Научная статья на тему 'ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ РАЗВИТИЯ ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГЕТИКИ'

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ РАЗВИТИЯ ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГЕТИКИ Текст научной статьи по специальности «Энергетика»

CC BY
326
62
Поделиться
Ключевые слова
ВОЗОБНОВЛЯЕМАЯ ЭНЕРГЕТИКА / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГЕТИКИ / ЗЕЛЕНАЯ ЭНЕРГЕТИКА / RENEWABLE ENERGY / STATE SUPPORT FOR RENEWABLE ENERGY / GREEN ENERGY

Аннотация научной статьи по энергетике, автор научной работы — Маликова Ольга Игоревна, Златникова Мария Александровна

В статье проводится анализ механизмов государственной поддержки развития возобновляемой энергетики. В последнее десятилетие возобновляемая энергетика стала одним из наиболее быстро развивающихся сегментов мирового энергетического рынка. Альтернативные источники энергии все более успешно конкурируют с углеводородами в рамках межтопливной конкуренции. Однако успехи энергетики, использующей возобновляемые источники топлива, в значительной мере основываются на масштабной государственной поддержке этого сегмента рынка. В исследовании рассматриваются ключевые тенденции, характерные для рынка альтернативной энергетики, раскрываются особенности механизмов государственной поддержки возобновляемой энергетики в странах-лидерах, а также анализируется ситуация в США, Китае, Индии, Великобритании, России. Исследование позволяет сделать вывод о целесообразности расширения мер поддержки развития возобновляемой энергетики в России.

Похожие темы научных работ по энергетике , автор научной работы — Маликова Ольга Игоревна, Златникова Мария Александровна,

State policy for the Development of Renewable Energy

The article analyzes the mechanisms of state support for the development of renewable energy. Over the past decade green energy has become one of the fastest growing fields on the global energy market which successfully competes with hydrocarbons. However, the success of this energy sector is mostly based on the large-scale government support schemes. The study examines key trends that characterize the alternative energy market. This article provides a historical overview as well as a detailed analysis of current subsidy support schemes in the US, China, India, Britain and Russia. The main features of renewable energy state support methods in these countries are considered. Based on other countries’ experience the authors come to a conclusion that it is advisable to expand support measures to boost the development of renewable energy in Russia.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ РАЗВИТИЯ ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГЕТИКИ»

Экономические вопросы управления

Маликова О.И., Златникова М.А.

Государственная политика в области развития возобновляемой энергетики

Маликова Ольга Игоревна — доктор экономических наук, профессор, кафедра экономики природопользования, экономический факультет, МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, РФ. E-mail: MalikovaOl@gmail.com SPIN-код РИНЦ: 9287-4638

Златникова Мария Александровна — магистрант, экономический факультет, МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, РФ. E-mail: mary.zlat1996@gmail.com SPIN-код РИНЦ: 6241-9091

Аннотация

В статье проводится анализ механизмов государственной поддержки развития возобновляемой энергетики. В последнее десятилетие возобновляемая энергетика стала одним из наиболее быстро развивающихся сегментов мирового энергетического рынка. Альтернативные источники энергии все более успешно конкурируют с углеводородами в рамках межтопливной конкуренции. Однако успехи энергетики, использующей возобновляемые источники топлива, в значительной мере основываются на масштабной государственной поддержке этого сегмента рынка. В исследовании рассматриваются ключевые тенденции, характерные для рынка альтернативной энергетики, раскрываются особенности механизмов государственной поддержки возобновляемой энергетики в странах-лидерах, а также анализируется ситуация в США, Китае, Индии, Великобритании, России. Исследование позволяет сделать вывод о целесообразности расширения мер поддержки развития возобновляемой энергетики в России.

Ключевые слова

Возобновляемая энергетика, государственная поддержка возобновляемой энергетики, зеленая энергетика.

Введение

Во многих странах все чаще поднимается вопрос развития возобновляемой энергетики. Возобновляемая энергетика позволяет заметно улучшить экологическую ситуацию за счет снижения выбросов загрязняющих веществ, возникающих из-за сжигания ископаемого топлива. Кроме того, появляются возможности диверсифицировать источники получения энергии, и тем самым создаются предпосылки для повышения уровня энергетической безопасности.

В современных исследованиях нередко отмечается, что возобновляемые источники топлива все успешнее теснят в межтопливной конкуренции традиционные энергоносители: нефть, газ, уголь1. Эту тенденцию приходится учитывать странам-экспортерам энергоресурсов. Кроме того, альтернативная энергетика позволяет развивать децентрализованные формы энергоснабжения, которые, по мнению ряда

1 Митрова Т.А., ГалкинаА.А. Межтопливная конкуренция // Экономический журнал ВШЭ. 2013. № 3. С. 394-410; ФортовВ.Е., Попель О.С. Энергетика в современном мире. Долгопрудный: Интеллект, 2011.

специалистов, в большей степени, чем традиционная энергетика, соответствуют требованиям устойчивого развития2.

Интерес к развитию возобновляемой энергетики и возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) заметно увеличился после нефтяных шоков 1973 и 1979 годов3. Отрасль развивается быстрыми темпами, и уже сейчас прогнозируется, что к 2040 году потребление возобновляемой энергии будет составлять до 14% в мировом энергобалансе4.

Вместе с тем возобновляемая энергетика пока не может существовать без государственной поддержки. Подавляющее большинство государств, добившихся успехов в сфере развития ВИЭ, используют те или иные методы государственной помощи5. О значительной, а подчас ключевой роли государственной поддержки говорят многие авторы. Отмечается, что наиболее активная политика в области развития возобновляемой энергетики характерна для таких стран, как Германия, Китай, США6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Важно подчеркнуть, что, помимо государственной поддержки, существовал еще ряд факторов, оказавших значительное влияние на рост интереса к возобновляемым источникам топлива. Ключевыми считаются два фактора — стремление к обеспечению энергетической безопасности государств и изменение климата. В литературе уделяется много внимания вопросам, связанным с изменением климата и влиянием этого процесса на экономическую политику отдельных стран. Принятие таких документов, как Киотский протокол и Парижское соглашение, стимулировало и активизацию политики по поддержке ВИЭ7. Киотский протокол — международное соглашение, дополняющее Рамочную конвенцию ООН об изменении климата, принятое в Киото в 1997 году. Соглашение обязывает страны, ратифицировавшие протокол, сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов в период до 2012 года. Договор привел к торговле квотами на выбросы на рынках

2 Alanne K., Saari A. Distributed energy generation and sustainable development // Renewable and sustainable energy reviews. 2006. No. 10(6). P. 539-558.

3 Massabie G. Venezuela: A Petro-State Using Renewable Energies. Wiesbaden: VS Verlag fur Sozialwissenschaften, 2008.P. 1-33.

4 BP Annual Report, 2017 // BP [Электронный ресурс].

URL: https://www.bp.com/en/global/corporate/investors/results-and-reporting/annual-report.html_(дата

обращения: 20.05.2018).

5 FrondelM., et al. Economic impacts from the promotion of renewable energy technologies: The German experience // Energy Policy. 2010. VOL. 38. No. 8. P. 4048-4056.

6 Бучнев А. Регулирование и стимулирование развития возобновляемых источников энергии // Государственная служба. 2015 № 5(97). С. 108-111.

7 Skjwrseth J., Skodvin T. Climate Change and the Oil Industry: Common Problems, Different Strategies // Global Environmental Politics. 2001. Vol. 1. No. 4. P. 43-64; Dimitrov R.S. The Paris Agreement on Climate Change: Behind Closed Doors // Global Environmental Politics. 2016. Vol. 16. No. 3 P. 1-11.

и реализации проектов совместного осуществления (когда в проект инвестирует другая страна, получая освободившиеся квоты). Парижское соглашение является продолжением Киотского протокола: соглашение призывает к регулированию выбросов углекислого газа в атмосферу с 2020 года, а его целью является удержание роста глобальной средней температуры ниже 2 С.

Изменение климата является глобальной проблемой, представляющей стратегическую угрозу для ведения бизнеса. Действия компаний, такие как ограничение выбросов парниковых газов, инвестиции в энергоэффективность и в ВИЭ, являются примерами ответных мер компаний на проблему изменения климата. Таким образом, глобальное потепление рассматривается в качестве одного из основных источников мотивации развития альтернативной энергетики как ключевого инструмента уменьшения выбросов8.

Ужесточение требований к выбросам парниковых газов заметно влияет на стратегию поведения крупных компаний. Так, для нефтегазовых компаний вложения в ВИЭ становятся одним из направлений диверсификации активов в условиях изменяющихся рынков9. Различные аспекты адаптации стратегии компаний к усилению позиций возобновляемых источников энергии в межтопливной конкуренции анализируются в многочисленных работах10.

В современных исследованиях, посвященных проблемам развития альтернативной энергетики, большое внимание уделяется вопросам оценки эффективности механизмов государственной поддержки ВИЭ. Такая направленность работ не случайна. В зарубежных странах государственная политика по поддержке развития альтернативной энергетики реализуется более тридцати лет. Накоплен значительный опыт, позволяющий оценить эффективность применения разнообразных инструментов регулирования. В статье Lyon T.P. и Yin H. рассматриваются особенности развития альтернативной энергетики в США, исследуются факторы, стимулирующие разные штаты принимать законы относительно альтернативной энергетики. Кроме того, рассмотрена проблема качества стандартов по портфелю

8 Massabié G. Venezuela: A Petro-State Using Renewable Energies. Wiesbaden: VS Verlag für Sozialwissenschaften, 2008.P. 1-33.

9 GooldM., Luchs K. Managing the Multibusiness Company: Strategic Issues for Diversified Groups. Abingdon: Routledge, 1996.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10 Levy D., KolkA. Strategic Responses to Global Climate Change: Conflicting Pressures on Multinationals in the Oil Industry // Business & Politics. 2002. Vol. 4. No. 3. P. 275-300; Kolk A. Developments in Corporate Responses to Climate Change in the Past Decade // Economics and Management of Climate Change / Editors: Bernd Hansjürgens, Ralf Antes. New York: Springer Verlag. 2008. P. 221-230.; Kolk A., Pinkse, J. Business Responses to Climate Change: Identifying Emergent Strategie // California Management Review. 2005. Vol. 47 No. 3 P. 6-20; SrnverudI., Skjwrseth J. Oil Companies and Climate Change: Inconsistencies Between Strategy Formulation and Implementation? // Global Environmental Politics. 2007. Vol. 42. P. 42-62.

инвестиций в возобновляемую энергию (renewable portfolio standards или RPS), проведен эмпирический анализ политических и экономических факторов, которые стимулируют штаты применять данные стандарты. Штаты с высоким уровнем безработицы менее активны в принятии RPS, а состояние окружающей среды не влияет на принятие решений, из чего авторы делают вывод о главенстве политической идеологии11. Доктор наук Джесс Чендлер также изучала вопрос, почему США устанавливают RPS. Был проведен анализ данных за 1997-2008, и было обнаружено, что значимыми переменными при принятии штатом решения о введении механизмов поддержки являются государственная идеология и обеспеченность сырьевыми ресурсами12.

В ряде статей рассматриваются факторы, стимулирующие развитие ВИЭ в отдельных регионах. Так, в Европейских странах основными факторами, которые ограничивают развитие ВИЭ, являются лоббирование традиционных источников энергии и ограничения по выбросам CO2, в то время как целевая направленность на снижение энергетической зависимости имеет положительный эффект13. В США большую роль играют ассоциации по поддержке ВИЭ, уровень безработицы и уровень концентрации рынка электричества14. Особо интересен тот факт, что уровень образования положительно влияет на инвестиции в альтернативную энергию.

Много внимания уделяется рентабельности вложений в возобновляемые технологии, а также технологическим и организационным факторам, обеспечивающим рост конкурентоспособности альтернативной энергетики. Профессор Каммэн отмечает, что произошли значительные улучшения в эффективности и доступности солнечных батарей, ветряных турбин и биотоплива, что позволяет этим технологиям продолжать развиваться и постепенно превращаться в источник прибыли15. Автор подчеркивает также важность формирования промышленных кластеров для развития энергетического комплекса и показывает роль кластеров в развитии альтернативной энергетики в странах Евросоюза16.

11 Lyon T.P., Yin H. Why do states adopt renewable portfolio standards? An empirical investigation ll The Energy Journal. 2010. Vol. 31(3). P. 133-157.

12 Chandler J. Trendy solutions: Why do states adopt Sustainable Energy Portfolio Standards? ll Energy Policy. 2009. VOL. 37. No. 8. P. 3274-3281.

13 Marques A.C., Fuinhas J.A., Pires Manso J. Motivations driving renewable energy in European countries. A panel data approach ll Energy Policy. 2010. No. 38(11). P. 6877-6885.

14 Steffen J., Chan G., Frankenberger R., Gabel M. What Drives States to Support Renewable Energy? ll The Energy Journal. 2012. Vol. 33. No. 2. P. 1-12.

15 Kammen D. The Rise of Renewable Energy ll Scientific American. 2006. No. 82. P. 85-86.

16 Миролюбова Т.В. Зарубежный опыт функционирования кластеров в сфере энергоэффективности и возобновляемой энергетики: уроки инновационного развития для российских регионов // Экономическое возрождение России. 2011. № 2. С. 51-61.

В рамках данного исследования рассматриваются тенденции развития альтернативной энергетики, выявляются характерные черты государственной политики по поддержке ВИЭ, описываются основные механизмы государственной поддержки, типичные для стран-лидеров, обосновывается вывод о целесообразности расширения мер государственной поддержки развития альтернативной энергетики в Российской Федерации. Особое внимание уделяется государственной политике по развитию возобновляемой энергетики в КНР, США, Великобритании, Индии и России. В качестве информационной базы использовались данные Международного Энергетического Агентства (IEA), а также публикации в научных и периодических изданиях.

Основные тенденции развития альтернативной энергетики

Согласно докладу Renewables 2016 Global Status Report, в 2014 году около 19,2% мировых потребностей в энергии были удовлетворены с помощью ВИЭ. В 2016 этот показатель составил 19,3%. Более того, в последнее десятилетие отмечается значительный рост производства энергии с помощью альтернативной энергетики: например, с 2004 по 2016 год доля возобновляемой энергии, производимой в Евросоюзе, возросла с 14% до 25%. Отметим, что потребление энергии из возобновляемых источников также растет.

Инвестиции в ВИЭ нестабильны, тем не менее наблюдается общий положительный тренд (Рис. 1). В 2017 году мировые инвестиции в чистую энергию составили $333,5 млрд, что на 3% выше, чем в 2016 году, и что превысило инвестиции 2015 года, которые ранее были наивысшими ($330 млрд). Пятый год подряд инвестиции в ВИЭ (включая гидростанции всех мощностей) вдвое превышали инвестиции в углеводородные генерирующие мощности17.

В 2015 году особое влияние на инвестиции оказали ожидания изменений государственной политики: компании стремились завершить проекты как можно быстрее до ожидаемого спада объемов государственной поддержки (примерами отмены и сокращения feed-in-tariffs могут служить Китай, Германия, Япония и Великобритания)18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 Renewables 2017. Global Status Report. URL: http://www.ren21.net/wp-content/uploads/2017/06/17-8399 GSR 2017 Full Report 0621 Opt.pdf (дата обращения: 16.06.2018).

18 Global Landscape of Renewable Energy Finance: 2018 // IRENA [Электронный ресурс]. URL: https ://www. irena. org/-

/media/Files/IRENA/Agency/Publication/2018/Jan/IRENA Global landscape RE finance 2018.pdf (дата обращения: 14.06.2018).

Рисунок 1. Инвестиции в возобновляемую энергию 2004-201719

Порядка 40% мировых инвестиций в 2017 осуществлял Китай (Рис. 2) за счет значительного роста солнечной энергетики. США стали второй по величине инвестиций в ВИЭ, несмотря на менее озабоченную альтернативной энергией администрацию Трампа: инвестиции страны составили $56.9 млрд, или 17% мировых инвестиций. В 2016 на третьем месте была Япония, на четвертом — Великобритания. Индия также достаточно много инвестировала в ВИЭ (5 место). По статистике, больше всего государства вкладывались в технологии солнечной энергетики, а самые крупные сделки заключались в офшорной ветроэнергетике20.

В 2016 году в Китае и в Японии произошел небольшой спад инвестиций в альтернативную энергетику. Этот факт можно объяснить тем, что после многих лет усиленного развития крупных проектов в сфере ВИЭ страны перешли к стадии «акклиматизации» и введения новых мощностей в строй. В последующем году инвестиции вновь значительно выросли. Китай к 2020 году планирует повысить долю

19 Источник: составлено на основе данных Renewables 2017. Global Status Report. Table R14. P. 186. URL: http://www.ren21.net/wp-content/uploads/2017/06/17-8399 GSR 2017 Full Report 0621 Opt.pdf (дата обращения: 16.06.2018); Louw A. Clean Energy Investment Trends 2017 // Bloomberg [Электронный ресурс]. URL: https://data.bloomberglp.com/bnef/sites/14/2018/01/BNEF-Clean-Energy-Investment-Investment-Trends-2017.pdf (дата обращения: 17.05.2018).

20 Louw A. Clean Energy Investment Trends 2017 // Bloomberg [Электронный ресурс]. URL: https://data.bloomberglp.com/bnef/sites/14/2018/01/BNEF-Clean-Energy-Investment-Investment-Trends-2017.pdf (дата обращения: 17.05.2018).

ВИЭ в электроэнергетике до 15%, Египет — до 20%, Евросоюз — до 30%21. В США в штате Айова 37% энергии уже сейчас обеспечивается ветряной и солнечной энергией22.

При рассмотрении динамики инвестиций в ВИЭ по странам и регионам (Рис.2) можно выделить наиболее интересные и динамично развивающиеся. Особое внимание привлекают Китай, США, Япония, Великобритания и Индия.

Инвестиции в ВИЭ по странам и регионам ($ млрд)

20Ö4 2005 2006 2007 200S 2009 20Ю 2011 2012 2013 2014 2015 2Ü1& 2Ü17

Рисунок 2. Инвестиции в возобновляемую энергию по странам и регионам, 201723

Основные объемы инвестиций (90%) направляются на развитие солнечной и ветровой энергетики (Рис. 3). В 2016 году инвестиции в эти технологии были примерно равными ($113,7 млрд и $112,5 млрд в солнечную и ветровую энергию соответственно), в то время как с 2010 года в приоритете находились солнечные батареи. В 2000-ых годах из-за высоких цен на нефть и поиска альтернатив для топлива более популярными были биомасса и биотопливо, но в последние годы произошел спад инвестиций в эти сферы.

В марте 2017 года доля энергии солнца и ветра впервые составила 10% конечной генерации электричества в США, несмотря на то, что месячное производство

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21 Возобновляемая энергетика // Гринпис в России [Электронный ресурс]. URL: http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/energy/ (дата обращения: 04.03.2018).

22 When it comes to investing in the future, go with renewable energy over bitcoin // CNBC [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnbc.com/2017/11/20/its-renewable-energy-over-bitcoin-if-you-want-a-risky-bet-on-future.html (дата обращения: 04.03.2018).

23 Источник: составлено на основе данных Renewables 2017. Global Status Report. URL: http://www.ren21.net/wp-content/uploads/2017/06/17-8399 GSR 2017 Full Report 0621 Opt.pdf (дата обращения: 16.06.2018); Louw A. Clean Energy Investment Trends 2017 // Bloomberg [Электронный ресурс]. URL: https://data.bloomberglp.com/bnef/sites/14/2018/01/BNEF-Clean-Energy-Investment-Investment-Trends-2017.pdf (дата обращения: 17.05.2018).

солнечной энергии максимально в летние месяцы. Чтобы избежать сезонности использования технологий, ориентированных на солнечный свет, более половины солнечных электростанций оснащаются технологиями отслеживания солнечного света24.

В докладах REN21 отмечается постепенное увеличение мощностей возобновляемой энергии. Например, мощность солнечной батареи увеличилась с 177 ГВт в 2014 году до 227 ГВт в 2015 году. В 2016 солнечные фотовольтаические панели (solar PV) составили 47% добавленных мощностей возобновляемых технологий. Ветряные турбины добавили 34%, а малые гидростанции — 15,5%. В 2016 году общая мощность генерации ВИЭ возросла на 161 ГВт — самый большой рост за всю историю альтернативной энергетики. Такая тенденция увеличения производительности заметна для всех ВИЭ. Кроме того, происходит сокращение себестоимости производства технологий, что является дополнительным фактором развития альтернативной энергетики.

350 300 250 200 150 100 50 0

2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

Солнечная энергия

■ Энергия ветра

■ Биомасса

Малые гидростанции

■ Биотопливо

■ Геотермальная энергия

——I———I———I———I———I———I———I———I———I———I———I———I———I

Рисунок 3. Мировые инвестиции в ВИЭ по видам технологии, 2004-201625

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Офшорная ветряная энергия особенно выделялась в 2016 году: капитальные затраты составили $29,9 млрд, что на 40% выше, чем в предыдущем году (Рис. 4).

24 Wind and Solar in March 2017accounted for 10% of U.S. Electricity generation for the first time // EIA [Электронный ресурс]. URL: https://www.eia.gov/todayinenergy/detail.php?id=31632 (дата обращения: 17.04.2018).

25 Источник: LouwA. Clean Energy Investment Trends 2017 // Bloomberg [Электронный ресурс]. URL: https://data.bloomberglp.com/bnef/sites/14/2018/01/BNEF-Clean-Energy-Investment-Investment-Trends-2017.pdf (дата обращения: 17.05.2018). P. 43.

Разработчики технологии в Европе и Китае запускали турбины больших размеров, также свою роль сыграло благоприятное состояние экономики26.

Рисунок 4. Инвестиции в офшорную ветряную энергию, млрд долл.27

Самые крупные проекты офшорной ветряной энергетики в 2016 году осуществлялись в Великобритании, далее следовали Германия и Китай, а также Бельгия (Рис. 5). Германия является одной из стран-первопроходцев развития ветряной энергетики: после аварии на японской АЭС «Фукусима-1» Германия остановила для проверки 8 реакторов мощностью 8,8 ГВт, заменив их энергией ветра и солнца. Именно поэтому страна считается одним из лидеров по применению ВИЭ.

зо

25

20

с о

3 15 а

(Л d 10

5

0

2013 2014 2015 2014

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

■ United flngdom ■ Germany China 1 Netherlands "Belgium

Рисунок 5. Объемы инвестиций в ветрогенерацию в 2013-2016 гг.28

26 Louw A. Clean Energy Investment Trends 2017 // Bloomberg [Электронный ресурс]. URL: https://data.bloomberglp.com/bnef/sites/14/2018/01/BNEF-Qean-Energy-Investment-Investment-Trends-2017.pdf (дата обращения: 17.05.2018).

27 Источник: Clean Energy Investment // BNEF [Электронный ресурс]. URL: https://www.bnef.com/dataview/clean-energy-investment/index.html (дата обращения: 20.05.2018).

28 Источник: Global Landscape of Renewable Energy Finance: 2018 // IRENA [Электронный ресурс]. URL: https ://www. irena. org/-

/media/Files/IRENA/Agency/Publication/2018/Jan/IRENA Global landscape RE finance 2018.pdf (дата обращения: 14.06.2018). P. 25.

Так как наибольшее количество инвестиций направляется в солнечную и ветровую энергетику, рассмотрим динамику себестоимости производства и установки этих технологий. Капитальные расходы на солнечные технологии и ветровые турбины сократились по сравнению с 2012 годом (Рис. 6).

120 100 80 60 40 20 0

100 Солнечные системы 90 90,2 ^^"Ветряные турбины 90,4

100

87,8 83,2 72,9

63,3

2012

2013

2014

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2015

2016

Рисунок 6. Себестоимость солнечных систем и ветряных турбин на 1 МВт29

На графике показана динамика себестоимости данных технологий на 1 МВт, нормированная к 2012 году. Отчасти такой спад можно объяснить улучшением экономической конкурентоспособности оборудования, то есть за прежнюю цену возможно отстроить больше объектов.

Таким образом, обобщение данных о развитии возобновляемой энергетики позволяет сделать вывод об устойчивом росте данного сегмента рынка. Возобновляемая энергетика начинает занимать заметное место в энергобалансе ряда государств. Далее необходимо рассмотреть, за счет каких мер государственной поддержки удалось обеспечить успешное развитие данного сегмента рынка.

Механизмы государственной поддержки развития

альтернативной энергетики

Механизмы привлечения инвестиций в технологии использования возобновляемых источников энергии впервые начали применяться в 1978 году в США (United States Public Utility Regulatory Act, 1978). Позже специальные тарифы для покупки электроэнергии, произведенной из возобновляемых источников, появились в Германии и распространились дальше: в 2017 году тарифы существовали уже в 50 странах. Для поддержки использовались как политические, так и экономические

29 Источник: Clean Energy Investment. URL: https://www.bnef.com/dataview/clean-energy-investment/index.html (дата обращения: 20.05.2018).

рычаги. Особенно большую роль сыграла система «зеленых тарифов». Они заключались в более высоких ценах (на 10-20%) на альтернативную энергию, чем на традиционную. Кроме того, государство покупало «зеленую» энергию у частных предпринимателей.

Способ государственной поддержки не так важен, как отмечал исполнительный секретарь REN21 Кристин Линс. Чтобы стимулировать интерес инвесторов, необходимы предсказуемость рынка и снижение административных барьеров30. В сфере поддержки развития альтернативной энергетики у каждой из стран были свои особенности, что обусловливалось характером национального рынка и в значительной степени определяло дальнейшую успешность развития данной отрасли.

Китайская Народная Республика

В текущем десятилетии страной-лидером по развитию возобновляемой энергетики является Китай. Это государство лидирует по объемам вновь вводимых солнечных и ветровых установок, поэтому принципиально важно рассмотреть особенности механизмов поддержки развития возобновляемой энергетики именно в этой стране.

Первым документом, включавшим условия государственной поддержки, был «Десятый пятилетний план экономического и социального развития Китайской Народной Республики» (2001-2005). План содержал инструменты регулирования рынка ВИЭ, стандарты технологий, цели развития, а также льготную систему налогообложения. Налог на доходы снижался с 33% до 15% для производителей биогаза и ветряной энергии, для ветряных электростанций — с 17% до 8,5%, в 2003 НДС также был снижен для биогаза до 13%.

Следующим важным документов является перечень тарифов и субсидий. В 2006 были введены «Надбавки на возобновляемое электричество» (Renewable Energy Surcharge), то есть «зеленые тарифы» (Fit) и премии. Премии составляли CNY 0,001/КВт (USD 0,00015/КВт); в 2009 они выросли до CNY 0,004/КВт. Чтобы поддержать рост в производстве электричества в 2011 тарифы увеличились до CNY 0,008/КВт (USD 0,0012/КВт). В 2013 было повышение до RMB 0,015/КВт; а в 2016 до RMB 0,019/КВт.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

C 2007 по 2009 также действовал специальный фонд для Индустриализации оборудования ветряных турбин. Государство предлагало китайским производителям

30 Каткова Е. Ветер сдувает российский газ // Газета.ру [Электронный ресурс]. URL: https://www.gazeta.ru/business/2017/06/30/10756235.shtml?updated#page4 (дата обращения: 14.06.2018).

субсидии в размере CNY 600/КВт (USD 87,41/КВт) на производство первых 50-ти турбин минимальной производительностью 1,5 МВт.

В 2009 году ввели новые тарифы (FIT) для ветряной энергетики, которые планируется применять до 2029 года для поддержки строительства ветряных электростанций. Тарифы разделены на 4 категории в соответствии с силой ветра в регионе: чем больше и сильнее дует ветер, тем ниже уровень поддержки:

- Категория 1: EUR 0.052/kWh;

- Категория 2: EUR 0.055/kWh;

- Категория 3: EUR 0.059/kWh;

- Категория 4: EUR 0.062/kWh.

В январе 2017 года тарифы были снижены и дополнены особыми тарифами для ветряных турбин в открытом море (RMB 0,85/КВтЧ).

В 2009-2011 годах действовала программа по поддержке солнечной энергетики — «Программа золотого солнца» (Golden Sun Programme). В рамках этой программы предоставлялись субсидии производителям солнечных панелей: на государственном уровне субсидии составляли 70% себестоимости (off-grid systems), а также 50% для grid-connected проектов, максимальной мощностью в 300 КВт. В 2011 министерство финансов заменило такие тарифы на фиксированные субсидии, которые постепенно снижаются. В 2013 году снова были внесены уточнения в политику субсидий солнечных панелей. Для панелей, подключенных к электрической сети (on-grid), предоставлялись тарифы RMB 0.9, RMB 0.95 и RMB 1/КВтЧ.

В 2016 и в 2017 годах размеры поддержки вновь уменьшились: до RMB 0,65, 0,75 и 0,85/КВтЧ. Субсидии на солнечные панели (grid-connected) оставались неизменными в объеме RMB 0,42/КВтЧ.

С 2010 года были отменены НДС и налог на импорт на ключевое оборудование для ветряной и гидроэнергетики. Была также введена дополнительная национальная поддержка производства энергии из биомассы (FIT): CNY 0,75 /КВтЧ (USD 0,11/КВтЧ).

Кроме того, государство постоянно устанавливает и увеличивает цели по производству альтернативной энергии, а также по снижению выбросов газов.

Тем не менее работающие в отрасли специалисты утверждают, что должная государственная поддержка фирм-производителей ВИЭ отсутствует. Сектор зависит от субсидий местных властей. Duan Qiaohong, представитель Sinopec, отметил, что для

компании важно наличие конечного спроса на энергию — именно этот фактор определяет решения компаний об инвестициях в «зеленые» активы31.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

США

Политика развития и поддержки возобновляемой энергетики появилась именно в США: поводом создания такой политики стали нефтяные шоки 1970-ых гг. Впервые диверсификация источников энергии упоминалась в Акте энергетической политики и энергоснабжения 1975 года (United States. Energy Policy and Conservation Act, 1975), в рамках которого стимулировалось производство ветровой энергии. Акт 1978 года обязывал государственные организации покупать энергию из возобновляемых источников. Самой важной частью было создание 10% налоговых льгот для инвестиций в различные ВИЭ (солнце, ветер, геотермальные источники). Льготы должны были действовать только до 1984, но продлевались несколько раз.

Следующим важным шагом в развитии энергетической политики в области поддержки возобновляемых источников топлива в США было создание программы налоговых льгот в объеме 1,5 центов на КВтЧ энергии. Изначально акт 1992 года был направлен на коммерциализацию технологий возобновляемой энергетики и на снижение барьеров входа на рынок (United States, Energy Policy Act, 1992). Действие данного закона не раз продлевалось и закончилось лишь в 2012 году, когда налоговые преференции увеличились.

В 2005 году был принят закон о минимуме потребления альтернативной энергии со стороны правительства. Сейчас федеральное правительство США получает 7,5% электричества от ветряной энергии32.

В 2006-2015 годах в штате Мэрилэнд применялась система налоговых льгот, в рамках которой компании могли получать снижение налогов в течение 5 лет: минимальный размер составил $1000, максимальный $2,5 миллиона (за пять лет) (Maryland Clean Energy Production Tax Crédit). На государственном уровне также предоставлялись налоговые льготы держателям «зеленых» облигаций (Clean Renewable Energy Bonds или CREBs).

31 Oil Giant Sinopec taps China's vast geothermal reserves for clean energy // The Economic Times [Электронный ресурс]. URL: https://energy.economictimes.indiatimes.com/news/renewable/oil-giant-sinopec-taps-chinas-vast-geothermal-reserves-for-clean-energy/57353813 (дата обращения: 16.05.2018).

32 Renewables 2017. Global Status Report. URL: http://www.ren21 .net/wp-content/uploads/2017/06/17-8399 GSR 2017 Full Report 0621 Opt.pdf (дата обращения: 16.06.2018).

Крупнейшей инициативой стал Акт американской реконструкции и реинвестирования (American Reinvestment and Recovery Act 2008). Он предусматривал выделение на развитие возобновляемых источников энергии $1,6 млрд. Кроме того, компаниям, производящим возобновляемую энергию, предоставлялись преференции при выдаче кредитов (Section 1703/1705 Loan Guarantee Program). В 2013 году был принят план действий по сохранению климата (US Climate Action Plan), который устанавливал цели развития ВИЭ до 2020 года и предусматривал снижение выбросов CO2.

В 2016 году была принята программа по развитию гидроэлектростанций (Hydroelectric Production Incentive Program). ГЭС, которые добавили новую турбину или иную установку генерации электричества, могут получить 1,8 цента на киловатт в час с учетом инфляции (2,3 цента на киловатт в час на февраль 2017) с лимитом $750 000 в год на станцию.

Еще одной важной частью государственной политики США являются Стандарты применения возобновляемой энергетики (Renewable Portfolio Standards — RPS). В данных стандартах устанавливаются требования к производителям энергии по предоставлению штату определенного минимального процента энергии из возобновляемых источников к некоторому установленному времени. Сейчас RPS приняли 37 штатов.

Общая направленность политики США заключается в отсутствии общегосударственных целей и субсидий. Различные формы поддержки существуют на федеральном и местном уровнях. Одновременно с экономическими мерами действует развитая система грантов, нацеленных на развитие технологий и на образовательные инициативы в области альтернативной энергетики. Штаты также имеют своды законов, регулирующие землепользование в целях производства «чистой» энергии, в частности ветряной.

Индия

В стране с наибольшими темпами роста населения в мире применение и распространение технологий возобновляемой энергетики являются необходимым условием для дальнейшего развития страны. Основными инструментами государства являются продажа мощностей через аукционы, «зеленые тарифы» (FIT) и налоговые льготы.

Одним из первых экономических инструментов в Индии стало введение «зеленых тарифов» в 2002 году в штате Kerala: возобновляемая энергия продавалась по 2,80 Rs. за единицу энергии. Первым государственным документом в сфере развития возобновляемой энергетики было постановление о поддержке проектов ВИЭ в сфере ветряной и солнечной энергии, гидроэнергии и биотоплива (Government Assistance for Renewable Energy Projects). В 2008 были введены субсидии солнечным и ветряным электростанциям с целью улучшения инфраструктуры (Solar and Wind Power Generation-Based Incentives). Субсидия СЭС составляла INR 12 (USD 0,3) /КВтЧ, ограничение составляло 5 МВт на одного производителя; ВЭС — INR 0,5/КВтЧ в течение 10 лет.

В 2009 году были введены критерии применения «зеленых тарифов», которые основывались на WACC компаний и на полезной продолжительности жизни технологий. Для большинства технологий ВИЭ сроки жизни проектов составляют 13 лет, для некоторых — 35 (малые ГЭС) и 25 (солнечные панели).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Переломным моментом для политики поддержки развития ВИЭ в Индии был приход к власти в мае 2014 года Партии национального демократического содружества (National Democratic Alliance). Правительство увеличило целевые показатели по сектору возобновляемой энергетики в пять раз (например, цель по выработке солнечной энергии была 20 ГВт до марта 2022 года, ее заменили на 100 ГВт). Целевые показатели развития ветряной энергии составляют 60 ГВт до 2022 года, биомассы — 10 ГВт, а малых ГЭС — 5 ГВт. Кроме того, национальные компании обязывают увеличить долю потребляемой энергии из альтернативных источников до 19 ГВт.

Как правило, государственная поддержка дополняется субсидиями, тарифами или налоговыми льготами на региональном уровне. Например, в регионе Uttar Pradesh действуют гранты в размере 30% капитальных затрат для установки малых источников альтернативной энергии33.

33 Uttar Pradesh Mini-Grid Policy 2016, IEA. 2016 // International Energy Agency [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/policiesandmeasures/pams/india/name-165001-

en.php?s=dHlwZT1yZSZzdGF0dXM9T2s,&return=PG5hdiBpZD0iYnJlYWRicnVtYiI-PGEgaHJlZi0iLyI-SG9tZTwvYT4gJnJhcXVvOyA8YSBocmVmPSIvcG9saWNpZXNhbmRtZWFzdXJlcy8iPlBvbGliaWYzIGFuZ CBNZWFzdXJlczwvYT4gJnJhcXVvOyA8YSBocmVmPSIvcG9saWNpZXNhbmRtZWFzdXJlcy9yZW5ld2Fib GVlbmVyZ3kvIj 5 SZW5ld2FibGUgRW5lcmd5PC9hPjwvbmF2Pg, (дата обращения: 20.06.2018).

Великобритания

Энергетическая политика Великобритании в области поддержки развития возобновляемой энергетики обладает рядом характерных особенностей. Природные условия страны специфичны: солнечных дней мало (Рис.7), при этом страна производит относительно много солнечной энергии. По плану правительства, к 2020 году 4 миллиона домов будут получать энергию солнца, в то время как общая мощность всех солнечных электростанций составляет около 1000 Мегаватт. Большое количество проектов и малая средняя мощность говорит о том, что эти проекты в первую очередь нацелены на индивидуальное потребление энергии, а не на промышленное производство.

Обилие проектов может быть показателем активности государственной политики в Великобритании. Правительство страны использует меры, очень схожие с американскими, тем не мене есть ряд отличий. Целью правительства является достичь 15% уровня потребления энергии из ВИЭ к 2020 году. Основным инструментом поддержки развития альтернативной энергии являются обязательства по использованию ВИЭ, что похоже на политику США. Но основное отличие заключается в том, что правительство Великобритании не ведет строительство инфраструктуры для солнечной энергии в крупных масштабах: оно ограничивается созданием экономических стимулов для увеличения конкурентоспособности технологий.

Global Horizontal Irradiation kWh/m2 World lkm 1994Д999Ш07-2015 WBG

|1 Predefined Styles v

No Data | 1.6 -1.85 kWhirm2 9 1.85-2.09 kWh/m2 Щ 2.09 ■ 2.34 kWh.'mS Щ 2.34 ■ 2.5B kWhimi | 2.5B ■ 2.63 kWh/m£ Щ 2(83- 3,03 kWh/m2 Kj 3.0B ■ 3.32 kWWmi [~| 3.32 ■ З.Б7 kWhAn2 3.57 ■ 3.81 kWh/m£ g 3.81 - 4.06 kWh/niS 4.06 • 4.3 kWhibi2

4.3 ■ 4.55 kWhfrm2 4.55 ■ 4.8 kWhirn2 4.8 - 5.04 kWh,'rm2

5.04 ■ 5.29 kWh/m2

Рисунок 7. Солнечное облучение в Великобритании, КВтЧ/м234

34 Источник: IRENA. Global Solar Atlas. URL: https://irena.masdar.ac.ae/gallerv/#map/3103 (дата обращения: 20.05.2018).

Обязательства по использованию ВИЭ (Renewable Obligations) были введены в 2002 году, и с тех пор документ несколько раз обновлялся (в 2009, 2014 и 2015). Закон обязывает поставщиков электричества предоставлять часть энергии из ВИЭ, причем обязательная доля постепенно увеличивается: например, в 2015/2016 годах она составляла 0,290. Существует система сертификатов, которые являются доказательством предоставленной доли ВИЭ, причем фирмы-операторы могут торговать ими между собой. При несоблюдении условий компании выписывается штраф. Система прекратила существование в 2017 году.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Большое влияние на развитие возобновляемой энергетики в Соединенном Королевстве оказывает Акт об изменении климата (The Climate Change Act, 2008), который предусматривает снижение выбросов углекислого газа на 80% к 2050 по сравнению с 1990. Задачей правительства является создание прозрачной системы конкуренции на рынке технологий альтернативной энергетики.

В 2015 и 2016 годах политика Великобритании относительно ВИЭ претерпела серьезные изменения. FITs на солнечные панели были велики и стояли дорого для государства. В связи с этим они были снижены на 65% (до этого они составляли в среднем 10 пенсов за КВтЧ). В результате в 2016 году установка панелей упала на 75%. А в 2017 инвестиции в зеленую энергетику снизились на 56%35. Обязательства по использованию ВИЭ были также заменены контрактами на разницу цен (Contract-for-Difference), которые являются производными финансовыми инструментами. Еще одной важной переменой стала инициатива по «возобновляемому отоплению»: бюджет этой программы поднялся с 430 млн фунтов до 1,15 млрд фунтов до 2021.

Сейчас Великобритания приближается к рынку альтернативной энергетики без субсидий. Ожидается, что солнечная энергетика и ветряные прибрежные станции станут жизнеспособными без государственной поддержки уже к 2025 году. Однако пока после значительного уменьшения субсидий индустрия находится в застое: рыночные агенты не успели приспособиться к новым условиям36.

35 UK green energy investment halves after policy changes // The Guardian. 16.01.2018. URL: https://www.theguardian.com/business/2018/ian/16/uk-green-energy-investment-plunges-after-policy-changes (дата обращения: 27.05.2018)

36 Subsidy-free renewable energy projects set to soar in UK, analysts say // The Guardian [Электронный ресурс]. URL: https://www.theguardian.com/business/2018/mar/20/uk-subsidy-free-renewable-energy-proiects-set-soar-aurora-energy-research-analysts (дата обращения: 27.05.2018).

Россия

Россия хорошо обеспечена традиционными энергоресурсами, большая часть которых экспортируется за рубеж и является одной из самых прибыльных сфер деятельности в стране. По данным Минфина, нефтегазовый комплекс страны обеспечивал в 2016 году 37,4% доходов консолидированного бюджета. Это и является основной причиной низкой степени и малых темпов развития возобновляемой энергетики.

Если не учитывать крупные ГЭС, в России доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии составляет около 1%. Чуть больше доля ВИЭ в тепловой энергетике — почти 2%. То есть большую часть, 90% всей производимой в России первичной энергии, по-прежнему дают уголь, нефть и газ37. При этом в стране очень высокий потенциал развития ВИЭ: по расчетам специалистов, порядка четверти всей необходимой энергии может быть обеспечено при помощи нетрадиционных возобновляемых источников.

Для России как для страны-экспортера углеводородов развитие ВИЭ является особенным вызовом. Развитие альтернативной энергетики замедляет спрос на традиционную энергетику в странах-импортерах, что приводит к росту независимости и энергетической безопасности экономик. Такая тенденция является серьезным вызовом для экспортеров нефти, особенно для России38.

До недавнего времени можно было с уверенностью сказать, что в Российской Федерации возобновляемая энергетика практически не развивается, за исключением гидроэлектростанций. В 2013 году была введена программа по поддержке зеленой экономики — «Декларация о внедрении принципов "зеленой экономики" в России», нацеленная на трансформацию экономической деятельности. В рамках Декларации можно выделить несколько основных направлений «зеленой» экономики в России:

- увеличение инвестиций в природоохранные технологии;

- совершенствование методов переработки отходов;

- поддержка экологической активности бизнеса в отраслях нового технологического уклада;

37 Возобновляемая энергетика // Гринпис в России [Электронный ресурс]. URL: http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/energy/ (дата обращения: 04.03.2018).

38 Бучнев А. Регулирование и стимулирование развития возобновляемых источников энергии // Государственная служба. 2015 № 5(97). С. 108-111.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- создание механизмов для введения платежей за экосистемные услуги;

- создание условий для привлечения капитала на рынок экологических товаров и услуг;

- формирование новых инновационных отраслей экономики, обладающих потенциалом роста ВВП.

Как мы видим, эти цели достаточно размытые и нечеткие. Это связано с тем, что правительство сравнительно недавно начало предпринимать меры для развития «зеленой экономики» и альтернативной энергетики. Именно поэтому Россия существенно отстает от ведущих стран по разработке и освоению технологий использования ВИЭ.

Еще одним документом является постановление правительства от 28.05.2013 № 449 «О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии на оптовом рынке электрической энергии и мощности»39. Этот документ уже более полный и ориентированный на ВИЭ. Постановлением утверждены формулы прогнозируемой прибыли, цены рынка, нормы доходности, коэффициенты локализации. Цены на мощности определяются нормативными документами, разработанными постановлением правительства, с учетом особенностей проектов. Мощность проектов должна быть больше 5 МВт, а для гидроэлектростанций должна не превышать 25 МВт (критерий отнесения ГЭС к малым). Контракты на постройку предоставляются компаниям, которые предлагают проекты с наименьшими капитальными затратами. Устанавливаются также требования на локализацию производства (например, в 2016-2020 годах солнечные панели должны производиться в регионе на 70%).

Тендеры по мощностям возобновляемой энергии не пользовались популярностью (Табл. 1). В 2013 году из предлагаемых 1100 МВт ветряной энергии было распределено лишь 110 МВт.

39 Постановление Правительства РФ от 28.05.2013 N 449 (ред. от 27.09.2018) "О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии на оптовом рынке электрической энергии и мощности" (вместе с "Правилами определения цены на мощность генерирующих объектов, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии") // КонсультантПлюс [Информационно-правовой портал]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons doc LAW 146916/ (дата обращения: 20.05.2018).

Таблица 1. Результаты тендеров мощностей ВИЭ 2013, 201440

Раунд Проведение Оглашение результатов Технология ВИЭ Мощность для тендера (МВт) Мощность купленная Срок реализации проектов

Первый Сентябрь 2013 Октябрь 2013 Солнечные панели 700 339 2017

Ветер 1100 110

Второй Май 2014 Июнь 2014 Солнечные панели — 505 2018

Ветер 1160 51

Малые ГЭС 415 20,6

Тема применения механизмов стимулирования развития ВИЭ в России и последующее возникновение макроэкономических эффектов рассмотрены в статье Гречухиной И.А., Кудрявцевой О.В. и Яковлевой Е.Ю. Основными положительными экономическими и неэкономическими эффектами названы снижение выбросов от углеводородного топлива, создание новых рабочих мест, мультипликативные эффекты в смежных отраслях, снижение средних цен на рынке электроэнергии, снижение расходов на меры по защите здоровья в регионах, где размещены предприятия традиционной энергии, а также предложены количественные оценки данных эффектов41. В работе Башмакова И.А., Мышака А.Д. определены затраты и выгоды различных стратегий низкоуглеродного развития России, в том числе с использованием ВИЭ. Внимание уделяется строгости политики контроля выбросов парниковых газов и оценке потерь ВВП42. Меры по контролю выбросов газов включают увеличение использования ВИЭ и атомной энергии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, в России политика государственной поддержки развития возобновляемой энергетики только зарождается. Пока что можно говорить лишь об очень небольших успехах в проведении такой политики. Большую роль в недостаточном развитии новых типов энергетики играет ориентированность страны на углеводородные источники энергии и зависимость от них.

40 IEA/IRENA database // International Energy Agency [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/policiesandmeasures/renewableenergy/ (дата обращения: 18.02.2019)

41 Гречухина И.А., Кудрявцева О.В., Яковлева Е.Ю., Эффективность развития рынка возобновляемых источников энергии в России // Экономика региона. 2016. Т. 12. Вып. 4. С. 1167-1177.

42 Башмаков И.А., Мышак А.Д., Затраты и выгоды реализации стратегий низкоуглеродного развития России: перспективы до 2050 года // Вопросы экономики. 2014. № 8. С. 70-91.

Заключение

Государственная политика в области ВИЭ уникальна для каждой страны, что обусловлено спецификой экономического развития и природно-климатическими условиями. Вместе с тем можно выделить ряд схожих подходов в сфере поддержки развития возобновляемой энергетики: повышенные тарифы на продажу энергии, субсидии, налоговые льготы.

Учет национальных особенностей часто является залогом успешности функционирования национальной энергетической системы. Например, на данный момент во Франции главным источником электроэнергии являются атомные электростанции. Особую роль играют государственные тендеры на постройку крупных электростанций. Похожая система используется во многих странах Южной Америки и в России, где энергия основана на углеводородных источниках и крупных ГЭС.

В США и Индии субсидирование и предоставление налоговых льгот фирмам-производителям электроэнергии на основе ВИЭ происходят на региональном уровне. В Америке существуют обязательства государственных компаний по использованию определенной доли электричества, произведенной из ВИЭ. Похожая система действует и в Великобритании, где, кроме того, фирмам-производителям альтернативной энергии предоставляются субсидии и предлагаются «зеленые тарифы» (Р1Т). В Китае и Индии применяются субсидии, тарифы и налоговые льготы. Тем не менее представители бизнеса говорят о нехватке денежных средств, поэтому фирмы стремятся увеличить рентабельность технологий. Россия представляет группу стран, в которой в качестве государственной поддержки проводятся аукционы производственных мощностей.

Можно заметить, что в основном политика государств заключается в создании экономических стимулов и в формулировании целевых показателей развития энергетики и снижения выбросов.

Россия заметно позже других государств приступила к реализации программ по развитию возобновляемой энергетики. Этот фактор, очевидно, является одним из ключевых для объяснения отставания в применении ВИЭ. На первых, стартовых этапах поддержки развития возобновляемой энергетики зарубежные страны оказывали масштабную финансовую поддержку новым производителям. Это подтверждает тезис о целесообразности расширения поддержки ВИЭ в России, поскольку страна находится лишь на начальном этапе распространения солнечной и ветровой электрогенерации. С учетом российской специфики целесообразно также предоставление льгот компаниям, осуществляющим производство, монтаж и техническое обслуживание оборудования для возобновляемой энергетики.

Список литературы:

1. Башмаков И.А., Мышак А.Д., Затраты и выгоды реализации стратегий низкоуглеродного развития России: перспективы до 2050 года // Вопросы экономики. 2014. № 8. С. 70-91.

2. Бучнев А. Регулирование и стимулирование развития возобновляемых источников энергии // Государственная служба. 2015 № 5(97). С. 108-111.

3. Возобновляемая энергетика // Гринпис в России [Электронный ресурс]. URL: http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/energy/ (дата обращения: 04.03.2018).

4. Гречухина И.А., Кудрявцева О.В., Яковлева Е.Ю., Эффективность развития рынка возобновляемых источников энергии в России // Экономика региона. 2016. Т. 12. Вып. 4. С. 1167-1177.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. КатковаЕ. Ветер сдувает российский газ // Газета.ру [Электронный ресурс]. URL: https://www. gazeta.ru/business/2017/06/30/10756235. shtml?updated#page4 (дата обращения: 14.06.2018).

6. Миролюбова Т.В. Зарубежный опыт функционирования кластеров в сфере энергоэффективности и возобновляемой энергетики: уроки инновационного развития для российских регионов // Экономическое возрождение России. 2011. № 2. С. 51-61.

7. Митрова Т.А., Галкина А.А. Межтопливная конкуренция // Экономический журнал ВШЭ. 2013. № 3. С. 394-410.

8. Постановление Правительства РФ от 28.05.2013 N 449 (ред. от 27.09.2018) "О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии на оптовом рынке электрической энергии и мощности" (вместе с "Правилами определения цены на мощность генерирующих объектов, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии") // КонсультантПлюс [Информационно-правовой портал]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_146916/ (дата обращения: 20.05.2018).

9. Фортов В.Е., Попель О.С. Энергетика в современном мире. Долгопрудный: Интеллект, 2011.

10. Alanne K., Saari A. Distributed energy generation and sustainable development // Renewable and sustainable energy reviews. 2006. No. 10(6). P. 539-558.

11. BP Annual Report, 2017 // BP [Электронный ресурс]. URL: https://www.bp.com/en/global/corporate/investors/results-and-reporting/annual-report (дата обращения: 20.05.2018).

12. Chandler /.Trendy solutions: Why do states adopt Sustainable Energy Portfolio Standards? // Energy Policy. 2009. VOL. 37. No. 8. P. 3274-3281.

13. Clean Energy Investment// BNEF [Электронный ресурс]. URL: https://www.bnef.com/dataview/clean-energy-investment/index.html (дата обращения:

20.05.2018).

14. Dimitrov R.S. The Paris Agreement on Climate Change: Behind Closed Doors // Global Environmental Politics. 2016. Vol. 16. No. 3 P. 1-11.

15. FrondelM., et al. Economic impacts from the promotion of renewable energy technologies: The German experience // Energy Policy. 2010. VOL. 38. No. 8. P. 4048-4056.

16. Global Landscape of Renewable Energy Finance: 2018 // IRENA [Электронный ресурс]. URL: https://www.irena.org/-/media/Files/IRENA/Agency/Publication/2018/Jan/IRENA Global landscape RE finance 2 018.pdf (дата обращения: 14.06.2018).

17. GooldM., Luchs K. Managing the Multibusiness Company: Strategic Issues for Diversified Groups. Abingdon: Routledge, 1996.

18. IEA/IRENA database // International Energy Agency [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/policiesandmeasures/renewableenergy/ (дата обращения:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18.02.2019)

19. IRENA. Global Solar Atlas. URL: https://irena.masdar.ac.ae/gallery/#map/3103 (дата обращения: 20.05.2018).

20. Kämmen D. The Rise of Renewable Energy // Scientific American. 2006. No. 82. P. 8586.

21. Kolk A. Developments in Corporate Responses to Climate Change in the Past Decade // Economics and Management of Climate Change / Editors: Bernd Hansjürgens, Ralf Antes. New York: Springer Verlag, 2008. P. 221-230.

22. Kolk A., Pinkse, J. Business Responses to Climate Change: Identifying Emergent Strategie // California Management Review. 2005. Vol. 47 No. 3 P. 6-20.

23. Levy D., Kolk A. Strategic Responses to Global Climate Change: Conflicting Pressures on Multinationals in the Oil Industry // Business & Politics. 2002. Vol. 4. No. 3. P. 275-300.

24. Louw A. Clean Energy Investment Trends 2017 // Bloomberg [Электронный ресурс]. URL: https://data.bloomberglp.com/bnef/sites/14/2018/01/BNEF-Clean-Energy-Investment-Investment-Trends-2017.pdf (дата обращения: 17.05.2018).

25. Lyon T.P., Yin H. Why do states adopt renewable portfolio standards? An empirical investigation // The Energy Journal. 2010. Vol. 31(3). P. 133-157.

26. Marques A.C., Fuinhas J.A., Pires Manso J. Motivations driving renewable energy in European countries. A panel data approach // Energy Policy. 2010. No. 38(11). P. 6877-6885.

27. Massabie G. Venezuela: A Petro-State Using Renewable Energies. Wiesbaden: VS Verlag für Sozialwissenschaften, 2008.

28. Oil Giant Sinopec taps China's vast geothermal reserves for clean energy // The Economic Times [Электронный ресурс]. URL: https://energy.economictimes.indiatimes.com/news/renewable/oil-giant-sinopec-taps-chinas-vast-geothermal-reserves-for-clean-energy/57353813 (дата обращения: 16.05.2018).

29. Renewables 2017. Global Status Report. URL: http://www.ren21.net/wp-content/uploads/2017/06/17-8399 GSR 2017 Full Report 0621 Opt.pdf (дата обращения: 16.06.2018).

30. SföverudI., Skjwrseth J. Oil Companies and Climate Change: Inconsistencies between Strategy Formulation and Implementation? // Global Environmental Politics. 2007. Vol. 42. P. 42-62.

31. Skjwrseth J., Skodvin T. Climate Change and the Oil Industry: Common Problems, Different Strategies // Global Environmental Politics. 2001. Vol. 1. No. 4. P. 43-64.

32. Steffen J., Chan G., Frankenberger R, GabelM. What Drives States to Support Renewable Energy? // The Energy Journal. 2012. Vol. 33. No. 2. P. 1-12.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33. Subsidy-free renewable energy projects set to soar in UK, analysts say // The Guardian [Электронный ресурс]. URL: https://www.theguardian.com/business/2018/mar/20/uk-subsidy-free-renewable-energy-projects-set-soar-aurora-energy-research-analysts (дата обращения: 27.05.2018).

34. UK green energy investment halves after policy changes // The Guardian. 16.01.2018 [Электронный ресурс]. URL: https://www.theguardian.com/business/2018/jan/16/uk-green-energy-investment-plunges-after-policy-changes (дата обращения: 27.05.2018).

35. Uttar Pradesh Mini-Grid Policy 2016 // International Energy Agency, 2016. URL: https://www.iea.org/policiesandmeasures/pams/india/name-165001-en.php?s=dHlwZT1yZSZzdGF0dXM9T2s,&return=PG5hdiBpZD0iYnJlYWRjcnVtYiI-PGEgaHJlZj 0iLyI-

SG9tZTwvYT4gJnJhcXVvOyA8YSBocmVmPSIvcG9saWNpZXNhbmRtZWFzdXJlcy8iPlB vbGljaWVzIGFuZCBNZWFzdXJlczwvYT4gJnJhcXVvOyA8YSBocmVmPSIvcG9saWNpZ XNhbmRtZWFzdXJlcy9yZW5ld2FibGVlbmVyZ3kvIj5SZW5ld2FibGUgRW5lcmd5PC9hPj wvbmF2Pg, (дата обращения: 20.06.2018).

36. When it comes to investing in the future, go with renewable energy over bitcoin // CNBC [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnbc.com/2017/11/20/its-renewable-energy-over-bitcoin-if-you-want-a-risky-bet-on-future.html (дата обращения: 04.03.2018).

37. Wind and Solar in March 2017accounted for 10% of U.S. Electricity generation for the first time // EIA [Электронный ресурс]. URL: https://www.eia.gov/todayinenergy/detail.php?id=31632 (дата обращения: 17.04.2018).

Malikova O.I., Zlatnikova M.A. State policy for the Development of Renewable Energy

Olga I. Malikova — DSc (Economics), Professor, Department of Environmental Economics, Lomonosov Moscow State University, Moscow, the Russian Federation. E-mail: MalikovaOl@gmail.com

Maria A. Zlatnikova — master's degree programme student, Faculty of Economics, Lomonosov Moscow State University, Moscow, the Russian Federation. E-mail: mary.zlat1996@gmail.com

Abstract

The article analyzes the mechanisms of state support for the development of renewable energy. Over the past decade green energy has become one of the fastest growing fields on the global energy market which successfully competes with hydrocarbons. However, the success of this energy sector is mostly based on the large-scale government support schemes. The study examines key trends that characterize the alternative energy market. This article provides a historical overview as well as a detailed analysis of current subsidy support schemes in the US, China, India, Britain and Russia. The main features of renewable energy state support methods in these countries are considered. Based on other countries' experience the authors come to a conclusion that it is advisable to expand support measures to boost the development of renewable energy in Russia.

Key words

Renewable energy, state support for renewable energy, green energy.