Научная статья на тему 'Государственный деятель В. Н. Татищев'

Государственный деятель В. Н. Татищев Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
877
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Муравьева Л.А.

Широкой общественности В.Н. Татищев известен как историк, родоначальник исторический науки в России. Немалую часть своих сил и времени он отдавал сбору, находкам и изучению различных исторических документов, на основе которых в течение продолжительного времени писал «Историю Российскую»… Но В.Н. Татищев не был бы истинным сыном своего времени, если бы ограничил круг своих интересов одним занятием. Как человек века Просвещения он оставил заметный след в математике, естественных науках и философии. Свои глубокие познания он активно применял на практике. В.Н. Татищев стоял у истоков зарождения российской экономической мысли. Его обширная государственная деятельность стала объектом изучения в данной статье.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Государственный деятель В. Н. Татищев»

Вопросы истории

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ В.Н. ТАТИЩЕВ

В окрестностях Клина и сегодня располагается село с характерным названием Болдино. В источниках упоминание об этом селе с Рождественской церковью встречается в материалах XVII в. От некогда процветающего имения сохранился только барский парк и пруд, в котором удят рыбу рыбаки из Солнечногорска. На старом Рождественском кладбище можно отыскать могилу бывшего владельца имения В. Н. Татищева. Надпись на одной из поваленных плит гласит, что именно под ней покоится его прах.

В первой половине XX в. усадьба неоднократно переходила из рук в руки, пока в ней не обосновался приют для юных преступников. Окончательно она была уничтожена в годы Великой Отечественной войны во время авиационной бомбежки Клина и его окрестностей. В 1985 г. в архитектурном институте был защищен проект восстановления усадьбы Болдино и могилы Татищева. Начинание поддержало Министерство культуры СССР. В бывшем барском парке установили памятный знак, который с большим трудом можно отыскать и сейчас. На этом благое начинание завершилось. В настоящее время парк и пруд находятся в полном забвении. Безнадежно заросло сорной травой кладбище с могилой В. Н. Татищева (1).

Широкой общественности В. Н. Татищев известен как историк, родоначальник исторический науки в России. Немалую часть своих сил и времени он отдавал сбору, находкам и изучению различных исторических документов, на основе которых в течение продолжительного времени писал «Историю Российскую». Предисловие к ней написал М. В. Ломоносов. Первое издание труда состоялось после смерти обоих ученых в 1768 — 1774 гг. Первое академическое издание появилось в 1962 г. В насто-

л.а. Муравьева,

кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-политических наук Финансовой академии при Правительстве рФ

ящее время широкий круг источников, которыми мог пользоваться Татищев, навсегда утерян, поэтому его фундаментальный исторический труд может быть использован не только как историографический, но и источниковедческий материал.

Но В. Н. Татищев не был бы истинным сыном своего времени, если бы ограничил круг своих интересов одним занятием. Как человек века Просвещения он оставил заметный след в математике, естественных науках и философии. Свои глубокие познания он активно применял на практике. В. Н. Татищев стоял у истоков зарождения российской экономической мысли. Его обширная государственная деятельность стала объектом изучения в данной статье.

СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

Василий Никитич Татищев (1686 — 1750) родился 19(29) апреля 1686 г. в эпоху перехода от традиционализма к новому времени. Род Татищевых принадлежал к ветви князей смоленских. В ту пору уездные чины по служебной лестнице стояли гораздо ниже чинов московских. Небольшая вотчина и поместье Дмитровского уезда не достались Никите Татищеву как самому младшему в семье. С большим трудом ему удалось получить Псковское имение умершего дальнего родственника. Став псковским дворянином, он сохранил должность дворцового служащего. Окончательно утвердиться при дворе роду Татищевых помог счастливый случай. Сводный брат и соправитель Петра I Иван Алексеевич женился на Прасковье Салтыковой, находящейся в родстве с Татищевыми. Никита Алексеевич получил новые поместья и почетные поручения, а его сыновья 10-летний Иван и 7-летний Василий были пожалованы в стольники. Так началась придворная служба на

благо Отечества и первая жизненная школа. Смерть царя Ивана отдалила род Татищевых от двора, но память и впечатления детства помогли формированию таких черт характера юного Василия, как независимость и чувство собственного достоинства. На политические взгляды Василия Никитича оказало влияние знакомство с республиканскими традициями Пскова и порядок самоуправления на основе Магдебургского права. Все это относилось к остаточным явлениям реформ А. Л. Ордина-Нащо-кина, которые он успел провести в 1665 г. за восемь месяцев своего псковского воеводства.

В 1704 г. братья Татищевы выдержали экзамен и были зачислены в драгунский полк. Первое боевое крещение они получили под Нарвой. Ранение в сражении на территории Курляндии потребовало небольшого перерыва для поправки здоровья. После чего братья некоторое время обучали новобранцев воинской премудрости. При этом Василий Татищев всегда старался сам пополнить объем полученного им хорошего домашнего образования новыми теоретическими знаниями и практической деятельностью в различных сферах. От отца он получил познания в области геодезии и фортификации. Пребывание при дворе требовало знаний польского и немецкого языков, бывших особенно модными в ту пору.

В чине поручиков братья были определены в новый драгунский полк, дислоцирующийся на Украине. Аккуратность, предприимчивость, пытливый ум молодого поручика были замечены и оценены командованием полка. В 1706 г. умер отец братьев Татищевых. Начался процесс по разделу имущества между наследниками — четырьмя детьми и мачехой. Окончательно раздел был завершен в 1715 г.. Нельзя сказать, чтобы Василий Татищев получил большое наследство, поэтому приходилось рассчитывать на служебное денежное жалование, которое хотя и росло, но выплачивалось крайне нерегулярно.

Служба в новом драгунском полку помогла Василию оказаться в поле зрения царя Петра I. В Полтавской битве Василий был ранен на глазах у Петра, за что удостоился царского поцелуя и поздравления с ранением за Отечество. В составе Азовского полка В. Н. Татищев участвовал в Прутском походе. Одна из субъективных причин неудачи этого похода состояла в ненадежности и измене иностранных наемников. Царь наглядно ощутил необходимость в подготовке собственных военных и прочих кадров. Начиная с 1712 г. Татищев с повышением чина неоднократно выезжает за границу, главным образом в Германию. Пребывая в

различных немецких городах, он учится всему нужному и интересному и закупает множество книг по различным отраслям знаний. Составленная таким образом обширная библиотека впоследствии была передана им в дар Екатеринбургской горной школе (более 1 000 книг). Во время зарубежных поездок он выполняет поручения Я. В. Брюса, фактического руководителя всей артиллерийской службы русской армии, и фельдмаршала Б. П. Шереметева. В 1716 г. В. Н. Татищев был произведен в инженер-поручики артиллерии. Двумя годами раньше он женился. В браке имел дочь и сына.

Вернувшись из Германии, В. Н. Татищев по заданию Я. В. Брюса разработал «Практическую планиметрию» (геометрию), первую крупную работу. Подготовка к проведению податной реформы в масштабах всего государства требовала повышенного внимания к вопросам совершенствования системы землевладения и податного обложения. Как раз эти вопросы и рассматривал Татищев. Вопреки общему мнению он выступал за сохранение поземельного обложения вместо вводимого подушного, а также высказывался против сложившейся практики земельного межевания. Он полагал, что подушная подать скует инициативу наиболее предприимчивых землевладельцев и еще более ужесточит крепостное право, привязав крестьянина не к земле, а только к господину. Но довести свою работу до конца не смог, так как был отвлечен другими поручениями.

В 1717 г. в связи с осложнением международной обстановки Татищев был отправлен в Кенигсберг для приведения в порядок двух дивизий, расквартированных на южном побережье Балтики. Ремонт техники предполагалось провести за счет местных ресурсов, а на переобмундирование Татищев получил 500 золотых червонцев. Для выполнения поставленных задач такой суммы было недостаточно. По принудительному курсу русский золотой червонец приравнивался к двум рублям — талерам. Но его действительный курс был ниже — примерно полтора рубля. Если серебряный рубль шел в других европейских странах один к одному с талером (и в том и другом было 28 г серебра), то за золотой червонец (3,4 г золота) двух талеров не давали. Незначительность выданной суммы красноречиво показывает тот факт, что стоимость содержания одного солдата в том же году составляла 28 руб. 40 коп., а одного драгуна — 40 руб. 17 коп. С другой стороны, за те же 500 червонцев датский пушечный мастер согласился подготовить двух учеников, но с иностранцами не торговались(2). Для окончатель-

ного выполнения миссии Татищеву выделили еще 200 червонцев, но их тоже было недостаточно.

Тем не менее Татищеву удалось справиться с поставленной задачей, и его деятельностью остался доволен сам царь. С Петром I Татищев встретился в Гданьске, куда царь прибыл для получения наложенной на город контрибуции и прекращения торговых и прочих сношений города со Швецией. К тому же власти в счет уплаты контрибуции (200 тыс. руб.) предлагали сделку — картину «Страшный суд» просветителя Мефодия за 100 тыс. руб. Русский царь давал 50 тыс. руб. Татищев определил подделку картины, и сделка не состоялась (5). Наряду с выполнением военных поручений Татищев за границей покупает массу разнообразных книг, пополняет свое образование, участвует в дипломатических переговорах.

В 1718 г. в России началась перестройка структуры и функциональной деятельности центральных органов государства. Шло интенсивное образование коллегий вместо приказов, разрабатывался их статус на основе опыта Швеции, Дании, Голландии. Не последнее место занимала разработка принципов организации государственного управления промышленностью. С 1718 г. эта отрасль хозяйства поручалась вниманию специально созданной Берг-коллегии во главе с Я. В. Брюсом. В штате коллегии предусматривались должности горных советников в основном из числа иностранцев. Независимо от знаний и отношения к делу жалование иностранцев было в три раза больше, чем у русских специалистов. Поскольку в главный промышленный центр превратился Урал, то именно к этому региону было приковано пристальное внимание новой коллегии. О положении дел на местах достоверные сведения было получить трудно, поэтому приходилось отправлять уполномоченных. На Урал была отправлена группа специалистов, в состав которой вошел В. Н. Татищев. По заданию Берг-коллегии им предстояло отыскать месторождения меди и серебра, построить заводы и начать выплавку металла. Татищеву предстояло решать административно-финансовые и хозяйственные вопросы (вести бухгалтерию, нанимать работников), а также разобраться в запутанных делах и конфликтах местной администрации с управляющими частных и казенных заводов, установить причины сокращения производства металла.

Прибыв на Урал, В. Н. Татищев с головой ушел в проблемы края. Для совершения многочисленных поездок он обзавелся собственными лошадьми, чтобы не обременять население подводной повинностью. Очень быстро обнаружилась неприглядная

картина промышленной жизни Урала. Безудержное казнокрадство, беззаконие, отсутствие заинтересованности в труде и безразличие к интересам страны — вот наиболее глобальные пороки уральской жизни. В этом, правда, уральский регион не отличался оригинальностью. Повсеместно умножающееся лихоимство вынудило царя издать специальный закон о борьбе с данной напастью.

Розыскные дела удручали Татищева. Однако его донесения в Петербург всегда точны, логичны и конкретны. Они наполнены предложениями о повышении производительности труда, увеличении объемов производства, снижении себестоимости продукции, рациональном размещении железоделательных заводов и использования рабочей силы, целесообразных методах торговли, разумного выстраивания отношений с местным населением башкирской национальности. Он старался улучшить жизнь и быт населения, организовывая медицинскую помощь, ремонтируя старые и прокладывая новые дороги. Всюду где бы он ни трудился, он открывал школы. Это занятие стало просто его страстью. Школы были рассчитаны на получение разного объема знаний, для различных сословий и национальностей.

К приезду Татищева на Урале работало три казенных завода. Главной заботой Татищева было стремление увеличить «прибыток» казне. Он постоянно обращался с новыми проектами различных предложений в Берг-коллегию. Например, для удешевления провоза товаров в Сибирь он предложил перенести основной тракт в более южные районы и сделать нелегальные тропы основными путями сообщения. Это даст казне доход от взимания пошлин и снизит издержки купцов на 40 %. Для взаимодействия с севером он предложил создать водный путь от Урала до Архангельска. Категорию деклассированных элементов, которые кормились заводской работой или торговлей, а пошлин в казну не платили, Татищев предложил обложить государственным налогом, что заставит этих «гулящих людей» работать постоянно, а не скрываться от властей. Татищев был сторонником использования вольнонаемного труда. Его предложения были вполне реальны и хорошо просчитаны, но коллегия оставляла их без внимания.

Заботясь об увеличении производства меди и железа казенными заводами, Татищев не забывал о частном предпринимательстве. В нем он видел возможность быстрого экономического подъема страны и улучшения общественного благосостояния. Он нередко сам подбирал «охочих людей» для

передачи им железоделательных предприятий с рудниками. Но оказалось, что и частные предприниматели не прочь поживиться за счет казны. К тому же на Урале тогда господствовали Демидовы, которые чинили немалые препятствия деятельности Татищева. Прославленное семейство пренебрежительно относилось к местным властям и их распоряжениям, имея крупных покровителей в столице и расположение самого царя. Татищев впервые потребовал от Демидовых неукоснительно соблюдать закон, регулярно платить десятину. Демидовым не удалось подкупить Татищева, и они начали против него грязные и клеветнические происки, желая сохранить свое монопольное положение единственных частных владельцев на Урале. Царь лично контролировал разбирательство этой тяжбы. Для выяснения обстоятельств конфликта на Урал был послан голландский инженер В. де Геннин. О ходе дела он должен был сообщать в Сенат, Берг-коллегию и самому императору. Генин оказался честным и беспристрастным человеком. Несостоятельность устных и письменных обвинений Демидовых, как и правота Татищева, быстро стали очевидны. Геннин поддержал многие проекты Татищева, в частности строительство города Екатеринбурга (в честь супруги царя Петра), на что губернатор А. М. Черкасский выделил 30 тыс. руб. Геннин честно сообщил царю существо дела: Демидов не был заинтересован в процветании казенных заводов, а Татищев желал их поднять. Слушание дела в Сенате (август 1723 г.) закончилось оправданием Татищева со взысканием с Демидовых 6 тыс. руб. в его пользу. Это были немалые деньги, если учесть, что годовое жалование В. Н. Татищева составляло 180 руб. (4). Пока шло следствие, Татищев продолжал строить новые заводы на Урале: Екатеринбургский, близ Соликамска и Ягошихинский, на месте которого позднее появился город Пермь.

Император по-прежнему питал расположение к толковому и честному чиновнику. Фантастические размеры казнокрадства и мздоимства в стране побудили Петра I поинтересоваться мнением Василия Никитича о понятии «взятка». Татищев ответил словами апостола Павла: «Делающему мзда не по благодати, а по долгу». Петр попросил пояснить. Мысль Татищева сводилась к следующему: должностное лицо, берущее подарки за решение дела с нарушением закона, заслуживает наказания; но если поступает по закону и справедливости, то за свою добросовестность заслуживает подарка. Так, если дело совершается во внеслужебное время, то подарок взять не зазорно, так как оно не опла-

чивается. Главное — соблюдать государственный интерес и не нарушать закона. Так, если человек не берет подарков, а закон нарушает — он все равно преступник (5). В беседе с царем и позднее в своих записках Татищев проводил мысль о том, что каждый труд должен быть оплачен, а жалование — соответствовать продуктивной деятельности работника. Иными словами, Татищев выступал за введение в практику принципа материальной заинтересованности и оплаты сверхурочных работ, к чему он нередко сам прибегал, рассчитываясь с рабочими и крестьянами. Царь с интересом ознакомился с точкой зрения Татищева, согласился с ним, но реализовывать эти принципы не спешил, справедливо опасаясь создания нового источника злоупотреблений.

Татищев пребывал при дворе. Царь вновь обсуждал с ним вопросы земельного межевания, создания Академии наук и училищ при ней. У Татищева было немало оригинальных проектов, многие из которых найдут применение и воплощение лишь в XIX в. В центре внимания бесед по-прежнему оставалось состояние уральской промышленности. Урал оставался главным источником минералов, железа и меди, потребность в которой особенно возросла в связи с проведением денежной реформы и параллельном хождении серебряной монеты и медной. В это время купцы Строгановы обратились к царю с челобитной о передаче некоторых казенных рудников в частные руки. Татищеву была поручена разработка условий такой акции. Проблема соотношения частных и казенных заводов давно волновала Татищева, так как, по его наблюдениям, пуд произведенного металла казенными заводами был намного дороже, чем на частных предприятиях. Он считал целесообразным оставить за казной только крупные, прибыльные, легко контролируемые и управляемые подготовленными и доверенными людьми заводы. Остальные предлагалось передать в частные руки «охочим людям», создав на Урале частные акционерные компании по производству меди с членством в них советников Берг-коллегии. К предложенным методам воплощения этой идеи отрицательно отнесся Геннин, так как он видел задачу в укреплении, прежде всего, дворцового хозяйства, а Татищев заботился о подъеме благосостояния всей страны. Император также нашел идею полезной, но преждевременной. Царь опасался срыва проведения денежной реформы, так как медь, добываемая на казенных рудниках, шла на чеканку монет, которые должны были заменить мелкую разменную серебряную монету. Петр ука-

зал: «Делать одне деньги, пока так умножатся, что копейки переведутся: тогда сие позволить» (6).

В июне 1724 г. В. Н. Татищев получил чин советника Берг-коллегии с жалованием 600 руб. в год, что означало повышение по «Табели о рангах» сразу на два класса с 8-го по 6-й и соответствовало званию подполковника артиллерии по военной шкале. Татищев считал, что Россия должна привлечь умелых иностранных мастеров для работы на уральских заводах и одновременно посылать российских людей учиться горному делу за границу. Самой подходящей для этой цели страной он считал Швецию. Она привлекала Татищева не только своими производственными достижениями, но и государственным устройством. В 1720 г. была введена новая шведская конституция, сделавшая страну парламентским государством.

Татищеву удалось получить назначение на поездку в Швецию. В инструкции Берг-коллегии были подробно изложены цели поездки Татищева. Ему предстояло: пригласить мастеров различного профиля с жалованием от 120 до 200 руб. в год, определить русских учеников (20 чел.) «в науку» и следить за их прилежанием. Татищеву надлежало также в Швеции: 1) узнать порядок взимания десятины (7); 2) познакомиться с производством медных платов (8); 3) узнать размеры и себестоимость производства пуда железа и меди (9).

Перед отъездом с ним долго беседовал Петр I. В Швеции Татищеву надлежало изучить экономику страны, исследовать военный потенциал, наладить обучение русских мастеров и ремесленников и найти желающих отправиться в Россию для работы на ее заводах и рудниках. Но было одно личное и тайное поручение царя. Татищеву предстояло выяснить возможности притязания Голштинского герцога (жениха старшей дочери царя Анны Петровны) на шведский престол. В качестве личного эмиссара императора Татищев отбыл в Швецию в декабре 1724 г. Вскоре пришло известие о кончине царя. Татищев пробыл в Швеции полтора года. За это время он хорошо изучил шведскую промышленность, структуру шведской внутренней торговли, собрал сведения о внешней торговле. Предметом его интереса были также финансовая система, источники доходов казны, операции чеканки на монетных дворах и деятельность банка. Поинтересовался он мнением шведов о русской серебряной монете и удивился ее большому количеству, переплавляемому в Швеции. Это лишний раз подтвердило сведения о большой утечке русской серебряной монеты из России. Татищев вошел

в круг ученых Шведской Королевской академии. Свои донесения он регулярно посылал в Кабинет императрицы и Берг-коллегию. Сведения Татищева настолько основательны, что по его запискам можно изучать экономическое положение Швеции в начале XVIII в..

МОСКОВСКАЯ МОНЕТНАЯ КОНТОРА

За время отсутствия В. Н. Татищева на Родине произошли большие перемены. На троне воцарилась Екатерина I. Высшим правительственным органом стал созданный в 1726 г. Верховный тайный совет. Первостепенной задачей членов совета стала борьба с бюджетным дефицитом, необходимость снижения разорительных податей с населения, повышения его платежеспособности и преодоление расстройства финансовой системы. Наиболее правильный путь решения финансовых проблем состоял в сокращении армии и в урезании расходов на содержание двора. Но на первое правительство не могло пойти по соображениям престижа, а второе вообще невозможно было регламентировать. Было решено обратиться к эксплуатации монетной регалии. А. Д. Меньшиков распорядился чеканить монеты из особой «композиции» — сплава серебра с мышьяком. Проба этой монеты постоянно уменьшалась с 64-й до 48-й и до 42-й. Но сплав 42-й пробы оказался непригодным для чеканки, и монеты, изготовленные из него, были запрещены. Позднее их не принимали даже при обмене старых монет и относились к ним, как к фальшивым (10).

Обратились к системе налогообложения. Однако картина повального обнищания крестьян поразила даже императрицу: «Известно нам учинилось, что нашей империи крестьяне, на которых содержание войска положено, в великой скудости находятся, и от великих податей и непрестанных экзекуций и других непорядков в крайнее и всеконечное разорение приходят». Правительство Екатерины I уменьшило подушную подать владельческих крестьян на 4 коп. С тех пор и до 1798 г. она не изменялась и составляла 70 коп. Выплаты производились два раза в год (11). Кроме того, разрешалось вносить половину или две трети налоговых поступлений деньгами, а оставшуюся часть натурой — хлебом или фуражом. При этом сердобольная императрица только данцигских устриц закупила на 16 тыс. руб.

Поскольку подушную подать как прямой налог увеличить не представлялось возможным, то повышали косвенные налоги, которые падали на купцов, промышленников и ремесленников. Член

правительства Д. М. Голицын — лучший в Совете знаток финансов и коммерции считал этот шаг неудачным. Повышением косвенных налогов сковывалась инициатива коммерсантов, что уменьшало возможные будущие доходы страны. Стержнем экономической политики нового правительства стали торговля и сельское хозяйство.

Занимаясь общими финансовыми вопросами, верховники большое внимание уделяли денежному обращению. Падение бюджетных доходов, вызванное уменьшением подушной подати, было решено восполнить усиленной чеканкой медных монет. Еще во времена Петра I практиковался обильный выпуск медных монет от полушки до пятака. Постоянный денежный дефицит не позволил претворить в жизнь план изъятия пятаков из обращения. Свою точку зрения члены Верховного совета изложили в записке, на основе которой был составлен правительственный Указ от 26 января 1727 г. В нем предписывалось «для облегчения крестьян в податях и других нужд» выпустить на 2 млн руб. медных пятаков. Мотивация этого шага простая: нехватка серебра и невозможность, вследствие плохой работы подрядчиков, достать его в ближайшее время, а медь — своя и зарубежная имеется в достаточном количестве. Главная же причина заключалась не в нехватке серебра, а в прибыльности и доходности чеканки медной монеты. Казна пошла на выпуск легковесной медной монеты с уменьшением ее весовой нормы. Значительная прибыль образовывалась от разницы рыночной стоимости металла в пудах и меди в монетах. В зависимости от качества пуд меди стоил от 6 до 10 руб. Та же медь в монетах стоила в пять — шесть раз дороже. Вместо чеканки из пуда монет на 12 руб. 80 коп., как в начале денежной реформы, начиная с 1723 г. монеты чеканили по 40-рублевой стопе. (12)

Для выпуска обозначенного в Указе количества монет требовалось 50 тыс. пудов меди. Промышленность Урала давала примерно 10 тыс. пудов в год. Уральским предпринимателям было предписано изыскать возможности для увеличения выплавки меди и поставлять ее не в слитках, а в форме кружков для облегчения работы монетных дворов. Фискальные задачи побуждали в качестве кружков использовать старые монеты. Для этого их обжимали и при помощи винтового пресса оттискивали новый номинал. Из копейки чеканили деньгу, из деньги полушку. Монеты приобретали неаккуратный вид и нечеткий оттиск. Из-под нового оттиска нередко проглядывал старый. Недостающую медь планировалось закупать в Швеции, где годовая

добыча составляла 60 — 80 тыс. пудов. Задуманное предприятие требовало увеличения производственной мощности российских монетных дворов. Их имелось четыре: три в Москве и один в Петербурге. Медные деньги решено было чеканить на московских дворах.

По широте своих интересов Татищев занимался вопросами монетного производства. Монетная контора тогда подчинялась Берг-коллегии. По возвращении на Родину в феврале 1727 г. коллежский советник Татищев получил назначение на Московский монетный двор. В марте была создана Монетная контора, которая выводилась из подчинения Берг-коллегии и получила статус самостоятельной коллегии. Возглавил ее московский губернатор А. Л. Плещеев. В состав коллегии вошел В. Н. Татищев.

Свою задачу Татищев понимал как экономическую. Он считал необходимым остановить инфляцию, вызванную чеканкой легковесной монеты, стабилизировать денежное обращение, оградить рынок от наплыва фальшивых монет. Уже давно Татищев обратил внимание на существенный недостаток отечественных монет. В России, как в некоторых странах Европы, нередко можно было столкнуться с разным весом монет одного и того же достоинства. Со стремления упорядочить вес монет и точность весов Татищев и начал свою деятельность. Мысли по этому вопросу он изложил в специальной записке. Главная идея Татищева — переход на десятеричную систему. За точку отсчета берется куб чистой воды в один фунт веса. Обозначенный фунт делится на сто золотников (не на 96, как это было в России), которые в свою очередь также делятся на десять и сто частей. На отправленную в Верховный тайный совет записку не было получено ответа. Идея витала в воздухе России еще почти 200 лет.

Поставить на практическую основу Татищеву удалось вопрос об упорядочении весов, дабы «во всем государстве создать равные» для уменьшения ущерба казне и предотвращения «обид и разорения» частных лиц. Изготовлением образцов точных гирь от пудовой до самой мелкой по весу предлагалось заняться Берг-коллегии совместно с Академией наук. Затем их следовало разослать по всем таможням и полицейским управлениям. Способом взаимопроверяемости гирь разных размеров предполагалось обеспечивать проверку точности весового материала. Во Франции к этой идее пришли лишь к концу XVIII в. (13).

Вес гирь Монетной конторы регулировался при непосредственном участии Татищева. Чтобы

избежать весовой неточности от стирания гирь при частом употреблении, в Монетной конторе имелся образцовый набор (эталон) гирь всех весов — от сотых долей золотника до многопудовых, которые использовались только для проверки веса других гирь. Подобные эталонные комплекты были направлены также в Коммерц- и Камер-коллегии и канцелярию Главной артиллерии. Через десять лет комиссия во главе с русским механиком и изобретателем А. К. Нартовым проверяла весовые характеристики разных наборов гирь. Самыми точными оказались гири Монетной конторы.

Другая не менее важная проблема, волновавшая В. Н. Татищева, состояла в наплыве фальшивых медных монет на денежном рынке страны. В результате активности фальшивомонетчиков количество самой мелкой монетной фракции — полушки — увеличилось почти в два раза. Еще больший соблазн как для российских, так и для зарубежных монетчиков представляло собой изготовление фальшивых пятаков. Быстрая нажива на изготовлении фальшивых монет привлекала людей в силу легкости производства по причине плохого чекана в стране. Татищев поставил задачу создать чекан, недоступный для фальсификаторов монет. Новые штемпели для чекана решено было изготовить из высококачественной стали, которую привозили с Урала и из Швеции. Для осуществления этой непростой работы по просьбе Татищева в Москву из Петербурга прибыл А. К. Нартов с группой слесарей. В результате Монетная контора стала обладательницей самых точных чеканных инструментов в России.

Для ускорения выпуска монет и уменьшения расходов Татищев предложил чеканить монеты с использованием машин, работающих на водной тяге. По его проекту на р. Яузе была построена плотина, которая приводила в действие все необходимые механизмы одновременно. Такая инженерная идея, реализованная на практике, позволила резко поднять производительность труда Монетного двора. Значительно ускорился процесс изготовления монет, и заметно снизилась себестоимость их выпуска. «Водяные машины» Татищева дали казне свыше 20 тыс. руб. чистой прибыли, не говоря о том, что они позволили уже к осени 1727 г. выполнить правительственный заказ» (14).

Однако даже такие высокие показатели от введения технических новшеств не могли удовлетворить В. Н. Татищева, так как он в принципе не был согласен с основами экономической и финансовой политики, которую проводило правительство. Наряду с чеканкой легковесной медной монеты,

продолжалось снижение веса серебра, содержащегося в рубле. Порча серебряных монет была не такая интенсивная, как медных, которые имели хождение на внутреннем рынке. Тем не менее серебряные монеты выпускали 70-й пробы в отличие от 83-й в Голландии, 90-й — во Франции и 93-й — в Англии. Татищев неоднократно предупреждал, что такая финансовая политика подрывает внутреннюю экономику страны и ухудшает позиции России на внешнем рынке. Выпуск легковесных монет приводил к обесценению денег. В короткий срок серебряная монета обесценилась в два раза. Если раньше за ефимок (талер) давали 50 коп., то теперь платили более одного рубля. Не снижалось и количество фальшивых монет. Татищев не раз предупреждал о пагубных последствиях инфляционной политики. Стабилизация денежного обращения наметится только в 60-е гг. XVIII в.

После кончины императрицы Екатерины I вся полнота власти сосредоточилась в Верховном тайном совете. На престол был возведен 12-летний Петр II — внук Петра I. После падения всесильного А. Д. Меньшикова в правительственных кругах резко возросло влияние Д. М. Голицына и князей Долгоруких. Новое правительство все финансовые беды связало с предыдущим правлением и резко осудило прежнюю экономическую политику. В этой ситуации Татищев предложил свой антиинфляционный план. Однако новое близкое окружение молодого императора не жалело государственной казны на балы и развлечения и было весьма не прочь поживиться за счет государственных средств.

Значение Монетной конторы для экономики страны трудно переоценить, поэтому ее работники давали присягу о неразглашении тайн монетного производства. Внутри конторы постоянно обсуждались финансовые проблемы, состояние монетных дворов, состояние денежного рынка и т. д. Это были не праздные и досужие разговоры, а выработка коллективного мнения по животрепещущим вопросам экономической политики страны, совершенствованию работы финансовых органов, структур и т. д. Только после выработки общего мнения по решению той или иной проблемы в правительственные органы направлялось согласованное представление. Члены Монетной конторы предложили начать изъятие из обращения мелкой медной монеты и завершить начатый ранее процесс вымена серебряных копеек. Предполагалось начать перелив серебряных копеек в более крупные монеты. Эта операция сулила получение дополнительного дохода и избавление от фальшивых денег.

Деятельность Монетной конторы с каждым годом расширялась, а задачи, которые приходилось ей решать, все усложнялись. На такую деятельность требовались немалые средства. В недрах Монетной конторы возникло предложение об увеличении оборотного капитала предприятия. По мнению конторщиков, его размер не должен быть ниже 1 млн руб. Именно такая сумма отложилась в конторе еще при Петре I, но по указу Сената от апреля 1726 г. она была снижена до 550 тыс. руб. Решение новых задач настоятельно требовали увеличения денежных средств, поэтому члены Монетной конторы решили на свой страх и риск не отпускать денег без именных Указов, пока оборотный капитал не увеличится до нужной суммы в 1 млн руб. Берг-коллегия и Верховный совет поддержали инициативу Монетной конторы.

Монетные дворы продолжали выпуск медной монеты в расчете 40 руб. на пуд. Татищев предлагал вернуться к практике до 1718 г. и чеканить из пуда монет на 20 руб. В этом он видел путь оздоровления денежного обращения и снижения соблазна к выпуску фальшивых денег. Немало правительственных умов соглашалось с Татищевым и задумывалось об изменении экономического курса. Однако Монетная контора служила таким хорошим источником всех недостающих средств, что отказаться от таких доходов правительство было не в силах. Выпуск облегченных медных денег не прекратился. Новый указ предписывал начеканить медных пятаков еще на 0,5 млн руб.

Действующая монетная система в России нуждалась в кардинальной перестройке. Но сделать это было очень непросто и не только из-за нехватки средств. Надо было изменить всю действующую систему и вывести из оборота 34 млн серебряных и медных монет, не говоря уже о фальшивых деньгах. Простой переход на выпуск полноценных денег проблемы не решал, так как полновесные монеты сразу же переправлялись за границу. Члены Монетной конторы об этом говорили так: «Если прибавить доброты в серебряных деньгах, то таковых по отдании с денежного двора никогда более не увидим» (15).

Золотых монет по причине нехватки собственного сырья в денежном обращении России было мало. К тому же в России по сравнению с европейскими странами сложилось неблагоприятное соотношение цен серебра и золота — 13 к 1 в России и 14 — 15 к 1 — в Европе. Поэтому его вывозили из страны тайно, поскольку вывоз благородных металлов и монет был запрещен. Ввозить же золото в Россию желающих было мало. В 1725 — 1729 гг. выпускались 2-рублевые золотые монеты с изображением

Андрея Первозванного (Андреевские) 75-й пробы. За пять лет их было выпущено всего на 130 тыс. руб. Причина столь малого количества заключалась в недостатке золота и нежелании купцов продавать его казне по установленной цене по 2 руб. 45 коп., так как они считали ее заниженной. В чеканке 2-рублевых золотых Россия отступила от международных стандартов, поэтому они обращались на внутреннем рынке, а для международных расчетов использовались голландские дукаты. Начиная с 1729 г. Россия отказывается от выпуска золотых двухрублевиков и переходит на чеканку золотых червонцев, которые по своим параметрам (пробе и весу) тождественны голландскому дукату — признанной международной валюте того времени (16).

Значительные убытки несла Россия при покупке серебра. Для нормального функционирования денежного рынка серебра требовалось все больше. Собственная добыча этого металла не покрывала всей потребности. Нерчинские серебряные рудники давали несколько пудов серебра в год. Главным источником серебра была внешняя торговля и не столько казенная, сколько частная, и покупка талеров. Купцы отчисляли большие торговые и таможенные пошлины. Так в Россию попадали талеры, которые использовались как сырье для чеканки серебряной монеты. Призывы Татищева о расширении внешней торговли были услышаны и на короткое время дали результаты. К 1730 г. доход от взимания торговой пошлины составил 1 000 пудов серебра в талерах. Их перечеканка обеспечила казне более 0,5 млн руб. Однако денежная политика не отличалась последовательностью, так как встречала противодействие как со стороны дворян, так и податного населения.

Итак, к 1730 г. Монетная контора выполнила поставленную перед ней задачу Количество медных монет, сделанных по 40 руб. из пуда, в обращении возросло до 4,5 млн руб., из которых 3,5 млн руб. приходилось на медные пятаки, а остальные — на полушки и копейки. Статьи дохода от чеканки медной и серебряной монеты помогли властям справиться с бюджетным дефицитом, несмотря на сокращение на одну треть оклада подушной подати. Но избежать инфляции не удалось, и это делало проведение денежной реформы насущной проблемой времени.

От падения курса медных и серебряных денег большие убытки несла внешняя торговля. Резко выросли цены на иноземные товары. Для решения проблем денежного обращения летом 1730 г. (при императрице Анне Ивановне) указом Сената была

создана комиссия о Монетном деле, которая действовала с 1730 по 1731 г. Фактическим главой ее стал В. Н. Татищев. Ее задача состояла в разработке практических мер для улучшения денежного обращения в стране. Как отмечала комиссия, русские монеты за рубежом обращались по заниженному курсу, а в Россию возвращались по нарицательной стоимости. Иностранцы на медь стоимостью в один рубль приобретали российского товара на пять-шесть руб., получая «великую прибыль» и причиняя «Российскому государству напрасный великий убыток». Члены комиссии были озабочены проблемой сохранения денег внутри страны и снижения кредитоспособности русских монет. Раздавались предложения о введении медной монополии, но Татищев считал, что этот шаг может подорвать экономическую заинтересованность промышленников. Он снова пытался внедрить в монетное дело десятеричный счет, а также обратить внимание на более качественное изготовление не только денег, но и наградных медалей. Комиссия с большим трудом приходила к единому мнению, но сумела разработать конкретную программу оздоровления денежного обращения. Она состояла в предложении чеканки из меди только мелкой разменной монеты, изъятии обесцененных медных полушек и копеек, повышении пробы и веса всех выпускаемых монет. Ни одно из предложений комиссии не получило полного осуществления. Правительство отказалось от изъятия пятикопеечников, а финансовые итоги вымена медных полушек и копеек неизвестны. Казна не имела средств и не желала брать на себя расходы по осуществлению предложенных операций.

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ИЛЛЮЗИИ И КОНЕЦ КАРЬЕРЫ

В московский период своей жизни В. Н. Татищев много занимается научной работой. Он пишет «Историю Российскую», рассуждения по финансово-экономическим вопросам и философский труд «Разговор двух приятелей о пользе наук и училищ». К сожалению, многие труды русских ученых публиковались с большим опозданием или не выходили вообще. Не было напечатано разыскание В. Н. Татищева о русских монетах 1664 г., предложенное Академии в 1732 г. Этот труд не найден до сих пор.

В 1730 г. В. Н. Татищев оказался в центре политических событий, которые во многом повлияли на его дальнейшую жизнь и служебную карьеру. В этом году в связи со смертью императора Петра II и приглашением на российский престол курлянд-ской герцогини Анны Ивановны (1730 — 1740 гг.)

племянницы Петра I члены Верховного тайного совета попытались ограничить самодержавие с помощью «Кондиций». Этот шаг содержал в себе стремление перехода от абсолютизма к конституционной монархии. Конституционные начинания верховников подхватили более широкие дворянские круги и представили около 20 проектов конституции. Активным участником конституционного движения выступил В. Н. Татищев. Однако партия самодержавия оказалась сильнее и лучше организованной, и самодержавие в России сохранилось.

При новой императрице В. Н. Татищев поначалу получил повышение. Ему пожаловали чин действительного статского советника, деревни с тысячью душ и должность главного судьи в Монетной конторе. Его инициативная деятельность утомляла императрицу. Но главно, у Татищева с самого начала не сложились отношения с фаворитом Бироном. Поэтому вскоре в Монетной конторе появляется другой глава, а Татищев оказывается под следствием за покровительство компанейщикам в получении 82 тыс. руб. прибыли при обмене старых денег и переплавке их в новые. По прошествии времени императрица прекратила иски к Татищеву и вновь отправила его на Урал для смотрения за казенными и партикулярными рудными заводами.

За семь лет его отсутствия на Урале здесь произошли немалые количественные и качественные изменения, но были и серьезные проблемы. Несмотря на большие полномочия, деятельность Татищева была основательно ограничена. Частные заводы Демидовых и Строгановых именным указом были выведены из-под его контроля. Закончилось неудачей его стремление ввести социальную защищенность рабочих и ограничить применение детского труда на заводах. Но даже в таких непростых условиях за два с половиной года Татищев сумел провести обширные изыскательные работы и разведать многочисленные богатейшие запасы железных руд. Он строил и открывал новые заводы и мог бы делать это с еще большим размахом. Многие из его замыслов были осуществлены во второй половине XVIII в. В городах открывались школы, ярмарки, строились новые дороги, внедрялись элементы самоуправления.

Но конструктивная деятельность Татищева была прервана неожиданно. Открытие горы Благодать с богатейшими рудными запасами привлекло внимание алчного Бирона. Он решил присвоить доходные заводы, а Татищева в чине тайного советника и генерал-поручика назначили главой Оренбургской экспедиции. Он продолжал обустройство города Орска, заложил новый город Орен-

бург, вводил коллегиальное управление, открывал школы, в том числе и для детей калмыков и татар. Но притеснения из центра не ослабевали. Ему предъявляли все новые обвинения и продолжали держать под следствием. Однако это не помешало назначить его Астраханским губернатором. В этой почетной ссылке он находился несколько лет и при воцарении императрицы Елизаветы Петровны. Он и здесь развивает бурную деятельность. При его содействии сеют хлопок, налаживают шелковое производство, приводят в порядок суда, оставшиеся от некогда значительного каспийского флота.

Последние годы жизни тяжело больной В. Н. Татищев провел в своей деревне Болдино Дмитровского уезда, в пятидесяти верстах от Москвы (ныне — Солнечногорский район Московской области). Накануне смерти из Петербурга прибыл курьер с оправдательным документом и орденом Александра Невского. В. Н. Татищев умер 15 июля 1750 г Его рукописи были переправлены сыном в Петербург. Подготовительные материалы, переписка, обширная библиотека, отправленные в другую деревню, сгорели во время пожара. Так завершился земной путь выдающегося зодчего русской науки, как его назвал известный знаток XVIII столетия Д. А. Корсаков.

Литература

1. Труд. — 2003. — 3 декабря.

2. Кузьмин А. Г. Татищев. М., 1987. С. 34 — 35.

3. Кузьмин А. Г. Василий Никитич Татищев. //Великие государственные деятели России. Под ред. А. Ф. Киселева. М., 1996. С. 249.

4. Там же. С. 253—254. В литературе имеются противоречивые сведения об уплаченной сумме денег.

5. Гордин Я. А. Хроника одной судьбы. М., 1980. С. 48.

6. Кузьмин А. Г. Татищев. М., 1987. С. 104 - 105.

7. Десятина — налог, уплачиваемый в казну владельцами металлургических заводов. В России он составлял 1 копейку с пуда чугуна, полученного на вододействующем заводе.

8. Платы — медные пластины, употреблявшиеся в Швеции в качестве денежных знаков. Их также изготовляли в России в Екатеринбурге с 1725 по 1727 г. Но затем отказались по причине неудобства пользования такими тяжелыми денежными знаками.

9. Юхт А. И. Государственная деятельность В. Н. Татищева в 20-х — начале 30-х годов XVIII в. М., 1985. С. 158 - 159.

10. Спасский И. Г. Русская монетная система. Л., 1970 С. 172.

11. Разманова Н. А. История финансово-кредитной системы Российской империи в XVIII-на-чале XX в. М., ФА, 2000. С. 22.

12. Юхт А. И. Указ. соч. С. 191.; Троицкий С. М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М. , 1966. С. 199.

13. Кузьмин А. Г. Татищев. М. , 1987. С. 129.

14. Там же. С. 130 - 31.

15. Там же. С. 134.

16.: Юхт А. И. Денежная система в России (20-е — начало 60-х гг. XVIII в. ) // Отечественная история. 1992. № 5. С. 76.

Не успели оформить

подписку на 2007 год?

Оформить подписку на журналы Издательского дома «Финансы и Кредит» можно с любого номера в редакции или в одном из агентств альтернативной подписки.

Полный список агентств альтернативной подписки можно посмотреть на сайте : www.financepress.ru.

Тел./факс: (495) 621 -69-49, (495) 621-91-90

Http://www.financepress.ru E-mail: post@financepress.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.