенной Ленинской премии. Книга представляет собой репортаж о пребывании главы советского правительства в США. Ее авторы ведущие советские журналисты той эпохи. Американское в этой книге играет роль своеобразного зеркала, в котором отражаются черты нового мира на фоне мира капиталистического, уходящего, отнюдь не привлекательного. Образ США призван выявить привлекательные черты советского социалистического строя: полная занятость, доступность жилья, образования и здравоохранения, коллективизм, расцвет искусств.

A good country is America, and Russia is the best!..": the Soviet vs the American in the official discourse of 1959

The article in the form of free dialogue discusses the problem of self-determination of socialist culture in the bipolar world of the mid-20th century. The subject of the study is the American theme in the official Soviet narrative of the thaw era. The authors turn to the text of the book "Face to Face with America", awarded the Lenin Prize. The book is a report about the stay of the head of the Soviet government in the United States. Its authors are leading Soviet journalists of that era. The American in this book plays the role of a kind of mirror in which the features of the new world are reflected against the backdrop of a capitalist world that is leaving, far from attractive. The image of the United States is designed to reveal the attractive features of the Soviet socialist system: full employment, affordability of housing, education and health, collectivism, the flowering of arts.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «"хороша страна Америка, а Россия лучше всех!. . ": советское vs американское в официальном дискурсе 1959 г»

УДК 947.084.8(001.76)

«Хороша страна Америка, а Россия лучше всех!..»: советское vs американское в официальном дискурсе 1959 г.

Боронников А. Д.

кандидат философских наук, доцент кафедры социологии и политологии, Пермский национальный исследовательский политехнический университет. 614990, г. Пермь, Комсомольский просп., 29.

E-mail: aldibor@mail.ru

Лейбович О. Л.

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой культурологии и философии, Пермский государственный институт культуры. 614000, г. Пермь, ул. Газеты Звезда, 18.

E-mail: oleg.leibov@gmail.com

Аннотаци: В статье в форме свободного диалога обсуждается проблема самоопределения социалистической культуры в двухполюсном мире середины XX в. Предметом исследования служит американская тема в официальном советском нарративе эпохи оттепели. Авторы обращаются к тексту книги «Лицом к лицу с Америкой», удостоенной Ленинской премии. Книга представляет собой репортаж о пребывании главы советского правительства в США. Ее авторы - ведущие советские журналисты той эпохи. Американское в этой книге играет роль своеобразного зеркала, в котором отражаются черты нового мира на фоне мира капиталистического, уходящего, отнюдь не привлекательного. Образ США призван выявить привлекательные черты советского социалистического строя: полная занятость, доступность жилья, образования и здравоохранения, коллективизм, расцвет искусств.

Ключевые слова: советская культура, идеология, образ жизни, социалистические ценности, критика буржуазного мира.

"A good country is America, and Russia is the best!..": the Soviet vs the American in the official discourse of 1959

Bronnikov A. D.

candidate of philosophical sciences, associate professor of sociology and political science, Perm National Research Polytechnic University. 29 Komsomolskiy Ave., 614990, Perm. E-mail: aldibor@mail.ru

Leibovich O. L.

doctor of historical sciences, professor, head of Departemnt of Culturology and philosophy, Perm State Institute of Culture. 18 Gazety "Zvezda" str., 614000, Perm. E-mail: oleg.leibov@gmail.com

Abstract: The article in the form of free dialogue discusses the problem of self-determination of socialist culture in the bipolar world of the mid-20th century. The subject of the study is the American theme in the official Soviet narrative of the thaw era. The authors turn to the text of the book "Face to Face with America", awarded the Lenin Prize. The book is a report about the stay of the head of the Soviet government in the United States. Its authors are leading Soviet journalists of that era. The American in this book plays the role of a kind of mirror in which the features of the new world are reflected against the backdrop of a capitalist world that is leaving, far from attractive. The image of the United States is designed to reveal the attractive features of the Soviet socialist system: full employment, affordability of housing, education and health, collectivism, the flowering of arts.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Keywords: Soviet culture, ideology, way of life, socialist values, criticism of the bourgeois world.

Б.: Обозначим позицию. «Советское» принадлежит дуалистическому восприятию мира; это всегда элемент бинарной конструкции. Там, где у Ленина появляется «советское», всегда возникает образ «буржуазного»: парламентаризма, общественного мнения, лозунга свободы и демократии и пр. Собственно, так же понимал «советское» и Сталин. Он как-то объяснял американским профсоюзникам, чем новый строй отличается от старого: «Если при капитализме рабочий рассматривает фабрику как тюрьму, то при советских порядках рабочий смотрит на фабрику уже

© Боронников А. Д., Лейбович О. Л., 2017

не как на тюрьму, а как на близкое и родное для него дело, в развитии и в улучшении которого он кровно заинтересован» [1].

Л.: Замечу, что у Ленина есть и другие коннотации «советского»: бюрократизм, бескульту-рие, разгильдяйство, «повесить на вонючих веревках» и пр. Правда, все это было записано, как правило, на клочках бумаги и адресовано ближайшим сотрудникам. Для публичной речи сохранялось изначальное противопоставление советского буржуазному.

Б.: Советское - это обозначение пространственно-временного континуума, что, между прочим, требовало его постоянного обновления и наполнения свежим содержанием.

Л.: В противопоставлении «мы» и «они» константной является оппозиция. Нельзя определить советское, убрав его антипод, но сам антипод меняется. «Они» обязательно находятся за линией, отделяющей добро от зла: прогресс от отсталости, счастье от горя, свободу от неволи. Тут снова встает вопрос о пространстве: совпадает ли эта линия с границами государства?

Б.: Отчасти да. Вслушаемся в позднюю сталинскую риторику: «Счастье сделалось воздухом нашей Родины. Им дышит каждый советский человек» [2]. Это у них, за кордоном нищета, голод, бесправие. В Штатах - «расовая дискриминация, законы Тафта-Хартли для рабочих, контроль за мыслями, судебный произвол, подкуп избирателей, продажность членов правительства»; в школах - «мракобесие и мордобой», на улице «много бандитов, убийц, хулиганов» [3]. Кстати, «несоветские люди» прячутся и на советской территории: космополиты, троцкисты, приспособленцы. «Неожиданным моментом было связывание образа врага с признаками бюрократического разложения. «Космополитами» представали типичные советские хозяйственники, которые брали взятки, подкупали свое начальство, опирались «на целую бюрократическую иерархию из знакомых» [4].

Л.: Александр Фадеев находил им простые определения: «сволочи», «подонки литературы», «дерьмо», прежде всего за то, что они были «люди, зломыслящие, в своих интересах» [5]. Стало быть, несоветские.

Б.: Во второй половине пятидесятых годов общеполитическая ситуация поменялась. Образ Соединенных Штатов вновь обрел двойственность, свойственную двадцатым годам. Напомню, как Сталин характеризовал ленинский стиль: «В чем состоят характерные черты этого стиля? Каковы его особенности? Этих особенностей две: а) русский революционный размах и б) американская деловитость. Стиль ленинизма состоит в соединении этих двух особенностей в партийной и государственной работе.<...> Американская деловитость является, наоборот, противоядием против «революционной» маниловщины и фантастического сочинительства. Американская деловитость - это та неукротимая сила, которая не знает и не признает преград, которая размывает своей деловитой настойчивостью все и всякие препятствия, которая не может не довести до конца раз начатое дело, если это даже небольшое дело, и без которой немыслима серьезная строительная работа» [6]. И вот здесь Н. С. Хрущев едет в США, и тотчас появляется книга «Лицом к лицу с Америкой» [7].

Л.: Авторы есенинских стихов не помнили: «Лицом к лицу лица не увидать», иначе бы назвали по-другому, но это им не помешало и получить ленинскую премию, и сыскать высокое благоволение. Нас этот пухлый том интересует с одной точки зрения - как особое зеркало, в котором отразился образ советского в сердцевине хрущевского десятилетия.

Б. Увидеть советское через американское - разглядеть позитив в негативе, если пользоваться фотографическими терминами. Тем более что авторы книжки и были теми конструкторами советского. По версии Е. Добренко, литераторы, исповедовавшие и проповедовавшие принципы социалистического реализма, и были действительными создателями нового общества: «Если из картины «социализма» попытаться мысленно вычесть соцреализм - романы об энтузиазме на производстве, поэмы о радостном труде, фильмы о счастливой жизни, песни и картины о богатстве советской страны и т. д., - у нас не останется ничего, что можно было бы назвать собственно социализмом» [8].

И вот эти люди увидели своими глазами жизнь антиподов и получили задание их описать, хотя бы в виде фона, на котором разворачивалось чудесное приключение «нашего дорогого Никиты Сергеевича», передать голоса «из хора» приветствующих советского руководителя и при этом учесть то, что уже сотни тысяч советских людей увидели на экранах телевизоров.

Л.: Виртуозно справились, большие были мастера художественной прозы, но нас интересует, как они на американском материале создавали приоритет советского. По каким рубрикам.

Б.: Отнюдь не произвольно. В соответствии с господствующей на Старой площади идеологией: «смазать идеи Маркса свиным салом». Так, во всяком случае, М. Ромм услышал слова Н. С. Хрущева о новой политической линии [9]. А это означало, что искать собственно советское

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

следовало отнюдь не на фабрике, как при Сталине, а в доме, в школе, образе жизни: «в сфере жилья, семьи и досуга» [10].

Л.: И естественно, в освоении космоса.

Б. Начнем с жилья: Н. С. Хрущев со свитой на поезде едет в Сан-Франциско через пригороды. Журналисты вглядываются в сабурбы (suburb) и видят их: «...тесно застроенные крохотными кубическими домишками в один-два этажа. Как мы потом узнали, строят их быстро: прошел бульдозер, разровнял землю, проложили дорогу, водопровод, и вот уже вдоль дороги высыпаны, словно кости из коробочки, десятки одинаковых мелких домиков. Они стандартны: существует не более семи - восьми типов этих зданий, и различить их можно только по цвету, по раскраске. Некоторым американцам нравится жить в таких домишках: плохонький, да свой, хотя за такой домик приходится выплачивать компании его стоимость на протяжении многих лет. Но, на взгляд советского человека, есть что-то бесконечно тоскливое в том, как люди втискиваются в эти крохотные домики, зажатые в тиски слева и справа чужими, такими же крохотными строениями. Ни настоящего дворика, ни садика, асфальт тротуара и сразу - человечья каменная нора среди сотен таких же нор» [11]. Итак, дом на одну семью каменной постройки со всеми удобствами (упоминается водопровод) - это нечто жалкое, банальное (семь-восемь вариантов), крохотное. И очень дорогое. «Мы спрашивали у простых американцев, сколько стоят их маленькие домики. И они называли нам цифры, которые заставляли насторожиться, - 15, 20, 25 тысяч долларов. Это немалая сумма. Подчас американцу не хватает жизни, чтобы заплатить за этот дом, и за него приходится расплачиваться детям, а иногда даже внукам хозяев» [12]. Какой альтернативный вариант решения жилищного вопроса предлагают советские журналисты?

Неужели «хрущевки» - пятиэтажные дома одной серии, собранные из стандартных панелей? Вряд ли. Скорее всего, сталинские высотки. И естественно, низкую квартплату.

Л. По-моему, здесь дело не в этажности и не в плотности застройки - дело в собственном домике. В эти годы власть в Союзе готовилась к коммунистическому строительству, по ходу дела истребляя всякую частную инициативу, в том числе и в сельском хозяйстве [13]. В такой идеологической ситуации собственный домик выглядел анахронизмом, явно подлежащим сносу. Жить надо хоть и в отдельных квартирах, предоставленных государством за ударный труд, а не купленным за собственные деньги, пусть даже и в рассрочку - по ипотеке. Вот почему домик «с ненастоящим садиком» - это каменная нора, а микрорайон Черемушки - солнечная долина.

Б.: Частное предпринимательство - это большое зло - и не столько в организации производства и в техническом прогрессе, сколько в повседневной жизни. Оказывается, американцам нужно за все платить: за жилье, за лечение, за образование: «Четверть заработка надо отдать за жилье - от 75 до 100 долларов за едва сносную квартиру, 500 долларов - только за право родить ребенка в больнице, 750-1000 долларов в год - за обучение в хорошем университете. Не потому ли в богатой Америке миллионы подростков не имеют возможности получить среднее, а тем более высшее образование. Не потому ли в богатой стране тысячи и тысячи подростков слоняются по улицам, часто попадая под влияние гангстерских шаек, становятся наркоманами, а степень нравственной распущенности подчас не укладывается в рамки нормальных человеческих представлений. Вдумайтесь в слова того же Сиднея Ленса: "Соединенные Штаты удерживают мировой рекорд по количеству убийств из расчета на каждые сто тысяч жителей". Именно в этом кроются, быть может, самые важные черты жизни так называемого счастливого общества» [14].

Л.: Снова возвращаемся в позднее сталинское время: так называемому счастливому обществу явно противостоит общество советское, действительно счастливое. В самом деле, советским людям за «право родить» платить не надо, во всяком случае, в больничную кассу - и за обучение тоже. По этой причине молодые люди ведут нравственный образ жизни, отнюдь не распущенный. Авторы книги сообщают, что эти блага что-то стоят: в Америке - доллары, которыми расплачиваются граждане. Советские граждане это получают бесплатно, за чей счет? Наверное, за государственный, что отнюдь не делает их людьми зависимыми. Правда, аргументы в пользу советских свобод извлекаются из другой корзинки:

«Надо было видеть зал, в котором собрались выдающиеся мастера американского искусства, когда Никита Сергеевич очень просто, ярко и правдиво рассказал им о положении и месте художника в нашей стране, о том, как много сделано для высокого взлета культуры во всей жизни Советского Союза. Он обращается к залу:

- А кое-кто в вашей стране до сих пор бубнит, будто в Советском Союзе люди находятся чуть ли не в рабстве. Да какой же это рабский строй?

Разве может рабский строй обеспечить такой небывалый расцвет науки и искусства, какой мы имеем в нашей стране?» [15].

Б.: Особенно искусства. Никто не танцует канкан: «И той же девушке и ее подругам пришлось исполнить для гостей низкопробный танец. Девушки кривлялись, падали на пол, дрыгали ногами. И всем, кто видел этот танец, было ясно, что актрисам стыдно и перед собой, и перед теми, кто видит их» [16]. И тут же авторы дают отпор буржуазной пропаганде, которая «.утверждала, что жизнь в Советском Союзе сера, безынтересна, однообразна. Голливуд не смотрел советских фильмов, не читал советских книг, не слушал советской музыки. Голливуд верил лживым басням об искусстве социалистического реализма. И вдруг блестящий, ни с чем не сравнимый успех балета Большого театра, потрясающе великолепные танцы народов Советского Союза в исполнении ансамбля Игоря Моисеева, потом выступления ансамбля "Березка", выступления Д. Шостаковича и Д. Ойстраха. Победа советских спортсменов на Олимпийских играх, победа нашей команды легкоатлетов на американской земле и сотни, тысячи других существенных, волнующих фактов опрокидывали все прежние представления» [17].

Л.: Что противостоит серости? Яркость, блеск, гламур. Впрочем, о гламуре тогда ничего не знали. А безынтересному - приключения, авантюры, игра. Однообразию - вариативность, богатство образов, конфликтность. То есть советское - это необычное путешествие, это калейдоскоп открытий, это яркие люди. Правда, с людьми в этом нарративе далеко не все в порядке. Да, один интересный человек явно присутствует - это Никита Сергеевич. При виде его «люди улыбаются, аплодируют, машут руками.» [18]. И это только при встрече; при расставании под его влиянием меняется психологический тип людей: «Когда все кончилось и Премьер исчез в гостинице, толпа совершенно изменила своей прежней солидности. Подобно потоку она затопила всю улицу, и незнакомые люди беседовали друг с другом среди общего беспорядочного гула. Казалось, произошла какая-то странная метаморфоза. В воздухе витало какое-то чувство, чувство гордости и свершения, как будто сделано что-то мужественное и значительное.

Теперь люди свободно беседовали с корреспондентами, рассказывая, как они аплодировали и кричали.

- Что толку в недружелюбии? - сказал один пожилой человек, дымя сигарой. - Ну что это дает? Ну и показали же мы ему, а?..»

Сто тысяч человек, и ни одного недружелюбного лица - такова была лаконичная, но исчерпывающая оценка встречи, данная местной печатью» [19].

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Б. Да, конечно, Хрущев, но с ним и деятели искусства. Стало быть, прав Е. Добренко: советское - это то, что они сделали и, наверное, сами они, когда делали. Появляются, правда, и конструкторы ракет: «Отправив ракету на Луну, советские ученые и инженеры еще раз подтвердили, что для них запуск мощных ракет - дело уже верное и обычное» [20]. Этим они отличаются от своих американских коллег (или все-таки противников?), у которых ничего не получается: «Взрыв похоронил надежды на запуск ракеты в сторону Луны. В настоящее время нет другой готовой ракеты, которая могла бы доставить спутник на орбиту вокруг Луны. <.> Можно было по-человечески посочувствовать американским ученым. Они потерпели еще одну неудачу в необычно сложном и трудном деле, каким является запуск ракеты в сторону Луны» [21].

Л.: Понятно, калейдоскоп открытий - это космические технологии, новые станки, инструменты и даже вычислительные машины. А вот путешествия разворачиваются на двух картах: одно - в космос, другое - в коммунизм. Здесь мы первопроходцы: «Теперь уже не кучка людей идет по ленинской тропе - в победоносный поход к коммунизму двинулось свыше миллиарда человек, и несметная армия эта все время растет и ширится. И во главе ее по-прежнему главная движущая и руководящая сила - партии рабочего класса, партии коммунистов. Это к ним обращены сейчас все взоры, на них возлагаются надежды, их благодарят народы за все содеянное ими.» [22].

Б.: Все-таки от США еще отстаем, но вот-вот догоним. У советских людей для есть все: «.прекрасно организованная и управляемая экономика, наука и техника, созданные поистине героическими усилиями народа в небывало короткий срок. Давно ли мы отставали от капиталистических стран на сто лет! Теперь СССР обогнал их все, за исключением Соединенных Штатов, но и в соревновании с этой сильнейшей страной капиталистического мира мы уже оставили ее позади по целому ряду важнейших позиций, и прежде всего в области науки» [23].

Л.: Посмотрим, что же такое «советское» в послесталинскую декаду: во-первых, самое передовое и прогрессивное; впрочем, в этих характеристиках нет никаких новаций; так партийные идеологи приучали мыслить и говорить со времен первых пятилеток, во всяком случае, с середины тридцатых годов. На рубеже 40-50-х гг. эта идея дополнилась утверждением о русских приоритетах во всех областях человеческой деятельности. И попутчики Н. С. Хрущева не забыли упомянуть в своем отчете о Кибальчиче, Ползунове, Можайском - персонажах поздней сталинской мифологии [24]. Тут ничего не поменялось.

Б.: Тематика все-таки изменилась; в фокусе оказались сюжеты из обыденной жизни: жилище, организация досуга, семейный быт. А. Аджубей концентрирует внимание на теневых сторонах повседневной жизни: дороговизне, «дурной» организации жилого пространства, питании и пр. Так возникает образ советского мира, где люди живут в просторных квартирах, в домах, окруженных зеленью; они не знают, что такое безработица, пользуются попечительством государства; молодые люди имеют право на образование; люди старших поколений приобщают их к правилам социалистического общежития. Советское - значит гармоничное, идиллическое, бесконфликтное. Аркадия XX столетия. Даже хорошее с лучшим не борются - и никаких внутренних врагов. Тунеядцы придут позднее.

Л.: Возникает вопрос, в чем источник движения? Для чего обществу меняться? Двигаться к коммунизму? Может быть, советские люди настолько совершенны, что для них самым важным является импульс к дальнейшему самосовершенствованию?

Б.: Может быть, советские люди настолько просвещенны, что хотят следовать учению Маркса, выполнить его завет и построить коммунизм. Быть советским - быть строителем коммунизма. Через год будет принята Программа КПСС, от которой в памяти остался лозунг: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».

Л.: Не будем забывать, что партийные идеологии конструировали советское для общества, все более погружавшегося в частную жизнь, разобщенного, пережившего шок XX съезда и в значительной степени разочарованного.

Б.: Это только одна сторона вопроса, есть и другая. За 40 лет советской власти люди обжили новую действительность, слепив из разных материалов собственное советское, назовем его общепринятым: какие-то слова, несколько символов, обиходные практики. У Евтушенко читаем рифмованный анекдот, как матросы с рыболовецкого сейнера, не найдя в магазине водку, прикупили тройной одеколон и устроили себе праздник:

Так над землею-великаном стоял Морковский со стаканом, в котором пенились моря. Отметил кэп: «Все по-советски...» И только боцман всхлипнул детски: «А моя мамка - померла...»

И мы заплакали навзрыдно, совсем легко, совсем нестыдно, как будто в собственной семье, гормя-горючими слезами сперва по боцмановой маме, а после просто по себе [25].

Согласимся, что здесь мы находим какое-то иное советское, мало похожее на идеологические формулы, обжитое, ритуализированное, или, вернее, обычное, производное из коллективного опыта. Назовем это советское общепринятым.

Л.: Да, но только в этом опыте мы все равно обнаружим следы советской идеологии, только переиначенной, очеловеченной, обиходной. Среди тех ресурсов, которыми обладали младшие современники Н. С. Хрущева, его внуки, были и ресурсы символические. Идеологическое советское и было одним из таких ресурсов. Для обращения к власти за поддержкой нужно было знать ее язык, пользоваться готовыми идеологемами, демонстрировать свою лояльность. Власть требовала немногого: присутствовать на собраниях и правильно голосовать «за», ходить на избирательные участки, выписывать газеты, строго разделять публичные и домашние суждения. Идеологическое и общепринятое советское дополняли друг друга, но не были тождественны между собой.

Б.: Было бы любопытно посмотреть, как в поведенческих моделях взаимодействовали эти две грани советского: идеологическое и общепринятое. Я здесь толкую о том, насколько продукция пропагандистских аппаратов способствовала или, напротив, препятствовала выбрать эффективную стратегию поведения для молодого человека, старающегося подняться на «социальном лифте». Знание этого языка, конечно же, было признаком социализации, а вот все остальное -вера в коммунизм, в общественную солидарность?

Примечания и список литературы

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1. Сталин И. В. Беседа с первой американской рабочей делегацией. 29 09 1927 // Сталин И. В. Вопросы ленинизма. Изд. 10. М. : Партиздат, 1935. С. 169-202.

2. Катаев В. За Великого Сталина // Огонек. 1953. № 1. С. 1.

3. Николаева Н. Формирование мифологизированного образа Соединенных Штатов Америки в советском обществе : автореф. дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 2001. URL: http://www.dissercat.com/content/ formirovanie- mifologizirovannogo-obraza-soedinennykh-shtatov-ameriki-v-sovetskom-obshchestve.

4. Фатеев В. Образ врага в советской пропаганде. 1945-1954 гг. URL: http://psyfactor.org/lib/ fateev5.htm.

5. Из литературного наследия. «Будем говорить о литературе и о жизни». Из переписки Александра Твардовского и Александра Фадеева / публикация, вступ. ст. и примеч. Н. И. Дикушиной // Дружба народов. 2000. № 5. URL: http://magazines.russ.rU/druzhba/2000/5/perep-pr.html.

6. Сталин И. В. Об основах ленинизма. Лекции, читанные в Свердловском университете в начале апреля 1924 г. // Сталин И. В. Вопросы ленинизма. Изд. 10-е. М. : Партиздат, 1935. С. 73.

7. Лицом к лицу с Америкой. Рассказ о поездке Н. С. Хрущева в США. 15-26 сентября 1959 года. Аджу-бей А., Грибачев Н. и др. М. : Политиздат, 1960. 679 с.

8. Добренко Е. Политэкономия соцреализма. М. : Новое лит. обозрение, 2007.

9. Ромм М. Как в кино. Устные рассказы. М., 2003. С. 179.

10. 1956: незамеченный термидор. Очерки провинциального быта. Пермь : ПГИИК, 2012. С. 246.

11. Лицом к лицу с Америкой. Рассказ о поездке Н. С. Хрущева в США. С. 274.

12. Там же. С. 252.

13. См.: Лейбович О. Реформа и модернизация в 1953 1964 гг. Пермь : ПГУ - ЗУУНЦ, 1993. С. 153-154.

14. Лицом к лицу с Америкой. Рассказ о поездке Н. С. Хрущева в США. С. 267.

15. Там же. С. 244.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

16. Там же. С. 246.

17. Там же. С. 240.

18. Там же. С. 277.

19. Там же. С. 278-279.

20. Там же. С. 417.

21. Там же.

22. Там же. С. 519.

23. Там же. С. 524.

24. Там же. С. 516-518.

25. Евтушенко Е. Баллада о выпивке. URL: http://ev-evt.net/stihi/b/alcogol.php.

Notes and References

1. Stalin I. V. Beseda s pervoj amerikanskoj rabochej delegaciej. 29 09 1 927 [Interview with the first American labour delegation. 29 09 1927] // Stalin I. V. Voprosy leninizma [Questions of Leninism]. Ed. 10. M. Partizdat. 1935. Pp. 169-202.

2. Kataev V. Za Velikogo Stalina [For Stalin The Great] // Ogonek - The Light. 1953, No. 1, p. 1.

3. Nikolaeva N. Formirovanie mifologizirovannogo obraza Soedinennyh SHtatov Ameriki v sovetskom obshchestve: avtoref. dis.... kand. ist. nauk [The formation of the mythological image of the United States of America in the Soviet society: abstr. dis. cand. hist. sciences]. Saratov. 2001. Available at: http://www.dissercat.com/ content/formirovanie- mifologizirovannogo-obraza-soedinennykh-shtatov-ameriki-v-sovetskom-obshchestve.

4. Fateev V. Obraz vraga v sovetskoj propagande. 1945-1954gg [Image of enemy in Soviet propaganda. 19451954 gg]. Available at: http://psyfactor.org/lib/fateev5.htm.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5. Iz literaturnogo naslediya. «Budem govorit' o literature i o zhizni». Iz perepiski Aleksandra Tvardovskogo i Aleksandra Fadeeva - From the literary heritage. "We'll talk about literature and about life." From the correspondence of Alexander Tvardovsky and Alexander Fadeev / publication, introd. article and notes. N. I. Dikushina // Druzhba narodov - Friendship of peoples. 2000. No. 5. Available at: http://magazines.russ.ru/ druzhba/2000/5/perep pr.html.

6. Stalin I. V. Ob osnovah leninizma. Lekcii, chitannye v Sverdlovskom universitete v nachale aprelya 1924g. [On the foundations of Leninism. Lectures delivered at the Sverdlov University in the beginning of April 1924] // Stalin I. V. Voprosy leninizma [Issues of Leninism]. Ed. 10th. M. Partizdat. 1935. P. 73.

7. Licom k licu s Amerikoj. Rasskaz o poezdke N. S. Hrushcheva v SSHA. 15-26 sentyabrya 1959 goda - Face to face with America. The story of the visit of N. S. Khrushchev in the United States. 15-26 September 1959. Adjoubei A., Gribachev N. etc., M. Politizdat. 1960. 679 p.

8. Dobrenko E. Politehkonomiya socrealizma [Political economy of socialist realism]. M. New literary outlook. 2007.

9. Romm M. Kak vkino. Ustnye rasskazy [Like in the movies. Oral histories]. M. 2003. P. 179.

10. 1956: nezamechennyj termidor. Ocherki provincial'nogo byta - 1956: undetected thermidor. Sketches of provincial life. Perm. PSHIC. 2012. P.246.

11. Licom k licu s Amerikoj. Rasskaz o poezdke N. S. Hrushcheva v SSHA... - Face to face with America. The story of the visit of N. S. Khrushchev to the United States... P. 274.

12. Ibid. P. 252.

13. See: Lejbovich O. Reforma i modernizaciya v 1953 1 964 gg [Reform and modernization in 1953, 1964] Perm'. PSU - SOUSC. 1993. P. 153-154.

14. icom k licu s Amerikoj. Rasskaz o poezdke N. S. Hrushcheva v SSHA... - Face to face with America. The story of the visit of N. S. Khrushchev in the United States... p. 267.

15. Ibid. P. 244.

16. Ibid. P.246.

17. Ibid. P.240.

18. Ibid. P. 277.

19. Ibid. Pp. 278-279.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

20. Ibid. P. 417.

21. Ibid.

22. Ibid. P. 519.

23. Ibid. P. 524.

24. Ibid. Pp. 516-518.

25. Evtushenko E. Ballada o vypivke [Ballad about drinking]. Available at: http://evevt.net/stihi/b/alcogol.php.