Научная статья на тему 'Государственный Совет России как орган публичной власти: конституционно-правовой аспект '

Государственный Совет России как орган публичной власти: конституционно-правовой аспект Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
9
3
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Конституция РФ / Государственный Совет России / Президент РФ / публичная власть / единая система публичной власти / государственное управление / федеративные отношения / Constitution of the Russian Federation / the State Council of Russia / the President of the Russian Federation / public power / unified system of public power / public administration / federal relations

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Максим Константинович Штепа

В статье рассматривается становление конституционно-правового статуса Государственного Совета Российской Федерации, предопределенное поправками в Конституцию РФ. С помощью методов системного анализа, сравнительно-правового и исторического методов обоснованы место Государственного Совета в механизме государства России, организационно-правовые основы его деятельности, специфические полномочия, новеллы правового регулирования как самого Государственного Совета, так и единой системы публичной власти, раскрывается сущность института публичной власти, а также содержание принципов его функционирования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The State Council of Russia as part of a public authority: the constitutional and legal aspect

The article examines the formation of the constitutional and legal status of the State Council of the Russian Federation, predetermined by amendments to the Constitution of the Russian Federation. Using the methods of system analysis, comparative legal and historical methods, the place of the State Council in the mechanism of the state of Russia, the organizational and legal foundations of its activities, specific powers, novelties of legal regulation of both the State Council itself and the unified system of public authority are substantiated, the essence of the institution of public authority is revealed. power, as well as the content of the principles of its functioning.

Текст научной работы на тему «Государственный Совет России как орган публичной власти: конституционно-правовой аспект »

Образование. Наука. Научные кадры. 2022. № 2. С. 115—121. Education. Science. Scientific personnel. 2022;(2):115—121.

ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫЕ (ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ) НАУКИ

Научная статья

УДК 342 NIION: 2007-0062-2/22-093

doi: 10.24412/2073-3305-2022-2-115-121 MOSURED: 77/27-004-2022-02-293

Государственный Совет России как орган публичной власти: конституционно-правовой аспект

Максим Константинович Штепа

Российская академия народного хозяйства и государственной службы

при Президенте Российской Федерации, Москва, Россия, mmmshtepa@gmail.com

Аннотация. В статье рассматривается становление конституционно-правового статуса Государственного Совета Российской Федерации, предопределенное поправками в Конституцию РФ. С помощью методов системного анализа, сравнительно-правового и исторического методов обоснованы место Государственного Совета в механизме государства России, организационно-правовые основы его деятельности, специфические полномочия, новеллы правового регулирования как самого Государственного Совета, так и единой системы публичной власти, раскрывается сущность института публичной власти, а также содержание принципов его функционирования.

Ключевые слова: Конституция РФ, Государственный Совет России, Президент РФ, публичная власть, единая система публичной власти, государственное управление, федеративные отношения

Для цитирования: Штепа М.К. Государственный Совет России как орган публичной власти: конституционно-правовой аспект // Образование. Наука. Научные кадры. 2022. № 2. С. 115 — 121. doi: 10.2441 2/2073-3305-2022-2-115-121.

PUBLIC LEGAL (STATE LEGAL) SCIENCES

Original article

The State Council of Russia as part of a public authority: the constitutional and legal aspect

Maxim K. Shtepa

Russian Academy of National Economy and Public Administration

under the President of the Russian Federation, Moscow, Russia, mmmshtepa@gmail.com

Abstract. The article examines the formation of the constitutional and legal status of the State Council of the Russian Federation, predetermined by amendments to the Constitution of the Russian Federation. Using the methods of system analysis, comparative legal and historical methods, the place of the State Council in the mechanism of the state of Russia, the organizational and legal foundations of its activities, specific powers, novelties of legal regulation of both the State Council itself and the unified system of public authority are substantiated, the essence of the institution of public authority is revealed. power, as well as the content of the principles of its functioning.

Keywords: Constitution of the Russian Federation, the State Council of Russia, the President of the Russian Federation, public power, unified system of public power, public administration, federal relations

For citation: Shtepa M.K. The State Council of Russia as part of a public authority: the constitutional and legal aspect // Obrazovaniye. Nauka. Nauchnyye kadry = Education. Science. Scientific personnel. 2022;(2):1 15—121. (In Russ.). doi: 10.24412/2073-3305-2022-2-115-121.

Идея создания Государственного Совета не является принципиально новой для российской государственности: органы с соответствующими названиями существовали в Российской империи и Советском Союзе. Создание Государственного Совета в 2000 г. было связано с изменением порядка формирования Сове© Штепа М.К., 2022

та Федерации Российской Федерации (далее — Совет Федерации РФ) и определялось необходимостью гарантировать непосредственное участие глав исполнительной власти, высших должностных лиц субъектов Российской Федерации в рассмотрении и решении вопросов, имеющих общегосударственное значение. Действуя как совещательный орган при главе государства, Государственный Совет в процессе своей эволюции рас-

крыл потенциал новых возможностей для учета региональных интересов при принятии решений федерального уровня и оказанию влияния на общегосударственную политику, внесению ими вклада в социально-экономическое развитие страны [8, с. 15]. В результате Президентом России В.В. Путиным инициировано придание Государственному Совету конституционного статуса. В результате поправок в Конституцию Российской Федерации был определен статус Государственного Совета РФ, конституционно введено понятие публичной власти — ранее не определенного, многослойного термина, преобразовавшегося в существенную категорию политической жизни России. В п. «е.5» ст. 83 Конституции РФ закреплены полномочия Президента РФ по формированию Государственного Совета РФ. Статус Государственного Совета РФ определяется Федеральным законом, его целями являются обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов публичной власти, определение основных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетных направлений социально-экономического развития государства [2, с. 15]. Учредительный характер конституционных норм задает направление развития законодательства в той или иной сфере, получает развитие в Федеральном законе «О Государственном Совете Российской Федерации» [3, с. 15]. Значение данного Федерального закона в основном можно выявить в двух аспектах: во-первых, в определении статуса, начал и организационно-правовых основ деятельности, компетенции Государственного Совета; во-вторых, в закреплении легального определения понятия публичной власти с детализацией правовых основ деятельности и взаимодействия органов, осуществляющих публичную власть, входящих в единую систему публичной власти.

Следует отметить, что институт публичной власти прежде не имел закрепления в нормах российского законодательства, в то же время формирование единой системы публичной власти было предложено Президентом РФ в качестве базовой цели внесения поправок в Конституцию РФ [7, с. 15]. Интересным представляется тот факт, что термин «публичная власть» впервые употреблен в Конституции РФ вследствие изменений шесть раз. Такое употребление имело место в следующих статьях.

Во-первых, в связи изменением ч. 1 ст. 67 на создаваемых на территории Российской Федерации федеральных территориях организация публичной власти устанавливается федеральным законом.

Во-вторых, в формулировке п. «г» ст. 71 компетенция по организации публичной власти, установлению системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядку их организации и деятельности, формированию федеральных органов государственной власти отнесена к исключительному ведению Российской Федерации.

В-третьих, в формулировке ч. 2 ст. 80, которая расширяет полномочия Президента РФ как главы государства, тем самым дополняя правовой статус гаранта Конституции РФ обеспечением согласованного функционирования и взаимодействия органов, входящих в единую систему публичной власти.

В-четвертых, в п. «е.5» ст. 83 закреплено полномочие Президента РФ по формированию Государственного Совета в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов публичной власти.

Институт публичной власти получил свое закрепление в ч. 3 ст. 131, согласно которой допускается установление особенностей осуществления публичной власти на территориях городов федерального значения и административных центров Российской Федерации федеральным законом.

Кроме того, ч. 3 ст. 132 закреплено вхождение в единую систему публичной власти как органов государственной власти, так и органов местного самоуправления [1, с. 15].

Стоит отметить, что нормами Конституции РФ публичная власть встраивается в механизм государства посредством наделения Президента РФ и Государственного Совета РФ полномочиями по организации и обеспечению слаженного взаимодействия и функционирования органов, входящих в единую систему публичной власти. Однако понятие публичной власти не определено в Конституции РФ. Теоретически при определении понятия публичной власти до закрепления в Конституции исследователи-конституционалисты отожествляли власть публичную и власть политическую, исходя из того, что политическая власть осуществляется в обществе и адресована широким массам членов общества [6, с. 15].

В этой связи интерес представляет исследование сущности и содержания публичной власти. Попытка их представления сделана в Федеральном законе «О Государственном Совете Российской Федерации», определяющим в ст. 2 единую систему публичной власти как «федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, иные государственные органы,

органы местного самоуправления в их совокупности, осуществляющие в конституционно установленных пределах на основе принципов согласованного функционирования и устанавливаемого на основании Конституции Российской Федерации и в соответствии с законодательством организационно-правового, функционального и финансово-бюджетного взаимодействия, в том числе по вопросам передачи полномочий между уровнями публичной власти, свою деятельность в целях соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, создания условий для социально-экономического развития государства» [3].

Таким образом, принятым в развитие конституционных положений нормативным актом к субъектам публичной власти отнесена совокупность всех органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Отдельные аспекты формирования и деятельности современного Государственного Совета регулируются главой 3 Федерального закона. Так, состав Государственного Совета формируется из Председателя — Президента РФ и членов Государственного Совета РФ, которыми являются по должности Председатель Правительства РФ, Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Председатель Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Руководитель Администрации Президента РФ, высшие должностные лица субъектов Российской Федерации (руководители высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации) [3]. Сосредоточение в составе Государственного Совета РФ руководителей как федеральных органов государственной власти, так и высших должностных лиц субъектов РФ имеет существенное значение. Таким образом реализуется возможность представительства глав регионов в процессе принятия решений, последствия которых значимы как для Федерации в целом, так и для субъектов. Во-вторых, представительство руководителей федеральных органов государственной власти позволяет установить прямую коммуникацию между федеральным центром и регионами. Это должно позитивно сказаться на балансе федеральных и региональных интересов при принятии общегосударственных решений и выработке государственной политики по приоритетным направлениям. Диспо-зитивная структура ч. 2 ст. 9 Федерального закона позволяет Президенту РФ включать в состав Государственного Совета любых иных лиц, тем самым создается возможность формирования компетентного состава, отвечающего специфике задач, стоящих перед Государственным Советом

[3]. Кроме того, в состав Государственного Совета могут быть включены главы муниципальных образований, руководители парламентских фракций, что направлено на обеспечение масштабной интеграции и координации органов государственного управления всех уровней.

Следует также остановиться на формулировке ст. 3 Федерального закона, согласно которой в состав Государственного Совета не могут входить лица, имеющие гражданство или подданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Такая формулировка направлена на реализацию принципа народовластия, закрепленного в ст. 3 Конституции РФ, согласно которой носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Кроме того, обращает на себя внимание формулировка правовой нормы, запрещающей членам Государственного Совета делегировать свои полномочия другим лицам, которая является частью сложившейся с 2000 г. практики правового регулирования формирования Государственного Совета [4]. Представляется обоснованным воспроизведение аналогичной нормы, персонифицирующей деятельность членов Государственного Совета РФ в рамках установленных законом полномочий, в Федеральном законе о Государственном Совете РФ.

Остановимся на организационных аспектах работы Государственного Совета. Организационная структура Государственного Совета включает в себя Президиум Государственного Совета, а также комиссии, рабочие группы и иные рабочие органы. Президиум Государственного Совета формируется для решения текущих вопросов деятельности в составе, персонально определяемом Президентом РФ, и рассматривает план работы Государственного Совета РФ, определяет повестку дня его очередного заседания, анализирует реализацию плана работы Государственного Совета РФ и его решений. Одной из новелл правового регулирования деятельности Президиума Государственного Совета является предусмотренная возможность проведения расширенных заседаний Президиума Государственного Совета РФ с участием представителей Правительства РФ, а также руководителей органов, входящих в единую систему публичной власти: законодатель включает руководителей федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Феде-

рации, других органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления. Такое же расширение участия и взаимодействия с другими государственными институтами предусмотрено и для заседаний самого Государственного Совета. Заседания Государственного Совета как основная форма его деятельности получили исчерпывающую регламентацию в ст. 13 Федерального закона № 394-Ф3, где по решению Председателя Государственного Совета возможен как формат совместных заседаний Государственного Совета и совещательных и консультативных органов при Президенте РФ, так и формат заседаний Государственного Совета с участием представителей Правительства РФ, палат Федерального Собрания РФ, иных органов и организаций.

Конституционно установленные цели формирования Государственного Совета конкретизируются в задачах, круг которых определен Федеральным законом. В числе таких задач: подготовка предложений Президенту РФ по вопросам социально-экономического развития государства, определение направлений регионального и муниципального развития, укрепление основ федерализма и государственного строительства, содействие согласованному функционированию и взаимодействию органов публичной власти, рассмотрение по предложению Президента РФ проектов федеральных законов и указов Президента РФ, вопросы кадровой политики [3]. Законодательно предусмотрено право Президента РФ возлагать на Государственный Совет любые иные задачи, это также подчеркивает универсальный характер органа, не входящего ни в одну из ветвей государственной власти.

Для решения основных задач Государственный Совет, действующий в механизме государства России, в соответствии со ст. 6 Федерального закона № 394-ФЗ наделен компетенциями, к числу которых законодателем отнесено рассмотрение вопросов, касающихся взаимодействия органов публичной власти, обсуждение основных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетных направлений социально-экономического развития государства, в том числе основных направлений регионального и муниципального развития.

Координирующие и управленческие функции Государственного Совета в единой системе публичной власти проявляются также в отнесении к его компетенции вопросов, касающихся согласованного функционирования и взаимодействия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Рос-

сийской Федерации и органов местного самоуправления, в том числе по вопросам передачи полномочий между данными органами, в целях достижения согласованного их решения.

Управленческий элемент присутствует также в функциональных аспектах деятельности Государственного Совета РФ, так, Государственный Совет РФ анализирует практики государственного и муниципального управления, а также разрабатывает предложения по их совершенствованию. Важной чертой функционального наполнения деятельности Государственного Совета РФ является его участие в определении, согласовании и утверждении критериев и показателей эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Данная функция направлена на реализацию установленного принципа взаимодействия органов, входящих в единую систему публичной власти, согласно которому необходима оценка государственного управления и контроля за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления. Следует отметить, что функционал Государственного Совета РФ в контексте взаимодействия с субъектами Федерации не ограничивается только его участием в оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, он проявляется также в обязанности предоставления Президенту РФ доклада о результатах мониторинга планируемых субъектами Российской Федерации и достигнутых ими за отчетный период значений (уровней) показателей их деятельности. При этом данная роль не является исключительно наблюдательной, поскольку Государственный Совет РФ также участвует в установлении мер поощрения субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в целях содействия достижению и (или) поощрения достижения ими наилучших значений (уровней) показателей деятельности.

Единство системы органов публичной власти достигается посредством гарантированного Федеральным законом организационно-правового, функционального и финансово-бюджетного взаимодействия, в том числе по вопросам передачи полномочий между разными уровнями публичной власти. Право по передаче части своих полномочий между органами исполнительной власти Российской Федерации и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации предусмотрено ст. 78 Конституции РФ. С учетом того, что понятие публичной власти

шире, чем понятие государственной власти, законодатель, определяя основы функционирования публичной власти, предусмотрел предписания, исходя из которых в рамках единой системы публичной власти осуществляется передача полномочий между различными ее уровнями. С учетом того, что в России действует двухуровневая система государственной власти, состоящая из федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации, а местное самоуправление не осуществляет государственную власть, то оно встраивается в систему публичной власти через механизм делегирования отдельных государственных полномочий в соответствии со ст. 132 Конституции РФ.

В этой связи детализация правового регулирования взаимодействия органов, принадлежащих к единой системе публичной власти, призвана позитивно сказаться на оптимизации всей системы государственного управления, создать условия для повышения эффективности взаимодействия органов публичной власти всех уровней. В нормах Федерального закона значительное внимание уделено механизмам встраивания органов местного самоуправления в систему взаимодействия с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в этом нашли свое выражение значение и роль института публичной власти.

Прежде всего, установлено, что органы местного самоуправления принимают участие в осуществлении имеющих государственное значение публичных функций на соответствующей территории. Законодателем предусмотрены два механизма осуществления органами местного самоуправления публичных функций: с одной стороны, в порядке непосредственного наделения органов местного самоуправления государственными полномочиями и, с другой стороны, в порядке, установленном Федеральным законом № 394-ФЗ. Субъекты Российской Федерации также наделяются правом по перераспределению полномочий между органами местного самоуправления и органами государственной власти субъекта Российской Федерации посредством принятия соответствующего закона субъекта. Уточняется, что для обеспечения эффективного осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий в основе наделения такими полномочиями должны быть интересы граждан Российской Федерации, экономическая целесообразность, соблюдение финансовых гарантий местного самоуправления.

Во исполнение данного предписания на органы государственной власти возлагается обязан-

ность по обеспечению контроля за реализацией переданных государственных полномочий. Детализация регулирования порядка взаимодействия органов, входящих в единую систему публичной власти, проявляется также в разграничении полномочий между органами местного самоуправления. Данная ситуация актуализируется при условии наличия в границах муниципального образования другого муниципального образования. Установлено, что в таком случае компетенция соответствующего органа местного самоуправления должна определяться исходя из интересов населения. Такое предписание представляется обоснованным, поскольку признание, гарантия и реализация прав и свобод граждан определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность органов власти согласно ст. 18 Конституции РФ.

Конституционно-правовой статус Государственного Совета РФ обусловливает его положение в механизме государства, под которым для точного определения институциональных аспектов деятельности следует понимать аппарат государства, а также правовые и управленческие принципы организации и осуществления публичной власти. Эти принципы получили закрепление в ст. 17 Федерального закона № 394-ФЗ, определяющего статус Государственного Совета РФ. Законодателем определены пять основополагающих принципов, исходя из которых осуществляется взаимодействие органов, входящих в единую систему публичной власти.

Принцип эффективности осуществления публичных функций на соответствующей территории и выполнения социально-экономических обязательств государства является выражением социального характера Российского государства, относящегося к основам конституционного строя. Проявлением этого принципа может служить определение нормой Конституции РФ приоритетных направлений социально-экономического развития государства в качестве одной из целей формирования Государственного Совета РФ.

Принцип эффективности осуществления публичных функций предполагает самостоятельность в осуществлении органами публичной власти своих полномочий. Данный принцип был сформулирован законодателем как принцип самостоятельности осуществления органами публичной власти своих полномочий, целесообразности и экономической обоснованности их распределения. Для эффективного осуществления публичных функций органы, входящие в единую систему публичной власти, наделены соот-

ветствующими полномочиями, субъективными правами, осуществлять которые надлежит в гармонии с принципом самостоятельности и целесообразности.

Принцип гарантированности необходимого финансового обеспечения при передаче полномочий между уровнями публичной власти также основан на конституционном принципе федерализма и разграничении предметов ведения и полномочий между различными уровнями государственной власти. Введение в текст Конституции РФ института публичной власти увеличивает пространство, в котором возможна передача полномочий, так как в единую систему публичной власти входят также органы местного самоуправления. Более того, ст. 17 Федерального закона № 394-ФЗ устанавливает, что органы местного самоуправления принимают участие в осуществлении имеющих государственное значение публичных функций на соответствующей территории как в порядке наделения названных органов отдельными государственными полномочиями, так и в порядке, установленном федеральным законодательством. Эта норма гарантирует встраивание местного самоуправления в систему публичной власти. Однако недостаточная ресурсная обеспеченность может стать дестабилизирующим фактором в процессе взаимодействия органов публичной власти, поэтому принцип гарантированности необходимого финансового обеспечения при передаче полномочий между разными уровнями публичной власти представляется направленным на создание условий для ее функционирования.

Принцип открытости, доступности и достоверности информации о деятельности органов публичной власти и своевременности ее предоставления отражает ориентацию функционирования единой системы органов публичной власти на человека, на предоставление и гарантию его прав и свобод, признанных ст. 2 Конституции РФ высшей ценностью и смысловым обоснованием функционирования государства.

В принципе оценки эффективности государственного и муниципального управления и мониторинга деятельности органов публичной власти в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации обнаруживается синтез правового и управленческого элементов, поскольку управленческие цели достигаются правовыми средствами.

Проведенный анализ конституционных законодательных новелл позволяет сделать вывод, что Государственный Совет России является конституционным органом государства, имеющим са-

мостоятельную цель и специфические задачи и функции, направленные на обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов публичной власти, обусловленных обеспечением гармонизации в достижении стратегических приоритетов национального развития, обеспечении взаимодействия и согласованного функционирования всех ветвей власти [5]. Правовое регулирование формирования и деятельности Государственного Совета состоит из норм Конституции РФ и Федерального закона № 394-ФЗ, которым определяются начала и организационно-правовые основы деятельности Государственного Совета, а также дается легальное определение единой системы публичной власти России, устанавливаются принципы взаимодействия входящих в единую систему органов.

По своему месту в механизме государства Государственный Совет не входит ни в одну из ветвей власти, относится к органам государства и координирует взаимодействие субъектов разных уровней и функционального значения единой системы публичной власти, выступает своеобразной площадкой для интеграции всех уровней государственного управления.

Список источников

1. Конституция Российской Федерации: (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 г.) // Российская газета. 2020. 4 июля. № 144 (8198).

2. Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 № 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» / / Российская газета. 2020. 16 марта. № 55.

3. Федеральный закон от 8 декабря 2020 г. № 394-Ф3 «О Государственном Совете Российской Федерации» // Российская газета. 2020. 11 декабря. Федеральный выпуск № 280 (8334).

4. Указ Президента РФ от 1 сентября 2000 г. № 1602 «О Государственном совете Российской Федерации» // Российская газета. 2000. 5 сентября. № 172.

5. Заключение Конституционного Суда РФ от 16 марта 2020 г. № 1-З «О соответствии положениям глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не вступивших в силу положений Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти», а также о соответствии Конституции

Российской Федерации порядка вступления в силу статьи 1 данного Закона в связи с запросом Президента Российской Федерации» / / URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/ 0001202003160037 (дата обращения: 11.05.2021).

6. Авакьян СА. Конституционный лексикон. Государственно-правовой терминологический словарь. М.: Юстицинформ, 2015.

7. Виноградова Е.В., Виноградова ПА., Клоч-ко Е.И., Тулаев А.Н. Эволюция правового статуса Государственного Совета Российской Федерации // Государство и право. 2020. № 11. С. 7— 14. DOI 10.31857/S102694520012536-0.

8. Клишас АА. Госсовет утвердил себя в качестве одного из значимых политических институтов страны // Парламентская газета. 2020. № 9. С. 14.

References

1. The Constitution of the Russian Federation: (adopted by popular vote on December 12, 1993 with changes approved during the all-Russian vote on July 1, 2020) // Rossiyskaya Gazeta. 2020. July 4th. No. 144 (8198).

2. Law of the Russian Federation on the amendment to the Constitution of the Russian Federation of March 14, 2020 No. 1-FKZ "On improving the regulation of certain issues of the organization and functioning of public authority" / / Rossiyskaya Gazeta. March 16, 2020 No. 55.

3. Federal Law of December 8, 2020 No. 394-FZ "On the State Council of the Russian Federation" // Rossiyskaya Gazeta. December 11, 2020 Federal Issue No. 280 (8334).

4. Decree of the President of the Russian Federation of September 1, 2000 No. 1602 "On the State Council of the Russian Federation" / / Rossiyskaya Gazeta. 2000. September 5. No. 172.

5. Conclusion of the Constitutional Court of the Russian Federation dated March 16, 2020 No. 1-Z "On compliance with the provisions of Chapters 1, 2 and 9 of the Constitution of the Russian Federation of the provisions of the Law of the Russian Federation on the amendment to the Constitution of the Russian Federation "On improving the regulation of certain issues of the organization and the functioning of public authority", as well as on the compliance with the Constitution of the Russian Federation of the procedure for the entry into force of Article 1 of this Law in connection with the request of the President of the Russian Federation" // URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/ 0001202003160037 (date of access: 05/11/2021).

6. Avakyan SA. Constitutional lexicon. State legal terminological dictionary. Moscow: Yustitsin-form, 2015.

7. Vinogradova E.V., Vinogradova PA., Klochko E.I., Tulaev A.N. Evolution of the legal status of the State Council of the Russian Federation // State and Law. 2020. No. 11. P. 7—14. DOI 10.31857/ S102694520012536-0.

8. Klishas A.A. The State Council has established itself as one of the most important political institutions of the country // Parliamentary newspaper. 2020. No. 9. P. 14.

Информация об авторе

М.К. Штепа — магистрант кафедры государственно-правовых дисциплин Института государственной службы и управления РАНХиГС.

Information about the author M.K. Shtepa — master student of the Department of State and Legal Disciplines of the Institute of Public Administration and Management of the RANEPA.

Статья поступила в редакцию 01.04.2022; одобрена после рецензирования 29.04.2022; принята к публикации 27.05.2022.

The article was submitted 01.04.2022; approved after reviewing 29.04.2022; accepted for publication 27.05.2022.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.