Научная статья на тему 'Города, привлекательные для мигрантов: рост зарплат или цен на жилье?'

Города, привлекательные для мигрантов: рост зарплат или цен на жилье? Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
77
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Экономика труда
ВАК
Область наук
Ключевые слова
РЫНОК ТРУДА / МИГРАЦИЯ / ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА / ЦЕНЫ НА ЖИЛЬЕ / LABOUR MARKET / MIGRATION / SALARIES (WAGES) / HOUSING PRICES

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Гильтман Марина Андреевна, Сумик Елена Александровна

В статье рассмотрены тенденции изменения заработной платы и цен на жилье во взаимосвязи с миграционным приростом или оттоком из городов административных центров УрФО: Екатеринбурга, Челябинска, Тюмени, Кургана, Ханты-Мансийска и Салехарда. Выбор городов кейса обусловлен тем, что города примерно одинаково расположены от западной и восточной частей страны, но при этом они разные по размеру, уровню экономического развития и интенсивности миграции. Теоретической основой послужила теория локальных рынков труда. Исследование проводилось на основе сопоставления динамических рядов за 2000-2017 гг. с использованием открытых данных Росстата. Сравнив динамику номинальной и реальной заработной платы, действующих и дефлированных цен на жилье и коэффициенты миграционного прироста в городах, мы пришли к выводу, что одно из основных предположений теории локальных рынков труда более высокая заработная плата привлекает мигрантов, что ведет к росту цен на жилье в городах кейса, скорее, выполняется.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Cities attractive to migrants: rising salaries or housing prices?

The article considers the trends in salaries and housing prices in relation to inor out-migration from the administrative centers of the Ural Federal District: Yekaterinburg, Chelyabinsk, Tyumen, Kurgan, Khanty-Mansiysk and Salekhard. We chose those particular cities because they are located approximately at the same distances from the western and eastern parts of the country, but at the same time they are different in size, level of economic development and migration intensity. The theoretical basis was the theory of local labor markets. The study was conducted on the basis of a comparison of time series for 2000-2017, using open data from Rosstat. Comparing the dynamics of nominal and real salaries, current and deflated housing prices and migration growth rates in the cities, we came to the conclusion that one of the main assumptions of the theory of local labor markets, which is that higher wages attract migrants what rises local housing prices, in our case-cities is rather fulfilled.

Текст научной работы на тему «Города, привлекательные для мигрантов: рост зарплат или цен на жилье?»

ЭКОНОМИКА ТРУДА

Том 6 • Номер 3 • Июль-сентябрь 2019 ISSN 2410-1613 Russian Journal of Labor Economics

>

Первое

экономическое издательство

Города, привлекательные для мигрантов: рост зарплат или цен на жилье?

Гильтман М.А. 1, Сумик Е.А. 1

1 Тюменский государственный университет, Тюмень, Россия

аннотация:_

В статье рассмотрены тенденции изменения заработной платы и цен на жилье во взаимосвязи с миграционным приростом или оттоком из городов - административных центров УрФО: Екатеринбурга, Челябинска, Тюмени, Кургана, Ханты-Мансийска и Салехарда. Выбор городов кейса обусловлен тем, что города примерно одинаково расположены от западной и восточной частей страны, но при этом они разные по размеру, уровню экономического развития и интенсивности миграции. Теоретической основой послужила теория локальных рынков труда. Исследование проводилось на основе сопоставления динамических рядов за 2000-2017 гг. с использованием открытых данных Росстата. Сравнив динамику номинальной и реальной заработной платы, действующих и дефлированных цен на жилье и коэффициенты миграционного прироста в городах, мы пришли к выводу, что одно из основных предположений теории локальных рынков труда - более высокая заработная плата привлекает мигрантов, что ведет к росту цен на жилье - в городах кейса, скорее, выполняется.

ФИНАНСИРОВАНИЕ. Исследование выполнено в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 17-02-00299-0ГН

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: рынок труда, миграция, заработная плата, цены на жилье.

cities attractive to migrants: rising salaries or housing prices?

Giltman M.A. 1, Sumik E.A. 1

1 University of Tyumen, Russia

Введение и теоретическое обоснование исследования

В последние годы изучение развития городов стало очень популярным направлением среди исследователей из различных научных областей. В «Экономике труда» тема городов часто раскрывается через анализ локальных рынков труда и взаимодействие между ними. Модель локальных рынков труда появилась из двух работ [10], (Rosen, 1979) и [9] (Roback, 1982) и трансформировалась впоследствии в единую модель локальных рынков труда. Предпосылкой появления модели локальных рынков труда один из ее современных фундаментальных теоретиков, Моретти [7] (Moretti, 2011), называет огромный разрыв заработных плат, производительности труда и инновационной активности фирм между городами США и их агломерациями. Локальность фактически

определяется как место (чаще всего город), в котором территориально формируются спрос на труд и предложение труда. Свободное перемещение рабочей силы между локальными рынками труда является их принципиальным отличием от национального рынка труда. Это положение основано на том, что работникам гораздо проще перемещаться между городами одной страны, чем между странами (главным образом, из-за отсутствия институциональных барьеров). Следовательно, изучение локальных рынков труда неразрывно связано с исследованием трудовой миграции. Изначально в модели равновесия на локальных рынках труда предполагалось, что работники при выборе территорий для трудоустройства ориентируются на номинальную и реальную заработную плату, а также эффективность локальной экономики [7] (Moretti, 2011). В целом, согласно модели локальных рынков труда, работники тяготеют к территориям с наибольшей производительностью, поскольку это приводит к увеличению спроса на труд со стороны фирм, повышающих заработную плату, что привлекает новых работников из других территорий страны, в результате занятость на данной территории растет. Важным положением модели локальных рынков труда, подтвержденной рядом эмпирических исследований [8] (Partridge et al., 2010), являются высокие цены на жилье в городах с более высокой номинальной заработной платой. Объясняется это тем, что наплыв мигрантов на рынки труда с более высокой номинальной заработной платой приводит к росту цен на жилье. В итоге выгоды от более высокой номи-

abstract:_

The article considers the trends in salaries and housing prices in relation to in - or out-migration from the administrative centers of the Ural Federal District: Yekaterinburg, Chelyabinsk, Tyumen, Kurgan, Khanty-Mansiysk and Salekhard. We chose those particular cities because they are located approximately at the same distances from the western and eastern parts of the country, but at the same time they are different in size, level of economic development and migration intensity. The theoretical basis was the theory of local labor markets. The study was conducted on the basis of a comparison of time series for 2000-2017, using open data from Rosstat. Comparing the dynamics of nominal and real salaries, current and deflated housing prices and migration growth rates in the cities, we came to the conclusion that one of the main assumptions of the theory of local labor markets, which is that higher wages attract migrants what rises local housing prices, in our case-cities is rather fulfilled.

keywords: labour market, migration, salaries (wages), housing prices

JEL Classification: J31, J61, R23, R31 Received: 22.07.2019 / Published: 30.09.2019

© Author(s) / Publication: PRIMEC Publishers

For correspondence: Giltman M.A. (giltman@rambler.ru)

citation:_

Giltman M.A., Sumik E.A. (2019) Goroda, privlekatelnye dlya migrantov: rost zarplat ili tsen na zhile? [Cities attractive to migrants: rising salaries or housing prices?]. Ekonomika truda. 6. (3). - 12571270. doi: 10.18334/et.6.3.40920

нальной заработной платы нивелируются большими расходами на жилье и основную выгоду получают собственники жилья.

С другой стороны, существуют альтернативные подходы к изучению влияния трудовых мигрантов на заработную плату местных работников (другими словами, на установление равновесного уровня заработной платы на локальном рынке труда). В частности, теоретическое обоснование влияния миграции на индивидуальную заработную плату на локальном рынке труда заключается в том, что мигранты всегда отличаются по своим квалификационным характеристикам от местных работников [4] (Combes et al., 2015). Отличия приводят к тому, что работники-иммигранты могут выступать комплементарно по отношению к местным, тогда производительность труда на территории прибытия будет расти и, как следствие, вырастет индивидуальная заработная плата. Но если отличия местных и прибывших работников не столь существенны, то последние будут выступать субститутами по отношению к первым, претендуя на те же рабочие места и порождая ценовую конкуренцию путем снижения заработной платы на конкретном локальном рынке [4] (Combes et al., 2015).

Таким образом, теоретически возможно двоякое влияние трудовых мигрантов на заработную плату на локальном рынке труда - ее рост, если мигранты комплементарны по отношению к местным работникам или снижения, если мигранты выступают субститутами. Эмпирически показано, что, как правило, внешние мигранты оказывают большее отрицательное влияние на заработную плату менее квалифицированных работников [3] (Borjas, 2017). На российских данных Лазарева [6] (Lazareva, 2015) оценила эффект миграции этнических русских на российский рынок труда, обнаружив негативное влияние иммиграции на занятость местных работников и экономическую активность местного населения, при этом влияние на заработную плату местных работников оказалось незначимым.

Исследований влияния внутренней въездной миграции на заработную плату на локальных рынках труда пока не так много. Комбэ и др. [4] (Combes et al., 2015) на примере Китая показывают, что вопрос о влиянии внутренней миграции на локальные рынки труда возникает в больших странах, особенно на развивающихся рынках, где доля внешней миграции относительно мала по сравнению с долей внутренней. Россия, безусловно, большая страна, но интенсивность внутренней миграции здесь, в

об авторах:_

Гильтман Марина Андреевна, профессор кафедры экономики и финансов, наук, доцент (giLtman0rambLer.ru)

Сумик Елена Александровна, старший преподаватель кафедры экономики maiL.ru)

цитировать статью:_

Гильтман М.А., Сумик Е.А. Города, привлекательные для мигрантов: рост зарплат или цен на жилье? // Экономика труда. - 2019. - Том 6. - № 3. - С. 1257-1270. doi: 10.18334/et.6.3.40920

кандидат экономических и финансов (sumik_Lena0

отличие от упомянутого выше Китая, достаточно низкая [2] (Andrienko, Guriev, 2004). На первый взгляд, указанная особенность дает основания предполагать, что влияние миграции на локальные рынки труда невелико. Вместе с тем, Андриенко и Гуриев [2] (Andrienko, Guriev, 2004) отмечают, что большинство исследований внутренней миграции в России выполнены на региональных данных, при этом субъекты РФ занимают обширные территории, и анализ перемещения населения только между регионами не учитывает миграцию внутри них. Причиной небольшого числа исследований трудовой миграции в России на уровне городов является неполнота муниципальной статистики, которая в демографических и социологических исследованиях трудовой миграции компенсируется проведением опросов населения (например, [1] (Мкртчян, Флоринская, 2016)). Результаты перечисленных работ показывают, что интенсивность трудовой миграции в России на уровне городов достаточно высока. А ее влияние на заработную плату местных работников, скорее, положительно [5] (Giltman et al., 2018).

В нашем исследовании мы пытаемся понять, какой подход из названных выше является наиболее релевантным по отношению к рынкам труда российских городов. Для этого мы анализируем тенденции в динамике миграции, заработной плате и ценах на жилье на основе открытых данных Росстата за 2000-2017 гг. Отметим, что локальные рынки труда очень разнообразны, поэтому часто для более детального их изучения в литературе часто используются отдельные кейсы (case-study). В нашем исследовании мы также опираемся на метод case-study: в качестве объекта исследования выступают административные центры регионов Уральского Федерального округа (УрФО), а именно Екатеринбург, Курган, Тюмень, Салехард, Ханты-Мансийск и Челябинск.

Выбранные города, как будет показано ниже, различаются уровням экономического развития, размером заработных плат и их динамикой, интенсивностью миграции. С точки зрения анализа миграции и динамики цен на жилье, важно, что в исследовании присутствуют два крупнейших города (Екатеринбург и Челябинск, с численностью населения более 1 млн. человек), один крупный город с населением 500 тыс. - 1 млн. человек (Тюмень), один крупный город с населением 250 - 500 тыс. человек (Курган), один средний город (50 - 100 тыс. человек) - Ханты-Мансийск и один малый (до 50 тыс. человек) - Салехард. С нашей точки зрения, логично ожидать, что в менее крупных городах влияние миграции на локальные рынки труда и цены на жилье должно быть более быстрым и выраженным.

Уровень экономического развития и заработная плата

Города нашего кейса расположены в регионах с разным уровнем экономического развития. Например, ВРП на душу населения в 2017 г. самый высокий в ЯНАО - 4 581 150,10 руб., и ХМАО - 2 127 213,5 руб., значительно ниже значения данного показателя в Тюменской области - 680 908,90 руб., и Свердловской области - 495 115,90 руб. Самый низкий уровень ВРП на душу населения отмечается в Челябинской области -

«™™»Екатеринбург ■ ■ Челябинск Курган -Тюмень — — Ханты -МаКжВЯ Салехард

Рисунок 1. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата, руб.

Источник: составлено авторами по данным Росстата

385 559,90 руб. и Курганской области - 236 364,70 руб. Лидерство по данному показателю неизменно на протяжении 2000-2017 гг. у ЯНАО и ХМАО. Поскольку рынок труда, как извтстно, вторичен по отношению к рынку товаров и услуг, то похожая ситуация наблюдается и с заработной платой (рис. 1 и 2).

Заработная плата на рынках труда исследуемых городов устанавливается на разных уровиях. Так, в 2017 году среднемесячная номинальная заработная плата различалась в названных городах более чем в три раза (рис. 1). При этом наибольший размер зара-ботняй платы наблюдался в самсм маленьком из перечисленных городов, Салехарде, и составил в абеолюоном выражении 95 496 руб., также с достаточно высоким уровнем номинальной заработной платой можно отметить города Ханты-Мансийск - 72 093,° руб. и Тюмень - 5с 830,5 руб. Стоит отметить, что Екатеринбург, центр УрФО и самый крупный горад в нашем кайое, занимал тольао 4 место оа размеру среднемесячной заработной платы. Самый низкий размер номинальной заработной платы был в Кургане - 31 201,4 руб. и Челябинске - 358 228,1 руб. (Салехард и Ханты-Мансийск лидируют по размеру величины номинальной заработной платы на протяжении 2000-2017 гг. При этом наиболее быстрыми темпами осуществлялся рост номинальной заработной! плаяы за рассматриваемый териод в городах Екатериабург (увиличение аро-изошло более чем в 19 раз по сравнениюс 2000 годом), Челябинск (в 18раз), Тюмень (в 18 раз). Менее быстрыми темпами осуществлялся рост номинальной заработной платы в Ханты-Мансийске, увеличтние произошло в10 раз по оравнению с 2000 г. и в Салехарде - в 14 раз.

-С ЕатервдЙург Чг.тявннск - - - - Курган

— Тюмень - Хнетта-Малснйсж -Салехард

Рисунок 2. Среднемесячная заработная плата, дефлированная по индексу потребительских цен

(ИПЦ), руб.

Источник: составлено авторами по данным Росстата

Реаль ная заработная плата (рис. 2)1 за тот же период с 2000-2017 гг. также выше в таких городах как Салехард и Ханты-Мансийск. Аутсайдерами по данному показателю являются города Челябинск и Курган. Но по темпам прироста реальной заработной платы лидируют Екатиринбург - прирост 2017 г. по отмошению к 2000 г. составил 266% , Ч еля б ин ск - п рир ост 251% и Тюмень - прирост 247%. Наименьшими темпами осуществлялся прирост реальной заработной платы в Кургане - 1773% и Ханты-Мансийске - 101% .

Таким образом, по размеру и среднемесячной номинальной, и реальной заработной платы лидируют города Салехард и Ханты-Мансийск. По сравнению с динамикой номинальной заработной платы различия в динамике реальной заработной платы не такие большие, но довольно устойчивые. Наиболее быстрыми темпами реальная заработная плата росла в Екатеринбурге, Челябинске и Тюмени.

Миграционный прирост и цены на жилье

За рассматриваемый период наиболее быстрыми темпами росли города Ханты-Мансийск, Тюмень и Салехард. За 2000-2017 гг. население Ханты-Мансийска (рис. 3) увеличилось в 2,5 раза: с 39,7 тыс. чел. в 2000 г., до 98,5 тыс. чел. в 2017 г. За аналогичный период численность населения Тюмени увеличилось в 1,5 раза (в 2000 г. численность составляла 500,2 тыс. чел, а в 2017 г. - 768,4 тыс. чел.). В Салехарде численность населения также увеличилась в 1,5 раза, с 34,1 тыс. до 49,5 тыс. человек

1 Номинальная среднемесячная начисленная заработная плата дефлирована аворами по индексу потребительских цен (ИПЦ) методом цепных индексов к ценам 2000 года. Источник: Росстат.

Х^нТы-МЭнСи

Екатеринб

Челяби

Салех;

Тем«

Кур

о

100

Рисунок 3. Прирост численности населения Источник: составлено авторами по данным Росстата

в 2017 г.В Екаторинбурге и ЧеляТиьске ооже наблюдается! положительная динамика роста численности населения, но более низкими темпами, чем в указанных выше городах. Так численность населения Екатеринбурга в 2000 г. составляла 1345,1 тыс. чел, а в 2017 г. - 1501,7 тыс. чел.,т.е. темп прироста состаоил 1299. В Чалябинске численность населения увеличилась с 1083,2 тыс. - в 2000 г., до 1202,4 тыс. человек - в 2017 г.

Курган - единственный административный центр УрФО, где в рассматриваемом периоде численность населения уменьшилась. В период с 2000 года по 2017 год численность населения сократилась на 13%: с 364,7 тыс. чел в 2000 г. до 318 тыс. в 2017 г. Наибольшая убыль произошла в 2001-2002 гг.: численность города сократилась на 14,2 тыс. чел. Также для Кургана характерна и миграционная убыль населения, она наблюдается на протяжении всего периода исследования за исключением 2007 года, когда был прирост, который составил 5692 человек.

Лидерами по миграционному приросту являются Тюмень, Екатеринбург и Челябинск (рис. 4). Например, в 2017 году миграционный прирост по городу Тюмени составил 17 545 чел., Екатеринбург - 9 138 чел., Челябинск - 2 478 чел. В Ханты-Мансийске миграционный прирост наблюдался до 2017 года. Наибольшее значение показателя было в 2012 году и составило в абсолютном выражении 4795 человек. В 2017 г. в Ханты-Мансийске зафиксирована миграционная убыль в размере 1162 человек. В Салехарде с 2000-2013 гг. наблюдался миграционный прирост. Наибольшее значение данного показателя было в 2012 г. в размере 1798 человек. А с 2014 по 2016 гг. наблюдалась миграционная убыль населения - в среднем 429 чел. в год. В 2017 г. вновь миграционный прирост в размере 256 человек.

550

Рисунок 4. Коэффициент миграционного прироста в расчете на 10000 жителей*. * Приводим данные с 2010 года, так как до этого периода прямо сравнивать показатели миграции нельзя из-за изменения методики учета мигрантов в 2009 году.

Источник: составлено авторами по данным Росстата

По сопоставимому показателю коэффициента мигр ационного прироста на 10000 жителей (рассчитан авторами) мы видим, что наиболее устойчивые и близкие значения были в Екатеринбурге и Челябинске, для Кургана была стабильно характерна миграционная убыль, Ханты-Мансийск и Салехард резко упали по данному показателю после 2012 года, а Тюмень демонстрировала стабильно высокий положительный результат - 148 - 332 мигранта на 10000 жителей. Можно отметить, что в северных Ханты-Мансийске и Салехарде динамика реальной заработной платы меняет свой знак с положительного на отрицательный также после 2012 года (рис. 2). Таким образом, с одной ссороны, северные города становятся менее привлекательными для мигрантов из-за снижения покупательной способносеи заработной платы, с друной стороны, миграционный отток населения мог снизить конкуренцию за рабочие места со стороны наиболее конкурентоспособных работников, привести к снижению производительности трудни, как; следствие, зарабонннй платы. Обе тенденции монли дополнять друг друга, приводя к снижению как миграционного прироста, так и реальной зартботной платы, что мы и видим на рисунках 2 и 4.В продолжение этой логики достаточно ожидаемо выглядят показатели Кургана - миграционная убыль населения сочетается здесь с наименьшими из всех рассматривесмых городов значениями ннминальтой и реальной заработной платы. В то же время, хотя заработная плата в миграционно привлекательной! Тюмени выше, чем в Екатеринбурне и Челябинске, различия между уровнями заработных плат в Тюмени, с одной стороны, и Екатеринбурге и Челябинске, с другой, намного меньше, чем в миграционном приросте.

Возможно, различия в динамике и размере заработных плат и миграционного прироста помогут объяснить цены на жилье. Поскольку данные по городам отсутствуют, анализ цен на первичном и вторичном рынке жилья осуществлялся по агрегированным региональным данным, которые, с нашей точки зрения, дают представление о ценах на жилье в рассматриваемых городах. По уровню цен на первичном рынке на протяжении всего периода исследования лидируют ЯНАО, Свердловская область и ХМАО, затем идут юг Тюменской области и Курганская область (табл. 1). Самые низкие цены на первичном рынке жилья отмечаются в Челябинской области. Причем уровень цен на жилье в ЯНАО практически в два раза выше, чем в Челябинской области. А вот на рынке вторичного жилья цены во всех регионах ниже, чем на первичном. Лидерами с самыми высокими ценами являются Свердловская область, ХМАО, юг Тюменской области, ЯНАО, затем идут Курганская и Челябинская области.

К сожалению, цены на жилье для Тюменской области без автономных округов доступны не за весь рассматриваемый период, а только с 2013 года. Поэтому для более корректного сопоставления показателей проследим динамику миграционного прироста, реальной заработной платы и дефлированных цен на жилье с 2013 по 2017 гг. (табл. 2).

Таблица 1

динамика цен на первичном и вторичном рынках жилья

субъект рФ Тип рынка Год Темп роста

2000 2005 2010 2015 2017 средний, % 2017 к 2000,раз

Свердловская область Вторичный 6 558,70 23816,24 45149,97 59445,75 58948,51 116,16 8,99

Первичный 7 577,19 25014,03 51340,62 58216,29 58831,77 115,28 7,76

Челябинская область Вторичный 3 950,98 21779,45 30515,89 38667,62 38153,00 115,88 9,66

Первичный 5 073,70 22885,70 31374,57 37541,88 34881,66 113,46 6,87

Курганская область Вторичный 4 871,73 14313,72 30973,79 39110,09 36088,34 114,19 7,41

Первичный н/д н/д 29167,01 37033,64 35158,28 н/д н/д

Тюменская область без АО Вторичный н/д н/д н/д 58075,17 50016,35 н/д н/д

Первичный 52666,20 49668,02

ХМАО Вторичный 9 363,62 22780,43 50642,04 57917,88 49096,08 113,09 5,24

Первичный 7 500,00 23081,61 50073,45 55309,12 53637,56 114,53 7,15

ЯНАО Вторичный н/д н/д 54944,32 60452,78 48563,69 н/д н/д

Первичный 53294,15 68345,83 67251,16

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Таблица 2

динамика миграционного прироста, заработной платы и цен на жилье

Город коэффициент миграционного прироста на 10000 населения (в среднем за 2013-2017 гг.) Темп роста по крайним точкам (2017 к 2013, в разах) средний темп роста в 2013-2017 гг., %

реальная заработная плата* Цены на первичном рынке жилья, деф-лированные* Цены на вторичном рынке жилья, деф-лированные* реальная заработная платаб* Цены на первичном рынке жилья, деф-лированные* Цены на вторичном рынке жилья, деф-лированные*

Екатеринбург 63,22 0,93 0,41 0,75 98,28 80,54 93,24

Челябинск 59,79 0,99 0,38 0,88 99,81 79,02 96,99

Курган -50,88 0,91 0,34 0,63 97,92 76,47 89,37

Тюмень 229,09 0,96 0,43 0,71 99,02 81,95 91,76

Ханты-Мансийск 41,49 0,84 0,41 0,62 95,75 81,10 89,04

Салехард -15,27 0,95 0,53 0,81 98,97 86,76 95,44

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Источник: рассчитано авторами по данным Росстата.

* заработная плата и цены на жилье дефлированы методом цепных индексов по ИПЦ к 2013 году.

Отметим, что 2013-2017 гг. близки к периоду экономического спада, начавшегося в 2014 году, когда цены на жилье даже в номинальном выражении начали снижаться, поэтому в дефлированном варианте снижение цен на жилье заметно намного сильнее. Тем не менее, можно сделать ряд интересных наблюдений. Во-первых, в городах с большим размером заработных плат (Салехард, Ханты-Мансийск, Тюмень и Екатеринбург) цены на первичном рынке жилья были более устойчивы. В самом «богатом» Салехарде снижение цен на первичном рынке жилья наименее заметно. Такая динамика говорит о том, что часть населения сохраняла способность покупать новое жилье. В Челябинске, где заработная плата ниже, первичный рынок жилья «просел» сильнее, но динамика цен на вторичном рынке была более устойчивой, возможно, в том числе, и благодаря мигрантам - коэффициент миграционного прироста в городе достаточно высок, а цены на жилье - одни из наиболее доступных (рис. 5).

Самые низкие цены на жилье, а также наиболее отрицательная их динамика наблюдались в Кургане - городе с наименее высокой заработной платой и отрицательным сальдо миграции на протяжении всего рассматриваемого периода. Наиболее высокие цены на жилье сложились в Екатеринбурге, Тюмени, Ханты-Мансийске и Салехарде, где миграционный прирост населения за период 2000-2017 гг. был достаточно интенсивным, а заработная плата - высокой, что соответствует положению теории локаль-

I Первичным Вторичный

Рисунок 5. Цены на первичном и вторичном рынках жилья в 2017 году. Источник: составлено авторами по данным Росстата

ных рынков трудам. Наиболее ярко эта зависимость видно на примере Тюмени: высокая заработная плата объясняет интенсивный миграционный прирост и одни из самых стабильно высокихцен на жилье среди административных центров УрФО.

Заключе нис

Существует достаточно много теорий, объясняющих влияаие различных факторов на миграцию населения. Заработная плата и возможность трудоустройства, безусловно, являются одними из наиболее важных факторов для принятия индивидами решений о миграции.!! то же вр емя мигранты, приезжоя в опраделенное м есто и формируя предложение на конкретном локальном рынке труда, изменяют сложившееся равновесие на этом рынке. Теория локальных рынков труда предполагает, что города с более высокой заработной платой привлекают большее количество мигрантов, которые формируют спрос на жилье и подталкивают цены на жилье вверх. Соответственно, города с более высокой заработной платой характеризуются более высокими сальдо миграции и ценами на жилье. В проведенном исследовании мы смогли убедиться в существовании описанной зависимости на примере административных центров УрФО: Екатеринбурга, Челябинска, Тюмени, Кургана, Ханты-Мансийска и Салехарда. Ханты-Мансийск и Салехард, демонстрируя наиболее высокие уровни заработных плат, увеличили свое население за рассматриваемый период в несколько раз, и для них характерны наиболее высокие цены на жилье с более плавной тенденцией к снижению в кризисный период, чем в других городах кейса. В Кургане, напротив, были самые низкие заработная плата, миграционный отток населения и низкие цены на жилье, которые упали в кризис больше, чем во всех остальных городах. Екатеринбург, Челябинск и Тюмень демонстрировали положительный миграционный прирост, рост номинальной и реальной заработной платы, но ее уровень и темпы прироста были

различны. Как следствие, в Тюмени и Екатеринбурге, городах с более высокой заработной платой, цены на жилье были выше, чем в Челябинске, где и заработная плата также была ниже. Динамика заработных плат и миграционного прироста, в целом, соответствуют друг другу во всех городах, но особенно отчетливо эта зависимость видна на примере северных городов - Ханты-Мансийска и Салехарда.

ИСТОЧНИКИ:

1. Мкртчян Н., Флоринская Ю. Социально-экономические эффекты трудовой мигра-

ции из малых городов России // Вопросы экономики. - 2016. - № 4. - с. 103-123. -doi: 10.32609/0042-8736-2016-4-103а123.

2. Andrienko Y., Guriev S. Determinants of interregional mobility in Russia // Economics of

Transition. - 2004. - № 1. - p. 1-27. - doi: 10.1111/j.0967-0750.2004.00170.x.

3. Borjas G.J. The wage impact of the Marielitos: A reappraisal // Industrial and Labor

Relations Review. - 2017. - № 70(5). - p. 1077-1110. - doi: 10.3386/w21588.

4. Combes P.P., Démurger S., Li Sh. Migration externalities in Chinese cities // European

Economic Review. - 2015. - № 76. - p. 152-167. - doi: 10.1016/j.euroecorev.2015.02.004.

5. Giltman M., Pit V., Batyreva M. Does migration affect wages in Russian cities? Empirical

microdata analysis // Journal of Urban and Regional Analysis. - 2018. - № 10(1). - p. 101-116. - url: http://www.jurareview.ro/volumes/get_issue_by_id/25.

6. Lazareva O. Russian migrants to Russia: assimilation and local labour market effects // IZA

Journal of Migration. - 2015. - № 4-20. - doi: 10.1186/s40176-015-0044-9.

7. Moretti E. Local labour markets. Handbook of Labour Economics. [Электронный ре-

сурс]. URL: https://www.sciencedirect.com/journal/handbook-of-labor-economics/ vol/4/part/PB.

8. Partridge M.D., Rickman D.S., Ali K., Olfert M.R. Recent spatial growth dynamics in wag-

es and housing costs: Proximity to urban production externalities and consumer amenities // Regional Science and Urban Economics. - 2010. - № 40. - p. 440-452. - doi: 10.1016/j.regsciurbeco.2010.05.003.

9. Roback J. // Journal of Political Economy. - 1982. - № 90. - p. 1257-1278. - url: https://

www.jstor.org/stable/1830947?seq=1#page_scan_tab_contents.

10. Rosen S. Wage based indexes of urban quality of lif // Current Issues in Urban Economics (P. Miezkowski, M. Straszheim (ed.)), Baltimore: Johns Hopkins University Press. 1979. С.74-104

REFERENCES:

Andrienko Y., Guriev S. (2004). Determinants of interregional mobility in Russia Economics of Transition. 12(1). 1-27. doi: 10.1111/j.0967-0750.2004.00170.x. Borjas G.J. (2017). The wage impact of the Marielitos: A reappraisal Industrial and Labor Relations Review. (70(5)). 1077-1110. doi: 10.3386/w21588.

Combes P.P., Demurger S., Li Sh. (2015). Migration externalities in Chinese cities European Economic Review. (76). 152-167. doi: 10.1016/j.euroecorev.2015.02.004.

Giltman M., Pit V., Batyreva M. (2018). Does migration affect wages in Russian cities? Empirical microdata analysis Journal of Urban and Regional Analysis. (10(1)). 101116.

Lazareva O. (2015). Russian migrants to Russia: assimilation and local labour market effects IZA Journal of Migration. (4-20). doi: 10.1186/s40176-015-0044-9.

Mkrtchyan N., Florinskaya Yu. (2016). Sotsialno-ekonomicheskie effekty trudovoy mi-gratsii iz malyh gorodov Rossii [Socio-economic effects of labor migration from small towns of Russia]. Voprosy Ekonomiki. (4). 103-123. (in Russian). doi: 10.32609/0042-8736-2016-4-103a123.

Moretti E. Local labour marketsHandbook of Labour Economics. Retrieved from https://www.sciencedirect.com/journal/handbook-of-labor-economics/vol/4/ part/PB

Partridge M.D., Rickman D.S., Ali K., Olfert M.R. (2010). Recent spatial growth dynamics in wages and housing costs: Proximity to urban production externalities and consumer amenities Regional Science and Urban Economics. (40). 440-452. doi: 10.1016/j.regsciurbeco.2010.05.003.

Roback J. (1982). Wages, rents and the quality of life Journal of Political Economy. (90). 1257-1278.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.