Научная статья на тему 'Госплан СССР: попытка воплотить в жизнь великую мечту'

Госплан СССР: попытка воплотить в жизнь великую мечту Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2799
371
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЛАН / PLAN / БАЛАНСОВЫЙ МЕТОД / BALANCE METHOD / ПЯТИЛЕТКА / ДЕФИЦИТ / DEFICIT / FIVE-YEAR PLAN

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Иванов Евгений Александрович

В статье дается история создания Госплана СССР как органа, задачей которого являлась разработка единого общегосударственного хозяйственного плана, способов и порядка его осуществления. Особое внимание уделяется описанию методов работы Госплана СССР балансовому методу и организации разработки планов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Gosplan USSR: an Attempt to Realize the Great Dream

The article gives the history of the creation of Gosplan, as a body whose task was to develop a single national economic plan, methods and procedures for its implementation. Particular attention is paid to the methods of work of Gosplan balance method and organization of development plans.

Текст научной работы на тему «Госплан СССР: попытка воплотить в жизнь великую мечту»

ГОСПЛАН СССР: ПОПЫТКА ВОПЛОТИТЬ В ЖИЗНЬ ВЕЛИКУЮ МЕЧТУ

Е.А. Иванов

В статье дается история создания Госплана СССР как органа, задачей которого являлась разработка единого общегосударственного хозяйственного плана, способов и порядка его осуществления. Особое внимание уделяется описанию методов работы Госплана СССР - балансовому методу и организации разработки планов. Ключевые слова: план, балансовый метод, пятилетка, дефицит.

От редакции. Автор этой статьи, Евгений Александрович Иванов, почти 30 лет проработал в Госплане СССР, с 1963 по 1991 г. последовательно занимая должности главного специалиста, начальника подотдела, заместителя начальника сводного отдела народнохозяйственного планирования. С 1991 по 1993 г. он работал начальником сводного комплекса Министерства экономики РФ. Редакция намерена продолжить публикацию материалов о методах работы органов управления экономикой в СССР.

В феврале 1921 г., т.е. 90 лет тому назад, в Советском Союзе был создан уникальный, какого еще не знало человеческое общество, государственный орган - Госплан СССР. Этот орган призван был построить новую социалистическую экономическую систему.

К моменту создания Госплана уже было практически разрушено общество, экономика которого, согласно Марксову учению, развивалось стихийно, направляемое, как говорил Адам Смит, невидимой рукой рынка, фабрики, заводы, земля и продукты на них произведенные наемными работниками присваивались небольшой кучкой собственников. Работник же был низведен до состояния обычного то-

© Иванов Е.А., 2010 г.

вара, продающего свою рабочую силу за зарплату, способную только поддерживать его способность к труду, в то время как основной объем создаваемого им прибавочного продукта забирает собственник. Такое распределение благ делит людей и страны на немногих богатых (золотой миллиард) и массу бедных.

Таким действительно был капитализм этого времени. И вот вместо этого несправедливого общества К. Маркс считал необходимым и возможным, а его российские последователи для этого и совершили революцию, построить новое общество, в котором развитие экономики определяется единым планом, ставящим разумные, общенародные, а не личные цели и намечающим меры по их достижению. В этой экономике все блага распределяются строго по труду, и разница в благосостоянии каждого зависит только от его способностей и трудового усердия, все средства производства и произведенный на них продукт и его стоимость принадлежат всем работникам, а государство забирает себе только часть, необходимую для выполнения своих функций (управление, оборона, правоохранение и т.д.). Поистине великая мечта. И воплотить ее в жизнь предстояло Госплану СССР.

Возникает вопрос - для чего сейчас вспоминать о том, что так до конца не осуществилось, хотя многое и было сделано, да и не только в нашей стране, но и перенято в странах, сохранивших у себя капиталистический уклад. Дело в том, что многие реальные экономические проблемы, по-прежнему как и раньше, стоят перед обществом. Решаются эти проблемы уже другим способом, но далеко не всегда достаточно полно. Подчас невольно возникает потребность активного государственного вмешательства в ход развития экономики. И стоит оглянуться и поискать полезное в прошлом. При этом важно не допускать прошлых ошибок и не наделать новых.

Госплан СССР был образован на базе Комиссии ГОЭЛРО, которая к этому времени завершила разработку плана электрификации страны и встала задача организовать его выполнение (впоследствии этот план действи-

тельно был успешно выполнен) в рамках общих народнохозяйственных планов. Была определена и основная задача Госплана -«разработка единого общегосударственного хозяйственного плана, способов и порядка его осуществления» (Директивы КПСС..., 1957, с. 203, 204). За десятилетия своего существования Госплан СССР претерпевал многие реорганизации и к 1980-м гг. численность его работников достигла порядка 3200 человек. В Госплане к этому времени было более 70 отделов (по нынешнему - департаментов), отраслевых (наибольшая группа), сводно-функциональных (например, капитальных вложений, финансов, материальных балансов, труда, внешней торговли и ряд других). На вершине этой пирамиды стоял сводный отдел народнохозяйственного планирования (в некоторые периоды он разделялся на два отдела - перспективного и годового и пятилетнего планирования). Руководство работой Госплана СССР осуществлялось председателем, его заместителями (их было до 15, в том числе четыре первых) и коллегией, в которую входили зампреды и начальники основных сводных и сводно-функциональных отделов (всего 22-25 человек). Коллегия собиралась практически каждую неделю.

Строго говоря, это был рабочий аппарат Госплана СССР. По-настоящему Госпланом СССР называлась Государственная плановая комиссия (часто его называли Большой Госплан). В нее входили руководство и Коллегия аппарата Госплана, министры основных министерств, председатели госпланов Союзных Республик, члены Президиума Академии наук, академики - руководители важнейших научных коллективов. В состав первой Государственной плановой комиссии вошли такие крупные ученые, как Г. Кржижановский, И. Александров, В. Вильямс, И. Губкин, Д. Прянишников, С. Струмилин, М. Шателен и др. (Шаги пятилеток, 1968, с. 27). Численность этой Комиссии могла достигать 70-80 человек, хотя в 20-х гг. она была гораздо меньше. Тогда она часто собиралась и решала многие оперативные вопросы. В 1970-1980 гг. эта комиссия

собиралась не более двух раз в год и рассматривала крупные стратегические проблемы.

При Госплане СССР еще действовала Государственная экспертная комиссия, пять научно-исследовательских институтов, высшие экономические курсы, вычислительный центр и редакция журнала «Плановое хозяйство». Так что весьма солидный орган.

Для того чтобы выполнить свою главную, еще никогда не ставящуюся перед человечеством задачу - разработку единого общегосударственного хозяйственного плана, Госплану СССР необходимо было выработать и соответствующий этой задаче метод. И такой метод был выработан, он применялся все годы существования Госплана СССР. Это балансовый метод. Он позволял выявить возможные ресурсы каждого вида продукта и сопоставить эти ресурсы с потребностями. В Госплане СССР к 1980-м гг. действовала широкая система материальных и стоимостных балансов. Больше всего было материальных, которые разрабатывались по широкому кругу продукции. Например, на девятую пятилетку было разработано материальных балансов по 235 видам промышленной и сельскохозяйственной продукции (Государственный., 1977, с. 13), примерно такое же количество материальных балансов разрабатывалось и в последующем. В этих балансах указываются ресурсы каждого вида продукции (производство, импорт, мобилизация остатков и прочие поступления) и их распределение (на производственно-эксплуатационные нужды, капитальное строительство, рыночный фонд, резерв, запасы).

Кажется, просто. Но это не так. Ведь надо было выявить действительные потребности множества потребителей данного продукта, убедиться в обоснованности заявленных потребностей с позиции народнохозяйственной необходимости. Также детально надо было определить возможные ресурсы и прежде всего производство. Вся эта работа базировалась на широкой статистической информации, в том числе на нормативах расходов, новых производствах и технологических процессах, вызывающих потребности, на балан-

сах производственных мощностей и степени их использования и т.д.

Главное же в этом методе - определение соответствия потребностей с ресурсами. Типичной ситуацией была нехватка ресурсов для удовлетворения всех потребностей. Вот здесь-то и выявлялись узкие места в экономике, имеющиеся диспропорции, искались пути их преодоления. При этом возникала необходимость определения приоритетов в удовлетворении тех или иных потребностей, а значит, и в развитии тех или иных видов производства. По сути, балансовый метод был методом планового, а не рыночно-стихийного установления народнохозяйственных пропорций.

Кроме материальных, разрабатывались общеэкономические и стоимостные балансы: баланс национального дохода, баланс финансовых ресурсов, баланс денежных доходов и расходов населения, баланс капитальных вложений, баланс валютных ресурсов, баланс труда и др. Общеэкономические, стоимостные и материальные балансы были тесно взаимоувязаны между собой. Тем самым достигалось единство по всем показателям народнохозяйственных планов.

Показатели, определенные в балансах принимались в качестве плановых заданий, доводимых до предприятий. По идее плановые задания, доведенные до одного предприятия, были сбалансированы с заданиями другого предприятия-поставщика. На основе этих балансов Госснаб СССР прикреплял поставщиков к потребителям, устанавливал поквартальные сроки поставок, т.е. осуществлялась цепочка снабжения.

Начиная с 1970-х гг. в Госплане СССР силами работающих при нем научных коллективов стала широко применятся модель межотраслевого баланса - МОБ (кстати, автор этой модели американский экономист В. Леонтьев до своей эмиграции работал в Госплане СССР и признавал потом, что его модель построена на базе госплановского балансового метода). МОБ использовался как предплановый документ, так как его показатели потом все равно требовали уточнения по конкретным произво-

дителям, потребителям и по районам. Но как предплановый документ, он на первых стадиях разработки плана ориентировал на необходимые пропорции.

В сбалансировании народного хозяйства были и объективные трудности, и крупные недостатки субъективного характера. Часто упрекают развитие экономики советского периода в избыточной доле в ней тяжелой и оборонной промышленности и явно недостаточных масштабах производства товаров и услуг для населения, что определяло низкий уровень его жизни. Да, это так, но это скорее беда, чем вина советского планирования. Ведь военная угроза никогда не исчезала в советской истории. Имея масштаб экономики, намного меньший, чем у наших потенциальных противников, мы вынуждены были обеспечивать военный паритет с ними. Не разоружаться же нам. Кстати, это беда не только советской экономики, но и нынешней российской, рыночной. При резком спаде некоторых отраслей тяжелой промышленности, и прежде всего машиностроения, за последние почти два десятилетия так и не удалось развить отрасли, производящие товары для населения, до уровня, удовлетворяющнго потребности розничного рынка. Ведь сейчас этот рынок более чем на 40% насыщается импортом. А на это нужна валюта. Валюта нужна и на импорт машин и оборудования, производство которых резко снизилось. А валюту можно получить только за счет экспорта нефти, газа, металла. Вот и получили топливно-сырьевую деформированную структуру. И вынужденность такой структуры во многом определяется необходимостью приоритетного развития оборонной промышленности. От этого ни Советский Союз не мог уйти, не может и новая Россия.

Еще один серьезный упрек советскому планированию и в частности балансовому методу - это постоянный дефицит всего - от угля до телевизоров и продовольствия. Это справедливый упрек. Конечно, можно пытаться оправдать это тем, что нашей стране историей было отведен очень малый срок, чтобы нарастить масштабы экономики до размеров, хоть

как-то сопоставимых с развитыми странами. Мы все время спешили и подгоняли экономику так называемыми напряженными планами. Когда в материальных балансах ресурсы не обеспечивали потребности, то уменьшали не потребности, а нормы, обосновывая это техническим прогрессом. Следует признать, что здесь было много и произвола. Вот и создавался дефицит, хотя в конце концов предприятия, хотя и с перебоями. обеспечивались необходимым сырьем, материалами и комплектующими и не простаивали, а население не голодало и хотя с трудом, но «доставало» непродовольственные товары.

Кстати, сейчас, казалось бы, дефицита нет. Были бы деньги и можно купить все, что надо. Но вот денег-то как раз часто и нет, ни у предприятий, ни у населения. Раньше у людей была хоть маленькая, но твердая зарплата, но не было товара, который можно было бы купить на эту зарплату. Сейчас полки магазинов полны, но у многих нет денег, чтобы это купить. Также и у предприятий. Все годы рыночного развития был острый дефицит только одного ресурса, но какого - денег.

Несмотря на эти и другие недостатки централизованного плана, о которых речь будет идти ниже, крупных проколов в сбалансировании экономики все же не было. Предприятия работали, люди жили. Все было трудно, но эти трудности преодолевались.

Проблема сбалансированности существует и сейчас, и далеко не всегда эта проблема решается должным образом рынком. Приведем один пример. В 1993 г. перед Минэкономики РФ правительством была поставлена задача - ради обеспечения сбалансированности бюджета существенно снизить бюджетные инвестиции. Была проведена работа по уменьшению инвестиций, выделяемых на стройки, - как на новые, так и на уже ведущиеся. Было практически заморожено в том числе и финансирование Бурейской и Бо-гучанской ГЭС. Тогда в Минэкономики раздавались голоса о том, что надо разработать перспективные балансы электрификации по Забайкалью, Приморью и Сибири и прини-

мать решение в зависимости от того, что покажут эти балансы. К этому не прислушались. В результате Приморье года три страшно замерзало. Тоже и с Богучанской ГЭС. Ведь одной из причин аварии на Саяно-Шушинской ГЭС была ее перегрузка. Если бы в это время уже частично работала Бугучанская ГЭС, то часть этой перегрузки она взяла бы на себя и, может быть, не было бы трагедии. Балансы разрабатывать обязательно надо. Другое дело, что государственное влияние на достижение сбалансированности может осуществляться не через плановые задания, а другими, рыночными методами, например через госзаказ.

Да и такие проблемы современной российской экономики. как ее рабская зависимость от импорта машин и оборудования и товаров потребления и экспорта нефти и газа, практически потеря ряда отраслей машиностроения и попытка осуществить модернизацию экономики на базе импорта - все это проявления несбалансированности. Балансовая служба в Минэкономразвития РФ должна быть существенно усилена.

Были выработаны в Госплане СССР и постоянно совершенствовались организация и организационные процедуры планирования. Это крайне важный элемент, во многом определяющий успешность народнохозяйственного планирования и вовлекающий в этот процесс огромные массы специалистов. Ведь в разработке народнохозяйственных планов принимали участие практически все предприятия страны, которые представляли свои предложения в соответствующие министерства, а те - в Госплан СССР. Но этому предшествовала большая работа Правительства СССР и Госплана СССР.

Организационная схема разработки планов было следующей. Правительство принимало постановление о подготовке и сроках разработки плана, в котором подробно устанавливались взаимоотношения в этом процессе всех органов исполнительной власти (союзных и республиканских) между собой и с Госпланом СССР. Правительство СССР и Госплан СССР формировали главные цели в

развитии экономики в предстоящем периоде в принципиальном виде. Госплан СССР облекал эти цели в конкретные контрольные цифры, которые доводились до министерств, союзных республик и всех предприятий. Эти контрольные цифры ориентировали министерства, союзные республики и предприятия на достижение определенных, сбалансированных объемов производства, капитального строительства, технического уровня. При пятилетнем планировании эти контрольные цифры разрабатывались в форме таких важных политических документов, как Директивы или (в разные периоды) Основные направления пятилетнего плана, которые в виде проектов выносились на всенародное обсуждение. Предложения, высказанные в ходе этого обсуждения, в печати или на собраниях коллективов предприятий и организаций, тщательно изучались в Госплане СССР, и многие из них учитывались. После этого эти документы выносились на обсуждение очередного съезда КПСС, принимались и уж тогда доводились до министерств, союзных республик и предприятий, которые на их основе разрабатывали развернутые планы. Сейчас с современных позиций эта схема выглядит излишне забюрократизированной и формализованной. Это действительно так, особенно в связи с необходимостью партийного утверждения и обсуждения на собраниях коллективов. Но тогда была такая политическая система, которая этого требовала. Но тем не менее и сейчас необходимо установление четких взаимоотношений между министерствами, субъектами Федерации и Минэкономразвития РФ в ходе определения параметров предстоящего периода, а параметры долгосрочного периода было бы весьма полезно вынести на широкое обсуждение так же, например, как обсуждался проект закона о полиции.

Госплан СССР разрабатывал также и методическое обеспечение разработки планов. Ведь предложения к плану, поступающие в Госплан СССР от министерств и союзных республик, должны быть по перечню показателей, методам их расчета идентичными. Только тогда на их основе может быть разработан единый

народнохозяйственный план. Госпланом СССР были разработаны Методические указания к составлению Государственного плана развития народного хозяйства, которые предназначались и для текущих, и для перспективных планов. Это толстая, более чем в 1000 страниц убористого шрифта книга (из-за красного переплета госплановцы называли ее «красный кирпич»). Эти методические указания каждые пять лет (к моменту разработки очередного пятилетнего плана) уточнялись, дополнялись и переиздавались. Кроме того, перед разработкой каждого годового и пятилетнего плана Госплан СССР подготавливал формы и показатели, обеспечивающие идентичность всех материалов.

После представления в Госплан СССР предложений к плану с мест начиналась самая трудная и ответственная часть госплановской работы. Ведь эти предложения представляют собой интересы различных отраслей, регионов, социальных групп. Эти интересы конкурировали между собой, противоречили друг другу. И задачей Госплана СССР было найти оптимальный баланс в удовлетворении всех этих интересов. Возьмем, например, один из наиболее простых для этого времени узлов интересов. Так, в Госплан СССР в отдел внешней торговли поступает предложение к плану Минвнешторга СССР по балансу валюты и объемам импорта и экспорта, основанное на представлении о внешнеторговой ситуации и ценах на мировых рынках и интересах Минвнешторга и огромной массы торговых работников торговых представителей во всех странах мира. А затем в тот же отдел по внешней торговле поступают заявки отраслевых отделов Госплана СССР на импорт и экспорт, основанные на предложениях с мест, которые, конечно, совсем не сходятся с предложениями Минвнешторга. Но есть еще общегосударственные интересы по развитию отдельных отраслей, созданию резервов (в том числе мобилизационных) и запасов и т.д., которые выражает сводный отдел материальных балансов и которые расходятся с предшествующими. Надо учитывать и баланс финансовых ресурсов, который включает в себя и потреб-

ность в валюте на общегосударственные нужды. Интересы этого баланса представляет отдел финансов Госплана. И начинается пошаговое, показатель за показателем, взаимное доказывание и согласование с привлечением уже сводного отдела народнохозяйственного плана и руководства Госплана СССР.

В этой работе очень важной функцией Госплана СССР была функция нахождения оптимального баланса в удовлетворении различных экономических интересов. Формирующиеся снизу эти интересы воплощались в лоббистские (в хорошем смысле) интересы министерств и союзных республик. У каждого был свой интерес, даже у такого, кажется макроэкономического министерства, как Минфин СССР. Он отвечал за сбалансированность госбюджета, и его лоббистским интересом была его бездефицитность. И только одно ведомство не имело своего собственного интереса - Госплан СССР, интерес которого был национальным интересом. В процессе разработки плана наиболее непреодолимые споры были именно между Минфином и Госпланом. Минфин всегда настаивал на необходимости уменьшения бюджетных расходов, особенно инвестиций, а Госплан доказывал необходимость осуществления тех или иных затрат. Эти споры на 85-90% разрешались взаимными доказательствами, но частично разрешались только правительством. Эта проблема существует и сейчас. Она даже более остра, чем раньше, так как сейчас баланс между потребностью финансирования экономики и финансовыми ресурсами является наиболее важным балансом, в значительной мере определяющим успешное социально-экономическое развитие страны. Нет своего узковедомственного, лоббистского интереса только у одного ведомства - у Минэкономразвития. От того, как настойчиво Минэкономразвития может противостоять лоббистским интересам всех других ведомств, в том числе и Минфина, во многом зависит формирование правительственной бюджетной политики.

Характерен здесь пример параметров федерального бюджета на 2011 г. и плановый

период 2012-2013 гг. Логика определения этих параметров полностью отвечала лоббистским интересам Минфина РФ. Сначала определили на основе прогнозной плановой базы и системы налогов доходную часть бюджета. Затем стали решать задачу снижения дефицита бюджета к 2013 г. до 2,9% к ВВП. Из этих двух параметров чисто арифметически выводится третий - объем расходов бюджета. В результате в реальном выражении расходы бюджета в 2011-2012 гг. абсолютно снижаются, а в 2013 г. растут на чисто символическую величину - меньше чем на 3%. Это обрекает экономику на постоянный и очень острый финансовый голод, недофинансирование ряда модернизационно-инновационных проектов.

В советское время Госплан СССР находил оптимальный баланс между интересом финансистов в минимизации расходов бюджета, причем во многом обоснованным, и тоже достаточно обоснованными интересами министерств и регионов в максимально полном финансировании их нужд в производстве, строительстве и социальной сфере. При этом искались возможности как увеличения доходов бюджета, так и более эффективного их использования. И здесь также часто допускались пережимы, давления на все ведомства, что делало план, как тогда говорили, «напряженным», а подчас это означало нереальным.

Сбалансированный таким образом по всем разделам и показателям план утверждался правительством, затем Верховным Советом СССР, и после этого его показатели доводились до министерств, союзных республик и до каждого предприятия в качестве директивных заданий. Непререкаемым был популярный тогда лозунг: «План - закон для предприятий».

Вот здесь надо остановиться на главных пороках той системы централизованного планирования, которая установилась в СССР. Это, во-первых, рабская, можно сказать религиозная, вера в силу плановых заданий, фетишизация их значения. От системы выполнения объемных заданий плана зависела жизнь каждого производственного коллектива - от знамен и приглашения руководителей в президиум

партхозактива до премий и выделения квартир. А если план не выполнен, то всего этого нет, а наоборот, грозят наказаниями вплоть до самого страшного - исключения из КПСС. Все это создавало постоянное напряжение, стрессовые ситуации на производстве, а главное -создавало подмену целей. Целью коллектива каждого предприятия было не инновационная деятельность, не повышение качества продукции и эффективности производства, а прежде всего выполнение объемных заданий плана.

Другим крупным недостатком советского планирования было то, что задания плана охватывали полностью всю деятельность предприятия, не оставляя ему ни малейшей самостоятельности. Возьмем те же инновации. Надо сказать, что профессиональный уровень советских инженеров и стремление каждого из них к инновационной деятельности и изобретательству был крайне велик. Поток инноваций и изобретений, причем часто действительно ценных, был колоссальный. Но их внедрение было ничтожным, так как оно отвлекало силы и средства от главного -выполнения плановых заданий, хотя в плане были и задания по научно-техническому прогрессу. Но они не были основными.

И надо сказать, что в работе Госплана СССР всегда большое место занимал учет в народнохозяйственных планах достижений научно-технического прогресса, что выражалось в формировании плановых заданий по техническому перевооружению и реконструкции предприятий, по объемам производства новой техники и др. Эти задания формировались на основе разрабатываемой Академией наук СССР Комплексной программы научно-технического прогресса на 20 лет (Подробнее о планировании НТП, 2004, т. 2, с. 324-349). Вместе с тем именно в планировании НТП в наибольшей мере проявились недостатки действовавшей системы планирования. Это прежде всего система контроля за выполнением плана, когда основным критерием его выполнения признавались объемные показатели по выпуску продукции, а не показатели НТП. Не способствовали развитию НТП и охват задани-

ями всей деятельности предприятий, не оставлявший им возможности для маневра, а также сильный идеологический пресс, часто обозначавший новые научные направления прислужниками буржуазии (например, кибернетика, бионика и др.). В результате всех этих факторов и госплановские задания по НТП были далеко не прогрессивными, а предприятия не были заинтересованы в выполнение этих заданий. Тем более предприятиям не было выгодно заниматься инновациями, что, как сказано выше, отвлекало силы и средства от выполнения заданий по объемам производства. В результате многие действительно передовые направления НТП в СССР были полностью утрачены.

Поэтому понятны и справедливы были насмешки реформаторов в конце 1980-х гг. и начале 1990-х гг. над весьма распространенным в советское время словосочетанием «внедрение достижений научно-технического прогресса». Ожидали, что в рыночных условиях предприятия будут буквально гоняться за инновациями и их не нужно будет «внедрять». Не дождались. Пришлось государству взять решение этой проблемы в свои руки. Главное, чтобы усилия государства не ограничились призывами, которые надо трансформировать прежде всего в финансовые и законодательные действия.

Именно на преодоление этого недостатка и была направлена косыгинская реформа. Госплан СССР принимал весьма активное участие в ее осуществлении. Но она не была удачной. Председатель Госплана СССР Н.К. Байбаков, беря часть вины за это и на себя, писал потом, что одной из причин этого было то, что неправильно был решен вопрос о разграничении функций центральной власти и мест. В результате средства, составляющие доходную часть государственного бюджета, ушли на предприятия, а расходы остались за государством. Возникли трудности со сбалансированием бюджетов 1967-1968 гг. Пришлось пойти на заимствование средств для покрытия расходов госбюджета из фондов предприятий. Предприятия же, получив право свободно маневрировать оставляемыми теперь у них средствами, допустили опережающий рост зарплат

по сравнению с ростом производительности труда (Байбаков, 1993, с. 57).

Конечно, и сама реформа не была достаточно последовательной и решительной. Она не устранила фетишизацию плановых объемных заданий, «напряженности» планов и т.д. Да и партийные органы как-то с холодком к ней отнеслись. Они не возглавили ее реализацию, а без этого в той политической системе ничего серьезного произойти не могло. Остался пресс на достижение запланированных объемов и темпов роста производства.

Сейчас плана нет. Есть прогноз, позиционируемый как простое предвидение. Однако в составе прогноза социально-экономического развития страны имеются части, которые носят совсем не прогнозный, а скорее плановый характер. Это прежде всего федеральные целевые программы, госзаказ, приоритетные национальные проекты, да и планы развития госкорпораций и корпораций с крупным пакетом государственных акций. Видимо, стоит задача придания этим документам действительно планового характера. И неважно, что в их реализации принимает участие бизнес, который вроде бы не подвержен государственному планированию. Да, государство не может административными мерами заставить бизнес участвовать в реализации ФЦП или взять на себя выполнение госзаказа. Оно может лишь предложить в этом участвовать, а бизнесу уже самому решать, принять это предложение или нет. Но если бизнес предложение принял, то это означает, что он взял на себя определенные обязательства, в том числе и своими мощностями, и своим капиталом, и должен эти обязательства строго выполнять как по объемам, так и по срокам. Невыполнение этих обязательств должно повлечь строгие санкции, но тоже рыночного характера: крупные штрафы, неустойки, отказ в налоговых льготах, а в особых случаях и отзыв лицензий или национализация.

Видимо, и в так называемом прогнозе эта плановая часть должна по всем показателям быть выделена в отдельный раздел с выделением заданий по исполнителям, указанием сроков исполнения и ответственных.

Может быть, в этом случае удалось бы придать социально-экономическому развитию целенаправленный характер, отражающий государственные интересы, с полным преодолением недостатков советского централизованного планирования - административного навязывания предприятиям плановых заданий, их фетишизация и охват ими всей деятельности предприятия или фирмы. Но для этого нужен уже несколько иной по сравнению с существующим Минэкономразвития экономический орган, с несколько иными функциями и процедурами разработки такого документа, с иным порядком взаимодействия с другими органами исполнительной власти.

В период демонтажа централизованной плановой системы много писалось и говорилось о том, что практически ни одна пятилетка не было выполнена. Если формально сравнить основные показатели фактического социально-экономического развития с пятилетними плановыми заданиями, то в большинстве случаев это действительно так. Однако, что считать выполнением или невыполнением пятилетки. Вообще возникает вопрос: как следует оценивать удачность (или неудачность) того или иного периода.

Здесь было два критерия. Первый - это сравнение с предыдущим периодом. Если в данном периоде важнейшие параметры экономического развития страны, и прежде всего темпы роста, были лучше, чем в предыдущем, то вроде бы можно с полным основанием считать, что данный период был удачным. Но все это не так просто. Ни один параметр не может из периода в период иметь позитивную динамику. Период ускорения неизбежно сменяется периодом замедления. И это совсем не означает ухудшения экономической ситуации.

В госплановские времена чаще использовался другой критерий - степень выполнения плановых заданий. Это кажется просто: сравни план и факт и все. Но и здесь все не так просто. Дело в том, что в плане содержится множество плановых заданий. Во-первых, это основные показатели в целом по стране. Их за последние пятилетки было 150-160. Да-

лее такие же основные показатели по 15 союзным республикам. Это 2250-2550 показателей. В-третьих, адресный ведомственный план по СССР, т.е. план, но примерно 30-40 (в разные периоды) министерствам. Это еще 5000-7000 показателей. Затем адресный ведомственный план по каждой союзной республике - 80-90 тыс. показателей. Но еще ведь в адресных планах многие задания по выпуску продукции детализировались по видам. Некоторые показатели планировались еще по экономическим районам. Так что план насчитывал 100-120 тыс. показателей (Экономическая история..., 2007, с. 75). Конечно, было бы неразумно судить о степени выполнения плана по такой массе показателей.

Но не так просто судить о выполнении плана по выполнению 150-160 основных показателей, хотя это действительно важнейшие показатели, определяющие облик экономики. Опять встает вопрос: означает ли, что пятилетний план не выполнен, если из 150-160 показателей не выполнен один? Конечно, нет. А если 5, 10, 30? Да еще надо решить, какие из этих 150160 показателей важнее. Ведь какой-то один показатель может быть важнее десяти других.

Было бы наивным претендовать на то, чтобы фактические параметры социально-экономического развития страны копейка в копейку сходились с определенными Госпланом СССР плановыми заданиями. Любой план, а особенно пятилетний, всегда содержал в себе ряд элементов неопределенности (погодные условия, внешнеэкономическая ситуация, вновь возникшие потребности и открытия и т.д.). На деле существовала возможность возникновения многих объективных обстоятельств, не поддающихся не только влиянию государства, но и прогнозированию с абсолютной точностью. Поэтому отчетные данные практически по всем показателям отклонялись от плановых в ту или иную сторону. Отклонение в определенных пределах в сторону уменьшения против плановых задний еще не дает оснований говорить о невыполнении плана в целом, как впрочем, и отклонение в сторону превышения - о его перевыполнении.

Применительно к народнохозяйственному плану в целом по стране правомерным было бы считать, что план выполнен, если выполнена, пусть не по каждому конкретному показателю, главная хозяйственно-политическая задача, поставленная на данный период. Эта задача ставилась политическим руководством страны и Госпланом СССР воплощалась в систему конкретных балансов и плановых заданий. Эта хозяйственно-политическая задача в ряде случаев формировались с достаточной четкостью и определенностью, а часто, особенно в период после пятой-шестой пятилеток, в достаточно расплывчатой форме. Но и в каждом случае, как правило, имелась внутренняя цель, определяющая облик экономики.

Если подходить к оценке выполнения планов по числу выполненных и невыполненных плановых заданий, то действительно большинство пятилеток следовало бы признать невыполненными. О причинах этого говорилось выше. Это постоянное стремление как можно быстрее нарастить масштабы экономики. И это стремление в общем-то было оправдано. Но оно приводило к разработке так называемых напряженных плановых заданий, выполнение которых оказывалась нереальным. Надо сказать, что Госплан СССР в этом отношении испытывал сильное давление политического руководства страной, которые требовало более высоких темпов развития, чем это было объективно возможно. Госплан СССР, как правило, сопротивлялся этому, но явно не достаточно решительно, да и то часто обвинялся в неспособности изыскать резервы роста.

Но если выполнение планов оценивать по решению главных хозяйственно-политических задач, то многие пятилетки были явно выполнены. Сейчас многие эти задачи получают подчас резко отрицательную и во многом оправданную политическую оценку, например задача коллективизации. Но эта задача была поставлена. План был разработан с ориентацией на ее выполнение. И она была выполнена, хотя подавляющее большинство конкретных плановых заданий было не выполнено. Политическое руководство страны имело все основания

объявить, что пятилетка выполнена. Это в равной мере относится к пятилеткам и индустриализации и послевоенного восстановления. Их тоже мы вправе считать выполненными, независимо от сравнения фактических параметров социально-экономического развития страны и плановых заданий. Индустриализация страны была осуществлена в небывало короткий исторический период, и за пять лет послевоенной пятилетки экономика СССР была действительно восстановлена.

Однако такой подход к оценке выполнения плана был неприменим для предприятий. Здесь все решало выполнение и невыполнение конкретных заданий. Но ведь и на предприятиях могли возникнуть не зависящие от них обстоятельства, помешавшие выполнению плана. Госплан СССР часто шел в таких случаях на корректировку планов. В декабре каждого года Госплан СССР был полон пришлым народом. Это ходоки от министерств, союзных республик, отдельных предприятий, которые приехали доказать, что план им на заканчивающийся год следует скорректировать (т.е. снизить), так как были не зависящие от них обстоятельства, стихийные аномалии, аварии, недопоставки по импорту или от отечественных поставщиков и др.

Госплановцы часто называли этих ходоков «декабристами». В Госплане СССР тщательно рассматривали ситуацию, сложившуюся на предприятии: действительно ли не было возможности выполнить план из-за объективных обстоятельств или предприятия не приняли должных мер, и корректировали план или отказывали в этом.

И все же одна пятилетка была явно выполнена как по реализации главной задачи, так и по подавляющему количеству конкретных плановых заданий. Это восьмая пятилетка (1966-1970 гг.).

Рассмотрим ход разработки и выполнения этой пятилетки и следующей за ней более подробно. Это достаточно полно будет характеризовать работу Госплана СССР. Приведем ход выполнения заданий этой пятилетки по самым важным макроэкономическим пока-

зателям, которые содержались в директивах XXIII съезда КПСС по восьмому пятилетнему плану (см. таблицу)

Приведенные в таблице показатели действительно самые главные. Итак, из девяти приведенных показателей по восьми фактические темпы прироста в восьмойй пятилетке были выше, чем в предыдущей, и по семи -выше или равны плановым. Но и по тем двум показателям, по которым формально было невыполнение, выполнение составило 97-98%. Такое сильное приближение к заданиям на пятилетний период, безусловно, можно оценить как выполнение.

Но дело даже не в этом формальном сопоставлении плановых и фактических показателей, а в выполнении главной хозяйственно-политической задачи пятилетки. В директивах XXIII съезда КПСС по восьмому пятилетнему плану сказано, что главная экономическая задача пятилетки - на основе всемерного использования достижений науки и техники, индустриального развития всего общественного производства, повышения его эффективности и производительности труда обеспечить дальнейший значительный рост промышленности, высокие устойчивые темпы развития сельского хозяйства и благодаря этому добиваться существенного подъема уровня жизни народа, более полного удовлетворения материальных и культурных потребностей всех советских людей.

Конечно, в этой весьма общей, пригодной почти для любого периода формулировке потерялись те конкретные, специфические именно для этого периода задачи. Но и они проглядывают в этой формулировке. Это прежде всего главная цель, ради которой идет развитие экономики - уровень жизни народа. Это главный фактор экономического роста -технический прогресс, эффективность, производительность труда и высокие темпы развития, особенно сельского хозяйства.

И эти задачи четко отражены в приведенных в таблице как плановых заданиях, так и в фактических параметрах. Это резкое изменение пропорции между группами А и Б промышленности в пользу группы Б, это очень

сильное ускорение роста сельского хозяйства, производительности труда и особенно реальных доходов населения. Все ставилось как главная хозяйственно-политическая задача, воплощенная Госпланом СССР в конкретные плановые задания, и достигнуто в ходе выполнения пятилетнего плана.

Выполнение этих задач прослеживается и на примере более частных, хотя и весьма важных показателей.

Так, опора на технический прогресс может быть проиллюстрирована следующим примером. Темпы прироста машиностроения были запланированы в размере 11,2% в среднем за год, т.е. значительно более высокие по сравнению со всей промышленностью. Практически среднегодовой прирост составил 11,7%. Производство проката черных металлов в целом выросло в 1,3 раза, а проката из низколегированных сталей - в 1,7 раза, проката с упрочняющей термической обработкой -в 1,8 раза, гнутых профилей - в 1,9 раза и т.д. (Плановое хозяйство, 1989, с. 49).

Конечно, и в производстве конкретных видов продукции в натуральном выражении были случаи и выполнения, и невыполнения плановых заданий. Наверное, бессмысленно

давать оценку выполнения плана путем подсчета: по скольким видам продукции план выполнен, а по каким нет. Важно выявить здесь главные тенденции. И они показывают, что четко проведен курс на первоочередное решение проблем потребления. Именно в выпуске предметов потребления было наибольшее число случаев выполнения плановых заданий. Были выполнены или перевыполнены задания по производству обуви, мяса, цельномолочной продукции, сахара, радиоприемников, мебели. Весьма близкими к заданному, т.е. тоже практически выполненными, были выпуск тканей, улов рыбы, производство растительного масла, телевизоров. В 2,5 раза возросло производство холодильников.

Но была еще одна крайне важная для этого периода, но казалось бы отраслевая задача, не вошедшая поэтому в формулировку главной экономической задачи. Это развитие нового мощного западносибирского нефтегазового региона, обеспечивающего топливом не только внутренние потребности, но и экспорт, и приток валюты, необходимой для импорта и развития отечественного производства предметов потребления. И эта задача была в полной мере выполнена. Мы до сих

Таблица

Среднегодовые темпы прироста основных макроэкономических показателей социально-экономического развития СССР за 1961-1970 гг.

1961-1965 гг. (отчет) 1966-1970 гг.

Показатель По директивам XXIII Съезда КПСС Отчет

Национальный доход, используемый на потребление и накопление 5,9 6,7-7,1 7,1

Продукция промышленности 8,6 8,0-8,4 8,5

В том числе:

Производство средств производства (группа А) 9,6 8,3-8,7 8,6

Производство предметов потребления (группа Б) 6,3 7,4-7,9 8,3

Валовая продукция сельского хозяйства 2,3 4,6 4,2

Капитальные вложения (по сумме 5 лет) 45,1 47,0 42,6

Производительность труда 4,6 5,8-6,2 5,8

Реальные доходы на душу населения 3,8 5,4 5,9

Розничный товарооборот 6,0 7,0 8,2

Источники: (Народное хозяйство., 1966, с. 61, 593; 1971, с. 58; Директивы XXIII съезда., 1966, с. 9-11, 16, 18, 30, 41, 43).

пор пользуемся тем, что сделано в восьмой пятилетке.

Общепризнано, что восьмая пятилетка была наиболее удачной, как при формальном сравнении выполнения плановых заданий, так и - это главное - в реализации главных экономических задач. Население быстро почувствовало это и на своих доходах, и на полках магазинов. Появились многие отечественные и импортные товары.

Невольно возникает вопрос: почему эта пятилетка была такой удачной? Что изменилось в управлении экономикой и планировании? И почему эти успехи не распространились на последующие периоды?

Причиной успешного социально-экономического развития СССР в восьмой пятилетке часто называлось осуществление в этот период косыгинской экономической реформы. Но это не так. Наибольший подъем экономики проявился в первые два года пятилетки (19661967 гг.), когда воздействие реформы практически еще не могло ощущаться. Да, реформа и не затронула глубинные пласты экономических отношений и в основном сохранила административное давление на предприятия.

Вот здесь самое время сказать, что в условиях централизованного, весьма жесткого планирования успешность социально-экономического развития в значительной мере зависит от качества самого плана. Ведь в принципе невозможно осуществление плановых пропорций, если последние нереальны и не обоснованы, не отвечают действительным потребностям и возможностям, не опираются на объективные возможности в народном хозяйстве. А так в ряде случаев и бывало.

Дело в том, что Госплан СССР при разработке планов всегда в большей или меньшей степени испытывал давление политического руководства страны, требовавшего, чтобы разрабатываемые планы подтверждали и обосновывали определенные политические требования, а подчас и амбиции. Конечно, общие, принципиальные политические задачи должно ставить политическое руководство страны совместно с правительством и его

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

главным экономическим органом. И Госплан СССР как государственный орган должен был трансформировать эту задачу в народнохозяйственный план огромной системой сбалансированных плановых заданий. Но когда, а это часто случалось, политическое руководство вклинивалось в формирование конкретных пропорций, темпов роста отдельных отраслей, распределение инвестиций и т.д., то формируется несбалансированный план, который только мешает нормальному развитию экономики. Это давление было как никогда сильно в самом начале разработки восьмого пятилетнего плана.

Процесс разработки этого плана начинался крайне непросто. Вспоминается (автор с 1963 по 1991 г. работал на разных должностях в сводном отделе народнохозяйственного планирования Госплана СССР, а в 1992-1993 гг. -в Минэкономики РФ) весьма напряженная атмосфера, сложившаяся в Госплане СССР в конце 1963 г. и в первой половине 1964 г., когда работа над планом на 1966-1970 гг. уже началась. Прошло совсем немного времени после XXII съезда КПСС, принявшего программу партии с указанием конкретных экономических показателей, в том числе и на 1970 г. -последний год восьмой пятилетки. Госплан СССР был против включения в программу партии этих цифр и со многими из них был не согласен и по существу, за что был подвергнут Н.С. Хрущевым резкой критике. Но тем не менее они были приняты, стали элементом программы партии. Пропагандистская работа в стране в значительной мере основывалась на этих цифрах, они многократно повторялись, тиражировались на многочисленных плакатах, что делало их привычными и незыблемыми. Политическое руководство страны не допускало и мысли о какой-то их корректировке. (Человеку, не жившему в то время, не понять степени обожествления всех положений и цифр программы партии, о сомнении в которых нельзя было даже заикнуться.) В то же время Госплан СССР в своих профессиональных расчетах явнее не выходил на провозглашенные программные задачи.

Кроме того, в конце 1950-х - начале 1960-х гг. было принято много решений по развитию отдельных отраслей, как это часто бывало и в последующие периоды, без увязки с реальными ресурсами. Госплан СССР при разработке восьмого пятилетнего плана был связан этими решениями, которые надо было втиснуть в народнохозяйственные пропорции, сбалансировать и при этом выйти на программные задания 1970 г. Даже при весьма заметном насилии над народнохозяйственными пропорциями это было невозможно. Ситуация выглядела довольно безысходной.

Но в октябре 1964 г. был снят Н.С. Хрущев, пришло новое политическое руководство, в Госплан СССР был возвращен Н.К. Байбаков. Автор этой статьи помнит, сколько расчетов сделано в обоснование невозможности выхода к 1970 г. на задания программы КПСС и выполнении всех ранее принятых решений по развитию отдельных отраслей. С этим обоснованием председатель Госплана СССР пошел к новому главе Правительства - А.Н. Косыгину - и вернулся от него радостный, с горящими глазами. Он получил такой нужный для плановиков ответ, что совсем не обязательно выходить на программные задания и выполнять какие-либо ранее принятые решения. Ставилась задача составить реальный план, который опирался бы на реальные ресурсы и был бы сбалансирован. У плановиков оказались развязанными руки, началась разработка плана, как тогда говорили в Госплане СССР, «с чистого листа».

Освобождение плановиков от давления сверху было подтверждено и заявлено как основополагающий принцип планирования А.Н. Косыгиным на заседании Госплана СССР 19 марта 1965 г. Приведем цитату из этого выступления: «В прошлом при составлении семилетнего плана и годовых планов нередко давались сверху рекомендации, носившие субъективистский характер и зачастую противоречащие основным требованиям экономических законов социализма. Мы должны полностью освободиться от этих субъективистских тенденций в планировании, освободиться от

всего того, что связывало плановых работников и вынуждало их составлять план не так, как этого требовали интересы народного хозяйства» (Плановое хозяйство, 1965, с. 3-5).

Плановики получили редкую возможность при разработке пятилетки реально опереться на объективные закономерности расширенного воспроизводства, материальные условия, потребности и резервы народного хозяйства, обоснованно решать важнейшую и труднейшую задачу планирования - согласование ставящихся целей и их ресурсного обеспечения. Поэтому и разработанные, надежно и без напряжения сбалансированные задания восьмой пятилетки, весь плановый механизм не давили на экономику и на предприятия, а напротив, помогали полнее проявиться закономерным тенденциям. На предприятиях это находило выражение в более регулярных, без перебоев поставках материалов, комплектующих, в отсутствии авралов, в возможности спокойно работать и выполнять реальный план.

Вместе с тем было бы наивным считать, что в этот период были преодолены все недостатки в функционировании экономики. Не оправдались надежды, что экономическая реформа создаст мотивацию к труду и инновациям. Продолжалось навязывание предприятиям сверху плановых заданий, хотя они и были лучше сбалансированными и более реальными. Предприятия так и остались просителями средств для развития. И все же эти недостатки советской централизованной системы планирования явно ослабили свое негативное давление на предприятия.

У читателя может возникнуть вопрос: не упрощает ли автор, стараясь представить Госплан СССР в выгодном свете. Ведь на характер экономического развития действует множество факторов, и нельзя успехи восьмой пятилетки сводить только к одному. Множество факторов, хотя и по-разному, действовали всегда, но только в восьмой пятилетке удалось правильно все их учесть в плане. Что касается стремления обелить Госплан СССР, то выше много и достаточно откровенно сказано о недостатках и пороках советского пла-

нирования. Госплан СССР был плоть от плоти тогдашнего политического стро, и другим он быть не мог. Но и при этом специалисты профессионалы и не только в Госплане СССР, а во всех органах власти оставались профессионалами и, если им не мешали, делали свою работу хорошо. Вот восьмая пятилетка была разработана профессионально, а потому и хорошо выполнена.

К сожалению, этого не случилось в девятой и десятой пятилетках. Приступая к разработке девятого пятилетнего плана, плановики ясно видели, что достигнутые в восьмой пятилетке высокие темпы и новые пропорции нельзя механически переносить на будущее, как бы заманчиво это ни было. Было совершенно нереально требовать, чтобы рывок в темпах роста производства предметов потребления и уровня жизни населения, достигнутый в восьмом пятилетии, был повторен в девятом. Надо было перераспределить ресурсы из отраслей, продукция которых представляет собой элементы текущего производственного и непроизводственного потребления, в отрасли, производящие инвестиционную продукцию и прежде всего определяющие технический прогресс. Тем более что в мире в это время бурными темпами развивается, например, компьютеризация. Крупные преобразования во многих странах осуществлялись в сельском хозяйстве, что получило название «зеленая революция». Все это требовало формирования в СССР новой модели экономического управления.

Вот как через много лет вспоминал об этом Н.К. Байбаков: «.Было бы желательно сбавлять темпы промышленного производства в предстоящей - девятой. Она могла бы стать "санитарной", т.е. периодом структурной перестройки, с тем, чтобы создать условия для реального опережения производства продукции в группе Б». И далее: «... однако длительное отставание темпов роста производства средств производства от общих темпов промышленности могло нанести ущерб интересам научно-технического прогресса и экономике в целом» (Байбаков, 1993, с. 117).

Однако политическое руководство страны и слышать об этом не хотело. Оно повело себя совсем не так, как пять лет тому назад, активно вмешавшись в разработку девятого пятилетнего плана, не давая возможность направить уже полученные нефтяные деньги на научно-технические цели. Окрыленное успехами восьмой пятилетки, политическое руководство уверилось в незыблемости ее темпов и пропорций и настаивало на их сохранении в девятой пятилетке.

Госплан СССР не смог достаточно решительно противостоять этому. В результате на девятую пятилетку были предусмотрены по большинству важнейших показателей темпы роста, либо равные заданиям восьмого пятилетнего плана, либо близкие к ним. А главное - в плане было предусмотрено опережение темпов роста группы Б промышленности.

Разработка такого плана проходила особенно трудно, так как насильно закладываемые в план пропорции противоречили реальным возможностям и потребностям экономики. Приходилось применять «силовые» приемы к министерствам и союзным республикам, чтобы заставить их принять крайне напряженные плановые задания. Основным рычагом убеждения (а практически - принуждения) их в этом было требование и доказательства возможности повышения эффективности производства. Помните лозунг: «Экономика должна быть экономной». Девятый пятилетний план воплотил в себе в усиленном виде все недостатки советского планирования, которые в значительной мере были преодолены в восьмом пятилетнем плане.

В результате девятый пятилетний план был явно не выполнен. При этом наибольшее невыполнение было как раз по тем показателям, которые отражали главную задачу пятилетки - опережение темпов роста группы Б промышленности и весьма высокие темпы роста уровня жизни населения (Экономическая история., 2007, с. 88).

Конечно, в этот период определенное влияние оказал один сильно неурожайный год (1972 г.). Однако все сваливать на него нельзя.

Был нереальный несбалансированный план. Начался «застой». В экономике он нашел выражение в боязни серьезных изменений в экономических пропорциях, стремлении сохранить однажды достигнутые хорошие показатели, убеждении в возможности приказом заставить экономику развиваться так, как это хочется начальству. Так продолжалось и в десятой пятилетке. Был потерян еще один исторический шанс (первый - экономическая реформа) построить действительно отвечающую современным требованиям систему экономического планирования.

Важнейшим пластом работы Госплана СССР было планирование социально-экономического развития регионов, плановое размещение производительных сил страны. СССР с его огромной территорией получил в наследство от России крайне неравномерное размещение производительных сил. Огромные территории восточнее Урала были практически не освоены. Госпланом СССР совместно с наукой были разработаны применительно к нашей стране теория и методология размещения производительных сил. Было четко определено: какие виды производства территориально должны тяготеть к расположению источников сырья, топлива, водных ресурсов, электроэнергии, какие - к потребителям, а какие - между источниками сырья и потребителями.

В плановом порядке были созданы такие промышленные центры, как Кузбасс, Магнитка, Череповец, Атоммаш, Норильский никель, автомобильные гиганты в Тольятти и Набережных Челнах, нефтегазовый комбинат в западной Сибири и многие другие. Создание каждого промышленного центра и территориального промышленного комплекса (ТПК) было органичной частью Единого народнохозяйственного плана и сбалансировано по всем его показателям. Была сформирована сетка экономического районирования страны, в соответствии с которой и осуществлялось плановое размещение производительных сил.

Огромной была роль Госплана СССР в планировании военной экономики в период

Великой Отечественной войны, в разработке планов перестройки экономики на военные рельсы, в плановом обеспечении перебазирования народного хозяйства (тысячи предприятий, миллионов людей, оборудования, сырья, скота, сельхозтехники) из регионов, которым угрожала оккупация, на восток.

Советское планирование показало во время войны свою способность справляться с решением самых трудных задач. Можно со всей уверенностью сказать, что советское планирование выиграло свою Великую Отечественную войну с капиталистической экономической системой.

Выше говорилось практически только о главной функции Госплана СССР - о разработке народнохозяйственных планов. Но Госплан СССР осуществлял еще многие виды работ: подготавливал постановления правительства по хозяйственным вопросам, разрабатывал методические и нормативные документы, решал множество текущих экономических вопросов. Большим пластом работы Госплана СССР было осуществление экономического сотрудничества с зарубежными, в основном СЭВ-овскими и развивающимися странами. Эти функции заслуживают подробного рассмотрения в специальных статьях.

И все же невольно возникает вопрос: почему Госплану СССР так и не удалось до конца воплотить в жизнь великую мечту, хотя частично она и была воплощена. Преодолено непомерное имущественное расслоение населения. Разрыв в доходах 10% высокодоходных и 10% низкодоходных слоев населения к концу 1980-х гг. составлял порядка 4 раз против порядка 8 раз в развитых капиталистических странах, и 16-17 раз в 2007-2009 гг. в России. Исчезла безработица и страх потерять работу. Были созданы равные для всех условия доступа к социальным благам - здравоохранению, образованию, культуре. Страна не знала экономических кризисов.

Что же случилось во второй половине 1980-х гг. , когда наблюдался полный коллапс внутреннего розничного рынка. Детальный научный анализ этого, видимо, еще впереди.

Большое видится на расстоянии. Чаще говорится о падении в конце 80-х гг. мировых цен на нефть. Но это слишком упрощенное объяснение. Попробуем хотя бы вкратце, штрихами, высказать свое мнение по этому очень непростому вопросу.

Представляется, что во второй половине 80-х гг. был принят ряд весьма важных решений с очень добрыми намерениями, но не сбалансированных между собой, не просчитанных по своим последствиям и не подстрахованных другими решениями, способными минимизировать возможные негативные последствия.

Это, во-первых, антиалкогольная кампания. До сих пор спорят, хорошо или плохо она повлияла на пьянство. Но, безусловно, она сильно ударила по бюджету, который потерял значительную часть своих доходов, а это означало резкое снижение финансирования.

Во-вторых, это развитие кооперации, что дало немало положительных результатов (например, компьютеризация), но переключило огромные финансовые потоки мимо бюджета непосредственно на внутренний рынок.

В-третьих, это принятие закона о предприятии, который снял с предприятий пресс плановых заданий и дал их руководителям широчайшие права в использовании денежных средств. Практически был ликвидирован сложившийся ранее контроль за фондом заработной платы, которая резко возросла без соответствующего роста производства.

Последние два решения имели целью преодолеть те недостатки централизованного планирования, о которых говорилось выше, -гнет навязанных сверху плановых заданий и отсутствие у предприятий пространства для маневра. И это правильная цель. Но это разрушило стену между наличным и безналичным денежным обращением. Все делалось наспех, без должного обсуждения со специалистами. Огромная денежная масса хлынула на рынок, сметая все с прилавков магазинов и создавая «денежный навес», который потом был ликвидирован обнулением сбережений населения. Конечно, этому способствовало и снижение

мировых цен на нефть, ограничивающее наши возможности импорта предметов потребления. Но это не было главным. Надо было это все предвидеть и при принятии этих решений предусмотреть меры, которые предотвратили бы негативные последствия.

Пронесшийся сейчас над всем миром и над нашей страной экономический кризис показал объективную необходимость усиления государственного воздействия на экономические процессы. Это признано во всех странах. Так не посмотреть ли внимательно на возможность осторожного, не ломающего фундаментальные рыночные отношения применения некоторых, безусловно, разумных методов работы Госплана СССР.

Литература

Байбаков Н.К. Сорок лет в правительстве. М.: Республика, 1993.

Государственные пятилетний план развития народного хозяйства СССР на 1971-1975 гг. М., 1977.

Директивы XXIII съезда КПСС по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1966-1970 годы. М.: Политиздат, 1966.

Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1957.

Народное хозяйство СССР в 1965 г.: Стат. ежегодник. М.: Статистика, 1966.

Народное хозяйство СССР в 1970 г.: Стат. ежегодник. М.: Статистика, 1971.

Плановое хозяйство. 1965. № 4.

Плановое хозяйство. 1989. № 5.

Подробнее о планировании НТП // Иванченко В.И. Мониторинг экономических реформ. М.: Мастер, 2004.

Шаги пятилеток. М.: Экономика, 1968.

Экономическая история СССР. М.: ИНФРА-М, 2007.

Рукопись поступила в редакцию 21.11.2010 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.