Научная статья на тему 'Генеалогия сетевой парадигмы. Часть 1. Аналогия и феноменология'

Генеалогия сетевой парадигмы. Часть 1. Аналогия и феноменология Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
538
134
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СЕТЬ / СЕТЕВАЯ ПАРАДИГМА / МОДЕРН / МОДЕРНИЗИРУЮЩИЕ ФИЛОСОФИИ / НАУЧНАЯ ПАРАДИГМА / СУБКУЛЬТУРА / НАУЧНАЯ СУБКУЛЬТУРА / ТЕХНОНАУКА

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Римский В. П.

Статья выходит в свет к шестидесятилетию со дня рождения профессора В.П. Римского и подводит определённые итоги его собственной работы и исследований его учеников, аспирантов и докторантов. В первой части статьи автор пытается критически осмыслить «сетевую парадигму», ставшую модной в современных социально-гуманитарных науках, ухватить феноменологию «сети» в нашей повседневности и традициях философской рефлексии. Сеть предстаёт как многоликий Протей, укоренённый не только в онтологии природы, но и в бытии человека. Парадигма сети, по его мнению, вырастает из специфической парадоксальной темпоральности культурно-цивилизационных оснований модерна и попыток преодоления соответствующих дихотомий «нововременной науки» и «модернизирующих философий» (Б. Латур). Прослеживается рождение «парадигмы сети» в теориях постиндустриального/информационного общества (Д. Белл, О. Тоффлер, М. Кастельс и др.). Выдвигается оригинальная идея о субкультурном происхождении «нормативной науки» и её властном доминировании в качестве технонауки, производящей бесконечный поток технологических инноваций, пресекающий саму возможность радикальных научных открытий и революционной «смены парадигм» на рубеже XX и XXI столетий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GENEALOGY NETWORK PARADIGM. PART 1. ANALOGY AND PHENOMENOLOGY

Article published in the sixtieth birthday of Professor V. P. Roman and sums up his own work and his research students, postgraduates and doctoral students. In the first part of the article the author tries to critically analyze the «network paradigm», which became fashionable in the modern Humanities and social Sciences to grasp the phenomenology of «network» in our everyday life and traditions of philosophical reflection. The network appears as a multifaceted Proteus, rooted not only in the ontology of nature, but in human existence. The network paradigm, in his opinion, grows out of specific paradoxical temporality of cultural and civilizational foundations of modernity and attempts to overcome the respective dichotomies of «modern science» and «modernizing philosophies» (B. Latour). Traced the birth of the «network paradigm» in theories of post-industrial/information society (D. bell, A. Toffler, M. Castells, etc.). Extends the original idea of subcultural origins of «regulatory science» and its overbearing dominance as technoscience, producing an endless stream of technological innovations, which precluded the very possibility of radical scientific discoveries and revolutionary «paradigm change» at the turn of XX and XXI centuries.

Текст научной работы на тему «Генеалогия сетевой парадигмы. Часть 1. Аналогия и феноменология»

266

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

НАШИ ЮБИЛЯРЫ

От редколлегии

Так получилось, что юбилейная дата в жизни Белгородского государственного института искусств и культуры совпала и с юбилеем доктора философских наук, профессора, члена Союза писателей России, заведующего кафедрой философии и истории науки БГИИК, профессора кафедры философии и теологии НИУ «БелГУ» Виктора Павлович Римского (родился 28.05.1955 г.) .

В.П. Римский входил в государственную аттестационную комиссию Министерства культуры РФ, которая и рекомендовала создать на базе колледжа культуры и искусств новый институт, дающий высшее образование в сфере искусства и культуры РФ. Он стоял у истоков создания нашего научного журнала «Наука. Искусства. Культура» (автор идеи проекта, названия и основных рубрик, научный редактор и душа коммуникационных связей).

Редакционная коллегия журнала поздравляет Виктора Павловича с днём рождения, желает здоровья и творческих успехов, подведение итогов которых пусть будет в очень далёком горизонте долгих лет его жизни. В этом номере мы публикуем первую часть статьи В.П. Римского, выполненную в рамках гранта БГИИК по развитию перспективного научного направления «Сетевые парадигмы в исследовании культуры: концептуализация нового направления в культурологии». Мы также позволили себе разместить ответы друзей и коллег юбиляра на шуточную анкету* 1.

* Подробнее о биографии В.П. Римского см.: Философы современной России.

Энциклопедический словарь. Сост., вступит. ст., прил. М.В. Бахтина. М.: Максимум; СПб: М1ръ, 2015. С. 357-359; сайт БГИИК: https://drive.google.com/file/d/0B3KPsiSEnipT0NGemlyMEJqQ3M/view?pli=1.

1 Мы предложили ответить на следующие вопросы: «Уважаемые друзья и коллеги! Просим Вас ответить на маленькие вопросы, имеющие отношение к 60-летию со дня рождения В.П. Римского: 1. Сколь давно Вы знакомы с В.П. Римским? 2. «Герменевтический эпизод» из Ваших встреч, общения и дружбы, наиболее запомнившийся и высвечивающий суть отношений с юбиляром? 3. Что Вы можете сказать «человеческое, просто человеческое» о нём? 4. Что ему можно пожелать, помимо здоровья и долголетия?».

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

267

УДК 001:008

ГЕНЕАЛОГИЯ СЕТЕВОЙ ПАРАДИГМЫ.

ЧАСТЬ 1. АНАЛОГИЯ И ФЕНОМЕНОЛОГИЯ

В.П. Римский

Белгородский государственный институт искусств и культуры e-mail: rimskiy@bsu.edu.ru

Статья выходит в свет к шестидесятилетию со дня рождения профессора В.П. Римского и подводит определённые итоги его собственной работы и исследований его учеников, аспирантов и докторантов.

В первой части статьи автор пытается критически осмыслить «сетевую парадигму», ставшую модной в современных социально-гуманитарных науках, ухватить феноменологию «сети» в нашей повседневности и традициях философской рефлексии. Сеть предстаёт как многоликий Протей, укоренённый не только в онтологии природы, но и в бытии человека. Парадигма сети, по его мнению, вырастает из специфической парадоксальной темпоральности культурно-цивилизационных оснований модерна и попыток преодоления соответствующих дихотомий «нововременной науки» и «модернизирующих философий» (Б. Латур).

Прослеживается рождение «парадигмы сети» в теориях

постиндустриального/информационного общества (Д. Белл, О. Тоффлер, М. Кастельс и др.). Выдвигается оригинальная идея о субкультурном происхождении «нормативной науки» и её властном доминировании в качестве технонауки, производящей бесконечный поток технологических инноваций, пресекающий саму возможность радикальных научных открытий и революционной «смены парадигм» на рубеже XX и XXI столетий.

Ключевые слова: сеть, сетевая парадигма, модерн, модернизирующие философии, научная парадигма, субкультура, научная субкультура, технонаука.

Работа выполнена в рамках гранта РГНФ №14-13-31010 на проведение научно-исследовательских работ по приоритетным направлениям социально-экономического развития Белгородской области «Воспроизводство творческой интеллигенции как фактор развития культурного капитала региона», № 2014.06.20.

Посредством аналогии могут сближаться любые фигуры мира.

М. Фуко «Слова и вещи»

Где сеть?

Я смотрю из окна кабинета со второго этажа дома на горе, в километре от города, - наконец-то, очень поздно, к пенсии построенного, - и вижу перед собой внизу, слева, справа и вдалеке то скопление серо-белых силуэтов горбатых девятиэтажек, похожих на гигантских разномастных верблюдов - наследие брежневской эпохи, выручившее наше бездомное поколение, - то фалосоподные четырнадцати- и шестнадцатиэтажки - постсоветские новостройки для бежавших в город селян и северян, нефтяников и газодобытчиков, поселенцев последних двадцати лет, торчащие прямоугольными чурками, обрезками и обрубками посреди сплошной массы старых пятиэтажных и девятиэтажных кварталов, территории советских поколений шестидесятых/семидесятых годов, то изредка мелькает на солнце в этом сплошном месиве камня, бетона, кирпича и стекла что-то разноцветное, ну совсем уж новенькое, с куполами и пирамидками вместо крыш, отделанное синим или зелёным пластиком по балконам и лоджиям - элитные точечные застройки для «новых

268

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

россиян». Высятся Г-образные скелеты кранов, две радиотелебашни, ночью мерцающие разноцветными гирляндами, минареты труб уснувших котельных и разорённого машиностроительного завода и клубящееся пылевое варево цементного комбината, а вдали сливается с линией горизонта двухэтажный город, воплощённая в кирпиче и блоках усадьб тоска по земле и природе сбежавших селян и американская мечта городского среднего класса - пригородные микрорайоны, объявшие постиндустриальным кольцом город.

Агломерация... Спекание, окускование, скопление, нагромождение,

присоединение, накопление - многообразные смыслы слова, за которыми угадываются и куски руды для плавки стали, и кучи цемента, полученные из каменной пыли и в пыль потом уходящие, и город с его пригородами и близкими поселениями.

Но где сеть дорог и проспектов, связывающих кварталы, дома, торговые центры и заводы в единый монолит и разделяющих их?

Переводишь взгляд вниз и влево и за крышами домиков старой слободы: она растянулась вдоль ленты мелкой городской речушки, когда-то служившей границей первых крепостных и монастырских поселений и где-то невидимо впадающей в Донец недалеко от моей родовой станицы и где-то в родной Дон. Водные сети России. Центр поселения обозначен колокольней Крестовоздвиженской церкви и кукольной гостиницей модной конноспортивной школы с синим металлическим покрытием башенок (недострой инновационного университета-новодела), в рядах деревьев, едва тронутых дымкой первой зелени, в этом тихом месте агломерации угадывается малая сеть переулков и улочек, на которых можно представить пешеходов и автомобили, снующие, будто жуки, вырывающиеся к большой сети городских улиц и дорог, ещё не залатанных после зимы. Автомобили прорываются к центру города или на объездную дорогу. А она справа, мимо металлической сетки, ограждающей молодой ботанический сад, обтекает мою поселенческую, российскую двухэтажно-усадебную мечту и сетью объездных колец и трасс уходит в районы и дальше - к украинской границе, территории ещё большей агломерции, отрезанной от нас глобальной смутой, локализованной в месте, в годы моей молодости заселённом близкими, родными и любимыми людьми, к которым можно было когда-то добраться по автобусной, железнодорожной или воздушной сети всего за несколько рублей. Теперь там стена.

Переводишь глаза ниже - рядом с моим домом соединяется сеть дорог микрорайона, застроенного двухэтажными новыми домами и социальными шестиэтажками для городских нужд на краю квартала. Напротив, по ещё недостроенным усадьбам и вдоль моего забора окрестность перерезают сети тропинок, проложенных строителями и местными собаками.

Сажусь за компьютер и записываю образы и мысли, пришедшие в идеальные сети моего сознания, пытаюсь найти в интернет-поисковых сетях весь веер коннотаций слов «агломерация» и «сеть», но пропадает сеть интернет-соединения, ныне самая популярная из сетей - соединение через сети сотовой связи ещё пока не отличается такой же устойчивостью, как через оптово-волоконные сети.

Делать нечего, выхожу на усадебную землю (её пока трудно назвать «садом» и даже «огородом», нужен труд и забота), а внизу по своим насекомым сетям ползают зловредные чёрные жуки-кравчики, охотники за любой молодой зеленью, и снуют вокруг кучек своих миниатюрных терриконов и от них на ближние расстояния мураши, охотники за жуками-кравчиками, роющие свои подземные и наземные агломерации, связанные невидимыми сетями зоологической жизни. И где-то в

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

269

чернозёмной почве перепутаны сетями корневища ещё не выбранных сорняков, вплетаются вглубь земли корни молодых яблонь и вишен, кишат агломерации микроорганизмов - живой ризомы биоэкологических сетей.

Звонит сотовый телефон, и меня приглашают сразу и на заседание кафедры и на учёный совет - впутывают в сети социального...

Уловить в сеть многоликого Протея

Здесь сама направленность нашего сознания высвечивает реальную феноменологию сети и возможную идеальную представленность сети в нашем мышлении, в том числе и своей предметностью для философского созерцания и понимания. Задача последних: попытаться уловить сеть. Не совсем так, как мы опутываем сетями своего обаяния людей, ловим в сети рыбу или сети сотовой связи в свои телефоны. Феноменология сети предполагает сопряжение с методологией уловления этого не просто двуликого Януса, но многоликого Протея, как когда-то отводил эту роль категориям науки и философии Ф. Бэкон в эссе «О мудрости древних». «Тот, кто хотел воспользоваться его помощью в каком-нибудь деле, -писал основатель новоевропейской науки и философии, - мог добиться этого единственным путём: связав его и сковав цепями. А Протей, чтобы освободиться, превращался в разнообразные и удивительные формы - в огонь, воду, зверей, пока, наконец, не возвращался в свой первоначальный облик. На этом миф завершает повествование о свободном и несвязанном Протее и его стаде (виды животных, растений, минералов - авт.). Ибо Вселенная с её естественными структурами и системами видов есть облик материи несвязанной, свободной - так сказать, стада материальных творений»2. Сюда можно добавить и стада творений человеческих рук и ума, «структуры и системы» человеческой культуры - творческой «идеальной природы».

И в уловлении Протея-Природы Ф. Бэкон уповал на мощь «категориальных цепей» науки (цепь - разновидность жёсткой сети) и её методов, очищенных философией от идолов нашей «естественной установки» (Э. Гуссерль). Цепь-сеть категорий и методов «научной философии» метафорически воплощена Ф. Бэконом в «пути паука» (логико-аналитические и дедуктивные методы, аксиоматическое и рационально-теоретическое познание); «пути муравья» (индуктивно-эмпирическая методология просвечивания «опыта», чувственное и кислое, рациональнорассудочное познание) и «пути пчелы» (муравьино-паучий синтез сам по себе недостаточен, нужен питательный мёд синтетического познания, достижений «системы наук», вооружённых «истинной философией»).

Если мы думаем, что современная наука - естествознание, социология и гуманитаристика - далеко шагнула от этих первичных интуиций и концептуализаций (ну, как же, столько достижений в создании технических, интеллектуальных и социальных чудес!), то мы рискуем выглядеть наивными чудаками-просветителями, персонажами, давно уже вышедшими из «моды». Слово «мода»/«шобе», как мы писали ранее3 (и однокоренные «модус», «модель», «модификация», «современность» и «модерн»), приобретает смысл именно в «новое время», в XVII веке, вероятно, при дворе блистательного короля Людовика XIV, и получает коннотации «манеры», «временного», «преходящего», «условного образца» (модели) вкусов, направлений и

2 Бэкон Ф. О мудрости древних // Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. 2-е, испр. и доп. изд. Т. 2. М.: Мысль, 1978. С. 263, 264.

3 Подробнее см.: Белоненко Е.О., Римский В.П. Капитализация времени в цивилизации модерна // Наука. Искусство. Культура. Рецензируемый научный журнал БГИИК. №1 (5). Белгород, 2015. С. 6-8.

270

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

нравов (в одежде, повседневности, искусстве, науке и т.п.), что звучит как «новое веяние», «новая тенденция», «новинка».

Так вот, если мы обратимся к тем «новым тенденциям» и «модным парадигмам» в науке и философии, то обнаружим их поразительную наполненность всё той же метафоричностью древних мифов и суггестивным двойничеством «модернизирующих философий», разрывающихся между «субъектом» и «объектом», «природой» и «человеком», «природой» и «обществом».

Природа и человек в сетях модернизирующих философий

парадоксальная идея о том, что «Нового Времени не было». Но сам парадоксализм его «социологии модерна» говорит о том, что и он не преодолел искушений модерна, как и те «модернизирующие философии», которые критикует. Возможно ли это для нас, пойманных в темпоральную ловушку «нового времени»?Он пишет о дихотомиях, которые порождают Новое время, а оно в свою очередь воспроизводит их: «природа транцендентна по отношению к человеку и обществу» / «природа«общество транцендентно по отношению к человеку» / «общество нами«Бог транцендентен по отношению к миру и человеку» / «Бог имманентен по отношению к миру и человеку»4 5. И делает вывод: «Такова тройная трансцендентность и тройная имманентность этой крестообразной схемы, блокирующей все остальные возможности. Мы не создали природу; мы создаем общество; мы создаем природу; мы не создали общество; мы не создали ни то ни другое, Бог все создал; Бог ничего не создал, мы все создали»6 7. Эту ментальную парадоксальную конструкцию он и называет Конституцией Нового Времени. Думаю, что если и «естественная установка» Э. Гуссерля на поверку оказывается столь же «природной», как и «социальной», если увидеть, по примеру Б. Латура8, как собирается «социальное» в сетях в «коллективы» и «ассоциации», «парламенты» и «ассамблеи» причудливых гибридов: человеков и нечеловеков, вездесущих «акторов», активных «актантов» и представительных «агентов» - этих лейбницевских монад нашего единого, гармоничного и лучшего из миров, возросших в хайдеггеровском стоическом dasein и сбежавших в ландшафты латуровских сетей повседневности.

Это «гибриды»9 На практике они располагаются в старой антропологической матрице, разделяют компетенции людей и вещей и все же не создают границы между чистой социальной силой и чистым природных механизмом»10.

4 Латур Б. Нового времени не было: эссе по симметричной антропологии. СПб., 2006. С. 74. Подробнее см.: Белоненко Е.О., Римский В.П. Время в самоидентификации модерна // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №2 (199). Вып. 31. Белгород, 2015. С. 6580.

5 См.: Там же, с. 94-99.

6 Там же, с. 100.

7 В своё время Э. Кассирер одним из первых попытался показать всю сложность дискурса Просвещения как «эры философии». См.: Кассирер Э. Философия Просвещения. 2-е изд. М., СПб., 2013.

8 См.: Латур Б. Пересборка социального. Введение в акторно-сетевую теорию. М., 2014.

9 Уместно вспомнить о «гермафродитах» М.К. Петрова, который писал ещё в 70-е годы независимо от Б. Латура о «гермафродитах» европейского мышления: «Употребляя термины

«гражданин», «индивид», «личность», мы вообще-то не забываем, что за каждым термином скрыта пара типов - мужчин и женщин, имеющих доступные для невооруженного глаза отличительные признаки. Если вдруг появляется «третий» тип, объединяющий то и другое, то это для нас не очень-то честная и счастливая «игра природы»... Гермафродитов боялись, жгли их на кострах как самоочевидное творение дьявола, терпели их и щадили, как терпят и щадят уродов, которые не виноваты в том, что они такие, но никому никогда и в голову не приходило увидеть в гермафродите светлый символ счастливого будущего, реальный путь к равноправию, к окончательному преодолению

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

271

Можно отметить, что мы вряд ли исчерпаем и сможем преодолеть до конца все оппозиции модерна, которые выделил Б. Латур: «природа Нам не поможет ни преодоление «естественной установки», ни усвоение «феноменологической установки» и всех феноменологических процедур по той простой причине, что мы или никогда не теряли «естественной установки», или она никогда не была «естественной», и «человек модерна» ничем не отличается в своей повседневности от «первобытного дикаря»: «Никто не может забыть о Бытии, поскольку никогда не было нововременного мира и, следовательно, метафизики. Мы всегда оставались досократиками, докартезианцами, докантианцами, доницшеанцами. Никакая радикальная революция не может нас отделить от этого прошлого»* 11, - подводил итог модернизирующим философиям Б. Латур, оптимизируя стоический пессимизм М. Хайдеггера. Мы во второй части вернёмся к парадоксальной «философии сети» Б. Латура, которую он стыдливо прячет в капустных листьях (или луковичной кожуре?) «акторно-сетевой теории», проговариваясь о своей постмодернистской генеалогии и называя собственные философские интуиции «актантно-ризомной онтологией»12, при

13

этом справедливо отмечая, что «постмодернизм симптом, а не свежее решение» , с чем я вполне солидарен.

К сожалению, прямая, сознательная обращённость к сетевой методологии и её критическая рефлексия у отечественных учёных и философов фактически не наблюдается (лишь изредка, когда переводчики комментируют западных авторов и пишут к их работам предисловия). Да, к нашему удивлению российская философия, которая так любит быстро улавливать в свои концептуальные и метафорические сети всё новое, создавая то «философию науки», то «философию языка», то «философскую синергетику», как-то ещё не успела создать «философию сети»... Если не считать эзотерической философии, скрытой в «социологии модерна» и «ассоциологии» Б. Латура, то есть только философские интуиции историков науки, социологов и постмодернистских философов (французских, разумеется). Но сразу оговоримся, что вряд ли возможно создать некую «философию сети», хотя выше и были ссылки на авторитет Ф. Бэкона, впутавание его в сеть цитирования, как далее всплывут и другие имена «классиков».

Надо немного остановиться, как нам советует феноменология, и вынести за скобки весь груз «научных парадигм», старых и новых.

Замолвим слово о «научных парадигмах»

Для начала разберёмся с самой «парадигмой» и «нормативной наукой». Если не вдаваться в античные смыслы концепта «парадигма», впервые наряду с «идеями» и «эйдосами» представленного в философской номотетике Платона, то наиболее распространённое употребление в очищенном от онтологизации виде он получил в современной истории и философии науки, будучи запущен в оборот книгой Т. Куна «Структура научных революций» (Чикаго, 1970).

существенных различий между мужчиной и женщиной. Очень похоже, что дорогие нам всем слова типа «свобода», «равенство», «братство», «личность», «энциклопедизм», «всестороннее развитие» и т.д. должны вызывать у традиции примерно ту же «гермафродитную» гамму чувств и эмоций, которую мы испытываем перед очевидными и неисправимыми отклонениями природы от нормы» (Петров М. К. Язык, знак, культура. М., 1991. С. 129, 130).

10 Латур Б. Нового времени не было: эссе по симметричной антропологии. СПб., 2006. С. 95.

11 Там же, с. 134

12 Латур Б. Пересборка социального. Введение в акторно-сетевую теорию. М., 2014. С. 22. Об интуициях сетевой парадигмы в философии постмодернизма в этом номере журнала см.: Борисов С. Н. Ризомно-сетевая природа биополитического насилия и практики свободы. С. ?

13 Латур Б. Нового времени не было: эссе по симметричной антропологии. СПб., 2006. С. 114.

272

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

*

Т. Кун, «дезертир», выражаясь языком М.К. Петрова , из вполне «нормативной» физики конца сороковых годов XX века в историю и философию науки, писал: «Под парадигмами я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений... Вводя этот термин, я имел в виду, что некоторые общепринятые примеры фактической практики научных исследований -примеры, которые включают закон, теорию, их практическое применение и необходимое оборудование, - все в совокупности дают нам модели, из которых возникают конкретные традиции научного исследования»14. Под парадигмой, если следовать логике текстов Т. Куна, его интерпретаторов и критиков, надо понимать общепризнанную, устойчивую систему ценностей, понятий, теорий, методов, технологий, оборудования, средств и методик исследования (инструментальнотехнических и операционно-умственных), которая даёт учёным в их репродуктивной, повседневной рутинной деятельности модели и образцы постановки проблем, принципы выдвижения гипотез и схемы их решений в качестве концептуальных или инструментальных «головоломок», позволяющих получать научные инновации не революционного, а эволюционного, «нормального» типа.

Парадигмы фиксируются не столько на «переднем крае науки» (мы опять прибегаем к терминологии М.К. Петрова) в научных статьях с опорой на «сети цитирования», где и происходит накопление критической массы «научных инноваций», способных взорвать «парадигму», сколько в «научных отчётах» (описание лабораторных экспериментов и грантовых подрядов, которые, по мнению Б. Латура, являются свидетельством «научности» даже социальных наук), монографиях и учебниках, в «тылу» учебного процесса передачи знаний и формирования «научной смены», что и воспроизводит научную (дисциплинарную) традицию и производит сообщество учёных в научных школах и направлениях, где господствует коммуникативная риторика доказательства научной рациональности

Михаил Константинович Петров (1923-1887), гонимый основатель советского науковедения, философии науки и оригинальной культурологии, который в своих опубликованных уже в 90-е годы рукописях предстаёт перед нами как исследователь «научных сетей» и «сетей научного цитирования», «дисциплинарности» и социокодов языка и культуры в системно-сетевом феномене «тезаурусной динамики науки». После его перевода сборника статей «Наука о науке: общество в технологический век» (1964), вышедшего в издательстве «Прогресс», в нашей стране и начинаются параллельно западным исследованиям (потом и независимо) споры вокруг науки и философии науки, дискуссии о роли науки в истории философии и специфике самой философии. Споры, после которых он, как и мой научный руководитель Алексей Васильевич Потёмкин (оба из фронтового поколения), при жизни «приобрёл судьбу» инакомыслящего в советской философии. См.: Петров М.К. История европейской культурной традиции и ее проблемы. М., 2004 (Философы России ХХ века); Петров М.К. Некоторые проблемы организации науки в эпоху научно-технической революции // Вопросы философии. 1968. №

10. С. 36-45; Петров М.К. Организационные и функционально-познавательные проблемы научного центра в свете системного подхода // Петров М.К. Системный подход к организации регионального научного центра. Ростов-на-Дону, 2009. (Южнорос. обозрение / Центр системных регион. исслед. и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН ; вып. 57); Петров М.К. Самосознание и научное творчество. Ростов-на-Дону, 1992; Петров М.К. Социально-культурные основания развития современной науки. М., 1992; Петров М.К. Философские проблемы «науки о науке»; Предмет социологии науки. М., 2006 (Философы России ХХ века); Петров М. К. Язык, знак, культура. М., 1991; Игнатова В.С., Римский В.П. Проблема «традиции - инновации» и генезис научно-инновационных субкультур: культурно-цивилизационный контекст // Наука. Культура. Искусство / Научный рецензируемый журнал БГИИК. Белгород, 2012. № 1. С. 34-57; Римский В.П. Концепт «инновации» в философии культуры // Проблемы философии культуры /Рос. акад. наук, Ин-т философии. Отв. Ред. С.А. Никольский.М., 2012. С. 138-152.

14 Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. С. 11, 28.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

273

парадигмы и научные отцы-основатели, лидеры, авторитеты и эксперты, часто действующие по типу иерархических сетей замкнутых, эзотерических «интеллектуальных субкультур», открытых для «нормативно близких» и отчуждающих «маргиналов», претендующих на «оригинальность» и «ненормативную инновационность» революционного, паранаучного или ненаучного типа (в период нормативной научности последние формы знания часто не различаются)15. Научные парадигмы соотносятся с относительно спокойным периодом в развитии науки или её отдельных дисциплин, когда наука существует в качестве «нормальной» и «нормативной» в отличие от времён «научных революций», радикальной ломки науки и её дисциплинарных специализаций.

Т. Кун и зафиксировал в своей «философии научных парадигм» (к её критике мы ещё вернёмся) торжество «научно-технического прогресса» и превращение науки в «технонауку», что и послужило благодатной почвой, в которой возросли корневища (по-французски - rhizome) развитых постиндустриальных сетей и сетевого мышления.

Сети постиндустриализма

Первые рационализации метафоры «сеть» на пути её превращения в концепт в неявном и явном виде появляются в рамках более широкой системной методологии и теории «постиндустриального (информационного) общества»: в трудах Дэниела Белла, Элвина Тоффлера, Мануэля Кастельса и других западных, а затем и отечественных авторов16 17. Мы не будем подробно рассматривать все аспекты этих теорий, так как эта работа в определённой мере с 2009 г. была проделана в кандидатской диссертации М.А. Игнатовым (в бытность моим аспирантом он ввёл понятие net-мышление) и продолжена в качестве докторанта , в том числе и в статье, публикуемой в этом номере журнала18. Вряд ли стоит в рамках нашего жанра подробно говорить и о том, что в современной философии и социально-гуманитарных науках теории постиндустриализма, как и сопутствующие им расплывчатые термины и концепты («человеческий капитал», «общество знания/знаний»,

«постиндустриальное общество», «информационное общество», «когнитивный капитализм» и т.п.) порой лишь маскируют суть дела, претендуя лишь на то, чтобы

15 См.: Калинина Г.Н., Римский В.П. Самополагание науки и превращенные формы знания // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». № 20 (139). Вып. 22. Белгород, 2012. С. 28-39; Калинина Г.Н. Паранаука: дискурс и субкультура // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». № 2 (199). Вып. 31. Белгород, 2015. С. 23-31.

16 Bell D. The Coming of Post-Industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y, 1973; Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования / ред. и вступ. ст. В.Л. Иноземцев. М., 1999; Белл Д., Иноземцев В.Л. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI века. М.: Центр исследований постиндустриального общества (Библиотека журнала «Свободная мысль»), 2007; Тоффлер Э. Третья волна. М., 2002; Тоффлер Э. Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге XXI в. М., 2001; Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, 2004; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000; Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология (под ред. В.Л. Иноземцева). М., 1999; Иноземцев В.Л. К теории постэкономической общественной формации. М., Век, 1995; Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества. М., 1998; Кузнецов М.М. Опыт коммуникации в информационную эпоху. Исследовательские стратегии Т.В. Адорно и М. Маклюэна. М., 2011; Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / под редакцией В. Л. Иноземцева. М., 1999 и др.

17 См.: Игнатов М.А. Контроверзы отчуждения в информационно-сетевой культуре // Наука. Культура. Искусство / Научный рецензируемый журнал БГИИК. Белгород, 2012. № 1. С. 26-33; Игнатов М.А. Феномен отчуждения человека в дискурсе информационно-сетевой культуры. Дисс... к. филос. н. / 09.00.13 - философская антропология, философия культуры. Белгород: НИУ «БелГУ», 2011. 155 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 См.: Игнатов М.А. Дискурс информационно-сетевой культуры // Наст. издание. С. 70-79.

274

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

легитимировать «неизменный», «естественный» характер капиталистической

эксплуатации человека и человечества. Но в этих новомодных теориях фиксируются и те реальные трансформации, которые происходили с капиталистической индустриальной цивилизацией модерна в XX веке. Хочется остановиться на моментах, связанных в большей мере не столько с техническими или информационными, сколько с социальными и методологическими интерпретациями сетевых конфигураций в рамках теорий «постиндустриального общества».

Сразу оговоримся, что очень неверно стричь все теории «постиндустриализма» под гребёнку «технологического детерминизма», как это делали в советские времена «критики буржуазных теорий», хотя сами теоретики «постиндустриализма» не только дают для этого повод, но и щеголяют «технократизмом», как, например, один из отцов-основателей Д. Белл. Технократический детерминизм возможен, когда утверждается, что все сферы - экономическая, социальная, политическая, культурная - однозначно, причинно-следственным образом определяются развитием техники. Тот же Д. Белл, прекрасно знакомый с различными версиями вульгарного экономизма и технократизма прошлого, говорит о самостоятельности процессов, происходящих в этих относительно автономных сферах, о том, что сфера экономики теряет самостоятельность и перестаёт быть доминирующим центром общества, начинает зависеть не столько от техники и технологий, сколько от политики и «знания». В этом плане Д. Белл может считаться наряду с экономистами Чикагской школы - Т. Шульцем и Г. Беккером, С. Кузнецом и М. Фридманом, нобелевскими лауреаты по экономике, которые ввели и рационализировали концепт «человеческий капитал», -предтечей таких версий постиндустриального общества, как «когнитивный капитализм» и «общества знаний». В оценке роли производства знания, научного и повседневного, и его использования в материальном производстве теории постидустриализма/информационного общества и пытаются уйти от вульгарного технократизма.

Соответственно, они уделяют внимание и специфическим социальным группам и сообществам, занятым в производстве знания в экономике постиндустриализма. Уже Д. Белл, принимая в качестве «идеальной модели» современное устройство США (К. Маркс для своей концепции «индустриализма» таковую модель усмотрел в английском капитализме), пишет о «классе» или «сословии профессионалов» (учёные и инженеры, врачи и экономисты, менеджеры и дизайнеры, художники и священники), которое владеет не «традиционной» экономической собственностью, «богатством», как класс бизнесменов, а «знанием» и «профессиональными компетенциями» и производит когнитивный, политический, культурный, символический и прочий «интеллектуальный капитал»19.

В этой идее, восходящей к американскому прагматизму, нет ничего особо нового, в том числе и в сравнении с марксистской теорией «духовного производства». См.: Римский В.П., Бондаренко Е.А. Интеллектуальный труд и духовное производство: философско-методологическая экспликация понятий // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №2 (173). Вып. 27. Белгород, 2014. С. 33-42.

19 См. работы нашего научного направления: Бондаренко Е.А. Концепты «человеческий капитал», «общество знаний» и «интеллектуальная собственность»: был ли прав К. Маркс? // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №23 (166). Вып. 26. Белгород, 2013. С. 189-198; Борисов С.Н., Бондаренко Е.А., Римский В.П. Культурный капитал и интеллектуальные субкультуры в античном духовном производстве. Статья 1 // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №9 (180). Вып. 28. Белгород, 2014. С. 5-19; Борисов С.Н., Бондаренко Е.А., Римский В.П. Культурный капитал и интеллектуальные субкультуры в античном духовном производстве. Статья 2 // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

275

Профессионалы (интеллектуальные работники) и становятся доминирующими в социальной структуре рождающегося постиндустриализма (меритократией - властью лучших, достойных, одарённых), вытесняя в горизонтальной плоскости «статусных групп» классы и группы, занятые неквалифицированным и ручным трудом. Собственно, в качестве «статусных групп» интеллектуальное сословие профессионалов и представляет собой «горизонтальные структуры», которые могут пересекаться в «вертикальной иерархии» общества с традиционными властными и экономическими элитами (бизнесмены, политики, руководители институтов духовного производства типа университетов и т.п.). Для концептуализации сетевой методологии организация «сословия профессионалов» в подвижной горизонтальной плоскости и представляет один из её генеалогических корней.

Из профессионалов наиболее репрезентативными для грядущего постиндустриализма, по мысли Д. Белла, представляют «научные сообщества», занятые производством теоретического знания, претворяющегося во взаимодействии «большой» и «малой» науки в инновации (технические, технологические, интеллектуальные и т.д.). Именно научное сообщество, «уникальное явление человеческой цивилизации», становится той «монадой», «парадигмой» или

«моделью», из которой после Второй мировой войны начинает вырастать постиндустриализм с его безудержным производством технологических инноваций, захлестнувших нашу повседневность, будто волной цунами на рубеже столетий. Исследовательская работа учёных уже в университетах и академиях XIX века, создающая знания и воспитывающая «научную смену», была основана на принципах «тесных сетей» межличностного общения с основным «ядром» или «узлом» «научной лаборатории» и ценностях автономии, самоуправления и этической оценки и самооценки «истин» и заслуг членов сообщества. Поэтому университеты и научные сообщества будут определять социальное развитие в постиндустриальном мире. Очевидно, что Д. Белл в этой части опирался на работы Т. Куна, М. Полани, Д. Прайса20 и других ведущих историков и методологов науки 60/70-х годов прошлого века, которые не только пользовались популярностью на Западе, но и в СССР, что определило быстрый перевод и ввод их работ в отечественные «научные сети».

Из отечественных авторов только М.К. Петров давал аналогичные оценки творческой роли научного сообщества в социокультурных коммуникациях современности в эти же годы. Нетрудно заметить, что идея Д. Белла о центральном месте лаборатории в научных сообществах повлияла на главного теоретика «сетевой парадигмы» Бруно Латура (о чём во второй части).

Технотронные, медийные и информационные сети

Интересно проследить, как рождались принципы «сетевой парадигмы» в книгах Э. Тоффлера, одного из главных теоретиков и популяризаторов концепции постиндустриального/информационного общества. Если обратиться к его книгах «Шок будущего» (1970) и «Третья волна» (1980), то идея «сетей» там появляется, во-первых, применительно к рассмотрению процессов демассификации и плюрализации (малое внутри большого) всех социальных, политических и культурных сфер

Право». №16 (187). Вып. 29. Белгород, 2014. С. 5-11; Борисов С.Н., Бондаренко Е.А., Римский В.П. Интеллектуальные субкультуры в средние века и эпоху Возрождения // Наука. Культура. Искусство. Рецензируемый научный журнал БГИИК. №4. Белгород, 2014. С. 178-190.

20 См.: Полани М. Личностное знание. М: Прогресс, 1985; Прайс Д. Малая наука, большая наука // Наука о науке : сб. ст. / пер. с англ. М. К. Петрова ; спец. Редакция М.М. Карпова и А.В. Потёмкина; общ. ред. и послесл. А. Н. Столетова. М., 1966. С. 281-384; Прайс Д. Наука о науке // Там же. С. 236-254.

276

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

(особенно производства знания в науке, образовании и массмедиа). Во-вторых, близкой к принципу сетей оказывается «адхократия», власть интеллектуалов и управленцев, работающих в «проектных командах» и «матричных организациях» по моделям «плоскостной иерархии», «переплетения» и «ячеистых структур», т.е. по горизонтально-сетевым принципам. И, в-третьих, он прямо применяет термин «сети» к организации коммерческих сетей и транснациональных корпораций («транснациональная сеть», «всемирная сеть»).

Но особое место концепт «сети» занял в его книге «Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге XXI столетия» (1990), где он уделил внимание не только «власти сети» в организации производства и бизнеса («гибкие фирмы будещего»), но и «олицетворению сети» - информационным сетям, начиная от телефонных сетей и заканчивая компьютерными способами свободной трансляции информации, сетями, способными к самоорганизации и самообучению. Однако, О. Тоффлер, рассматривая «сеть» предельно широко, т.е. как принцип организации самых различных сообществ прошлого, настоящего и будущего, предостерегал, утверждая, что «методология сети» не может быть «панацеей». «Короче говоря, информационные сети множества типов появляются фактически во всех сложных обществах, - писал он, ссылаясь на Энтони Джаджа, одного из пионеров нет-методологии. - К ним необходимо добавить формальные сети, например масонов, мормонов или членов католического ордена Opus Dei. В течение длительного времени роль и структура таких сетей игнорировалась экономистами и теоретиками бизнеса. Сегодня они пристально изучаются как потенциальные модели корпоративной структуры... Эти сети, формальные или нет, обладают общими характеристиками. Они имеют тенденцию быть скорее горизонтальными, чем вертикальными, а это означает, что они либо имеют плоскую иерархию, либо не имеют вообще никакой. Сети могут быть необычайно полезными, гибкими и антибюрократическими. Такое отслеживание может обеспечить глубокое

понимание существующих организаций, но сегодня приходить в слепой восторг по поводу сетей и полагать, что сети являются «единственной» базовой формой будущего, во многом означает подразумевать то же единообразие, которое навязывает бюрократия, хотя и на более высоком, обобщенном уровне. Как любой другой тип человеческой организации, сеть, наряду со своими достоинствами, имеет свои ограничения. Сетевая организация превосходна для борьбы с терроризмом или децентрализованной партизанской войной, но не подходит для контроля за стратегическими ядерными вооружениями.»21. Если интерпретировать его тексты в с точки зрения методологии, то у О. Тоффлера «сетевой принцип» применяется в качестве включенного в междисциплинарную системную методологию, что и соответствует действительности, как часто и бывает: всё новое оказывается подзабытым «старым» или его конкретизацией.

О. Тоффлер заложил традицию «спокойного» рассмотрения сети, особенно Интернета, в качестве технологической основы и управленческой технологии в организации «информационного общества». Подобный подход мы наблюдаем и в работах М. Кастельса, который к сетям подходил также исторически, без абсолютизации их применительно к индустриализму и постиндустриализму: «На протяжении большей части истории человечества - в отличие от биологической

21 Тоффлер Э. Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге XXI в. М., 2001. С. 244-245, 246, 247.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

277

эволюции - сети как инструментарий посредничества* уступали организациям, способным концентрировать ресурсы вокруг централизованно определяемых целей, достигавшихся в результате реализации задач на основе рационализированных вертикальных цепочек управления и контроля. Сети главным образом являлись «заповедником» частной жизни, в то время как централизованные иерархические структуры были «вотчиной» власти и производства... В последнюю четверть XX века произошло слияние воедино трех независимых процессов - предвестников появления новой общественной структуры, основывающейся главным образом на

использовании сетей: развития экономики, обеспечивающей гибкость управления и глобализацию капитала, производства и торговли; стремления к построению общества, в котором будут господствовать ценности свободы личности и открытой коммуникации, и поразительного прогресса компьютеров и телекоммуникаций, оказавшегося возможным благодаря революции в микроэлектронике. В этих условиях Интернет - малоизвестная технология, использовавшаяся только внутри изолированных групп специалистов по вычислительной технике, хакеров и контркультурных сообществ, - превратилась в движущую силу перехода к обществу нового типа - сетевому обществу, а через него - и к новой экономике» . Мы не будем подробно останавливаться на изложении «сетевых идей» М. Кастельса, достаточно известных и подробно проинтерпретированных. Обратим внимание на один нюанс в его понимании сетей.

Наука и сети субкультур

Это связь Интернета (и науки) с субкультурами. И хотя М. Кастельс речь ведёт о сугубо интернет-субкультурах, позволю себе выдвинуть более общую идею.

Все субкультуры организованы по принципу сети (в том числе и исторические, о которых пишут и О. Тоффлер, и М. Кастельс), и именно молодёжные субкультуры, возникшие в 60/70-е годы ХХ века на волне контркультурных революций, служат генеалогической моделью организации постиндустриального/информационного общества и утверждения соответствующих ему технологий, принципов мышления и культуры, а не только «научные сообщества», как полагал Д. Белл (хотя он и указывал на контркультурность антисциентистского «нового сознания»).

Под «субкультурами» мы понимаем практики отдельных социальных групп, институализированные и неинституализированные, образующие ценностные локальные 22 23

Выделено мною. Идея «посредничества», производящего «инновации» при трансляции и трансформации «знания», «информации», «силы» и т.п. в сетях коммуникаций (прежде всего научных), абсолютизируется у Б. Латура в его «акторно-сетевой теории» до уровня «методологической панацеи», якобы преодолевающей догматизм старой социологии.

22 Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, 2004. С. 14, 15.

23 См.: Белоусова М.М., Мельник Ю.М., Римская О.Н., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках (на примере молодежной культуры). Статья 1. Культура и субкультура // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №8 (63). Вып. 8. Белгород, 2009. С. 30-41; Белоусова М.М., Ковальчук О.В., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках. Статья 2. Г енезис и эволюция субкультур детства и юности // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №8 (79). Вып. 12. Белгород, 2010. С. 30-40; Белоусова М.М., Ковальчук О.В., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках. Статья 3. Культурно-исторические образы субкультур детства и юности (античность и средние века) // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №14 (85). Вып. 13. Белгород, 2010. С. 50-59; Римский В.П., Римская

О.Н. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках. Статья 4. Конфигурации молодежных субкультур в пространстве российского региона // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №20 (91). Вып. 14. Белгород, 2010. С. 70-78; Римский

278

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

миры, противостоящие базовой - «большой», «взрослой», «материнской»,

«доминирующей» - культуре; индивидуальные и коллективные стереотипы поведения и способы деятельности, воплощенные в специфических знаково-символических формах, социокодах, мифологизированных формах сознания и структурах личностной идентичности. С этим связана субсистема стилей и стилевого поведения, отличающая образ жизни той или иной субкультуры; групповые формы общинной жизни, культурные и жизненные стандарты как специфические продукты неинституализированного (маргинального, «теневого» и т.п.) духовного производства, массовой и неофициальной культуры. Однако, сетевой принцип субкультур может реализоваться как в жёстких, вертикально-тоталитарных структурных иерархиях, так и в гибких, подвижных горизонталях субкультурных онтологиях.

Наука в XVII веке не возникает как «таковая», а шаг за шагом создается интеллектуалами, которые себя еще не осознают «учеными» в нашем понимании24. Она возникает в маргинальных пространствах между религий, теологией, философией, правом и политикой как специфическая субкультура с собственными коммуникативными ресурсами, символической манифестацией и мифологией, которые формируют стереотипы поведения ученого и способы научной деятельности, воплощенные в знаково-символических формах, социокодах, структурах личностной идентичности и идеальных формах научной рациональности (научного знания). В науку переносятся методы политической аргументации и риторики, как прекрасно показал Б. Латур, с ними вторгаются и соответствующие политические мифологемы и схематизмы, и «малая», неформальная и подвижная научная субкультура. , как терпимые чудачества интеллектуалов-творцов, занимающихся решением «научных головоломок» (Т. Кун), постепенно становится доминирующей в техногенной цивилизации модерна (философия, искусство, литература, политика, право и даже религия становятся «служанками науки»), превращается в «большую науку», входит в «научную политику», связанную с «безопасностью нации» и «государственным интересом»25, что и было осмыслено в марксистских и в постиндустриальных/информационных теориях.

Процесс дисциплинарного оформления «нормативной» науки, в том числе и социально-гуманитарной, состоялся только в XX веке, в канун Первой мировой войны. Именно то, что часто называют новой «научной революцией» и связывают с эйнштейновским радикальным переворотом в физике (Т. Кун считал, что теория относительности не «снимает», а отрицает парадигму Ньютона, не устраняя эффективности технологического применения ньютоновской «науки»), было завершением научной революции, начатой в XVII веке великими учеными и философами. Здесь закончился процесс формирования наукой собственных

В.П. Субкультурные мифы и рационализации в российском самосознании // Проблемы российского самосознания: архаическое, традиционное и инновационное начала (2009; Москва-Белгород). 4-я Всероссийская конференции «Проблемы российского самосознания», 27-29 мая 2009 г, Москва Белгород. М., 2010. С. 53-57; Римская О.Н., Римский В.П. Феномен субкультурных религий: монография. - Saarbrucken, Germany: LAP LAMBERT Akademik Publischinq GmbH&Co.KG, 2012; и др.

24 Подробнее см.: Игнатова В.С., Римский В. П. Генезис науки, инноваций и научного университета (к девяностолетию со дня рождения М.К. Петрова) // Наука. Культура. Искусство / Научный рецензируемый журнал БГИИК. Белгород, 2012. № 2. С. 61-75.

Сетевой «невидимый колледж», который почему-то всегда втайне мечтает стать «видимым», успешным и достойным публичной славы.

25 См.: Фуко М. Безопасность, территория, население. Курс лекций, прочитанный в Коллеж де Франс в 1977-1978 учебном году. СПб., 2011.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

279

социокультурных оснований. В середине XX века, когда произошли процессы, названные «научно-технической революцией», наука переходит от стадии генерирования радикальных, творческих открытий и инноваций (все великие революционные открытия были сделаны до Первой мировой войны или завершены уже в промежутке между мировыми войнами - это отдельная проблема) к периоду репродуктивных инноваций, т.е. к технологической и коммерческой разработке творческих инноваций (великих научных открытий) путём решения «научных головоломок» в рамках сложившихся дисциплинарных, междисциплинарных, мультидисциплинарных и трансдисциплинарных парадигм. Даже последний феномен «трансдисциплинарности» является свидетельством именно того, что и сами научные «головоломки», и их формальные, технологические и коммерческие приложения представляют собой репродуктивные инновации, так как не вносят ничего принципиально нового в отдельные «науки», нивелирующие собственные методологические основания.

Наступает время «большой науки», эпоха репродуктивных инноваций, которая связана с такими социальными и культурными феноменами как «общество потребления», «информационное общество», «общество знания»,

«постиндустриальная цивилизация», концептуализация которых только затемняет истинный смысл происходящих процессов. Создается технонаука, специализированная научно-инновационная культура, носителями которой становятся предприниматели-капиталисты (или «красные» директора при социализме) и учёные («невидимый колледж» и «дисциплинарные субкультуры»), которая до сих пор целенаправленно воспроизводится в системе образования (производство научных и управленческих кадров) и духовного производства (воспроизводство самой «культуры» в узком смысле как «духовной» и «массовой») . И в пространстве «большой политики» уже в ХХ веке находит закрепление феномен «научнотехнической контрреволюции» (М.К. Петров), т.е. технологий «эффективного управления наукой и образованием» и манипуляции «научным поголовьем» в интересах власть имущих.

Поэтому, на наш взгляд, и не было до сих пор никаких «научных революций» и «парадигмальных переворотов»: то, что мы наблюдаем и в естествознании, и в социально-гуманитарных науках, было становлением «нормальной науки» (технонауки) и «нормативных парадигм». Из этой ситуации доминирования технонауки исходил в своих первичных интуициях сети Б. Латур, представитель поколения молодёжной контркультурной революции конца 60-х годов прошлого века. Но об продолжение в следующей части нашего опыта генеалогии сетевой парадигмы.

Список литературы

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования / ред. и вступ. ст. В.Л. Иноземцев. М., 1999.

2. Белл Д., Иноземцев В.Л. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI века. М., 2007.

3. Белоненко Е.О., Римский В.П., Капитализация времени в цивилизации модерна // Наука. Искусство. Культура. Рецензируемый научный журнал БГИИК. №1 (5). Белгород, 2015. С. 5-24.

4. Белоненко Е.О., Римский В.П. Время в самоидентификации модерна // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №2 (199). Вып. 31. Белгород, 2015. С. 65-80.

5. Белоусова М.М., Мельник Ю.М., Римская О.Н., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках (на примере молодежной культуры). Статья 1. Культура

На эти моменты, кстати, впервые обратил внимание именно М.К. Петров.

280

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

и субкультура // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №8 (63). Вып. 8. Белгород, 2009. С. 30-41.

6. Белоусова М.М., Ковальчук О.В., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках. Статья 2. Генезис и эволюция субкультур детства и юности // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №8 (79). Вып. 12. Белгород, 2010. С. 30-40.

7. Белоусова М.М., Ковальчук О.В., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социально-гуманитарных науках. Статья 3. Культурно-исторические образы субкультур детства и юности (античность и средние века) // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №14 (85). Вып. 13. Белгород, 2010. С. 50-59.

8. Бондаренко Е.А. Концепты «человеческий капитал», «общество знаний» и «интеллектуальная собственность»: был ли прав К. Маркс? // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №23 (166). Вып. 26. Белгород, 2013. С. 189-198. Бондаренко Е.А., Римский В.П. Интеллектуальный труд и духовное производство: философско-методологическая экспликация понятий // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №2 (173). Вып. 27. Белгород, 2014. С. 33-42.

9. Борисов С.Н., Бондаренко Е.А., Римский В.П. Культурный капитал и интеллектуальные субкультуры в античном духовном производстве. Статья 1 // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №9 (180). Вып. 28. Белгород, 2014. С. 5-19.

10. Борисов С.Н., Бондаренко Е.А., Римский В.П. Культурный капитал и интеллектуальные субкультуры в античном духовном производстве. Статья 2 // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №16 (187). Вып. 29. Белгород, 2014. С. 5-11.

11. Борисов С.Н., Бондаренко Е.А., Римский В.П. Интеллектуальные субкультуры в средние века и эпоху Возрождения // Наука. Культура. Искусство. Рецензируемый научный журнал БГИИК. №4. Белгород, 2014. С. 178-190.

12. Бэкон Ф. О мудрости древних // Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. 2-е, испр. и доп. изд. Т. 2. М., 1978.

13. Игнатов М.А. Контроверзы отчуждения в информационно-сетевой культуре // Наука. Культура. Искусство / Научный рецензируемый журнал БГИИК. Белгород, 2012. № 1. С. 26-33.

14. Игнатов М.А. Феномен отчуждения человека в дискурсе информационно-сетевой культуры. Дисс... к. филос. н. / 09.00.13 - философская антропология, философия культуры / НИУ «БелГУ». Белгород, 2011.

15. Игнатова В.С., Римский В. П. Генезис науки, инноваций и научного университета (к девяностолетию со дня рождения М.К. Петрова) // Наука. Культура. Искусство / Научный рецензируемый журнал БГИИК. Белгород, 2012. № 2. С. 61-75.

16. Игнатова В.С., Римский В.П. Проблема «традиции - инновации» и генезис научноинновационных субкультур: культурно-цивилизационный контекст // Наука. Культура. Искусство / Научный рецензируемый журнал БГИИК. Белгород, 2012. № 1. - С. 34-57.

17. Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества. М., 1998.

18. Иноземцев В.Л. К теории постэкономической общественной формации. М., 1995.

19. Калинина Г.Н. Паранаука: дискурс и субкультура // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». № 2 (199). Вып. 31. Белгород, 2015. С. 23-31.

20. Калинина Г.Н., Римский В.П. Самополагание науки и превращенные формы знания // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». № 20 (139). Вып. 22. Белгород, 2012. С. 2839.

21. Кассирер Э. Философия Просвещения. 2-е изд. М., СПб., 2013.

22. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, 2004.

23. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000.

24. Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология (под ред. В.Л. Иноземцева). М., 1999.

25. Кузнецов М.М. Опыт коммуникации в информационную эпоху. Исследовательские стратегии Т.В. Адорно и М. Маклюэна. М., 2011.

26. Кун Т. Структура научных революций. М., 1975.

27. Латур Б. Нового времени не было: эссе по симметричной антропологии. СПб., 2006.

28. Латур Б. Пересборка социального. Введение в акторно-сетевую теорию. М., 2014.

29. Наука о науке: сб. ст. / пер. с англ. М. К. Петрова; спец. Редакция М.М. Карпова и А.В.

Потёмкина; общ. ред. и послесл. А. Н. Столетова. М., 1966.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

281

30. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / под редакцией В. Л. Иноземцева. М., 1999 и др.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31. Петров М.К. История европейской культурной традиции и ее проблемы. М., 2004 (Философы России ХХ века).

32. Петров М.К. Некоторые проблемы организации науки в эпоху научно-технической революции // Вопросы философии. 1968. № 10. С. 36-45.

33. Петров М.К. Организационные и функционально-познавательные проблемы научного центра в свете системного подхода // Петров М.К. Системный подход к организации регионального научного центра. Ростов-на-Дону, 2009.

34. Петров М.К. Самосознание и научное творчество. Ростов-на-Дону, 1992.

35. Петров, М.К. Социально-культурные основания развития современной науки. М., 1992.

36. Петров М.К. Философские проблемы «науки о науке»; Предмет социологии науки. М., 2006 (Философы России ХХ века).

37. Петров М. К. Язык, знак, культура. М., 1991.

38. Полани М. Личностное знание. М: Прогресс, 1985.

39. Прайс Д. Малая наука, большая наука // Наука о науке: сб. ст. М., 1966. С. 281-384.

40. Прайс Д. Наука о науке // Наука о науке: сб. ст. М., 1966. С. 236-254.

41. Римская О.Н., Римский В.П. Методология исследования субкультур в социальногуманитарных науках. Статья 4. Конфигурации молодежных субкультур в пространстве российского региона // Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право». №20 (91). Вып. 14. Белгород, 2010. С. 70-78.

42. Римская О.Н., Римский В.П. Феномен субкультурных религий: монография. - Saarbrucken, Germany: LAP LAMBERT Akademik Publischinq GmbH&Co.KG, 2012.

43. Римский В.П. Концепт «инновации» в философии культуры // Проблемы философии культуры /Рос. акад. наук, Ин-т философии. Отв. Ред. С.А. Никольский.М., 2012. С. 138-152.

44. Римский В.П. Субкультурные мифы и рационализации в российском самосознании // Проблемы российского самосознания: архаическое, традиционное и инновационное начала (2009; Москва-Белгород). 4-я Всероссийская конференции «Проблемы российского самосознания», 27-29 мая 2009 г, Москва Белгород. М., 2010. С. 53-57.

45. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: знание, богатство и сила на пороге XXI в. М., 2001

46. Тоффлер Э. Третья волна. М., 2002.

47. Фуко М. Безопасность, территория, население. Курс лекций, прочитанный в Коллеж де Франс в 1977-1978 учебном году. СПб., 2011.

48. Bell D. The Coming of Post-Industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y, 1973.

genealogy network paradigm. part i. analogy and phenomenology

V. P. Rimsky

Belgorod state institute of arts and culture e-mail: rimskiy@bsu.edu.ru

Article published in the sixtieth birthday of Professor V. P. Roman and sums up his own work and his research students, postgraduates and doctoral students.

In the first part of the article the author tries to critically analyze the «network paradigm», which became fashionable in the modern Humanities and social Sciences to grasp the phenomenology of «network» in our everyday life and traditions of philosophical reflection. The network appears as a multifaceted Proteus, rooted not only in the ontology of nature, but in human existence. The network paradigm, in his opinion, grows out of specific paradoxical temporality of cultural and civilizational foundations of modernity and attempts to overcome the respective dichotomies of «modern science» and «modernizing philosophies» (B. Latour).

Traced the birth of the «network paradigm» in theories of post-industrial/information society (D. bell, A. Toffler, M. Castells, etc.). Extends the original idea of subcultural origins of «regulatory science» and its overbearing dominance as technoscience, producing an endless stream of technological innovations, which

282

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

precluded the very possibility of radical scientific discoveries and revolutionary «paradigm change» at the turn of XX and XXI centuries.

Keywords: network, network paradigm, modern, modernizing philosophy, research paradigm, subculture, scientific subculture, technoscience.

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

283

Друзья о юбиляре

Бабинцев В.П., доктор философских наук, профессор (г.Белгород): 1. Знаком с 1987 года, то есть почти 28 лет.

2. «Г ерменевтический эпизод»: мы сажали картошку, лук и морковь где-то за городом.

3. Он всегда естественен, а это дорогого стоит.

4. Можно пожелать расслабиться и получать удовольствие от жизни.

Варава В.В., доктор философских наук, профессор, член Союза писателей

России (г. Воронеж): 1. Знаю более десяти лет.

2. «Герменевтический эпизод» случился на моей предзащите докторской. Состояние крайне волнительное, неопределенное, противное, одним словом... и вот где-то пересекаемся с Виктором Павловичем на несколько минут (чуть ли не в туалете!), и запомнившиеся слова поддержки, вселившие твердую уверенность. Ну и постоянная «герменевтика» на защитах - поддержка время от времени умирающих от страха соискателей очень умными комментариями, намеками, подсказками .

3. О «человеческом, просто человеческом»: такое странное сочетание хулиганского и философского. Но, наверное, философия и должна быть по-настоящему хулиганской, дерзновенной. Ну и конечно необыкновенная человечность, веселость и добродушие.

4. Желаю поскорее достроить дом, разместить в нем книги и организовать самую лучшую философскую кафедру в мире. И радовать свою драгоценную и прекрасную супругу!

Гриценко В.П., доктор философских наук, профессор (г. Краснодар): 1. Знаю 100 лет или целую вечность. Со временем стали как-то опять ближе. Знаю давно и даже собирались вместе жить, да как-то не получилось. Но все идет к этому, ведь центр глубокомудрия перемещается в Белгород. Вообще с ним как-то легко, как Ленин или Сталин, или Горький - такой простой, подойдет поговорит с тобой, а потом усмехнется и опишет в книжке.

2. «Герменевтический эпизод». Римский всегда считал себя почему-то казаком, переживал за казаков и всегда еще считал себя писателем. Какой спрос с писателей? В России писатели - главные мудрецы. Герменевтическое: когда работали в стройотряде и носили бетон и еще был Миша Черкашин, то очень трудно было. Скотский труд и поэтому постоянно матерились и шутили и это было смешно. Я понял, что мат спасает от тяжелого труда на стройке, воодушевляет. Очень тяжело бетон носить в ведрах и на носилках. Едрить его за кочерыжку!!! Смешное тоже было в стройотряде - то током ударит на бетономешалке, то кирпич упадет со стены, то ночью поднимут по тревоге и надо бежать драться с местными. Да это же он раскрыл тайну т.н. «отчуждения», он читал то ли Капитал, то ли Рукописи 1857-59 гг. и сделал свежий перевод. Оказывается у Маркса там написано не «отчуждение», а «отчудение». Теперь все так трактуют.

3. О «человеческом, просто человеческом»: мы с ним в стройотряде после ужина сидели на завалинке и пили чай по нескольку кружек и курили сигареты и разговаривали. Он тоже что-то мудрое говорил. Всегда был мечтателем. А еще лет 30 назад он уговорил меня обменять книжку Гомера на книжку «Акцентуированные личности». До сих пор ему простить не могу, гад!!!

4. Что ему можно пожелать, помимо здоровья и долголетия? Резать правду матку побольше, особенно после того как выпьет чайку. Побольше поклонников и поклонниц творчества. Нобелевскую премию по литературе. Написать «Преступление

284

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

и наказание» или «Войну и мир» или «Войну миров»... Чтобы купил билет на самолет и прилетел в Краснодар, а мы тут как ... туды ее в качель!!! Держись Витек!!! Только мы знаем Абсолютную Идею!!! Оставайся всегда моим другом, люблю тебя и обнимаю. Логик.

Лыткин В.В., доктор философских наук, профессор (г. Калуга): 1. Знаком почти 5 лет, но кажется, что очень долго, по крайней мере, со студенческой скамьи -фантомное ощущение, что помню наши «студенческие шалости и подвиги», и это лучшее подтверждение нашей духовной близости и «когерентности», совпадения тональных вибраций космических струн наших душ.

2. «Г ерменевтический эпизод»: поразителен сам факт нашего знакомства (его случайность) и многозначимость и насыщенность последствий (уверен - дружбы). Познакомились случайно, по переписке в интернете (более чем официальной, краткой и деловой). Что-то В.П. увидел в моих текстах и в моих письмах, что-то, видимо, срезонировало. Он предложил сотрудничать с ним. Я приехал в Белгород. а затем последовало неожиданное приглашение к нему домой в гости, знакомство с красавицей (и умницей) - женой и угощение их потрясающими солеными помидорами!!! Мы нашли друг друга и моя докторская диссертация была защищена у В.П. Римского на кафедре совершенно успешно и благожелательно через год. А сотрудничество и дружба продолжились.

3. «Человеческое, просто человеческое»: всё очень просто: это очень хороший, доброжелательный человек, уважающий людей и открытый людям. А еще это высокий профессионал: писатель, философ, муж и отец полный любви и огромнейшей страсти к жизни, наслаждающийся жизнью, даже самыми её, казалось бы, нелепыми и неблагоприятными проявлениям. С ним легко и хорошо и хочется встречаться снова и снова, потому что знаешь, он тебя любит всей душой и совершенно искренне и бескорыстно.

4. Всё же пожелаю здоровья, долголетия (непременно), хороших друзей (побольше), одного - двух - закадычных! А еще, любви (сколько можно выдержать) и оптимизма, светлого взгляда на жизнь (не унывать, не отчаиваться никогда! Если надо, мы приедем и поможем, как сможем), понимания окружающих (Ольге -огромного терпения: с великими жить не просто!), и веры в то, что Бог с нами, и. (кто с «ними», итак всем известно)! УДАЧИ!!!

Назаров В.Н., доктор философских наук, профессор (г. Тула): 1. Знаком вечность, то есть лет пятнадцать. 2. В.П. - гений топоса. Виртуозно ориентируется в любом месте. Однажды водил и вывел меня из лабиринтов Орла. 3. Он простодушен, но не прост. 4. Желаю уловить свое время, свой идеальный возраст, и оставаться в нем как можно дольше.

Перетятькин Г.Ф., кандидат философских наук, доцент (г. Ростов-на-Дону):

1. Я познакомился с В.П. в начале 80-х, в аспирантуре РГУ, и с тех он является одним из лучших и верных моих друзей.

2. «Герменевтический эпизод»: однажды утром среди аспирантов прошел слух, что в магазине «Пропагандист» будет подписка на собрание сочинений Л.С. Выготского. По тем временам это было почти невероятно, но мы с В.П. ринулись в центр Ростова, в магазин. И чудо произошло - успели получить подписку. Когда мы вышли из магазина, я посмотрел на него и увидел, что он счастлив. В.П., вероятно увидел то же самое, глядя на меня. И мы решили, что счастье будет неполным, если мы не выпьем пива. Пиво в то «тоталитарное» время было по-настоящему живое, для народа. Настоящее живое пиво, как известно, «живет» не более трех дней, а не три месяца, как в сегодняшних супермаркетах. То советское пиво имеет такое же

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

285

отношение к нынешнему «живому» пиву, какое живой человек имеет к зомби. Я хочу сказать, что современное «живое» пиво с консервантами это зомбированное пиво и его лучше не потреблять. Мы, потягивая пиво нашей молодости, проговорили целый день. Оказалось, что В.П., кроме философии, прекрасно знает литературу, как классическую, так и современную. В том разговоре у нас обнаружились общие интересы, вкусы и пристрастия, так что часто мы понимали друг друга «с листа», как говорят музыканты. К тому же, он оказался заядлым книжником, имеющим прекрасную библиотеку, что для меня также было интересно, ибо я тоже собирал книги. После этого дня мы и стали друзьями.

3. «Человеческое, просто человеческое»... Во-первых, он человек очень отзывчивый и щедрый, причем щедрость эта не только материальная, но и духовная. Еще с аспирантуры помню, как он одаривал (не дарил, а именно одаривал, предвкушая ту радость, которую получит человек от подарка) друзей хорошими книгами, статьями, идеями. Будучи одним из одариваемых, я, в свое время, благодаря этому, открыл для себя Николая Рубцова, Юрия Казакова, Василия Аксенова, Томаса Вулфа и др. Таким же щедрым он остается и сегодня. Во-вторых, он человек универсальный и творческий, постоянно вовлекающий в орбиту своего творчества молодежь, сохраняющий и расширяющий, тем самым, незримую общность мыслящих людей России. В-третьих, у него, благодаря ростовскому периоду жизни, прекрасное чувство юмора. Кроме того, он почти по-детски доверчив к людям, и, несмотря на то, что на этом пути его порою ожидают разочарования, - эта черта в нем неистребима. В любом человеке он изначально предполагает хорошее.

4. Известная формула - «вырастить ребенка, построить дом, и посадить дерево» - уже успешно выполнена В.П. Но для него, как писателя и философа, в этой формуле есть важное дополнение: он еще должен написать свой лучший роман и свою лучшую монографию, а это - духовные «дети» и духовные «дома». Хотелось бы пожелать ему успешно выполнить эту программу. А поскольку для этого необходимо здоровье и долголетие, то я их ему все-таки пожелаю, вопреки заданному вопросу. Ну, и почаще бывать в Ростове.

Поддубный Н.В., доктор философских наук, профессор (г. Белгород): 1. Нашей дружбе более сорока лет.

2. За многие годы знакомства и дружбы трудно отметить одно запомнившееся событие. Это были и события студенческой жизни, и события стройотрядов, и события личной жизни, и события научной деятельности. Но есть среди них события, которые были для меня откровением: когда он в общежитии приобщал нас к высокой поэзии; когда я впервые прочел его первый рассказ и был потрясен им; когда он, ликуя от радости, забирался в стройотряде на незакрепленный козырек построенного нами дома; когда заснул на строительных лесах после бессонной ночи; когда мы были на седьмом небе от радости после его защиты докторской в родном Ростовском университете; когда мы спорили до хрипоты, ведя научные дискуссии.

3. Со студенческих лет Виктор выделялся своей многогранностью: склонность к литературному творчеству, склонность к научной деятельности. В студенческие годы он начал писать свои первые рассказы и повести. Виктор творческий, озорной, увлекающийся человек, с чувством юмора, блестящей эрудицией, глубокий философ, аналитик.

4. Что пожелать? Чтобы слились его талант философа и писателя, и он, наконец, в ближайшие годы порадовал нас своим романом о котором, я знаю, он мечтает. Это будет большой литературно-философский роман о нашем времени. А потому я желаю ему здоровья и душевного равновесия.

286

НАУКА. ИСКУССТВО. КУЛЬТУРА

Выпуск 2(6) 2015

Реутин М.Ю., доктор философских наук, профессор (г. Москва): 1. С В.П. Римским знаком с конца 2011 г. Он был одним из оппонентов при защите моей докторской диссертации в РГГУ. 2. «Герменевтический эпизод»: наиболее памятен тот факт, что проведя в стенах нашего Института (высших гуманитарных исследований РГГУ) всего несколько часов В.П. Римский успел расположить к себе всех присутствовавших в Институте сотрудников и особенно женщин, в том числе молодых. Впоследствии они его неоднократно вспоминали. 3. «Человеческое»... Редкое совпадение сильного характера и доброты. 4. Пожелал бы успеть зафиксировать, по крайней мере, в нескольких книгах свои научные знания и свой жизненный опыт.

Шенкао М.А., доктор философских наук, профессор (г. Черкесск): 1. Знаю с сентября 1972 года. 2. Первый раз заполнился на первом курсе на занятиях по физкультуре. Вышли немцы бежать стометровку, в спортивных костюмах, кроссовках, упитанные и рослые, как рысаки. А он вышел, закатал брюки и босиком их обогнал за одиннадцать с хвостиком секунд. Помнится «обмывка» защиты кандидатской диссертации у его первой тещи и тестя. 3. Счастья тебе во внуках и внучках - роду Римскому, как у казаков, быть вечно - нету переводу! 4. Будь таким же моложавым всегда.

Щавелёв С.П., доктор философских наук, профессор (г. Курск) ответил на вопросы вполне академически - он написал статью о юбиляре, которую мы сочли возможным поместить ниже, в качестве действительно «предварительного подведения итогов» (Ю. Трифонов).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.