Научная статья на тему 'Генезис и геологический возраст травертиноподобных карбонатов пудостского массива'

Генезис и геологический возраст травертиноподобных карбонатов пудостского массива Текст научной статьи по специальности «География»

CC BY
142
36
Поделиться
Ключевые слова
ГЕОХРОНОЛОГИЯ / ИЖОРСКОЕ ПЛАТО / ПАРАТРАВЕРТИНЫ / ПУДОСТЬ

Аннотация научной статьи по географии, автор научной работы — Никитин Михаил Юрьевич, Медведева Александра Александровна, Максимов Федор Евгеньевич, Кузнецов Владислав Юрьевич, Жеребцов Игорь Евгеньевич, Левченко С. Б., Баранова Надежда Григорьевна

Предлагается оригинальная авторская гипотеза о генезисе пресноводных карбонатов Ижорского плато. Новые полученные уран-ториевые датировки из разреза «Пудость» уточняют важный момент истории реки Ижоры катастрофический прорыв вод древнего голоценового озера.

Похожие темы научных работ по географии , автор научной работы — Никитин Михаил Юрьевич, Медведева Александра Александровна, Максимов Федор Евгеньевич, Кузнецов Владислав Юрьевич, Жеребцов Игорь Евгеньевич, Левченко С.Б., Баранова Надежда Григорьевна,

Текст научной работы на тему «Генезис и геологический возраст травертиноподобных карбонатов пудостского массива»

УДК 91 ББК 26.8

М.Ю. Никитин, А.А. Медведева, Ф.Е. Максимов, В.Ю. Кузнецов, И.Е. Жеребцов, С.Б. Левченко, Н.Г. Баранова

ГЕНЕЗИС И ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ТРАВЕРТИНОПОДОБНЫХ КАРБОНАТОВ ПУДОСТСКОГО МАССИВА*

Предлагается оригинальная авторская гипотеза о генезисе пресноводных карбонатов Ижорского плато. Новые полученные уран-ториевые датировки из разреза «Пудость» уточняют важный момент истории реки Ижоры - катастрофический прорыв вод древнего голоценового озера.

Ключевые слова:

геохронология, Ижорское плато, паратравертины, Пудость, травертины.

В окрестностях Санкт-Петербурга немало памятников природы и истории, связанных с деятельностью человека. К таковым можно отнести памятники горного дела, в том числе и «Пудостские ломки». Первые признаки присутствия человека в верховьях Ижоры появились не позднее неолита, об этом свидетельствуют многочисленные археологические находки на этой территории. Именно здесь, в начале V тысячелетия до н. э. произошло редкое для этих мест катастрофическое событие, изменившее гидрографический рисунок северо-восточной части Ижорского плато. Произошло это на глазах у тогдашнего неолитического населения. Позднее, начиная с раннего средневековья, со времени образования устойчивых поселений, начинают разрабатываться месторождения строительных материалов, таких, как «бут» - известняки и доломиты ордовикского возраста и «пу-достский камень» - пресноводные вторичные карбонатные осадочные образования голоцена. Месторождение последнего разрабатывалось вплоть до середины ХХ в. Наиболее известные памятники архитектуры Санкт-Петербурга, где использовался этот камень: Казанский собор (1811 г., арх. А.Н. Воронихин), и аллегорические фигуры у ростральных колонн на стрелке Васильевского острова (1810, арх. Ж. Тома-де-Томон), дворец в Гатчине.

Пресноводные травертиноподобные карбонаты - один из заметных феноменов Ижорского плато. Литифицированные разновидности пресноводных карбонатов в отечественной геологической литературе обычно именуют пресноводным туфом, известковым туфом или травертином. Классический травертин (лат. lapis tiburtinus, итал. travertino) представляет собой натёчные агрегаты кальцита, выделившиеся из

раствора термальных источников, без какого-либо участия живых организмов. Термин «туф» (лат. tofus; tufa, tuffa) - во многих европейских языках имеет первоначально однозначную генетическую привязку: пористые разновидности отложений вулканической тефры. Параллельно с этим, существует ещё как минимум две разновидности «tufa» - кремнистые «туфы», т.е. опоки (гейзериты) и известковые «туфы» -травертины. Последние именуются также «calcareous tufa», «lacustrine tufa», «tufaceous stone», а то и вовсе «freshwater limestone». Возможно, следует различать «холодноводные» и «тепловодные» пресноводные карбонаты, причём последние, «настоящие травертины», формируются в растворах, где высвобождается «эндогенный» СО2, из гидротерм. Немаловажен вопрос: каким образом осуществляется привнос двуокиси углерода в районы генерации пресноводных карбонатов тектонически стабильных платформенных областей? Вероятно, следует признавать периодичность, а также градуативно различать степень тектонической активности или признавать наличие остаточных явлений после кратковременных, возможно, импульсивных тектонических событий.

Так как геологическая общественность вынуждена использовать внутренне противоречивую терминологию, все упомянутые названия этого довольно узкого спектра осадочных пород следует признать не вполне подходящими для пресноводных карбонатов Ижорского плато, тем более что они никак не отражают биологическую компоненту их генерации. Существующее в геологической литературе разночтение давно требует ревизии. Для большей ясности в вопросах номенклатуры авторы предлагают более длинное рабочее название таких

* Работа выполнена при частичной поддержке Гранта Правительства РФ № 11.G34.31.0025.

Среда обитания

Terra Humana

пород: биохемогенные пресноводные травертиноподобные карбонаты [5]. В качестве краткого синонима с географической привязкой предлагается также использовать термин: «ижорские паратравертины», по аналогии с «welsh tufa» [8]. Степень биоген-ности в различных вариантах пресноводных карбонатах достаточно сильно варьирует, но чаще всего является определяющей.

Пресноводные биохемогенные карбонаты во внеальпийских областях до сих пор представляют собой малоизученный литологический феномен. Их генерация в настоящее время наблюдается преимущественно в областях распространения коренных карбонатных пород, подверженных той или иной степени тектонической дезинтеграции. Даже в том случае, когда карбонатные породы перекрыты терри-генными толщами, мощностью в десятки метров, транспорт кальция осуществляется по системам дизъюнктивов. Немаловажная деталь механизма образования таких пресноводных карбонатов - участие в их осаждении колоний прокариот и высших фотосинтетиков: от харовых водорослей и мхов до цветковых растений. Процесс фотосинтеза водных организмов обусловлен поглощением СО2 из растворов природных источников, что в свою очередь приводит к образованию микробиальных карбонатных корок на субаквальных поверхностях, а также к метосоматическому замещению живых тканей растений кальцитом. Так, например, обрастание погруженных в воду предметов карбонатными корками происходит за счёт деятельности колоний цианобактерий Schizothrix, Phormidium, Calotrix, Gloeocapsa, Rivularia и некоторых других, а также зелёных водорослей (Gongrosira, Chlorotilium и Oocardium), багрянок (Batrachospermum) и диатомей (Diatoma, Synedra, Achnantes, Gomphonema, Navicula). Эти сообщества образуют так называемые «циано-бактериально-водо-рослевые маты». Метасоматическое замещение живых тканей также наблюдается у харовых водорослей (Chara, Nitella), мхов (Brachythecium, Rhynchostegium, Hygrohypnum и других), а иногда и высших сосудистых растений. Основной действующий здесь механизм - извлечение в процессе фотосинтеза из природных растворов СО2 и последующее формирование на поверхностях фотосинтезирующих органов и в тканевых жидкостях кристаллического кальцита. Скорость формирования таких корок и фитоморфоз хорошо фиксируется ежегодным мониторингом и может достигать нескольких миллиметров

в год. Таким образом, биогенный фактор является определяющим в образовании таких литотипов [5].

Первое, на чём фиксируется внимание, - локальность формирования месторождений пресноводных карбонатов, а также узкий хронологический интервал их формирования. Обычно указывается бореальная стадия голоцена как наиболее очевидная активная фаза генерации пресноводных карбонатов на Северо-Западе России и в Прибалтике. Традиционно это объясняется климатическими причинами. Дескать, сухой и прохладный бореальный климат способствовал формированию залежей [1]. Тем не менее, весьма затруднительно связать с этим тезисом постепенное замедление пресноводного карбонатогенеза на указанной территории из-за его очевидной климатической азональности. Приблизительно одновозрастные месторождения известны на обширной территории от Центральной России (Московская, Смоленская, Тверская области) до Архангельской и даже Мурманской области (месторождение «Аммональное») [1]. Кроме того, колебания климата на отрезке бореал-современность не настолько велики, чтобы активизировать генерацию пресноводных карбонатов или прекращать её. Всё же, в течение всего этого времени большая часть этой территории находилась в пределах умеренного климатического пояса с сезонными температурными переходами через «ноль». Наконец, измеренная температура вод на выходе из источников колеблется от 4° до 8° Цельсия и мало зависит от сезонов года. Следует упомянуть такое важное обстоятельство, как наличие эманаций радона (22^п) в источниковых водах Ижорского плато. Есть мнение, что количественная составляющая радоновых эманаций связана не только с содержанием в коренных породах материнского урана, но и существенно зависит от баланса водно-газовых систем подземных вод, т.к. радон всегда сопровождает выделение С02, СН4, Не, Н2 и некоторых других газов. Так как практически все известные месторождения приурочены к структурным дислокациям коренных (дочетвер-тичных) пород, появилась гипотеза об эндогенном факторе формирования залежей паратравертинов. Эти дислокации, хорошо различимые в естественных обнажениях и искусственных выработках, нередко демонстрируют признаки вторичной минерализации, в том числе и гидротермальной. Признаков современных термальных вод на территории Ижорского плато не обнаружено, но это не исключает их существо-

Малакофауна пудостских паратравертинов

вания во время образования дислокаций. Повышенная растворимость карбонатных пород могла быть спровоцирована даже слабым разогревом грунтовых вод и наличием в ней активных анионов. Таким образом, карбонатное равновесие в таких водах легко смещается с растворения карбонатов на кристаллизацию кальцита при участии организмов-фотосинтетиков. В настоящее время процесс генерации паратравертинов сильно замедлен даже по сравнению с относительно недавним прошлым - атлантической эпохой голоцена. Именно этот момент фигурирует в большинстве источников, как время прекращения пресноводного карбо-натогенеза на Ижорском плато, Пандивере и других территориях Северной Европы. До сих пор подобные возрастные оценки делались почти исключительно на палинологических данных [1].

Территория Ижорского плато представляет собой полого наклонённую на юго-восток куэстообразную возвышенность и характеризуется слабо всхолмлённым рельефом с отдельными «островными» поднятиями и линейными депрессиями, часто маркируемыми реками или озёрами. Дочетвертич-ная поверхность сложена в той или иной степени дислоцированными ордовикскими карбонатными образованиями, южнее перекрытыми преимущественно терригенны-ми породами среднего девона. Во многих случаях коренные породы палеозоя хорошо обнажены, четвертичные осадки здесь маломощны. Эрозионный характер рельефа

рождений пресноводных карбонатов на Ижорском плато безусловно связана с дислоцированностью карбонатных пород палеозойской части разреза [1; 3; 5] Изучение закономерностей тектонического рисунка, а также разностороннее проведение исследований месторождений травертиноподобных карбонатов (их географии, генетической приуроченности, литологических разновидностей, установление геологического возраста) позволяет, в конечном счёте, выйти на время формирования структурных дислокаций.

Месторождение паратравертинов в окрестностях пос. Пудость Гатчинского района известно довольно давно, т.к. ещё в средневековье здесь выжигали известь. Однако между работами С.С. Куторги в 30-х годах XIX века и работами Т.Д. Бартош (60-70 гг. ХХ в.) образовалась своего рода лакуна, вероятно потому, что это месторождение считалось хорошо изученным. Особенность пудостского разреза состоит в том, что он аномально велик по своей мощности по сравнению с аналогичными месторождениями Ижорского плато. Максимальная измеренная мощность составляет 7,6 м. Линейные размеры Пудостского карбонатного массива: около 2,5 км в длину при ширине около 300 м. Массив вскрывается рекой Ижорой, а также карьерными выработками, среди которых есть и весьма свежие (90-е годы ХХ в.). Линейный характер этого геологического тела имеет прямое соответствие с линеаментом, в пределах которого располагается Верхняя

палеозойские породы. Существует распространённая точка зрения, что топология место-

плато подчёркнут многочисленными проявлениями карстовых и суффо-зионных процессов, что привело к заметному расчленению рельефа. К естественным причинам обнаженности добавляются антропогенные: множество карьерных выработок, штолен и т.д. Нередко и в самом дорожном просвете обнажены

Среда обитания

Terra Humana

Ижора (на участке д. Скворицы - д. Мыза-Ивановка). Этот же линеамент, хорошо различимый на космических снимках, ориентированный по азимуту 310°, фиксируется долиной реки Стрелки, также, в её верхнем течении. Характерная деталь пудостских паратравертинов - наличие отчётливых седиментологических текстур. Ритмичная слоистость подчёркнута лимонит-гидрогё-титовыми плёнками в «зимних» прослоях. Анализ шлифов показал, что эти специфические карбонаты представляют собой ритмично-слоистые микроспариты с тонкими микрозональными корками и оолитами. В минералогическом отношении - это почти чистый кальцит, с ничтожной примесью глинистых минералов и других терриген-ных частиц, это указывает на то обстоятельство, что первичный осадок не являлся так называемой «гажой», впоследствии литифицированной. Важной тафономичес-кой особенностью этого разреза является обилие раковин пресноводных моллюсков, преимущественно пионерных видов [5]. Палинологическое исследование пудостс-кого разреза, проведённое в 70-х годах Т.Д. Бартош, привело к выводу о том, что карбо-натонакопление в этом озере происходило с начала пребореальной до конца атлантической эпохи голоцена. В самом разрезе никаких литологических признаков деградации водоёма не наблюдается [1].

Ранее нами была предложена гипотеза о прорыве вод Пудостского древнего озера в бассейн Палео-Ижоры в районе посёлка Мыза-Ивановка. Здесь русло Ижоры делает крутой изгиб, размывая замок антиклинальной складки, изогнутый шарнир которой ориентирован по азимуту 45-50°, по линии Сокколово-Верево. До момента прорыва истоком Ижоры являлась река Пари-ца, как это следует из гидрографического рисунка. Затем понижение базиса эрозии, вызванное, возможно, регрессивными эпизодами в истории Балтийских палеобассейнов, привело к усиленному русловому врезу и попятной эрозии в верховьях рек Ижорского плато. Конечным итогом этого был катастрофический прорыв вод Пу-достского озера. Подтверждением нашей гипотезы служит обнаруженное в среднем течении Ижоры резкое стратиграфическое несогласие в низах аллювиальной толщи в районе д. Антелево, ж/д станции Ант-ропшино и урочище Самсоновка. Остатки древесины, найденные ниже поверхности несогласия в деревне Антелево, датированы в 9500 14С-лет [6; 7]. Сам прорыв, вероятно, произошёл позже, т.к. значительная часть сформированных позднее этой даты

отложений была размыта. Таким образом, для получения более детальных данных о геологической истории территории Ленинградской области, чрезвычайно важно выяснить дату точечного события, соответствующего «Пудостскому прорыву», а также привязать начало генерации па-ратравертинов к активной неотектоничес-кой фазе в истории Балтийского региона.

Попытки решения проблемы датирования пудостских карбонатов предпринимались палинологическими и малакостра-тиграфическими методами [1; 2]. Первые ограничены в своём использовании для па-ратравертинов тем, что они нередко бывают засорены более поздней палинофлорой из-за своей чрезвычайной проницаемости для грунтовых вод. Малакостратиграфия, при всей своей привлекательности, также мало оправдывает себя на голоценовом отрезке истории Северной Европы. Предполагаемый механизм образования пресноводных карбонатов, скорее, всего, исключает использование радиоуглеродного метода для их количественного датирования, в связи с возможностью их удревнения «мертвым» углеродом из дочет-вертичных ордовикских карбонатных образований. Поэтому, наряду с биостратиг-рафическими методами, для определения количественного возраста пудостской карбонатной формации нами был применен 230Т^и (уран-ториевый) метод неравновесной (радиоизотопной) геохронологии. Для определения возраста четвертичных отложений этот метод признается наиболее надежным, наряду с радиоуглеродным датированием. 23°Т^и метод используется для датирования природных объектов различного генезиса, в том числе и карбонатных формаций морского и континентального происхождения, таких как коралловые известняки, ископаемые раковины моллюсков, озерные карбонаты, вторичные карбонаты - сталактиты, сталагмиты, тра-вертины и другие подобные образования.

Предполагается, что при кристаллизации этих вторичных карбонатов они захватывают гидрогенный уран и почти не включают торий. Из аккумулированного урана в результате радиоактивного распада накапливается дочерний изотоп 230ТЬ Современные отношения активностей 230Т^234и и 234и/238и в карбонате являются мерой возраста в случае выполнения двух основных предпосылок 23°Т^и метода радиохронологии [4]:

1. В момент образования (в данном случае кристаллизации) отложения включают только изотопы урана;

Таблица 1 235

Результаты радиохимического изучения образцов паратравертинов

из разреза «Пудость»

ЛУУ № О £ и 238^ расп. в мин. на г. 234и расп. в мин. на г. 23°ТЬ расп. в мин. на г. 232ТИ расп. в мин. на г. 23°Т^234и акт. 234^/238^ акт. Прямой возраст тыс. лет.

541 10 0,7970± ±0,0362 1,1339± ±0,0462 0,0691± ±0,0033 <0,0047 0,0609± ±0,0038 1,4227± ±0,0672 6,8±0,4

542 50 0,8579± ±0,0463 1,2110± ±0,0590 0,0771± ±0,0039 <0,0069 0,0637± ±0,0045 1,4116± ±0,0783 7,1±0,5

523 100 0,8838± ±0,0320 1,2243± ±0,0410 0,0809± ±0,0042 <0,0051 0,0661± ±0,0041 1,3853± ±0,0473 7,4±0,5

520 100 0,9408± ±0,0292 1,3226± ±0,0381 0,0879± ±0,0036 <0,0061 0,0665± ±0,0033 1,4059± ±0,0399 7,5±0,4

516 100 0,9957± ±0,0409 1,4435± ±0,0536 0,1080± ±0,0044 0,0154± ±0,0021 0,0748± ±0,0041 1,4497± ±0,0600 8,4±0,5

2. В постседиментационное время (после кристаллизации) сохраняются условия закрытой радиометрической системы относительно изотопов урана и тория (нет поступления в систему или удаления из нее изотопов урана и тория).

Нами было проведено радиометрическое определение изотопов урана и тория в трех образцах из кровли, середины и подошвы видимой толщи паратраветинов мощностью 1 м из зоны свежей выработки. Выделение изотопов урана и тория из образцов проводилось посредством кислотного выщелачивания азотной кислотой. Подобный способ обработки образцов уже применялся при датировании ряда природных объектов различного происхождения [4; 10; 11], в том числе настоящих травертинов и пресноводных травертиноподобных карбонатов [9]. Непосредственно количественное определение удельных активностей производилось с использованием радиохимической методики [11]. Результаты представлены в табл. 1.

Для оценки воспроизводимости полученных аналитических данных образец из подошвы толщи был поделен на три части (№ 516, 520, 523 - см. табл. 1) в каждой из которых было проведено радиометрическое определение изотопов урана и тория. Несмотря на небольшие отличия в значениях удельных активностей изотопов урана и тория, величины прямого возраста этих трех частей одного образца находятся в согласии между собой в пределах погрешностей определения.

Аналитические данные образцов из кровли, середины и подошвы вскрытой шурфом паратравертиновой толщи показывают наличие следовых количеств изотопов 232Г1Ъ (за исключением пробы № 516). Это обозначает, что при кристаллизации паратравертины могли включать в себя

следовые количества 230Т^ которые вряд ли могли существенно удревнить возраст. Тем более, что прямой возраст пробы № 516, все-таки содержащей незначительное количество 232Т^ древнее прямых возрастов параллельных проб № 520 и 523 лишь в пределах погрешности. Следовательно, можно говорить о выполнении первой предпосылки 23°Т^и метода датирования - особенно для проб № 520, 523, 542 ,541.

Возрастные данные располагаются по вертикальному профилю в соответствии со стратиграфической последовательностью. Если бы было поступление урана (как более подверженного миграции элемента) в паратравертины происходило бы после их кристаллизации, то омоложение прямого возраста, вероятно, коррелировало бы с увеличением содержания урана в образцах. Однако уменьшение возраста от подошвы к кровле, наоборот, сопровождается некоторым уменьшением удельной активности урана. Эти обстоятельства предполагают выполнение второй предпосылки 230Т^и метода.

Таким образом, по результатам наших исследований, 230Т^и метод вполне применим для датирования паратравертинов.

Сказанное позволяет считать полученные прямые возрасты паратравертинов приближенными к достоверным. Время формирования паратравертиновой толщи происходило в первой половине голоцена от 7,5±0,4 до 6,8±0,4 тыс. лет назад, то есть с учетом погрешностей примерно 1,5 тыс. лет.

Мы утверждаем, что процесс формирования залежей пресноводных карбонатов Ижорского плато начался синхронно с процессами заложения трещин и складкообразования. Транспорт кальция мог усилиться только под влиянием эндогенных факторов, в связи с неотектоническими

Среда обитания

Terra Humana

движениями в пределах Балтийского щита до окончания здешних неотектонических

и его периферии. Их максимум пришелся процессов, т.к. слои травертиноподобна конец плейстоцена - начало голоцена. ных карбонатов деформированы на всём

Осаждение таких карбонатов во многом протяжении их распространения. Севе-

обусловлено работой организмов - фото- ро-восточная окраина Ижорского плато

синтетиков, большей частью прокариот. демонстрирует весьма сложную структур-

Их колонии покрывают сплошным ковром ную картину, где пликативные структуры

субаквальные поверхности в тех местах, сочетаются с дизъюнктивными. Пудостс-

где по сей день наблюдается осаждение кую депрессию следует интерпретировать

травертиноподобных карбонатов. Таких как часть грабенообразной структуры,

мест немного. Если в раннем голоцене пре- так как морфология долины сегодняшней

сноводное карбонатоосаждение происхо- верхней Ижоры контролируется продоль-

дило повсеместно, где выражены крупные ными сбросами, хорошо выраженными в

системы дислокаций (на Ижоре, Тосне, рельефе. То, что эти ступени не являют-

Оредеже, Луге, Суме и других), то сейчас ся террасами, выяснилось при закладке

этот процесс наблюдается наиболее выра- серии шурфов при поперечном профи-

жено только в верховьях реки Шингарки. лировании долины. Полученные резуль-

Таким образом, пресноводное карбонато- таты по 230Т^и-датированию пудостской

образование имеет биогенный характер и карбонатной формации свидетельствуют,

экспоненциально убывает с начала голоце- что древнее озеро, где осуществлялась гена до сегодняшнего дня. нерация паратравертинов, было спущено

В Пудостском ранне-среднеголоце- немногим позднее 6800 лет назад. Доста-

новом озере процесс осаждения пресно- точно точные датировки таких кратковре-

водных карбонатов также регулировал- менных событий многократно повышают

ся работой цианобионтов, совместно с ценность фундаментальных исследований

высшими фотосинтетиками. Возможно, по геологической истории Балтийского

формирование залежи завершилось ещё региона и России.

список литературы:

[1] Бартош Т.Д. Геология и ресурсы пресноводных известковых отложений голоцена. Средняя полоса Европейской части СССР. - Рига: Зинатне», 1976. - 258 с.

[2] Даниловский И.В. Опорный литолого-стратиграфический разрез отложений скандинавского оледенения Русской равнины и руководящие четвертичные моллюски. - М.: Государственное научнотехническое издательство литературы по геологии и охране недр, 1955. - 202 с.

[3] Колокольцев В.Г., Ауслендер В.Г., Ковалевская Е.О. Современное образование известковых туфов в Ленинградской области // Региональная геология и металлогения. № 23. - СПб.: ВСЕГЕИ, 2005. С.82-93.

[4] Максимов Ф.Е., Лаухин С.А., Арсланов Х.А., Кузнецов В.Ю., Шилова Г.Н., Чернов С.Б., Жеребцов И.Е., Левченко С.Б. Первая уран-ториевая датировка средненеоплейстоценового торфяника в Западной Сибири // ДАН. Т. 433. - 2010, № 1. - С. 106-110.

[5] Медведева А.А., Никитин М.Ю. О генетической приуроченности пресноводного карбонатогенеза к системе дислокаций Ижорского плато на примере Пудостского массива // Сб. науч. тр. / Под. ред. Е.М. Нестерова. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2010. - С. 55-59.

[6] Медведева А.А., Никитин М.Ю. Особенности строения голоценовых отложений в долине реки Ижоры // I Международная научно-практическая конференция молодых ученых и специалистов, посвященная памяти академика А.П. Карпинского, 24-27 февраля 2009 г. - СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2009. - С. 58-61.

[7] Медведева А.А. Новое свидетельство пудостского прорыва // География: проблемы науки и образования. LXIII Герценовские чтения: Материалы ежегодной Всероссийской научно-методической конференции. 22-24 апреля 2010 г. / Отв. ред. В.П. Соломин, Д.А. Субетто, Н.В. Ловелиус. - СПб.: «Полиграф-Ресурс», 2010. - С. 276-278.

[8] Garnett E.A., Andrews J.E., Preece R.C., Dennis P.F. Late-glacial and early Holocene climate and environment from stable isotopes in Welsh tufa // Quaternaire. - 2006, № 17. - P. 31-42.

[9] Garnett E.R., Gilmour M.A., Rowe P.J., Andrews J. E., Preece R.C. 230Th/234U dating of Holocene tufas: possibilities and problems // Quaternary Science Rewiews. - 2004, Vol. № 23. - P. 947-958.

[10] Dodonov A.E., Trifonov V.G., Ivanova T.P., Kuznetsov V.Yu., Maksimov F.E., Bachmanov D.M., Sadchikova T.A., Simakova A.N., Minini H., Al-Kafri A.-M., Ali O. Late Quaternary marine terraces in the Mediterranean coastal area of Syria: Geochronology and neotectonics // Quaternary International. - 2008, Vol. № 190. -P.158-190.

[11] Maksimov F., Arslanov Kh., Kuznetsov V., Chernov S. 230Th/U and 14C dating of Upper and Middle Pleistocene Interglacial and Interstadial organic deposits from the East-European Plain and Siberia // Pleistocene Environments in Eurasia Chronology, Paleoclimate and Teleconnection. Hannover: INTAS Final Workshop. 2-3 November, 2006. - P. 34-38.