Научная статья на тему 'Географические термины айнов как историко-этнографический источник'

Географические термины айнов как историко-этнографический источник Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
260
25
Поделиться
Ключевые слова
айны / географические термины / топонимы / лексика / семантика / этимология / Южный Сахалин / Курильские острова / Ainu / geographical terms / place names / vocabulary / semantics / etymology / southern Sakhalin / Kuril Islands

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Владимир Викторович Подмаскин

В статье рассматривается географическая лексика курильских и сахалинских айнов. Даётся подробное описание содержания отдельных географических терминов, их сравнительный анализ с указанием ареалов распространения, приводятся примеры многих топонимов, образованных от айнских слов. Народная географическая терминология закономерно и активно участвовала в формировании имён собственных — топонимов. Они помогали островным жителям ориентироваться в пространстве, быстрее осваивать территорию, вести целенаправленный образ жизни. В них сохранились архаичные слова, позволяющие судить об истории языка, историко-культурных связях, верованиях и т.д. Семантический анализ географических терминов показал развитый состав апеллятивной лексики. Самой многочисленной является группа терминов, которые обозначали почти все разновидности географических объектов островного мира. Они используются в основном в микротопонимах, обозначают горный рельеф, неровность, выступающий предмет местности, различные препятствия и связаны с хозяйственной деятельностью морских зверобоев и рыболовов. Рассматриваемые географические термины отражают трансформацию родственных отношений, фольклорных традиций, а также религиозных и культовых понятий. Для айнов мир линеен, значение имеет не поверхность земли, а маршрут перекочёвки — по тропе, вдоль речной долины, по берегу водоёма и т.д. У них сформировались представления о связи определённых людей с определёнными участками земли. Перевод многих географических терминов определил тот смысл, который вкладывали в него айны.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Владимир Викторович Подмаскин

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

GEOGRAPHICAL TERMS OF THE AINU AS HISTORICAL AND ETHNOGRAPHIC SOURCE

The article deals with the geographical vocabulary of the Kuril and Sakhalin Ainu. Preference is given to a detailed description of the content of individual geographical terms, their comparative analysis with the indication of areas and giving examples of many place names formed with the participation of Ainu words. Folk geographical terminology naturally and actively participated in the formation of proper names — place names. They helped the islanders to Orient themselves, to master the territory faster, to lead a purposeful way of life. They preserved archaic words, allowing to judge the history of the language, historical and cultural relations, beliefs, etc. Semantic analysis of geographical terms showed the developed composition of the appellative vocabulary. The largest is the group of geographical terms that denote almost all kinds of geographical objects of the island world. They are installed mainly in the microtoponyms reflect the mountainous terrain, rough or protruding piece of terrain, various obstacles and connected with the business activities of marine mammal hunters and fishermen. Among them there is a semantic shift of kinship, folklore, religious and cult concepts. For the Ainu the world is linear, the value is not the surface of the earth, and the route of migration is along the trail, along a river valley, the waterfront, etc. Formed ideas about when certain people with certain parts of the earth. The translation of many geographical terms defined the meaning of the Ainu.

Текст научной работы на тему «Географические термины айнов как историко-этнографический источник»

ВОПРОСЫ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ АЙНОВ

УДК 390 (=941.112) DOI 10.24411/2658-5960-2019-10011

Владимир Викторович Подмаскин1 (podmaskin@yandex.ru)

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ АЙНОВ КАК ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

В статье рассматривается географическая лексика курильских и сахалинских айнов. Даётся подробное описание содержания отдельных географических терминов, их сравнительный анализ с указанием ареалов распространения, приводятся примеры многих топонимов, образованных от айнских слов. Народная географическая терминология закономерно и активно участвовала в формировании имён собственных — топонимов. Они помогали островным жителям ориентироваться в пространстве, быстрее осваивать территорию, вести целенаправленный образ жизни. В них сохранились архаичные слова, позволяющие судить об истории языка, историко-культурных связях, верованиях и т.д. Семантический анализ географических терминов показал развитый состав апеллятивной лексики. Самой многочисленной является группа терминов, которые обозначали почти все разновидности географических объектов островного мира. Они используются в основном в микротопонимах, обозначают горный рельеф, неровность, выступающий предмет местности, различные препятствия и связаны с хозяйственной деятельностью морских зверобоев и рыболовов. Рассматриваемые географические термины отражают трансформацию родственных отношений, фольклорных традиций, а также религиозных и культовых понятий. Для айнов мир линеен, значение имеет не поверхность земли, а маршрут перекочёвки — по тропе, вдоль речной долины, по берегу водоёма и т.д. У них сформировались представления о связи определённых людей с определёнными участками земли. Перевод многих географических терминов определил тот смысл, который вкладывали в него айны.

Ключевые слова: айны, географические термины, топонимы, лексика, семантика, этимология, Южный Сахалин, Курильские острова.

Vladimir V. Podmaskin 1 (podmaskin@yandex.ru)

GEOGRAPHICAL TERMS OF THE AINU AS HISTORICAL AND ETHNOGRAPHIC SOURCE

The article deals with the geographical vocabulary of the Kuril and Sakhalin Ainu. Preference is given to a detailed description of the content of individual geographical terms, their comparative analysis with the indication of areas and giving examples of many place names formed with the participation of Ainu words. Folk

1 Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток, Россия.

Institute оf History, Archaeology and Ethnology of the Peoples of the Far East, FEB RAS, Vladivostok, Russia.

geographical terminology naturally and actively participated in the formation of proper names — place names. They helped the islanders to Orient themselves, to master the territory faster, to lead a purposeful way of life. They preserved archaic words, allowing to judge the history of the language, historical and cultural relations, beliefs, etc. Semantic analysis of geographical terms showed the developed composition of the appellative vocabulary. The largest is the group of geographical terms that denote almost all kinds of geographical objects of the island world. They are installed mainly in the microtoponyms reflect the mountainous terrain, rough or protruding piece of terrain, various obstacles and connected with the business activities of marine mammal hunters and fishermen. Among them there is a semantic shift of kinship, folklore, religious and cult concepts. For the Ainu the world is linear, the value is not the surface of the earth, and the route of migration is along the trail, along a river valley, the waterfront, etc. Formed ideas about when certain people with certain parts of the earth. The translation of many geographical terms defined the meaning of the Ainu.

Keywords: Ainu, geographical terms, place names, vocabulary, semantics, etymology, southern Sakhalin, Kuril Islands.

Айны — одна из коренных народностей Тихоокеанской России, которая

на протяжении ряда столетий заселяла острова и полуострова Тихого океана: южную часть Камчатки, Курильские острова, Сахалин, Хоккайдо. В этногенезе айнов переплелись как культурные черты, свойственные их далёким предкам — аборигенам Сахалина, так и черты, заимствованные ими от ительменов, алеутов, тунгусо-маньчжуров, нивхов и более поздних пришельцев на Сахалин и Курильские острова — русских и японцев.

В китайских письменных источниках VП—XШ вв. появляются конкретные сведения о сахалинских айнах [8, с. 26]. В XVII в. районы их проживания включали в себя о. Хоккайдо (Йезо), северную оконечность о. Хонсю, Курильские острова и часть Южного Сахалина (называемого по-японски Карафуто) [23, с. 7, 10]. В 1855 г. на Южном Сахалине было 3,5 тыс. айнов, а в 1946 г. — всего 1159 [16, с. 5]. В 1945—1948 гг. большинство айнов покинуло Сахалин и Курильские острова вместе с японцами. Это событие положило конец жизни этноса на данной территории, попавшей в политический разлом между двумя государствами.

Обширная литература, посвящённая айнам, — как русская, так и зарубежная — позволяет говорить о богатстве и разнообразии лексического состава их языка [17, с. 290—295; 5; 12; НА СОКМ. Оп. 10. Д. 326. Л. 23—39; НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72]. В нём можно выделить слова, обозначающие объекты природы, например: ка (почва, место); тои (земля); ватари (камень); най (река); вакка (вода); томари (бухта, гавань); тохо, то (озеро); атуй (море); сири (суша, материк); ута (песок); ива (скала); исо (морской берег); со (водопад); нупури (гора); яа (речной берег); янкеоти (естественная пристань); ако (возвышенность); нойпоро (равнина); носихи (мыс); охой (глубина); пет (ручей); енохо (противоположный берег реки) и др.

Передвигаясь по суше и воде на близкие и дальние расстояния, морские зверобои, наземные охотники, рыболовы и собиратели обращали внимание на все детали рельефа местности, благодаря чему обладали обширными народными знаниями о своей территории [13, с. 70—73]. Жизненная необходимость в наименовании географических объектов исключала случайность появления обозначающих их слов. По этой причине в лексике айнов настолько развит раздел географической терминологии, что не все слова находят соответствия в русском языке и переводить их приходится описательно.

У айнов не существовало специального термина, который был бы аналогичен слову «пространство». Наиболее близкое по смыслу сир означает «остров», «погода», «время», «окружающая среда». Айны представляли пространство антропоморфным, оно строилось на оппозиции па — кес (голова — низ): мосир па (горная местность, центральная часть острова), мосир кес (берег), котан па (часть поселения, которая находится ближе к горам), котан кес (часть поселения, которая находится ближе к морю). Основные категории пространства: пет (река), котан (поселение), часи (дом), па (пакехе) (восточная или северная часть острова). Дом часи стал структурой организации пространства, он представлялся в виде человека, лежащего на спине, головой к горам. В традиционной айнской пространственной системе нет представлений о мировом дереве — центре мироздания, — свойственных континентальным культурам. Север, юг, запад, восток не являются релевантными пространственными ориентирами, как и горизонтальная и вертикальная категории. Осваивая территорию, айны создали ряд народных географических терминов, по которым без компаса и карты определяли стороны света. Названия последних совпадали с названиями ветров: гомаков (запад, западный ветер), горепуну (восток, восточный ветер). Исследователи отмечают, что ориентировались айны не столько по сторонам света, сколько по оси «верховье — низовье» реки, у которой располагался посёлок [2, с. 96].

Земля камуев (божеств) организована так же, как и человеческая, между ними нет чётких границ. Сакральное и профанное не разделены. Земля камуев мыслится не как нечто трансцендентное, а как соседний остров [1, с. 172].

По данным М.М. Добротворского, айны считали, что Вселенная разделяется на области: кусунь катань — земля (селение) айнов; аахто котань (нижнее село) — подземный мир, куда отправляются души людей после смерти (добрые там наслаждаются всеми чувственными удовольствиями, злые мучаются как в аду), в нём также живут собаки. Для медведей айны отводят посмертное жилище в лесу — яма котань, а для тюленей и сивучей — в море — атуй котань [5, с. 43]. Интересно отметить, что одни и те же слова использовались для ориентации и в пространстве, и во времени. Например, oр-вa — «оттуда» и «затем», «потом»; имaкaкe тa — «по ту сторону» и «после этого»; хeтoпo — «назад» и «вновь»; тек-сam — «рядом» и «в то же самое время».

Ориентирование на местности осуществлялось по различным географическим объектам. Географическая номенклатура Южного Сахалина и Курил в своей основе — айнского происхождения. По данным М.М. Доб-ротворского, айнскими являются все названия Курильских островов: Симусир, Кетой, Мусир, Шияшкотан (Сиоськотан), Онекотан, Поромушир и др. Трепун-мосири — айнское название Сахалина, происходит от слова ребун (репун), имеющего значение «открытое прибрежное море», и мо-сири — «остров» [5, с. 32, 33, 175].

Географические термины являются именами нарицательными, а топонимы — собственными. Первоначально географические топонимы возникли из терминов; последние в процессе освоения территории переходили в разряд собственных имён, таким образом складывалась система географических названий, в которой отразились не только физико-географические признаки местности, но и все стороны жизни айнов, их история, верования, этнический состав и межродовые отношения.

Физико-географические объекты и их роль в жизни этноса. Существует два основных подхода к оценке географических объектов: по физическим свойствам и по роли в жизни человека [20, с. 114]. У айнов-охотников было много естественных географических терминов, связанных с микрогеографией гор и лесов, у рыболовов и морских зверобоев используемые термины имели связь с гидрографией. Передвигаясь по суше и воде, представители данного этноса пользовались избранными природными ориентирами, которые стали именами географических объектов [13, с. 71].

Различные физико-географические характеристики рек нашли своё отражение в их названиях, раскрывающих особенности течения, цвет, вкус и запах воды, характер русла реки или её поймы, а также особенности почвы, наличие тех или иных видов растительности по берегам, видов животных и рыб, обитающих в водоёмах или на окружающей территории.

В самом деле, гидронимы, содержащие в своём составе так называемые местные географические термины и другую нарицательную лексику, — это названия-индикаторы, довольно точно характеризующие основные особенности водного объекта. Например, найхэ (водный поток значительных размеров), паната (пойма), ваккасава (чистый водный поток), ахагава (водный поток красного цвета), анан (безлюдное водное пространство), утасинай (река, содержащая в своих наносах крупный песок), вакканай (река с питьевой водой), асасе (водный поток незначительных размеров), уси кае най (река с прозрачной водой), едонай (бешеная река), сома (мутный водный поток), симая (каменистое ложе водяного потока), такутанай (устье с множеством валунов), комисахе (небольшая река на маленьком мысе), сакидзава (река за мысом) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 2, 10—12]; ушиоро (усиоро) — селение и бухта (букв. «губа, морская бухта»); орокес — залив, в который впадает река, переводится как «дугообразное (вогнутое) место» (оро в сложных словах означает «место», «направление к месту», кесь — «дуга»). По имени залива получили названия река, мыс и селение [4, с. 99—100].

При ориентации по речным системам большое значение имело направление реки (откуда она берёт начало и куда впадает). Эта особенность нашла отражение в гидронимах: ребунбецу (водный поток, впадающий в море), гентосаки (исток реки, берущий начало из широкого озера), кигаси ребун (река за морем, букв. «кроме моря»), уситама (маленькая извилистая река, которая течёт у берега морского залива), онканай (река, у которой узкое устье), тиннай (река, соединяющая озеро с морем), моя-ан (спокойный поток воды, букв. «малое течение»), томари киси (небольшая река на берегу гавани), томаринай (река, впадающая в гавань), то-хуро (водный поток, пересекающий болото), тогиси (поток воды на краю болота), катакинай (небольшая река, пересекающая долину), кататаси (долина с множеством рек), команбецу (поток воды с направлением на север), типороме (коварный водный поток), кооннай (небольшая река с застывшим течением в устье), каруба (спокойный водный поток в горной местности) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 3, 9—12].

Исследователи отметили у айнов названия озёр, в частности, среди топонимов Сахалина — о. Тунайча, Изменчивое (по-айнски Омуто), Айнское (айны его называли Райциська, а японцы — Райтиси) [12, с. 13; 4, с. 13]. Известны следующие термины: тондо (озеро, замерзающее у устья), то-упуцу (озеро с устьем), тохиси (озеро с высоким берегом), тонюнай (река, вытекающая из озера), томамуси (мелководное озеро, пересыхающее летом) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 8—9].

В языке айнов получили распространение гелонимы (названия болот). Например, нисиандо (глухое болото), тодо (два болота), котёбецу (глубокое болото во впадине), сатто (высохшее болото), хацуйасу (болото, где много опасных мест, букв. «тигровых веток» — особого вида флоры), китатофури (устье болота), найтомо (болото у небольшой реки), нио (болото, где много деревьев), акенай (маленькое болото), ваай (приток круглого болота), тоуро (водный поток около болота) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 5, 8—12].

Ряд топообразующих географических терминов отражает специфику и разновидности мысов: ота-коро носки (сухая часть морского берега, не замываемая прибоем), ноторо (часть суши, выдающаяся в озеро), энтрум (часть суши, выдающаяся в реку), сахаехама (ровный песчаный мыс), ебе (мыс, указывающий путь), енру (высокий мыс), ояхабу (мыс от большого холма), есутару (пространство между мысами), икаси (возвышенное сухое место на пойме), сирарака (площадь, омываемая приливом) [2, с. 153; НА СОКМ. Оп. 10. Д. 326. Л. 39; НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 2, 6—7].

Широкое распространение получили названия отдельных скал и гор: хаккохама (маленькая скала), акаива (красная скала), хапехи (скалы с отверстиями), рябунео (отдельная скала в море), соя (каменные выступы в открытом море), амбецу (скала отдыха), китамасира (множество скал у реки), исара (гора ветров), исая (медвежья скала), тисия (отдельная высокая скала на суше), нохру (подводные скалы, образующие мыс), туссо (утёс с пещерой), сири (гора около воды) [НА СОКМ. Оп. 8.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Д. 72. Л. 1, 7—8]; уко-кара пацись (два камня, оторванные от скалы между Иноскоманаем и Чеписани) [5, с. 366]. Берег Японского моря скалистый, там часто происходят оползни и обвалы, которые айны называли окимум-пэ (горные цунами) [3, с. 196]. Следует отметить, что термины, связанные с горным рельефом, не только отражали особенности ландшафта Сахалина, но и использовались в качестве обозначений элементов микрорельефа при ориентировке в пространстве.

Айны давали названия массивам и кряжам. Например, итау (остров в море), епкай (холмистая возвышенность), комасисира (песчаный кряж), товода (холмы, видимые с моря), отаун (высокий песчаный берег), ма-сара (песчаный вал у морского берега), сирауси (скальный массив), то-хоса (лесистый кряж), сецури (гряда холмов из больших раковин), ниси-сия (холмистая возвышенность острова), ноцухе (речной кряж), утатомо (песчаный кряж), одаи (песчаный уклон), нагаисо (идущая от берега низкая и узкая полоса земли) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 6—7]. Слово пира означает «утёс». Выражение хауопира можно перевести как «утёс, вершина которого похожа на плавники меч-рыбы» [6, с. 292].

В число терминов, обозначающих морские и прибрежные объекты, включены номинации бухт, архипелагов и островов. Например, икуцо-мари (гавань, в которой выступает подводный мыс), тараютомари (противоположная бухта), уеидомари (плохая гавань), уепсиба (часть суши, выдающаяся острым углом в море), котомари (маленькая бухта), раху-ма (чистая гавань), керамои (красивая бухта), утатомари (песчаная гавань), отомари (глубоководная гавань), оитомари (огненная гавань), ки-тауси (середина бухты), хоротомари (большая гавань), тикетомари (залив, где собираются водоплавающие птицы) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 4—6]. Ушишир — название островов Большой Курильской гряды — переводится с айнского как «бухтовая земля»: уши (ушиоро) — бухта, шири (сири) — земля, остров. В эту группу островов входят о. Янкича (от айнского янге — «возвышаться») и о. Рипонкича (от айнского репун — «открытое море» [4, с. 142]. Поселение Макомай было названо таким образом по причине наличия рядом с ним мощных напластований раковинных куч макомай айп.

Уратман — бухта о. Симушир. Название переводится с айнского как «вонючая бухта» [4, с. 140], что, вероятно, отражает анаэробный процесс, происходящий по её берегам и дну с выделением газа метана. Уруп — остров Большой Курильской гряды, название происходит от айнского уруппу (букв. «лосось»), что связано с его очертанием, похожим на рыбу [5, с. 376].

Саморо-мосхири — специальное название Японии у айнов, букв. «соседняя страна» [6, с. 295]. Водяное божество Минтусхи (род дракона) обозначали айнским словом Схири-схам-аину, букв. «горной стороны бока человека». Формально это название не отражает никакой связи с водой, однако когда слово схири означает гору, оно в большинстве случаев понимается как высокая возвышенность около воды (например, берег моря, реки или озера) [6, с. 302].

У айнов многие географические термины указывали на места сбора ягод, редких растений, заготовки коры, луба, тростника и древесины, а также аконита, из которого извлекался яд: ханен (заросли орешника), абамай (место растений с «чёрными нитями»), сибунай (камышовая река), обен (гавань, где растёт бузина), кикуси (небольшая река с высокой травой), судзуя (река, где растут на холмах ивы), тацуко (речка с зарослями бузины юиватоко), тякаму (место растений, пригодных для изготовления охотничьих луков), томамай (место, где растёт трава ангокуса), цуманай (тростниковая река), наёси (заросли камыша), томанай (место, где заготовляют кору для покрытия крыш), макун нитас (лес возле моря), китиуси (место, где собирали «айнский лук»), сусууси (заросли ивы), айхако (маленькая речка, около которой собирают шиповник), ацунай (река, где растут деревья охиё), икаусе (место, где много растений икао), тикюнай (река, где растёт бацухоякаги — вид ивы) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 5—6, 10].

В основу некоторых номинаций были положены термины, связанные с хозяйственной деятельностью — охотой, рыболовством и собирательством: оёкунай (место рыбалки), ёман (место охоты), орихо (река горбуши), охубар (место лова сельди), орибетомари (гавань тюленей), урю-най (река бакланов), теуси (гора медвежьих троп), эссе (лёжка медведей), тохепаро (озеро водоплавающих птиц), тирикаро (нерестилище рыбы итоу), нетан (река хода кеты), урай уси пэт (место, где ставят ловушки для рыбы), аракой (река, где водится рыба кпуре), исанбе (река, где рыба мечет икру), симатомари (гавань, где много лисиц), хинро (лагуна, где собирали раковины) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 2—6]; кимун ивору (зона горно-таёжной охоты, главным образом на медведя) [9, с. 94]; хумпэ янка най (река, по которой поднимаются киты) [2, с. 153].

Выделяются основные экономико-географические термины: кумако-май (участок для сушки рыбы); карамай (место изготовления парусов); яман (место, где ставят сети); какеуси (территория с множеством мостов); кутбя (скопления промысловых жилищ); кувама (участок для заготовки больших луков); ундсини (берег моря, где много очищенных от коры деревьев); ботоннай (река, по которой поднимаются котики); тиси-най (река, где растут деревья для заготовки лодок); оибе (удобная стоянка для судов в устье реки); цубокару, типикару (удобные места для перетаскивания лодок); тётоу (торфяная река); тоёмай (река для заготовки продуктов питания на год); тэсио (место, где ставят тэс — загородки для ловли рыбы); кусюканай (река, где можно перейти вброд); рутака (дорога через песчаные холмы); янкехана (пристань для грузовых лодок); тибе-саки (удобная гавань для спуска лодок на воду); типо (рыбное место); ка-сихо (шалаш для рыбной ловли); сати (летник для рыбной ловли); енген (скалистый берег, у которого море выбрасывает различные предметы); тарайка (переход через горный перевал) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 1 —13]. Названия перевалов и горных переходов отражали их значимость.

Большое значение в жизни айнов имели полезные ископаемые. Например, Тояукуси — название места возле с. Котанкеса, данное ему потому,

что айны добывали здесь разновидность белой жирной глины, употребляемой в пищу с некоторыми растениями. Прежде на этом месте существовало айнское селение. Слово состоит из нескольких значимых элементов: тоя (земля) + ук (брать) + уси (место) [12, с. 96].

Известны термины, связанные с горным рельефом. Среди них наиболее распространены: тай бира (развалившийся обрыв), тай куси (береговые оползни), татосе (пещера, пригодная для жилья), кигаси тайку-си (бугристая дорога).

Некоторые географические объекты получили названия по их сходству с другими подобными же объектами или предметами быта и животными: айхама (берег в виде стрелы), тирае (изогнутый песчаный берег в виде айнского ножа). Повсеместно встречаются местные географические термины, связанные с образом кита: ебису (скала, похожая на плавник кита), хумпэ сяпа (голова кита), хумпэ сюм (скала-кит) [2, с. 153]. В местности Хидака есть камни, которые считаются костями кита; камень-камбала есть в Тантаканубури. Камни в местечке Рокундоуй близ р. Сару воспринимались как окаменевшие остатки разбитой морем лодки [3, с. 196]. Гидроним Поротру-Песьпо (приток Кусуная) происходит от слов поро — «большой», тру — «дорога», песь — «утёс», по — «дитя». Гора Хунпэ-сапа похожа на голову рыбы, отсюда и название «голова кеты». Гора Юку ран нупури определяется как «пастбище для оленей».

Названия поселений по восточному берегу Сахалина: Оцёхпока, Тунай-ця, Сианця, Ай, Отосан, Мануэ. Некоторые из них сохранились, но большинство были заменены русскими, например, с. Отосан — пос. Фирсово. Интерес вызывает название г. Томари. Слово томари отнюдь не японское, как считают многие исследователи. На въезде в город располагался рыбацкий посёлок Томари-по. Томари означает букв. «бухта», «залив» или «гавань», это исконно айнское слово, но оно попало и в японский язык; по — уменьшительный суффикс (пон по-айнски — «маленький»), стало быть, томарипо — «бухточка». В том месте и в самом деле есть небольшой залив, потом мыс, за которым открывается большая бухта, на берегу которой и вырос пос. Томари. Самая высокая крутая горная точка Южного Сахалина — пик Шпанберга, по-айнски — Асьпенисири, что, по некоторым интерпретациям, переводится как «гора плавника касатки» [12, с. 14].

Таран котан (тара — «бровь») — название селения, более не существующего, располагавшегося по левому берегу р. Поронай (Большая река), Сиска — имя правого притока Пороная близ устья, а также селения, находившегося в старину на берегу этой реки. Другое её айнское название — Сикка [12, с. 91].

Географические термины, отражающие историко-этнографичес-кие сведения. Айны Южного Сахалина называли своё поселение котан, невзирая на его размеры. Слово ката (др.-иран.) — «углубление», «яма», «хижина» — перешло в славянский язык в форме хата. Прослеживается параллель между украинским хата, остякским хат и др.-инд. кат, кот — «крепость». В монгольском языке хото — «город» и хотон — «поселение из нескольких юрт» [10, с. 263].

Словом котан могли называть и такое большое селение, как Райцись-ка или Устомонайпо, в каждом из которых имелось несколько групп домов. Летние деревни айнов — сак котан или байкару — независимо от размеров располагались вдоль рек, по которым поднимались на нерест лососёвые рыбы. Зимние деревни — мати котан — находились на удалении от моря, выше по течению реки и ближе к горным районам, где айны охотились на лесного зверя [11, с. 110—111]. Всё жизненное пространство, где добывалась пища ивор, делилось на две зоны: летнюю и зимнюю [19, с. 42]. Обе зоны с участком реки и прилегающей частью её бассейна, озёрами, массивами леса и побережьем моря находились в пользовании общины одного посёлка котан и являлись запретными для членов других общин. Как правило, в старое время селения были незначительными по размеру. Одна деревня — синэ котан — состояла из одного-трёх, изредка более, жилищ, в которых обитали представители одной родственной группы, синэ экасикир (одной генетической линии), ведущей своё происхождение от общих предков [19, с. 152].

Айны выделяли поселения по месту расположения или географическому признаку: ноцу (поселение за мысом), сиритару (деревня между гор) [НАСОКМ. Оп. 3. Д. 261. Л. 13], урай котан (деревня ловушек для рыбы), киминай (деревня в глубине гор), соин (деревня с плохим берегом), сирахамь (деревня между гор), оутари (большое поселение, разделённое в середине пустырём). Ноторо — название древнего селения по соседству с селом Тарайка. Слово состоит из таких значимых частей, как но — «мыс» и торо — «имеющий» [5, с. 203].

Селения располагались вдоль побережья, главным образом возле нерестовой речки, однако этот принцип мог и не соблюдаться. Дома всегда строили в линию на небольшом расстоянии от берега. Их расположение в стойбище не совпадало с социальным статусом хозяина. Обычно владельцем вод, земель, близлежащих сопок являлось всё стойбище коллективно. Посторонний человек, желающий поохотиться или порыбачить на территории, принадлежащей поселению, обязан был сначала получить разрешение у вождя. Многие места на Южном Сахалине, где когда-то находилось стойбище, айны называли oбaкoтaн — «пустая деревня». Со словом катан связаны названия: катагиси — «часть села», котан кор гуру — «староста села». Нередко «селение» с единственным домом также называлось котан [11, с. 110—111 ].

Отмечены названия крупных поселений сахалинских айнов: Айкотан, Поро Котан, Наяси, Райчиська, Устомонайпо, Отасух, Тооро, Кусуннай, Чирай Хуроочи (аналогично названию реки), Томарикес, Хуроочи, Опса-найпо [11, с. 125]. Айны меняли своё местопребывание довольно часто в дополнение к перемещениям, вызванным промысловыми нуждами. Они редко жили долго в одном селении.

Наконец, древний айнский термин котан — «селение», «обитаемая земля» — на Курилах был связан с названиями островов: Онекотан (Старое селение), Харимкотан (Место лилий), Шиашкотан (Земля сивучей), Шикотан (Большой остров), Усукотан (Деревня у залива), Симакотан

(Деревня на окаменевшей лаве), Кигаси Сацукотан (Летняя деревня), Туко-тан (Селение на склоне горы), Чиринкотан, Котан-утури, Араумакотан и др. [5, с. 146—147; 4, с. 68, 99, 137, 158]. Как считает Э.М. Мурзаев, огромное количество географических названий образовано с помощью древнего термина кат (жилище, дом, посёлок, город, крепость, хлев, сарай) в Индии, Пакистане, Афганистане, Иране и других странах Евразии [10, с. 263—264].

Айнский географический термин часи (тяси) применяется для обозначения всех, независимо от культурной принадлежности, укреплённых поселений и городищ. На территории земляной крепости селения Сирануси на Южном Сахалине есть священные места тифуяси и тясия. Их происхождение связывают с жилищами «маленьких людей» [21, с. 255]. Слово часи (тяси) в сознании айнов не просто обозначало материальный объект (дом), но и имело особый сакральный смысл, например: ту унчи о тяси (жилище с двумя очагами), поро тяси (большой дом богини очага). В часи также хранили многие жертвенные вещи для духов [11, с. 113]. Пон тяси (маленький дом с изгородью) в сознании айнов связано со словом тас-хи — «частокол». Айны ставили из длинных и тонких кольев такой дом на вершинах холмов. Tасхи означает «забор», «ограда» (ещё более точным переводом будет «частокол» — яп. ки); место, обнесённое этим «забором или оградой», также может иметь смысл «замoк» или «крепость» [5, с. 293].

Название селения Райтиська (Трайтиська), означающее букв. «жилище (селение) мёртвых», происходит от слов рай, трай — «смерть», «умирать», и тяси — «дом», «жилище». Происхождение селения связано с археологическими памятниками. На песчаных валах между морем и оз. Айнским встречаются остатки жилищ, керамика и каменные орудия древних обитателей Южного Сахалина [4, с. 129]. Тяси (часи) можно сравнить со славянскими словами чисть, чистик (чистое открытое место). Его значение охватывает объекты как первичных ландшафтов, так и преобразованных человеком [10, с. 617]. В частности, зимой айны, занимаясь подлёдным ловом наваги, камбалы и других видов рыб, из хвойных веток сооружали шалаш уорун тяси; божеству домашнего очага они приносили стружки тяси инау [19, с. 107].

В географических названиях, которые позже стали топонимами, сохранились этнонимы и антропонимы. Они указывали на расселение племён, народов, этнических групп и т.д. Котанкес (букв. «конец селения или округи») — название селения примерно в 60 км к югу от селения Тарай-ка. Здешние люди в древние времена были очень богаты, а вожди — очень храбры. Сохранилось много преданий об их отважных поступках. Айнов Тарайки называли кироро (букв. «мощь», «физическая сила»), они никогда не покорялись японцам и не принуждались работать на них, были известны как очень храбрые, независимые люди с горячим характером, более склонные к ссорам и более мстительные, нежели айны Южного Сахалина [12, с. 92, 95]. Хоккайдо, остров на севере Японии, в начале XIX в. назывался Эдзо (Иезо, Иессо), от айнского этнонима эдзо (букв. «островитяне») [15]. Ториса — так ороки называли своё селение [12, с. 91] возле

устья р. Тыми (нивхск.), у айнов река была известна как Томо. Муйга (айнск.) — приток р. Сиу (в значении «пятый»), северная граница племени ольча (уйльта); Муйка — главное уйльтинское селение [5, с. 177]. Серу-то — название селения на Курильских островах, топоним произошёл от прозвища «Сирота» жившего там русского [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 5].

Сохранилось название полуострова Мукара энтрум (Топорный мыс), где жили тончи — люди каменного века. Они, испугавшись айнских воинов, покинули полуостров, оставив на нём каменные топоры, стрелы и горшки [5, с. 32, 33]. Как считал А.Б. Спеваковский, термин тончи является, вероятно, не названием этноса или этнической группы, а обозначением по типу жилища (полуподземного), произошедшим от айнского тои — «земля». Это название в айнском языке применялось в равной степени как к айнам, так и к другим обитателям Дальнего Востока и дословно означало «жители земляного жилища» [18, с. 11].

Выделяются народные географические термины, связанные с верованиями и культовыми понятиями: еытысу (болото, где много следов дьявола); Камуи (место богов); Камуи томари (божественная гавань); Тито (река богов); тацуива, сирои (ритуальное стрельбище из лука); ахиян (мыс, с которого стреляли из лука во время цунами) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 1, 5—6]; Камуи мосири (остров амазонок; место, где жили ояма-кус махнеку) [12, с. 295]. Важнейшими в айнской религии являлись боги гор. В высокогорье Ивору тапка обитает подавляющая часть хозяйственно важных божеств [9, с. 98]. По поверьям айнов, небесный бог Окикуруми сошёл в местности Аину-мосхири. Местом сошествия его в страну Эзо являются, как говорят, некоторые священные сопки, считавшиеся исходным пунктом культуры айну [6, с. 290]. Согласно фольклору, земледелие связывалось с культурным героем Окикуруми, который, якобы спустившись с неба, украдкой принёс с собой на землю горсть семян проса хие (пия-па). С тех древних времён люди начали культивировать злаки [19, с. 45].

Д.М. Позднеев говорит об айнском происхождении названия островов Ушишир, ссылаясь на легенду: «В глубокой древности этих островов не было. Но их создал бог грома Каннан-камуй, заставивший их упасть с неба. Поэтому острова эти называют также Камуи кару мосири, т.е. «острова, созданные богом» [14, с. 4]. Географический термин бацуко (букв. «бабушкино болото»), вероятно, связан с очень важным женским божеством — богиней очага, «бабушкой-кормилицей»; название ояу (змеиная река), очевидно, отражает религиозные воззрения о культе змеи и тесно связанном с ним культе солнца [3, с. 189—190].

В среднем русле р. Исикари (по воззрениям айнов, Млечный Путь — отражение этой реки) есть скала под названием Ночиу (Звезда), которая якобы спустилась с неба. Место под названием Ночиу энрум (Звёздный мыс) имеется на побережье Охотского моря. В селении Мэнаси также есть река со скалой, которую называют рикоп ома най — «река со звездой». Все эти географические названия восходят к тем временам, когда подобные отчётливо видные предметы служили для рыбаков ориентирами [3, с. 185].

Исследователь айнов Б.А. Жеребцов считал, что название главной высоты — японского вулкана Фудзияма — имеет айнское происхождение. Японское фудзи — дериват айнского удзи (огонь) и тунгусо-маньчжурского пудзя (хозяин огня) [НА СОКМ. Оп. 3. Д. 261. Л. 3]. Нередко айны по отношению к огню употребляли обозначение фудзи, фучи (богиня огня и очага). Возможно, оно ведёт своё начало из глубокой древности, когда айны заселяли о. Хонсю и отождествляли божество огня с божеством «огненной горы» (вулкана) [19, с. 116].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Некоторые географические термины указывали на культовое значение объекта. Например, раяку (гробница), растамари (гавань смерти), ара-кай (заколдованное место), растиса (холм, у которого горько плачут), са-вамай (место черепов) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 11—13]. Наличие культа черепов у айнов подтверждается также находками горшков айнского типа, содержащих черепа [22, с. 582].

Критерием культовой значимости служили географические объекты: насирсия (место, где новый год встречается со старым), кигасирсия (место, где старый год переходит в новый), риядомари (гавань, где старый год переходит в новый) [НА СОКМ. Оп. 8. Д. 72. Л. 10—13].

Много поверий и сказаний связано с разрушительной силой цунами. Рассказывали, что в древности недалеко от холма Сэнсай был холм Риси-ри, но во время цунами его оторвало от земли, и он покатился до горы Самасикинупури, что в местечке Нагасо, срезал угол этой горы и поплыл по р. Исикари, затем влетел в море и стал о. Рисири. Подобный рассказ существовал и об о. Якисири. Говорили, что о. Ребун был горой в окрестности р. Тэсио, в результате цунами он уплыл в море [3, с. 196].

Таким образом, географические условия, природная среда, специфика хозяйственной деятельности, материальная и духовная культура, исторические обстоятельства породили географическую терминологию островных жителей, обусловили её детализацию и специфику. У айнов сложилась хорошо отработанная специализированная терминология, связанная с особенностями микрорельефа, имеющего значение при ориентировке на море и в горах. Особенно хорошо айны знали гидрографию рек, по их течению ориентировались на местности, отмечали скорость и направление течения, перекаты и т.д.

ЛИТЕРАТУРА

1. Акулов А.Ю. Реконструкция традиционных представлений айну о мире (по материалам анализа фольклорных текстов) // Известия Института наследия Бронислава Пилсудского. 2010. № 14. С. 167—203.

2. Арутюнов С.А., Щебеньков В.Г. Древнейший народ Японии. Судьба племени айнов. М.: Наука, 1992. 209 с.

3. Арутюнов С.А., Щебеньков В.Г. Поверья, приметы и представления айнов об окружающем мире // Вестник Сахалинского музея. Южно-Сахалинск, 1995. № 2. С. 185—207.

4. Гальцев-Безюк С.Д. Топонимический словарь Сахалинской области. Южно-Сахалинск: Дальневосточное кн. изд-во, 1992. 219 с.

5. Добротворский М.М. Айнско-русский словарь. Казань, 1875. 487 с.

6. Киндаити Кёсукэ. Материалы по религии и этнографии айнов. Религиозная жизнь айнов // Известия Института наследия Бронислава Пилсудского. 2011. № 15. С. 283—303.

7. Кнорозов Ю.В., Спеваковский А.Б., Таксами Ч.М. Пиктографические надписи айнов // Полевые исследования Института этнографии 1980—1981. М.: Наука, 1984. С. 226—233.

8. Кондратенко А.П. Некоторые проблемы историографии айнов // Айны: Проблемы истории и этнографии (Этнографические исследования Сахалинского областного краеведческого музея. Вып. VI): препринт. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО АН СССР, 1988. С. 21—36.

9. Косарев В.Д. Айны: идеология природопользования // Айны: Проблемы истории и этнографии (Этнографические исследования Сахалинского областного краеведческого музея. Вып. VI): препринт. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО АН СССР, 1988. С. 89—103.

10. Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. М.: Мысль, 1994. 653 с.

11. Онуки-Тирни Э. Айны северо-западного побережья Южного Сахалина / пер. с англ. и примечания Т.П. Роон // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1996. № 3. С. 89—127.

12. Пилсудский Б.О. Материалы для изучения айнского языка и фольклора / пер. с англ. В.Д. Косарева // Известия Института наследия Бронислава Пилсудского. 2004. № 7. 437 с.

13. Подмаскин В.В. Народные знания сахалинских айнов // Россия и АТР. 2012. № 2. С. 70—80.

14. Позднеев Д.М. Материалы по истории Северной Японии и её отношений к материку Азии и России. Данные географические и этнографические. Иокохама: Тип. Ж. Глюк, 1909. Т. 1. 521 с.

15. Поспелов Е.М. Географические названия мира: Топонимический словарь / отв. ред. Р.А. Агеева. М.: Русские словари, 1998. 372 с.

16. Прокофьев М.М. Новое об айнах о. Сахалина // Этнографические исследования Сахалинского областного краеведческого музея. Южно-Сахалинск, 1985. С. 5—13.

17. Сем Л.И. Материалы по языку сахалинских айну // Материалы по истории Дальнего Востока. Владивосток, 1973. С. 289—296. (Труды ИИАЭ ДВО РАН, т. IX).

18. Спеваковский А.Б. Айны (проблемы истории и современности) // Айны: Проблемы истории и этнографии (Этнографические исследования Сахалинского областного краеведческого музея. Вып. VI): препринт. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО АН СССР, 1988. С. 6—20.

19. Спеваковский А.Б. Духи, оборотни, демоны и божества айнов. М.: Наука, 1988. 205 с.

20. Суперанская А.В. Имя через века и страны. М.: Наука, 1990. 190 с.

21. Хиракава Ёсинага, Ямада Горо. О современном состоянии земляной крепости Сирануси // Вестник Сахалинского музея; Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея. № 4. Южно-Сахалинск: Сахалинский областной краеведческий музей, 1997. С. 250—260.

22. Штернберг Л.Я. Гиляки, орочи, гольды, негидальцы, айны: статьи и материалы / под ред. и с предисл. Я.П. Алькор (Кошкина). Хабаровск: Дальгиз, 1933. 740 с.

23. Эмори Сусуми. Айны: прошлое и настоящее // Этнокультурные процессы и общественное сознание у народов Дальнего Востока (XVП—XX века). Владивосток: Дальнаука, 1998. С. 7—18.

24. НА СОКМ (Научн. арх. Сахалинского областного краеведческого музея).