Научная статья на тему 'Грамматический концепт как когнитивная схема языковой интерпретации'

Грамматический концепт как когнитивная схема языковой интерпретации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
443
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОГНИТИВНАЯ СХЕМА / СЕЛЕКТИВНАЯ ФУНКЦИЯ / КОНЦЕПТ / ВЫДЕЛЕННОСТЬ / ПРОТОТИПЫ / ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ / COGNITIVE SCHEMA / TRIGGER SELECTION / CONCEPT / SALIENCE / PROTOTYPES / LINGUISTIC REPRESENTATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сорокина Т.С.

В статье рассматривается проявление селективной (интерпретирующей) функции языка на примере диахронных изменений грамматического концепта «отношение» в английском языке: перераспределение в составе когнитивных схем, разная выделенность компонентов (лексических, морфологических и синтаксических) при гештальтном восприятии структур репрезентантов концепта, смена прототипов языковой репрезентации концепта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GRAMMATICAL CONCEPTAS A COGNITIVE SCHEMA OF LINGUISTIC INTERPRETATION

The article discusses trigger-selection evidenced in diachronic changes of the grammatical concept “relation” in English: redistribution of the constituents of the cognitive schema, salience of the components (lexical, morphological, syntactic) of the gestalt structures, prototypes of linguistic representation.

Текст научной работы на тему «Грамматический концепт как когнитивная схема языковой интерпретации»

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

УДК 81.1; 81.37 Т. С. Сорокина

доктор филологических наук, профессор, профессор каф. грамматики и истории английского языка факультета английского языка МГЛУ; e-maiL: sotan1462116gmaiL.com

ГРАММАТИЧЕСКИЙ КОНЦЕПТ КАК КОГНИТИВНАЯ СХЕМА ЯЗЫКОВОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

В статье рассматривается проявление селективной (интерпретирующей) функции языка на примере диахронных изменений грамматического концепта «отношение» в английском языке: перераспределение в составе когнитивных схем, разная выделенность компонентов (лексических, морфологических и синтаксических) при гештальтном восприятии структур - репрезентантов концепта, смена прототипов языковой репрезентации концепта.

Ключевые слова: когнитивная схема; селективная функция; концепт; выделенность; прототипы; языковая репрезентация.

T. S. Sorokina

Doctor of PhiLoLogy (Dr. habiL.), Professor of Grammar

and History of EngLish, EngLish Language Department, MSLU;

e-maiL: sotan1462116gmaiL.com

GRAMMATICAL CONCEPT AS A COGNITIVE SCHEMA OF LINGUISTIC INTERPRETATION

The articLe discusses trigger-seLection evidenced in diachronic changes of the grammaticaL concept "reLation" in EngLish: redistribution of the constituents of the cognitive schema, saLience of the components (LexicaL, morphoLogicaL, syntactic) of the gestaLt structures, prototypes of Linguistic representation.

Key words: cognitive schema; trigger - seLection; concept; saLience; prototypes; Linguistic representation.

Одним из главных методологических принципов когнитивного подхода является положение о том, что человек не отражает мир в языке, а конструирует его с помощью языка в своем сознании. Это означает, что человек каждый раз заново формирует смыслы и выбирает средства их репрезентации используя, в том числе, собственный

языковой опыт, а не строит свои высказывания только по готовым моделям [Кубрякова 2004].

Активная роль человека в формировании языковых смыслов свидетельствует об интерпретирующем характере человеческого сознания и, как следствие, языкового сознания, языковой картины мира, системы языка, всех его единиц и категорий, дискурсивной деятельности в ментально-языковом конструировании окружающего мира. В свою очередь это дает основание говорить о третьей ключевой, помимо когнитивной и коммуникативной, интерпретирующей функции языка [Болдырев 2015, Болдырев 2016].

Ментально-языковое конструирование мира человеком в процессе концептуализации и категоризации мира в языке осуществляется с помощью когнитивных моделей (схем). Это прежде всего концепты, категории и пропозиции как общие схемы языковой интерпретации. При этом «селективная функция языковой интерпретации отличается выборочной концептуализацией и репрезентацией и проявляется в языковых обозначениях соответствующих концептов, т. е. в структуре языковой картины мира» [Болдырев 2016, с. 13]. Также в качестве когнитивной схемы языковой интерпретации может выступать структура самого концепта.

Особую роль в интерпретации знаний о мире играют собственно грамматические концепты [Болдырев 2016]. «Как когнитивные схемы языковой интерпретации они интерпретируют знания об объектах и событиях мира, их характеристиках и взаимосвязях с соответствующими законами и принципами языковой коммуникации, представляя их в качестве ... субъектов, объектов, действий, процессов, состояний, отношений» и т. п. [Болдырев 2016, с. 17]. Проиллюстрировать эти положения можно на примере концепта «отношение» в английском языке.

Концепт «отношение» понимается нами как языковой, частично вербализованный, лексически, морфологически и синтаксически репрезентированный концепт; как единица языкового знания, гештальтно передающая способы языкового представления знания о миреСорокина 2015]. Содержание концепта «отношение» составляют максимально обобщенные, абстрагированные смыслы (концептуальные характеристики или компоненты концепта), которые представляют собой объединения и обобщения семантических функций,

выделенных путем функционально-семантического анализа (т. е. результат обобщения конкретных лексико-грамматических смыслов). Структурно концепт «отношение» делится на два субконцепта - субконцепт «отношение предмета к предмету (П - П) и субконцепт «отношение действия к предмету» (Д - П), которые могут различаться набором компонентов, их наполнением и репрезентацией. Основными средствами репрезентации являются субстантивное словосочетание для субконцепта П - П и глагольно-объектная структура для субконцепта Д - П. В концепт «отношение» входят максимально обобщенные абстрагированные атрибутивные, объектные и адвербиальные смыслы, по-разному распределенные по его субконцептам. Сочетания этих абстрактных смыслов и составляют когнитивные схемы концепта «отношение» и его субконцептов.

Диахронные изменения репрезентации концепта «отношение» в процессе истории английского языка с древнеанглийского (далее -ДА) по новоанглийский (далее - НА) период в полной мере отражают действие селективной (интерпретирующей) функции языка в следующих аспектах:

1) изменение долей разных абстрактных смыслов в когнитивных схемах субконцептов П-П и Д-П;

2) изменение в ролевом участии («выделенности») уровневых компонентов (лексических, морфологических и синтаксических) при гештальтном восприятии репрезентантов П-П и Д-П;

3) изменения в выборе прототипических структур, репрезентирующих данные субконцепты.

1. Исследование показало, что в структуре субконцепта П-П доля атрибутивной семантики остается практически неизменной, в то время как в субконцепте Д-П резко возрастает доля объектной семантики и уменьшается доля адвербиальных смыслов, что в целом не влияет на распределение семантики в структуре концепта «отношение» в целом. Следовательно, концепт как когнитивная схема может сохранять в целом свою структуру, но изменять наполнение компонентов структуры: из двух доминирующих компонентов когнитивной схемы - атрибутивного и объектного, именно объектный компонент выходит на передний план. Иными словами, селективная функция языка проявляется в предпочтительном выборе объектной семантики

для передачи отношений между действием и объектом (за счет падения реализаций обстоятельственных значений), т. е. в данный момент истории когнитивная схема ситуации (состояния, положения дел) превалирует над характеристикой действия. С другой стороны, в субконцепте П-П когнитивная схема отношений между участниками действия (ситуации, положения дел) не только не демонстрирует ограничений с точки зрения селективной функции, но, наоборот, усложняется за счет разнообразия вступающих в отношения объектов. Следовательно, исторические изменения структуры и содержания концепта «отношение» происходят за счет внутренних преобразований субконцептов.

Можно предположить, что наблюдаемое увеличение частотности употребления глагольно-объектных структур (как репрезентантов субконцепта Д-П) в объектных смыслах вызвано, в числе прочих факторов, тем обстоятельством, что круг глаголов, могущих принимать прямое дополнение, чрезвычайно расширился в НА период по сравнению с ДА периодом. Отсюда - рост частотности глагольно-объектной структуры за счет ее беспредложного употребления. Последнее связано, в свою очередь, с исторической перестройкой системы переходности / непереходности в английском языке. Кроме того, замена префиксальных глаголов глаголами с предлогами сопровождалось заметными различиями в их семантике.

Что касается адвербиальных смыслов, входящих в когнитивную схему субконцепта Д-П, в ДА период дат. и вин. падежи существительного выражали целую гамму обстоятельственных значений в глагольно-объектной структуре (пространственных, временных, инструментальных, причинных, целевых и др.). При этом предложное и беспредложное употребление в этой структуре варьировалось. Утрата вин. и дат. падежей шла параллельно с перераспределением функций между чистым падежом и предложным оборотом. К НА периоду семантика обстоятельственных значений переносится с падежной формы на предлог и лексическое значение глагола, образующего ядро глагольно-объектной структуры [Историко-типологическая морфология германских языков, с. 203-204]. Таким образом, новые глаголы и новые предлоги (и переосмысленные старые) как бы «забирают» себе объектную семантику, тем самым уменьшая долю обстоятельственной семантики в субконцепте Д - П.

Для субконцепта П-П сохраняется ведущая роль атрибутивных смыслов, однако заметно усложняется их внутренняя семантика (увеличивается число семантических функций, формирующих эти смыслы) как за счет появления новых существительных в составе субстантивных сочетаний, так и за счет появления новых предлогов и переосмысления старых предлогов.

Такое перераспределение в семантике концепта «отношение» происходит на фоне растущей специализации субконцептов, наметившейся в ДА период: закрепление объектной семантики за субконцептом Д-П и определительной семантики за субконцептом П-П. При этом носителем «нового качества» - большей объективизации концептуального содержания является субконцепт Д-П.

Все вышеизложенное, на наш взгляд, свидетельствует не о простой замене одних форм и структур другими, а о появлении новых способов смыслообразования, т. е. о действии селективной (интерпретирующей) функции языка. Подтверждение этому мы находим у Р. Хогга и Д. Денисона [Hogg, Denison 2006, с. 165]: «The changes in this area are therefore most profitably viewed as consisting in a shift in general methods of meaning-making rather than the replacement of individual forms by others».

2. Поскольку когнитивный подход к исследованию языка предполагает не столько изучение объективных характеристик его единиц и категорий, сколько способов восприятия мира человеком, представленных в языке, мы предполагаем, что грамматические концепты с их когнитивной схемой и ее репрезентацией воспринимаются человеком гештальтно во всей совокупности их лексического, морфологического и синтаксического содержания. Однако роль этих компонентов может по-разному «высвечиваться» в разные периоды исторического развития языка и его носителей.

Как показало исследование, для субконцепта Д-П диахронные изменения лексико-семантической и грамматической подсистем английского языка находят отражение в изменении удельного веса отдельных компонентов при гештальтном восприятии глагольно-объектной структуры: с утратой морфологического компонента, играющего ведущую роль при восприятии глагольно-объектной структуры в ДА период, центральными компонентами для субконцепта Д-А в НА период становятся синтаксический и лексический компоненты этой

структуры в их взаимосвязи и взаимозависимости. Удельный вес лексического компонента определяется с учетом всех трех лексических составляющих глагольно-объектной структуры: самого глагола как ведущего члена словосочетания, существительного в роли дополнения, а также предлога (в случае предложного дополнения). При этом усиление лексического компонента происходит главным образом за счет качественно-количественных изменений лексического глагола и в меньшей степени за счет качественно-количественных изменений лексической семантики существительного и предлога.

Что касается передачи отношений «Предмет-Предмет», здесь, в отличие от глагольно-объектной структуры, синтаксические изменения в сфере субстантивного словосочетания не столь разительны. Это связано, прежде всего, с утратой синтагматических средств выражения падежной дифференциации (согласование с существительным местоимений, прилагательных и развивающегося артикля). В ДА период в препозиции выступает существительное в род. падеже (хотя возможна и постпозиция, но редко). Род. падеж был чисто синтаксическим средством связи между существительными: семантика субстантивного словосочетания (диапазон семантических отношений) определялась широкой сочетаемостью различных лексических разрядов имен существительных. В дальнейшем основным средством синтаксической связи в препозитивной группе становится примыкание, а в постпозитивной группе - предложная связь. Начиная со среднеанглийского периода, возникает новый способ выражения препозитивного определения - с помощью существительных в общ. падеже. Одновременно широко распространяется постпозитивное определение, выражаемое предложной группой существительного. Это связано с установлением твердого порядка слов в определительном словосочетании, а также с семантическим сдвигом в значении предлогов: вырабатывается дифференцированное употребление предлогов, появляются новые предлоги, происходит переосмысление старых предлогов.

Отсюда - диахронные изменения структур, репрезентирующих субконцепт П-П, с утратой морфологического компонента (кроме род. падежа) и сравнительно небольшими изменениями в синтаксисе приводят к увеличению удельного веса лексического компонента структуры, главным образом, за счет количественных изменений

лексики обоих существительных и качественно-количественных изменений в системе предлогов. Таким образом, определяющим фактором в гештальтном восприятии структур, репрезентирующих субконцепт П-П, становится лексический компонент. Здесь селективная (интерпретирующая) функция языка проявляется в разном использовании имеющихся в распоряжении языка средств для реализации меняющихся когнитивных схем, в преимущественном выборе одних средств за счет других. Это происходит при сохранении адекватности информационного кода английского языка в процессе его истории за счет внутренних ресурсов самого языка, что свидетельствует об адекватности его грамматической кодирующей подсистемы, способной к саморазвитию.

3. Как указано в [Болдырев 2016], интерпретирующий характер конструирования мира в языке может проявляться, в частности, в выборе прототипов и конкретных языковых средств для передачи когнитивных схем.

Исследование показало, что одновременно с изменением языка меняется и набор прототипов языковой репрезентации, т. е. «образцовых» и наиболее частотных языковых средств для передачи соответствующих компонентов концепта «отношение» (и его субконцептов) как когнитивной схемы.

Так, если в ДА период для субконцепта П-П прототипическими структурами при передаче отношений между объектами (участниками ситуации) были:

(род. падеж + беспредложное сущ.) (55 %) - goddess niman;

(дат. падеж + беспредложное сущ.) (17 %) - gode fultomiendun,

то в НА период мы наблюдаем иной выбор структур:

(общ. падеж + сущ. с предлогом of) (61 %) - a heart of that fine frame);

(род. падеж + беспредложное сущ.) (13 %) - his brother's son.

Для субконцепта Д-П прототипическими структурами при передаче отношений между действием и объектом действия в ДА период были:

(вин. падеж + беспредложное сущ.) (33 %) - bat hy godes folk warnian;

(дат. падеж + беспредложное сущ.) (11 %) - he sade hwilum bam bioscope;

(дат. падеж + сущ. с предлогом on) (11 %) - Ferde on bam ylcan wege,

а в НА это уже структуры:

(общ. падеж + беспредложное сущ.) (43 %) - to employ those soldiers; (общ. падеж + сущ. с предлогами in, with, to) (25 %) - All I could do in these three years; to comfort you with chance; who have smelt to a strong perfume/

Таким образом, в процессе развития английского языка изменяется как наполнение компонентов когнитивной схемы, так и прототипы ее репрезентации.

Приведенные выше данные об изменении репрезентации объектного компонента когнитивной схемы концепта «отношение» в английском языке заставляют обратиться к концептуальной структуре глагола как ядра глагольно-объектного сочетания. Как указывает Е. С. Кубря-кова, «...пространство глагольной лексики - это пространство отношений или событий или же действий с определенными участниками деятельности или положения дел» [Кубрякова 2004, с. 203].

Поскольку категория глагола как части речи базируется не на одном, а на нескольких концептах, концептуальная структура глагола включает, помимо процессуальных схем, скрытые, латентные «предметные» и «сирконстантные» значения [Кубрякова 2004, с. 266], что делает его (глагол) универсальным средством кодирования ситуаций и тех частей ситуаций, которые относятся к способам бытия объектов. Отсюда - глаголу как деятельно стному компоненту отводится ведущая роль в структурировании ситуаций, он активизирует в сознании говорящих сложные структуры знаний, сложные когнитивные схемы.

Поскольку селективная (интерпретирующая) функция языка проявляется, в частности, в структуре языковой картины мира, рассмотрение диахронных изменений языковой картины мира предполагает учет отражения в языке изменений в восприятии человеком мира и его взаимодействия с окружающей средой, изменения его опыта познания мира, мотивации человеческого поведения и его отношений с обществом, переоценки ценностей и т. п., оказывающих влияние на процесс отбора, сохранения и считывания языковой информации.

Как мы предположили в [Сорокина 2014], изменения в «мире как он есть», отраженные в информации о нем, свидетельствуют об усложнении ситуаций, как со стороны деятельностного компонента,

так и участников сцен. Человеку как активному субъекту, организующему свою жизненную сферу сообразно своему опыту познания мира, свойственно стремление пополнить свой микромир, а также упорядочивать его посредством своей деятельности, видоизменяя при этом качественные характеристики составляющих сферу его влияния объектов. Для этого со стороны субъекта необходимы как разнообразные действия, направленные на вовлечение объектов в сферу своего влияния, так и сами разнообразные объекты.

Если принять, что главной функцией языка считается работа с информацией, и что в эту работу включается как фиксация информации в сознании говорящих, так и целевое предназначение его для передачи информации другим людям [Кубрякова 2004, с. 285], то становится понятно, почему рост разнообразия ситуаций требует увеличения их удельного веса в той информации, которую обрабатывает язык. Это в определенной степени объясняет увеличение реализаций объектной семантики, наблюдаемое на материале нашего исследования, и получает косвенное подтверждение в отмечаемом историками языка росте удельного веса беспредложных и предложных глагольно-объектных словосочетаний для языка в целом [Ярцева 1961, с. 185].

Из вышеизложенного можно заключить, что селективная (интерпретирующая) функция человеческого сознания и, как следствие языкового сознания, языковой картины мира наглядно демонстрируется при диахронном подходе к изучению грамматических концептов как когнитивных схем языковой интерпретации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Болдырев Н. Н. Антропоцентрическая сущность языка в его функциях, единицах и категориях // Вопросы когнитивной лингвистики. Тамбов : Тамбовский госуниверситет им. Г. Р. Державина, 2015. Вып. 1. С. 5-13. Болдырев Н. Н. Когнитивные схемы языковой интерпретации // Вопросы когнитивной лингвистики. Тамбов: Тамбовский госуниверситет им. Г. Р. Державина, 2016. Вып. 4. С. 10-20. Историко-типологическая морфология германских языков / Академия наук

СССР. Институт языкознания. М. : Наука, 1977. 359 с. Кубрякова Е. С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира Рос. академия наук. Ин-т языкознания. М. : Языки славянской культуры, 2004. 560 с.

Сорокина Т. С. Гештальт-анализ как исследовательская методика диахронической концептологии // Когнитивно-коммуникативная парадигма в лингвистике и лингводидактике: грамматические исследования. М. : ФГБОУ ВПО МГЛУ, 2013. С. 9-19. (Вестн. Моск. гос. лингвист. у-та; вып. 26 (686). Сер. Языкознание.)

Сорокина Т. С. Концепт «отношение» и языковая картина мира ( опыт исторической интерпретации) // Лингвистика и лингводидактика в когнитивно-коммуникативном аспекте: грамматические исследования. М. : ФГБОУ ВПО МГЛУ, 2014. С. 9-19. (Вестн. Моск. гос. лингвист. у-та; вып. 25 (711). Сер. Языкознание.)

Ярцева В. Н. Исторический синтаксис английского языка. М.-Л. : Изд-во Акад. наук СССР, 1961. 308 с.

Hogg R. and D. Denison. A History of the English Language. Cambridge : Cambridge University Press, 2006. 495 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.