Научная статья на тему 'Характеристика показателей качества жизни детей и подростков с сахарным диабетом 1-го типа'

Характеристика показателей качества жизни детей и подростков с сахарным диабетом 1-го типа Текст научной статьи по специальности «Эндокринология медицинская. Расстройства питания и нарушения обмена веществ»

573
86
Поделиться
Ключевые слова
САХАРНЫЙ ДИАБЕТ 1-ГО ТИПА / ДЕТИ И ПОДРОСТКИ / КАЧЕСТВО ЖИЗНИ / ТИП ОТНОШЕНИЯ К БОЛЕЗНИ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Самойлова Ю. Г., Олейник О. А., Новоселова М. В.

Сахарный диабет 1-го типа (СД 1), как и другие хронические прогрессирующие заболевания, приводит не только к ограничениям физической активности, но и изменяет социальные и психологические аспекты жизни пациентов. Проведено изучение интегральных показателей качества жизни детей и подростков с СД 1. В исследование были включены 200 пациентов с СД 1 в возрасте от 7 до 18 лет. Для оценки КЖ в работе была использована русифицированная версия опросника "MOS SF 36". Общая характеристика показателей КЖ в сравнительном аспекте с контрольной группой свидетельствовала о снижении общего уровня КЖ у больных с СД 1, как детей, так и подростков, по сравнению с группой контроля. Наибольшее влияние на качество жизни в детском и подростковом возрасте оказывают психоэмоциональные особенности больных, режимы инсулинотерапии, типы отношения к болезни. Выраженные изменения показателей качества жизни, которые определяли оптимальную адаптацию в микросоциуме, регистрировались у лиц мужского пола.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Самойлова Ю.Г., Олейник О.А., Новоселова М.В.,

DESCRIPTION OF THE QUALITY OF LIFE INDICATORS IN CHILDREN AND ADOLESCENTS WITH TYPE 1 DIABETES MELLITUS

The diabetes of type 1 (DM1), as well as other chronic progressing diseases, not only leads to restrictions of physical activity, but also changes social and psychological aspects of life of patients. Study of integrated indicators of quality of life of children and teenagers with (DM1) is done. 200 patients have been included in research with (DM1) at the age from 7 to 18. For estimation quality of life the Russian version of questionnaire SF36 has been used. The general characteristics of lifequality indicators in comparative aspect with control group testified to decrease in general level of lifequality at patients with (DM1), both children, and teenagers in comparison with control group. The greatest influence on life quality at childrens and teenage age make psychoemotional features of patients, modes of insulin therapy, types of the relation to illness. The expressed changes of lifequality indicators which defined optimum adaptation in micro society, were registered in males.

Текст научной работы на тему «Характеристика показателей качества жизни детей и подростков с сахарным диабетом 1-го типа»

УДК 6l6.379-008.64-082.5:6l3.7/.8

ХАРАКТЕРИСТИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 1-ГО ТИПА

Ю.Г. Самойлова, О.А. Олейник, М.В. Новоселова

ГБОУ ВПО Сибирский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России, Томск

E-mail: samoilova_y@inbox.ru

DESCRIPTION OF THE QUALITY OF LIFE INDICATORS IN CHILDREN AND ADOLESCENTS WITH TYPE 1 DIABETES MELLITUS

Yu.G. Samoylova, O.A. Oleynik, M.V. Novoselova

Siberian State Medical University, Tomsk

Сахарный диабет 1-го типа (СД 1), как и другие хронические прогрессирующие заболевания, приводит не только к ограничениям физической активности, но и изменяет социальные и психологические аспекты жизни пациентов. Проведено изучение интегральных показателей качества жизни детей и подростков с СД 1. В исследование были включены 200 пациентов с СД 1 в возрасте от 7 до 18 лет. Для оценки КЖ в работе была использована русифицированная версия опросника “MOS SF-36”. Общая характеристика показателей КЖ в сравнительном аспекте с контрольной группой свидетельствовала о снижении общего уровня КЖ у больных с СД 1, как детей, так и подростков, по сравнению с группой контроля. Наибольшее влияние на качество жизни в детском и подростковом возрасте оказывают психоэмоциональные особенности больных, режимы инсулинотерапии, типы отношения к болезни. Выраженные изменения показателей качества жизни, которые определяли оптимальную адаптацию в микросоциуме, регистрировались у лиц мужского пола.

Ключевые слова: сахарный диабет 1-го типа, дети и подростки, качество жизни, тип отношения к болезни.

The diabetes of type 1 (DM1), as well as other chronic progressing diseases, not only leads to restrictions of physical activity, but also changes social and psychological aspects of life of patients. Study of integrated indicators of quality of life of children and teenagers with (DM1) is done. 200 patients have been included in research with (DM1) at the age from 7 to 18. For estimation quality of life the Russian version of questionnaire “SF-36” has been used. The general characteristics of life-quality indicators in comparative aspect with control group testified to decrease in general level of life-quality at patients with (DM1), both children, and teenagers in comparison with control group. The greatest influence on life-quality at children’s and teenage age make psycho-emotional features of patients, modes of insulin therapy, types of the relation to illness. The expressed changes of life-quality indicators which defined optimum adaptation in micro society, were registered in males.

Key words: diabetes mellitus of type 1, children and teenagers, quality of life, type of the relation to illness.

Введение

Качество жизни (КЖ) - многогранное понятие, интегрирующее большое число физических, психологических, эмоциональных и социальных характеристик больного. Это субъективная оценка человеком собственного благополучия, на которое оказывают влияние внешние и внутренние факторы (состояние здоровья, окружающая среда, общественная жизнь, уровень благосостояния, уровень медицинского обслуживания и т.д.) [1, 4, 5, 8].

Сахарный диабет 1-го типа (СД 1), как и другие хронические прогрессирующие заболевания, приводит не только к ограничениям физической активности, но и изменяет социальные и психологические аспекты жизни пациента. На определенном этапе жизни эти ограничения могут оказаться важнее для пациента, чем непосредственно симптомы заболевания. В связи с этим необходимо учитывать субъективное мнение пациентов при оценке любых инициатив здравоохранения, направленных на улучшение здоровья населения [1, 5]. Важным фактором лечения является собственная оценка больным комфортности своего состояния, которая может изме-

няться в широком диапазоне в зависимости от побочных эффектов вмешательства. В исследованиях, посвященных поиску оптимальной стратегии лечения, особенно хронических заболеваний, показатели КЖ применяются как надежные индикаторы при оценке результатов терапевтических интервенций [1]. Вопросы использования показателей КЖ разрабатываются в следующих направлениях: оценка степени тяжести состояния больного и эффективности лечения, а также использование в качестве дополнительного критерия при подборе индивидуальной терапии [4]. Показатели КЖ могут быть особенно полезны, когда сравниваются различные подходы к лечению и отрабатываются оптимальные варианты терапии того или иного заболевания. На основании показателей КЖ можно проводить фармакоэкономический анализ, что является весьма актуальным для современного здравоохранения. В России исследование КЖ у больных СД было инициировано в рамках оценки влияния образовательных программ (“Школ диабета”) с применением общего опросника 8Б-36 (зИогМогш-Зб). Результаты этих работ наглядно продемонстрировали высокую эффективность

обучающих программ в плане повышения жизнеспособности пациентов и улучшения их социальной адаптации [2]. По результатам сравнения параметров КЖ у больных СД 2-го типа с популяционной нормой, полученным J. Ware et al. (2003 г.), оказалось, что показатели физического, ролевого физического функционирования, общего здоровья и жизнеспособности у больных СД ниже, чем в популяции. Для больных СД наиболее важным параметром КЖ является интеграция тяжелого, неизлечимого заболевания в повседневную жизнь человека, нормализация психологических, социальных и функциональных аспектов, связанных с заболеванием [4]. Адаптивные стратегии поведения пациента в период болезни во многом обусловлены формированием адекватной внутренней картины болезни (ВКБ) [3], которая у человека, страдающего сахарным диабетом, нередко бывает дизгармонич-ной, определяя отношение больного к лечению, самоконтролю и прогноз динамики течения заболевания [7, 8]. Большая часть исследований проводилась в популяции взрослых пациентов, а в детском и подростковом возрасте данная проблема остается недостаточно изученной, что послужило основанием для определения цели нашей работы, которая заключалась в изучении интегральных показателей качества жизни детей и подростков с СД 1го типа.

Материал и методы

В исследование были включены 200 пациентов с СД 1 в возрасте от 7 до 18 лет, при этом 90 мальчиков (средний возраст - 11,6+1,9 лет) и 110 девочек (средний возраст - 14,9±1,6 лет). Сравнительный анализ клинико-метаболических особенностей течения патологического процесса у пациентов с СД 1-го типа, различия потребности в заместительной терапии инсулином, времени возникновения хронических сосудистых осложнений позволил разделить обследованных на подгруппы с учетом длительности заболевания. Данные о распределении пациентов по полу, возрасту и месту жительства в зависимости от длительности течения заболевания представлены в таблице 1.

Контрольную группу составили 150 практически здоровых детей, из них 85 девочек (средний возраст -13,6+0,9 лет) и 65 мальчиков (средний возраст - 14,2+0,6 лет). Все дети были без отягощенного анамнеза с нормальными показателями физического развития, без очагов хронической инфекции, с отсутствием воспалительных и инфекционных заболеваний в течение 2 месяцев до исследования, не имеющие отклонений в психологическом развитии и не состоящие на диспансерном учете у врачей.

Клинико-анамнестическое, лабораторное обследование и верификация диагноза проводились по общепринятым методам, согласно утвержденным МЭС РФ и “Алгоритмам специализированной медицинской помощи пациентам с сахарным диабетом” [1].

Для оценки КЖ в работе была использована русифицированная версия опросника “MOS SF-36” (J.E. Ware, 1992). Данный опросник, являясь общим, позволяет оценивать КЖ респондентов с различными нозологиями и сравнивать этот показатель с результатами, полученными в здоровой популяции, кроме того, обладает достаточно высокой чувствительностью, является кратким, что не занимает много времени при ответах на вопросы [8].

Для диагностики сложившегося под влиянием болезни паттерна отношений к заболеванию, лечению, врачам, медперсоналу, родным и близким, окружающим, работе (учебе), одиночеству и будущему, а также к своим витальным функциям (самочувствию, настроению, сну, аппетиту) использовался опросник ЛОБИ (А.Е. Личко, И.Я. Иванов, 1980).

Статистическая обработка полученных данных проводилась методами вариационной статистики с использованием пакетов прикладных программ “Microsoft Excel”, версия 7, “SPSS”, версия 11.5 и “Statistica for Windows”, версия 5, “Megastat”. Для количественных показателей рассчитывались средняя арифметическая величина (m) и стандартное отклонение (SD). При отсутствии нормального распределения для описания результатов рассчитывались медиана (Ме) и интерквартильный размах (25 и 75 перцентили). Для сравнения значений показателей в двух группах были использованы методы параметрической и непараметрической статистики: критерий Стьюден-та для нормального распределения показателей и критерий Манна-Уитни для остальных (two-tailed). Проверка на нормальность осуществлялась по критерию согласия Колмогорова-Смирнова с поправкой Шапиро-Уилкса. Для групп более 2 использовались метод ANOVA и Крус-кал-Уоллиса в зависимости от распределения. В случае, когда значение в одной из ячеек таблицы сопряженности было меньше 5, сравнение проводилось с помощью критерия -I.2 и между группами использовали точный критерий Фишера. Анализ зависимости признаков рассчитывался с помощью коэффициентов корреляции: параметрического - Пирсона, непараметрического - Спирмена. При корреляционном анализе связь между показателями оценивали как сильную при абсолютном значении коэффициента корреляции Спирмена r>0,70, имеющую среднюю силу при r от 0,69 до 0,30, и как слабую при r<0,29. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался равным р<0,05.

Таблица 1

Распределение больных с СД типа 1 в зависимости от длительности заболевания, п (%)

Длительность заболевания Место жительства, город/село Мальчики/девочки Дети/подростки

До 1 года (п=30) 21(10,5)/17(8,5) 16(8)/22(11) 17(8,В)/21(10,В)

От 1 года до 5 лет (п=94) 56(28)/38(19) 4В(22,В)/49(24,В) 46(23)/48(24)

Более 5 лет (п=76) 30(15)/38(19) 34(17)/34(17) 32(16)/36(18)

12У

Таблица 2

Сравнительная оценка качества жизни пациентов с СД и обследованных детей и подростков контрольной группы (т +5Р)

Параметры КЖ Дети с СД 1-го типа, (п=113) Дети контрольной группы (п=57) Подростки с СД (п=87) Подростки контрольной группы (п=88) р*

PF 87,56+14,56 87,36+14,4 83,24 +17,9 89,66+13,28 3 6 ,0 0, *= р*

р=0,93 р=0,007

RP 71,95+34,26 71,05+34,32 73,75+31,03 70,22+36,9 01 ,7 0, *= р*

р=0,87 р=0,49

ВР 80,26+21,48 86,82+16,37 82,11+20,55 82,41+17,29 р*=0,53

р=0,044 р=0,91

GH 55,25 +19,9 58,77+19,53 56,08+20,8 52,53+19,74 р*=0,53

р=0,27 р=0,24

VT 64,43+20,56 70,17+18,49 67,62+20,9 65,5+20,1 8 ,2 0, *= р*

р=0,07 р=0,49

SF 74,98 +18,35 81,14+17,37 75,05+16,72 75,42+19,25 7 ,9 0, *= р*

р=0,0037 р=0,89

RE 60,89+38,58 59,64+38,18 65,13+34,44 58,8+41,1 2 ,4 0, *= р*

р=0,84 р=0,27

ММ 68,60+16,63 68,14+15,47 66,52+16,44 68,76+16,6 р*=0,38

р=0,86 р=0,37

PНs 52,81+5,36 54,62+5,38 52,72+4,66 55,19+5,28 ,9 0, *= р*

р=0,039 р=0,001

МН$ 39,8+0,22 45,8+8,8,69 42,05+10,01 44,53+9,7 р*=0,106

р<0,0001 р=0,102

Примечание: р - достоверность различий между детьми и подростками основной группы и контрольной группой по 1-тесту; р* - достоверность различий между детьми и подростками основной группы; PF - ролевое функционирование; RP - физическая активность; ВР - боль; GH - общее здоровье; VT - жизнеспособность; SF - социальная активность; RE - роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности; ММ - психическое здоровье; PH - суммарный показатель здоровья; МН - суммарный психологический показатель здоровья.

Результаты и обсуждение

Общая характеристика показателей КЖ в сравнительном аспекте с контрольной группой свидетельствовала о снижении общего уровня качества жизни у больных с СД 1, как детей, так и подростков, по сравнению с группой контроля (табл. 2).

Уровень общего восприятия здоровья (СИ) у детей с СД 1 составил 55,25±19,9, в группе контроля - 58,77+19,53 (р=0,27), у подростков с СД 1 - 56,08+20,8, а у обследованных подростков контрольной группы - 52,53+19,74 (р=0,24). Общее восприятие здоровья является прямым показателем, т.е. чем выше значения по 100-балльной шкале, тем выше уровень КЖ. По данному критерию показатели КЖ как у больных СД 1, так и представителей группы контроля не достигали среднепопуляционных значений, что свидетельствовало о влиянии различных факторов на КЖ, кроме наличия заболевания. Субъективная оценка объема своей повседневной физической нагрузки, не ограниченной состоянием здоровья (РБ), отличался у подростков с СД 1 (83,24+17,9) в сравнении с подростками группы контроля (89,66+13,28; р=0,007), свидетельствуя о том, что больные ограничены в повседневной физической нагрузке.

Анализ полученных данных показал достоверные отличия показателей шкалы боли (ВР) у детей с СД 1 (80,26+21,48) в отличие от контроля (86,82+16,37); р=0,044, что демонстрировало выраженную роль субъективных болевых ощущений пациентов в ограничении их деятельности за последнее время.

Результаты, представленные в таблице 2, показали отсутствие достоверной разницы ответов респондентов ос-

новной группы по большинству параметров общей выборки и группы контроля, но при этом регистрировалось достоверное снижение суммарного показателя КЖ физического функционирования (Р№) у больных СД 1, как детей (52,81+5,36), так и подростков (52,72+4,66), в сравнении со сверстниками аналогичного возраста группы контроля (54,62+5,38; 55,19+5,28 соответственно; р=0,039, р=0,001 соответственно). Выраженные отличия в основной группе регистрировались у детей (39,8+0,22) по сравнению с контролем (45,8+8,8,69; р<0,0001) по шкале, определяющей психологический компонент здоровья (М№), а у подростков по данному показателю отличий не регистрировалось (42,05+10,01; 44,53+9,7; р=0,102).

Проведенный анализ опросников отражал негативное влияние СД 1-го типа на КЖ респондентов, независимо от пола (табл. 3). Наибольшие гендерные отличия были отмечены по шкалам РБ у мальчиков с СД 1-го типа (83,55+17,88), при этом в контроле значения были достоверно выше и составили (89,06+11,65; р=0,029), отличий у девочек основной группы и контрольной не отмечалось. Таким образом, можно предположить, что мальчики испытывали более значимые ограничения в повседневной деятельности и связанной с ней физической нагрузкой, чем лица женского пола. Отличия по шкале суммарного показателя здоровья (РНб) имели достоверные различия как у мальчиков основной группы наблюдения (53,03+4,76) относительно контроля (54,92+5,42; р=0,018), так и у девочек (52,47+5,39; 55,14+5,26 соответственно; р=0,001). Мальчики в сравнении с девочками значительно больше переживали дискомфорт по поводу болевых ощущений, что определяло низкие значе-

Рис. 1. Показатели качества жизни у больных с сахарным диабетом 1-го типа в зависимости от степени компенсации углеводного обмена

Таблица 3

Показатели качества жизни пациентов с СД 1-го типа и обследованных контрольной группы в зависимости от пола (ш±5Р)

Параметры КЖ Мальчики с СД 1-го типа (п=109) Мальчики контрольной группы (п=65) Девочки с СД 1-го типа (п=91) Девочки контрольной группы (п=85) р*

PF 83,55+17,88 89,06+11,65 88,23 +14,0 88,64+14,96 р*=0,044

р=0,029 р=0,84

RP 72,68+32,62 69,53+37,88 72,8+33,25 72,05+33,72 р* = 9 оо

р=0,56 р=0,88

ВР 78,55+23,01 82,93+17,13 84,07+18,11 84,48+16,72 р*=0,064

р II 8 р=0,54

GH 57,78 +20,84 54,87+18,02 53,01+19,33 55,3+20,84 9 ,0 0, *= р*

р=0,35 р=0,44

VT 64,3+22,67 67,57+19,12 67,63+18,07 67,29+19,73 р*=0,25

р=0,33 р=0,9

SF 73,97 +17,94 78,51+18,01 76,26+17,24 76,76+19,1 6 ,3 0, *= р*

р=0,11 р=0,85

RE 62,82+38,35 55,72+38,66 62,63+35,07 62,35+40,43 7 ,9 0, *= р*

р=0,24 р=0,96

ММ 66,31+17,19 66,87+16,81 69,36+15,65 67,85+15,93 19 0, *= р*

4 ,3 0, = р р=0,52

РН$ 53,03+4,76 54,92+5,42 52,47+5,39 55,14+5,26 3 ,4 0, *= р*

р=0,018 р=0,001

МН$ 40,47+9,95 44,75+9,06 41,08+9,22 41,08+9,22 6 ,6 0, *= р*

р=0,0058 р=0,004

Примечание: р - достоверность различий между мальчиками и девочками основной группы и контрольной группы по 1-тесту; р* - достоверность различий между девочками и мальчиками основной группы; PF - ролевое функционирование; RP - физическая активность; ВР - боль; GH - общее здоровье; VT -жизнеспособность; SF - социальная активность; RE - роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности; ММ - психическое здоровье; РН -суммарный показатель здоровья; МН - суммарный психологический показатель здоровья.

ния (ВР): 78,55±23,01; 84,07+18,11 соответственно (р=0,0б4), отличий с контролем не было зарегистрировано (р=0,18, р=0,54).

Выраженные отличия в основной группе отмечены по психологическому суммарному компоненту здоровья (МИ) у лиц как женского пола (40,47+9,95), так и мужского (41,08+9,22; р=0,0058) в сравнении с группой конт-

роля (44,75+9,06, 41,08+9,22 соответственно; р=0,004): что свидетельствовало о влиянии заболевания на данный показатель качества жизни.

Достаточно часто в клинической картине больных СД 1-го типа превалировали симптомы внезапного обострения заболевания (кетоацидоз, гипогликемии), в связи с чем одной из задач данного исследования являлось изу-

Таблица 4

Сравнительная оценка качества жизни пациентов с СД 1-го типа в зависимости от длительности заболевания и обследованных контрольной группы (т±5Р)

Параметры КЖ Длительность заболевания (годы) Контрольная р

Длительность до 1 года, п=30 Длительность от 1 года до 5 лет, п=94 Длительность более 5 лет, п=76 группа(п=150)

PF 90,55+11,3 р*=0,26 83,85+17,01 87,04+15,99 88,82+13,63 р1-к=0,7, р2-к=0,01, р3-к=0,035

RP 77,77+29,16 р*=0,08 67,27+35,04 77,67+30,23 70,97+35,6 р1-к=0,57, р2-к=0,42, р2-к=0,12

ВР 81,0+19,82 р*=0,26 78,56+21,78 83,55+20,32 84,38+16,95 р1-к=0,56, р2-к=0,02, р3-к=0,72

GH 61,0+14,02 р*=0,46 53,96+21,11 56,73+19,89 55,122+19,67 р1-к=0,37, р2-к=0,66, р3-к=0,53

VT 78,88+7,4 1 68,54+18,33 1 р*=0,011, р*=0,029, р*=0,026, р*=0,097 61,83+22,91 67,41+19,47 р1-к=0,08, р2-к=0,65, р3-к=0,04,

SF 80,55+17,81 р*=0,62 74,96+17,64 74,54+17,68 77,51+18,66 р1-к=0,63, р2-к=0,28, р3-к=0,21

RE 77,77+37,26 | 67,73+36,01 | р*=0,043, р*=0,096, р* =0,03, р*=0,427 56,26+36,73 59,5+39,8 р1-к=0,18, р2-к=0,52, р3-к=0,001

ММ 77,33+12,8 р*=0,62 66,1+16,98 68,3+16,18 68,29+16,32 р1-к=0,105, р2-к=0,31, р3-к=0,97

PH 55,65+4,11 р*=0,219 52,67+4,89 52,61+5,25 55,04+5,33 р1-к=0,74, р2-к=0,005, р3-к=0,0005

МП 40,93+5,88 42,82+9,62 р*=0,0148, р*1-2=0,5, р*1-3=0,00042, р*2-3=0,56 38,74+9,52 44,97+9,29 р1-к=0,019, р2-к=0,08, р3-к<0,0001

Примечание: р - достоверность различий между пациентами основной группы в зависимости от длительности по 1-тесту: р|-2 - между 1 и 2-й группами; р|-3 -между 1 и 3-й группами; р2-3 - между 2 и 3-й группами; рк - достоверность различий между пациентами основной и контрольной групп по 1-тесту: р|-к - между 1-й группой и контролем; р2-к - между 2-й группой и контролем; р3-к - между 3-й группой и контролем; PF - ролевое функционирование; RP - физическая активность; ВР - боль; GH - общее здоровье; VT - жизнеспособность; SF - социальная активность; RE - роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности; ММ - психическое здоровье; РН$ - суммарный показатель здоровья; МН - суммарный психологический показатель здоровья.

чение влияния острых осложнений, тяжести заболевания на показатели КЖ, кроме того, исследовалась динамика КЖ у больных в зависимости от длительности основного патологического процесса на фоне проводимой терапии. Уровень КЖ в контрольной группе был принят за условную норму. При проведении сравнительного анализа показателей КЖ у больных СД 1 было выявлено отсут-

ствие влияния уровня компенсации углеводного обмена на показатели КЖ (рис. 1).

Большинство параметров КЖ не имели достоверной разницы значений у больных с различным уровнем гли-кированного гемоглобина (НвА1с). Однако необходимо отметить, что с увеличением НвА1с отмечалась тенденция к снижению прямых показателей РБ, СИ, УТ (жизнеспо-

собность), 8Б (социальная активность), MN (психическое здоровье) и повышение обратного показателя боли, т.е. увеличивалась психоэмоциональная негативная реакция на болевые ощущения и инъекции инсулина, а также уменьшался обратный показатель роли эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности (ДБ) до 38,5+1,23 балла (р<0,001), что можно было интерпретировать как появление безразличия и равнодушия к своему состоянию здоровья. Необходимо отметить, что с ухудшением компенсации у больных имел тенденцию к снижению такой показатель, как самочувствие по сравнению с предыдущим годом (СС). Величиной критерия стабильности является 50%, у больных СД 1-го типа данный показатель был снижен, свидетельствуя об ухудшении общего состояния в динамике.

Проведенное исследование зависимости показателей КЖ от длительности течения СД 1 свидетельствовало о том, что КЖ пациентов имело тенденцию к снижению, наибольшие отличия отмечались по показателям общей жизнеспособности (УТ) (табл. 4).

При непродолжительном течении заболевания результаты составляли 78,88+7,4, с увеличением стажа значения шкалы достоверно снижались: 61,83±22,91 (р=0,011, р=0,02б). Уровень статистической значимости был достигнут при сравнении показателей (УТ) пациентов с длительностью патологии более 5 лет (р=0,04), что доказывало влияние заболевания на КЖ больных. Анализ полученных результатов показал, что на КЖ оказывали значимое влияние эмоциональные нарушения, которые определялись шкалами “роль эмоциональных нарушений в ограничении жизнедеятельности” (ДБ), составив при длительности до 1 года 77,77+37,26, а при увеличении стажа - 56,26+36,73 (р=0,043) и суммарным показателем психологического функционирования (МИб), который уменьшался со временем с 40,93+5,88 до (38,74+9,52), р<0,0001.

Отдельного внимания заслуживает анализ результатов опросников пациентов, получающих инсулин в помповом режиме введения (рис. 2). Данную терапию получали 15 человек (7,5%) из числа обследованных пациентов с СД 1. У всех пациентов, несмотря на различную длительность патологического процесса, регистрировался ИЬА1с менее 7,5%, что свидетельствовало о хорошей компенсации углеводного обмена. Больные, использующие помповый режим инсулинотерапии, составили 50% от количества компенсированных пациентов по уровню

ИЬА1с.

Наибольшие отличия регистрировались по таким параметрам, как ВР, УТ, ДБ. Негативное восприятие и ощущение боли в течение 2 недель до исследования у пациентов, получающих инсулин с помощью помпы, достоверно ниже (р<0,001), что можно объяснить редкими манипуляциями по смене катетера (1 раз в 3-5 дней). Показатели ВР у пациентов с помповым режимом инсули-нотерапии составляли 54,5+1,56 балла, при использовании базисно-болюсного режима инсулинотерапии 26,6+1,78 балла (р<0,001), что свидетельствовало о частом ощущении болевых симптомов за 2 недели до исследования. Прямой параметр УТ у пациентов СД 1-го типа, получавших помповую инсулинотерапию, был выше, чем

при использовании базисно-болюсного режима введения инсулина: 67,4+11,67 и 54,2+12,13 балла соответственно (р=0,064). Дополнительный критерий КЖ (СС) при использовании помп свидетельствовал о стабильности самочувствия по сравнению с предыдущим годом, составляя 54,2+14,24 балла, тогда как у больных на базисноболюсном режиме инсулинотерапии данный показатель регистрировался на уровне 36,6+12,13 балла (р=0,051). Интересные результаты получены у группы больных, имеющих сосудистые осложнения в сравнении с группой пациентов с СД 1 без осложнений. Обнаружена достоверная обратная связь между наличием сосудистых осложнений и уровнем социального функционирования 8Б (г=-0.33, р<0,05). Имелась достоверная прямая связь между степенью выраженности осложнений и показателями УТ и MN (г=0,28 и 0,26 соответственно); р=0,001.

Установлена достоверная обратная связь между возрастом пациентов и показателями шкал ДБ (г=-0,29, р=0,004) и Ут (г=-0,28, р=0,003). Анализ показателей КЖ выявил зависимость отдельных компонентов, выраженность которых зависела от типа реагирования на заболевание (ТОБ), к таким факторам можно отнести: гармоничный ТОБ, определяющий высокий уровень показателей шкалы общего здоровья (СИ); 93,09+10,25; р=0,049, ипохондрический ТОБ, оказывающий влияние на снижение значений шкалы 8Б (67,7+20,18); р=0,011. Наличие ипохондрического типа отношения к своему заболеванию способствовало снижению показателей ролевого и социального компонента качества жизни (52,27+34,3 (р=0,03) и 74,55+17,7 (р=0,012) соответственно) достоверно значимые взаимосвязи выявлены и с суммарной психологической составляющей, определяющей социальную адаптацию пациента в обществе (40,4+9,6); р=0,03. Обессивно-фобический ТОБ способствовал снижению показателя СИ (53,58+19,22); р=0,04. Наличие высокого уровня сенситивности приводило к снижению ДБ (35,4+22,6); р=0,001. По другим ТОБ и показателям КЖ статистически значимой разницы не отмечалось.

Выводы

1. СД 1-го типа у детей и подростков приводит к ограничениям во всех составляющих (физической, психической, социальной) нормальной жизни человека.

2. Наибольшее влияние на качество жизни в детском и подростковом возрасте оказывают психоэмоциональные особенности больных, режимы инсулинотерапии, типы отношения к болезни.

3. Использование новых высокотехнологичных средств введения инсулина, таких как помпы, способствует не только улучшению уровня компенсации углеводного обмена, но и повышению уровня качества жизни пациентов с СД 1-го типа.

4. Наиболее выраженные изменения показателей качества жизни, которые определяли оптимальную адаптацию в микросоциуме, регистрировались у лиц мужского пола.

Литература

1. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом. - 4-е изд., дополненное / под ред. И.И. Дедова, М.И. Шестаковой. - М., 2009. - 103 с.

2. Антонычев С.Ю., Мохор Т.В. Исследование качества жизни больных сахарным диабетом 1 типа // Мед. панорама. -2003. - С. 34-37.

3. Сидоров П.И., Новикова И.А., Соловьев А.Г. и др. Внутренняя картина болезни при сахарном диабете типа 1 // Пробл. эндокринол. - 2004. - Т. 50, № 3. - С. 3-6.

4. Новик А.А., Ионова Т.И., Купер К. и др. Оценка качества жизни в педиатрии // Исследование качества жизни в педиатрии : материалы науч. конференции. - СПб., 2000. - С. 107108.

5. Суркова Е.В., Анциферов М.Б., Майоров А.Ю. и др. Качество жизни как важнейший показатель эффективности лечения сахарного диабета в XXI веке // Сахарный диабет. - 2000. -№ 1. - С. 23-25.

6. Grey M., Cameron M., Lipman T. et al. Psychosocial status of children with diabetes in the first 2 years after diagnosis // Diabetes Care. - 1995. - No. 18. - P. 1330-1336.

7. Sullinger M. et al. Translating health study questionnaires and evaluating them the Quality of life a project approach International of quality of life assessment // Clin. Epidemiol. -1998 - Vol. 51. - P. 913-923

8. Quality of life group. What is it Quality of life // World Health Forum. - World Health Organization, 2006. - [Vol.] 6. - P. 29.

Поступила 21.08.2011