Научная статья на тему 'Гдовский уезд в XVII веке'

Гдовский уезд в XVII веке Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

175
18
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Афанасьев Юрий Иванович

Окончание. Начало в №27/2007, 28/2008 и 29/2008

Текст научной работы на тему «Гдовский уезд в XVII веке»

Ю. И. Афанасьев

Гдовский уезд

11. После войны и пожара

п Р

ЦРИ воеводе Г. С. Елагине в Гдове случилось большое стихийное бедствие: в 1686 г. произошел большой пожар, сгорел почти весь город. Были уничтожены почти все деревянные строения в крепости, даже воеводский двор и съезжая изба. Впервые о большом гдовском пожаре упоминается в документах за 26 июля 1686 г. , когда новый псковский воевода М. Г. Ромодановский указывал Елагину на необходимость строить заново воеводский двор и съезжую избу в Гдове и рекомендовал сделать это «сошными людьми». Это указание привез из Пскова гдовский пушкарь Ивашка Сысоев в тот же день.123а

Получив указание, Г. С. Елагин развернул кипучую деятельность. Прежде всего, он решил собрать по четыре алтына (12 копеек) с каждого крестьянского двора и сразу же столкнулся с неприятностями: помещики и дети боярские Гдовского и Кобыльского уез-дов подали на него жалобу псковскому воеводе о том, что он не имел права собирать деньги с помещичьих крестьян, а главное, неясно - куда эти средства он направил. Для проверки этой коллективной жалобы из Пскова выехала специальная комиссия, началось следствие с допросами и очными ставками. Допрашивали даже сына гдовского воеводы, и, конечно, сборщиков денег. Проверяли «зборные книги». Все деньги оказались на месте. Не обнаружив нарушений на месте, но считая все же, что « дыма без огня не бывает», комиссия сочла необходимым отправить все материалы следствия в Псков, как и сборщиков и даже сами деньги, для дополнительной проверки. В Пскове нарушений тоже не обнаружили, кроме вопроса: с кого можно было брать деньги, а с кого нет. С помещичьих крестьян, действительно, сборы производить было нельзя, т. к они принадлежали конкретным помещикам и к государственным рабо-Афанасьев Юрии Иванович - псковский краевед Окончание. Начало в №27/2007, 28/2008 и 29/2008

в XVII веке

там отношения не имели. Можно было брать деньги лишь с «сошных», т.е черносошных, государственных крестьян, т.к. стройка была государственной. Г. С. Елагин отделался выговором, объявленным ему псковским воеводой 4 ноября 1686 г. - «за то, что он плутает». Книги и деньги вернули в Гдов, подьячему съезжей избы.123

Но на этом дело не закончилось: забеспокоилась церковь. Архимандрит псковского Снетогорского монастыря Иоиль, чьих земель в Гдовском уезде было много, напомнил псковскому, а через него и гдовскому воеводе о том, что его крестьяне освобождены от строительных работ царской грамотой 7192 (1684) г. , следовательно, они не будут работать и в Гдове, не будут и платить, как несошные крестьяне. Ромодановский с доводами архимандрита согласился.124

Очевидно, гдовские помещики одновременно пожаловались и в Москву, т.к. через некоторое время М. Г. Ромодановский получил из Новгородского приказа разъяснение и напоминание о разграничении полномочий ме^ду региональными и местными органами. 19 ноября он направил аналогичные указания во все уезды Псковской земли, в том числе и провинившемуся Г. С. Елагину: сбором всяких податей и других денежных доходов ведать Пскову, уезд может ведать только разбором «татиных и разбойных, и убивственных и волшебных дел».125

Видя, что Елагину в Гдове приходится трудно, М. Г. Ромодановский направил в помощь ему строительного мастера пскови-тина Тараса Федоровича Бутенева, но из этого шага тоже мало что вышло. Требовались для строительства бревна, доски, дранка для крыш, а взять их было неоткуда, не хватало и денег. Бутенев попытался было предпринять кое-какие обходные меры, но от помещика Алексея Афанасьевича Вельяминова поступила жалоба, и в результате Бутенева перевели в Сумы, а в гдовском строительстве снова произошла заминка. Не успел появить-сяв Гдове новый строитель - Андрей Самуи-

лович Харламов,126 а М. Г. Ромодановский не успел урегулировать его отношения с крестьянами Елизаровского монастыря, не успевших выбрать целовальника, как из Новгородского приказа в Псков пришло новое разъяснение. Туда по поводу использования монастырских крестьян на государственной стройке пожаловался сам Митрополит Псковский и Изборский Маркел. Запутавшийся в бесконечных проблемах М. Г. Ромодановский потерял воеводскую должность, уступив ее П. А. Головину.127

Строитель А.С.Харламов провел в Гдове несколько месяцев, а стройку по-прежнему оживить не удавалось. Тогда Г. С. Елагин 28 апреля 1687 г. обратился с жалобой на строителя к П. А. Головину: Харламов «не строит неведомо зачем», в то время как сам гдовский воевода вынужден ютиться у бедных, но сердобольных людей за городом, «с великою нуждою у вдовы на дворе, и то дворишко все в воды и в грязи потонуло», но он, воевода, думает не о себе, а о том, что «... и ныне то страшно и опасно и ненадежно, что тот город Гдов от свейского рубежа в ближних ме-стех, всего в двадцати верстах, и бес строения воевоцкого двора никоторыми делы быть невозможно».128

Прошло еще полгода. Г. С. Елагина словно в наказание все еще держали в Гдове, чего в истории города ранее не случалось: воеводы редко засиживались более двух лет. Но хуже было то, что помощи Елагин никакой не получал. К о всем несчастьям добавилась новая жалоба гдовских посадских людей во главе с сотским Федором Ивановым в Псков. Они жаловались на то, что Елагин слишком много всего с них взимает: посуду, дрова, лучину и «всякие мелкие расходы», считая, что эти взимания не вызываются крайней необходимостью, а являются личной прихотью воеводы. П. А. Головин вначале принял сторону жалобщиков: есть, мол, царская грамота, которая гласит: «.велено бедных и погорелых сирот ото гдовских воевод оберегать во Пскове бояром и воеводом, изделий никаких делать, и в поварни пивовар и винокуров и дров и лучины и свеч имать и столовых всяких запасов и пашни и огороды пахать и ово-чей садить. на них не велено». Но Елагин обрисовал ему мрачную картину своего положения, написав, что «помирает холодною и

голодною смертью, ибо ему ничего гдовляне не дают, даже тех припасов, «бес чево... быть невозможно». В том же месяце (21 октября 1687 г.) П. А.Головин разобрался в положении дел и указал: «Гдовским посацким лю-дем на свой воевоцкий двор дрова и лучину и бес чево быть не можно, нужные самые статьи, велеть давать, а пашни на себя пахать и изделий никаких делать и больших запросов давать не велеть».129 Так было принято « соломоново» решение, т.к погорельцами были как воевода, так и гдовляне. Воевода действовал по уставной грамоте 1510 г., подтвержденной переписями 1557 и 1585 гг., где подробно

130

определялся его доход, а гдовляне ссыла-

лись на грамоту в связи с пожаром в Гдове.

Надо было понять и нового псковского воеводу, у которого одновременно было несколько строек: в Изборске и Острове ставились вместо обветшавших новые воеводские дворы, в Опочке возводили новый каменный пороховой погреб, и всюду не хватало людей и материалов, отовсюду шли жалобы.

Из-за пожара жизнь в Гдовском уезде не остановилась. Воеводе Г.С.Елагину постоянно приходилось решать повседневные дела, как и разбираться с неоднократно поступавшими жалобами. Без последних не обошлось даже в год пожара. Так, гдовский помещик И. Ф. Г лазов жаловался в Псков на крестьян В. П. Сумороцкого, которые увезли с его пустоши сено, и требовал привезти виновников в Гдов для расправы. В ответ Сумороцкий просил псковского воеводу «не волочить крестьян» из деревни Заберезье в Гдов, т.к. он сам 10 января 1687 г. приедет в Псков и ответит Г лазову в приказной палате. Псковский воевода с этим согласился и велел Елагину проконтролировать исполнение.131

К концу XVII в. гнет продолжал усиливаться, появились новые налоги. Новый псковский воевода Н. С. Салтыков получил указание, немедленно спущенное в уезды, о выборах целовальников среди крестьян и посадских людей «для збору конских пошлин». Получили его и в Гдове, и сбор конских пошлин явился новым испытанием для простых людей. Не выдержали на этот раз и помещики, о чем говорит такой пример. 9 марта 1697 г. гдовский помещик Иван Петров сын Коновницын пожаловался в Псков на со-

биравшего конские пошлины подьячего Афанасия Костягина, который в сельце Омут На-ровской губы (владение Коновницына) ставил на правеж крестьян «в пошлинных деньгах» и «доправил себе денег пять рублей да рыбы десять угоричей, взял с собой 4 лошади и трех крестьян. Одну лошадь загнал, и один крестьянин не поднимается после правежа». На указанную жалобу псковский воевода Н. С. Салтыков наложил резолюцию: «Крестьяни-

132

на досмотреть, подъячего допросить».

И снова, в который уж в течение XVII в. раз, была для упорядочения сбора старых и новых податей проведена перепись населения.

12. Торговые пути и почтовая гоньба

В августе 1655 г., за год до начала войны со Швецией, псковскому воеводе князю Ивану Хилкову поступило от имени царя указание обследовать состояние дорог от Пскова до Риги, Юрьева Ливонского, Колы-вани и Ивангорода и сделать их описание. Это требовалось для расширения торговли, устройства почтовой гоньбы и ямской службы, а возможно, и в военных целях. Воевода Хилков собрал в псковскую приказную палату торговых людей и допросил их, а присутствующий при этом дьяк Меркурий Крылов по купеческим рассказам составил описание этих дорог, которое и было направлено в Москву. В составленном описании содержались сведения и о проходившей через Гдов дороге Псков - Ивангород: «ото Пскова до Иваня-города и до Ругодива 180 верст... речка Турбенка, ото Гдова 7 верст, через тое речку ездят в брод, около той речки деревни Псковского уезду, дорога суха».

Деревни, расположенные вдоль дороги, в описании не называются, да и мелких речек по пути несколько. Попробуем определить их. Берем от Варлаамовских ворот примерно семь километров, сопоставим расстояния ме^ду речками - получается нынешняя Абижа перед д. Струково. От этой речки «до речки Остенки 4 версты, через тое речку ездят в брод, дорога суха, кругом тое речки деревни Псковского уезду», «от речки Остенки до речки Толвицы 10 верст, на речке мост, а подле той речки монастырь на Толвице и деревни Псковского уезду», «от Толвы-речки и

от монастыря до Елизарова монастыря 4 версты, под монастырем речка, а на ней мост, дорога суха, а на другой стороне против монастыря храм», «а от Елизарова монастыря до речки Заречье 10 верст, на речке мост, подле мосту деревня Гдовского уезду, дорога суха», «а от речки Заречье до речки Лоцкина Берва

5 верст, на ней мост, дорога суха», «от речки Лоцкины Бервы до речки Чорной 5 верст, а на речке мост, дорога суха», «от Чорной речки до речки Волосни 20 верст, мосту нет, ездят в брод, дорога суха. От речки Волостни до деревни Белска 8 верст, дорога суха, а около тех речок от речки Заречья жилых мест нет. А от деревни Белска до речки Дощанки 5 верст, на ней мост, дорога суха. От речки Дощанки до речки Жолчи 3 версты, на ней мост. Подле той речки храм Николы Чюдотворца на Полной, на другой стороне деревни Гдовского уезду», «от речки Жолчи до речки Речицы и до деревни Гдовского ж уезду 17 верст, ездят в брод, дорога грязна, леса есть подле дороги, а намостят тое грязь 100 человек неделею. От речки Речицы до речки Кунести 12 верст, мосту нет, ездят в брод, дорога суха, на речке храм и деревни Гдовского уезду», «от речки Кунести до города Гдова 10 верст, дорога суха... под городом река Гдовка, через реку мост», «ото Гдова дорога к Иваню-городу и к Ругодиву. Речка Чермь от Гдова 3 версты, а на той речке мосту нет, ездят в брод, дорога суха. От речки Черми до деревни Лятцы 4 версты», «от деревни Лятцы до дву ручьев 3 версты, через их ездят в брод. От дву ручьев до деревни Патрохновы 8 верст, дорога суха», «от деревни Патрохновы до деревни Гостицы 13 верст, дорога суха. Меж деревни Гостиц ручей, ездят в брод. От деревни Гостиц до деревни Поля 6 верст, дорога суха. От деревни Поля до деревни Низ 13 верст, дорога грязна около леса, намостят те грязи 100 человек неделею. Под тою деревнею Низом река Плюс-са, мостов и бродов нет, ездят через тое реку в лотках».133

Следовательно, путешественникам в Ивангород или Нарву приходилось пересекать множество рек и речек, и на доброй половине их не было мостов, а дорога большей частью находилась в неухоженном состоянии, с современным путем она не во всем совпадала.

С дорогами тесным образом связана и почтовая гоньба, в древности называемая повозом, в XIII в. - ямской гоньбой. По писцовым книгам XVI в. в Гдове имелось до десятка ямщиков, была уже регулярная служба по перевозке почты и официальных лиц. После же опричнины и Ливонской войны здесь остался тольк о один ямщик, но в XVII в. ямская служба вновь ожила. В Псковской земле ею занимался сам воевода В. П. Ахмашуков-Черкасский, по его указанию И. Я. Вельяминов производил «обыск» о ямах и ямских охотниках в уездах. Гдовский воевода В. Ф. Бобров должен был позаботиться «о разыскании старых писцовых и строенных книг» и начать в соответствии с ними перепись ямских охот-

г ~ 134

ников и coop сведении о состоянии ямов. Одновременно происходило законодательное оформление этой службы. Ямщики были освобождены от податей и повинностей,135 а земли в ямских слободах нельзя было отдавать в поместья или вотчины. Появился также указ о сроках суда по искам к ямщикам и о наказании за перегрузку ямских лошадей (в пользу ямщиков).136 И, наконец, был принят самый главный документ - «Уложение о ямской гоньбе и ямских слободах».137 Регламентация службы была продолжена в Указе о количестве ямских подвод, причитающихся различным чинам: от 20 - митрополитам и боярам, до 10 - думным дьякам, стольникам, дворянам московским (епископам - 11) и до 2 - 3 - дворянам провинциальных городов, «а без именного указа едущим из Москвы не давать подвод».138 Позднее количество подвод служилым людям увеличилось, их стали предоставлять даже стрелецким пятидесятникам.139 Посторонним лицам (не ямщикам) запрещено было приобретать дворы в ямских слободах.140

Эти государственные меры способствовали восстановлению и совершенствованию ямской гоньбы. В крупных населенных пунктах появились ямские слободы, а на дорогах через 30 - 40 км - ямы-станции, где отдыхали и меняли лошадей проезжавшие. В XVII в. в северной части Гдова (возможно, севернее Гдова) возникла гдовская ямская слобода, до сих пор известная в городе как Ямщина, а на дороге Псков - Ивангород - ямы (видимо, в Маслогостицах, Ямм, Гдове и Гостицах). Ру-

ководил службой ямской приказ, ведавший транспортными средствами, устраивавший ямы, выдававший подорожные документы и др. Много занимался этим делом А.Л.Ордин-Нащокин - псковский помещик, ставший крупным государственным деятелем. При нем служба стала называться почтовой гоньбой, именно Ордин-Нащокин открыл новые маршруты: Москва - Псков - Рига (1663 г.), Москва - Вильно (1669 г.) и др. У ямщиков, как государственных служащих, появилась особая форма одежды. В конце XVII в. в Гдове трудились 10 ямщиков.141

13. Гдов во второй половине и в конце XVII в.

Отстоявшего в 1657 г. Гдов от шведов Богдана Ивановича Нащокина в августе следующего года сменил на посту воеводы С. П. Елагин, вторично ставший гдовским воеводой (в первый раз - в 1653 г.). На этот раз он управлял Гдовом недолго и был заменен гдовским помещиком Михаилом Шаблыкиным, но уже в 1659 г. воеводой являлся Иван Владимирович Голенищев (указ о его назначении вышел 16 октября). Как обычно, он принял все дела, а дополнительно ему было указано «... и по башням, и по стенам и за городом у крепостей, в которых местех пригоже, караулы и сторожи крепкие держать и про приход, воинских людей проведывать всякими обычаи накрепко, чтоб воинские люди ко Гдову изгоном безвестно не пришли и украдом и обманом и ночным временем над городом какова дурна не учинили, людей не побили и в полон не поимали», а в случае прихода под Гдов неприятеля всех посадских людей взять в крепость и использовать для обороны, расписать им места рядом со стрельцами, заготовить для этого катки, колья и камни, и одновременно писать в Москву, Псков и воеводам соседних городов о помощи. В конце указа напоминалось о борьбе с татьбой, воровством и пожарами, указывалось о запрещении продажи в городе вина и табака, рекомендовалось в невоенное время «мимо Пскова в Москву не писать и гонцов не посылать ДЛЯ TOBO, что Гдов псковский пригород и всякие гдовские дела велено ведать во Пскове боярину и воеводам князю И. А. Хованскому

со товарищи», «а однолично Ивану Голяни-щеву жити во Гдове с великим бережением», руководствуясь данным наказом и другими государевыми грамотами, «везде искать государеву делу прибыль и понапрасну не преследовать своих людей и проезжих и не придумывать новые налоги, чтобы не попасть в

142

опалу».

Во исполнение указаний И. В. Голенищевым была составлена опись Гдовской крепости и ее вооружения по состоянию на 1659 г., т.е. вскоре после обороны Гдова в 1657 г. Оказалось, что на Псковских воротах и одноименной башне имелось 8 пушек разного калибра, медных и железных, русских и немецких, все требуют ремонта, хотя стрелять могут, «а пушкарей у тех пищалей Анитка Максимов, Ермолка Кудесов, Иваш-ко Сысоев, Ивашко Булатов». На Тайницкой башне имелось 4 пушки, тоже самых разных, все уже ремонтировались, но требуют дальнейшего ремонта, хотя и годны к использованию, «а пушкарей у тех пищалей Ивашко Максимов Ганихин да Омелька Зунин». На Маленских воротах располагалась только одна пушка, железная Юрьевская (т.е. вывезенная из Юрьева в конце Ливонской войны), а «пушкарь у той пищали Поташко Карпов», у Кушельских ворот - 8 пушек разного калибра и тоже бывших в ремонте, «да пушкарь у тех пушек Андрюшка Куликов с сыном с Васкою да Мишка Пантелеев», на Петелин-ской башне - 4 пушки в таком же состоянии, «а пушкарей у тех пушек Нефедко Овдеев Сухан да Демешко Антипов», на Костерском углу - 4 разных пушки и такого же качества, «пушкари у тех пушак Сысойко Максимов, да Оска Ерохин, да Федка Федоров».

Кроме указанных, «в государевой казне под церковною Дмитриевскою колокольней находится 7 заржавевших пищалей, стрелять с них нельзя». К ним имелось «350 пулек железных, облитых свинцом, но в нынешнее осадное время, как приходил граф Магнус с немецкими людьми подо Гдов - все исстреляны. Нельзя стрелять и из тюфяка железного, который без станка. Но здесь же хранятся 700 мушкетов и боеприпасы. Это сотни ядер для всех крепостных пушек, пороха - 182 пуда, свинца - 195 пудов, фитиля - 35 пудов. Здесь же 48 стрелецких пищалей «побитых и

мертвых стрельцов» да 4 порченых. В казне оказалось много трофейного оружия, доставшегося от бежавшего в 1657 г. противника и отправленного потом по приказанию князя И. А. Хованского в Псков.143

Несмотря на бесконечные пробоины и отсутствие надлежащего ремонта, Гдовская крепость в период войны 1656 - 1658 гг. и после нее была вооружена хорошо: вес залпа ее увеличился по сравнению с 1621 г. вдвое. По-истине Гдовская крепость переживала период своего расцвета.144

Прошло еще десятилетие. У власти в Гдове снова встал Елагин. 26 декабря 1668 г. воеводой был назначен Герасим Григорьев сын Елагин. В это время в городе и на посаде проживали 369 душ мужского пола: стрелецкий голова,

160 стрельцов, подьячий, 8 пушкарей, 9 воротников, 27 посадских человек с пищалями, 32 посадских человека с «топорки и з бердыши». Все дыры в крепостных стенах были заделаны бревнами, артиллерия поддерживалась в надлежащем состоянии, количество пушек увеличилось до 31, а вес их залпа поддерживался на уровне 18 - 19 кг; в крепости имелись запасы боеприпасов, например, одного пороха почти 14 т. В государевых житницах Гдова хранилось ржи 10 четей с осминою (более 60 пудов), ржаной муки 15 четей (90 пудов), 110 пудов соли и мера хлебная деревянная заор-леная (бочка с царским гербом, показывающим полноценность меры. - Авт.).145

Через восемь лет, 11 ноября 1676 г. Кондратий Иванович Бухвостов передал по царскому указу должность воеводы в Гдо-ве Камею Наумовичу Креницыну, который по традиции составил опись имущества, в том числе вооружения. Пушек, например, в крепости стало чуть меньше - 28, уменьшилось и количество пушкарей. Так, Сы-сойке Матвееву приходилось быть сразу при нескольких пушках. Боеприпасов же по-прежнему было достаточно: суммарный вес артиллерийского залпа держался на уровне 18 кг, соли имелось 11 берковцев (110 пудов).146

Время сохранило годовую смету по содержанию Гдова и в 1683 г., составленную по приказанию псковского воеводы Бориса Петровича Шереметева. О состоянии крепостных стен и башен сведений здесь нет, зато

подробно говорится о населении: стрельцов - 147, стрелецких детей и братии и племянников, которые в службу поспели, - 12, недорослей в малых летах - 26, пушкарей - 8, детей их, которые в службу поспели, - 2, в службу не поспел - 1, воротников - 4, детей их - 4. Гдовлян, посадских людей с пищалями - 41, с топорами - 34, а «у которых бою нет» - 51, всего посадских людей с детьми -

161 человек, ямщиков - 10, ас братией и детьми - 36, два подьячих с детьми, один из них площадной. Таким образом, в Гдове и на его посаде в 1683 г. жили 419 человек мужского пола. Пушек в крепости на этот год по-

прежнему числилось 28, хотя многие нужда-

147

лись в ремонте.

Сохранилось и описание Гдова для одного из последних лет XVII в.: в смете, составленной на 1698 г. при воеводе Федоре Гордееве сыне Обашеве после второго гдов-ского пожара 1686 г. Пожар уничтожил почти все деревянные строения, оставшиеся без покрытий каменные стены выветривались и осыпались. Крепость являла собой печальный вид с проломами, упавшими вниз и обгоревшими пушками, с сорвавшимися с петель и приставленными воротами. Остались только 11 годных пушек, в том числе три новых, уменьшился и суммарный запас гдовской артиллерии. Но полностью крепость не была заброшена: здесь стояли на вахте 200 стрельцов во главе с Марком Гавриловым сыном Котельниковым, 8 пушкарей, 4 воротника, 10 ямщиков. Вооружены были мушкетами и топорами и посадские люди. Всего же в Гдо-ве и на его посаде проживало и служило 570

148

человек мужского пола.

14. Гдовский архив ХУ!-ХУ!! вв. (Вместо эпилога)

При изучении гдовских документов XVII в., особенно передаточных описей, очень часто в конце их можно встретить с небольшими вариантами одну и ту же приписку: «да в съезжей избе в коробьи государевы грамоты указные, и отписки, и писсовая перечневая книга, и список статейной государевы уложенные книги, и сыскные всякие дела, и записки». В некоторых документах такие приписки были более короткими, но

все указывало на то, что речь шла о гдовском архиве.149

Из изученных ранее документов было известно, что гдовские воеводы, боясь пожаров, хранили документы и ценности в «казне» каменного Дмитриевского собора.150

Анализируя содержание этого архива, видишь, что в нем хранились документы различного характера из Москвы, Пскова и других мест, а также местного происхождения. В одном из документов 1656 г. отмечалось, что всего со старыми и новыми делами накопилось более пяти коробей в казне Дмитрия Солунского.151

Сначала о новых делах. Воевода Б. И. Нащокин должен был подготовить отчетные документы по деньгам, которые давал его предшественник С. П. Елагин капитанам Г ер-му и Сингерю из сумерских доходов, всего на 40 рублей. Ему же приходилось переправлять пушки из Юрьева Ливонского и из Сыренска в Гдов, чтобы исполнить пришедшие к нему указания. По приказу «сверху» он собрал различные сведения об уездных людях, должен был сообщить о запасах продовольствия в Гдове. Отдельная отчетность велась о выходцах из Ивангородского уезда, не желавших жить под шведами после Столбовского мира, сообщались необходимые сведения о стрелецком голове Федоре Раздеришине, служившем тогда в Гдове, воевода же занимался передачей поместья Нефедово Ивангородского уезда новому хозяину торопчанину Федору Иванову сыну Чиркину, и др.152 Отвечая на очередной запрос о продовольствии в 1660 г., гдовский воевода И. В. Голенищев сообщал, что государевым хлебом в Гдове ведают псковские дьяки и «житные целовальники», которые ведут книги, а в Гдове воеводам «того государева хлеба ведать не указано».153 И запрос, и ответ сохранились, тоже попав в архив и пополнив его.

Но больше всего в архиве было судебных дел, например дело Ивашка Иванова Синилника о краже совместно с гдовским стрельцом Игнашком Снетковым да с Ерем-кой Шелеповым (1658 - 1659 гг.), «от 166 года 13 января дело вершенное по челобитью новгородца Тихона Панкратьева сына Есипова на Троицкого крестьянина на Онисимка Юрьева деревни Лядец в краденом животе» и др.154

Всего таких и подобных им дел более 100, из них более половины невершеных. Можно выделить среди них более десяти разновидностей, больше всего о кражах - от мелких предметов до лошадей, а также о грабежах, неуплате долгов, реже - об убийствах. Одно из сложных дел

об убийстве было направлено даже в Псков.155 Много дел было о спорах из-за огорода или места для двора в городе, о нарушении правил торговли, о поимке бежавших крестьян, о бежавших в Гдовский уезд 286 русских семьях, что было запрещено после Столбовского договора, об украденной из крепости пищали, о «брани», «лае», «бесчестии» и др.

Дела накапливались годами, и наконец в 1660 г. воевода И. В. Голенищев подверг их разборке. Он выявил, что его предшественник М. С. Шаблыкин в 1658 - 1659 гг. получил из Пскова 77 указаний, но дал только 65 ответов (черновики сохранились), из Юрьева Ливонского получил 9 отписок, но ответил только 5 раз, из Сыренска - 6 отписок и все-

го два ответа. Больше других воевод писал в Псков Б. И. Нащокин, а вот управлявший Гдовом дольше других С. П. Елагин оказался не очень исполнительным чиновником. Так И. В. Голенищев дал анализ архива по всем предыдущим воеводам.156

После освобождения Гдова от шведов в 1621 г. эти документы были в сохранности в специальной палатке Дмитриевского собора. Сохранились они и после русско-шведской войны 1656 - 1658 гг. и осады Гдова в 1657 г.: их и разбирал в 1660 г. И. В. Голенищев. Хранились многие старинные бумаги в казенной палатке собора и в XVIII в.157 После этого у Гдова не было грозных испытаний вплоть до 1941 г. , хотя Дмитриевский собор был закрыт раньше, и судьба архива остается неизвестной. Имеется «гдовский архив» и в Стокгольме, где хранятся документы, попавшие в Швецию во время оккупации города шведами и длительного противостояния с ними в пограничном уезде.158

Примечания

123 Псковские акты собрания А.Ф.Бычкова... Сс. 125-126 123А Там же.

124 Там же. С.127

125 Там же

126 Там же. Сс.129-130

127 Там же. С.133

128 Там же. С.135

129 Там же. Сс.142-143

130 Следы уставных грамот в писцовых книгах псковских пригородов //Записки Императорского русско го археологического общества. T.IX. Вып.1-2. СПб.1897. С.309

131 Псковские акты собрания А.Ф.Бычкова... С.130

132 Там же. С.165.

133 Сборник МАМЮ. T.VI. Сс.139-140

134 Псковские акты собрания А.Ф.Бычкова... С.18

135 Законодательные акты. С.44

136 Там же. Сс.104-107

137 Там же. С.107

138 Там же. С.128

139 Там же. С.145-147

140 Там же. С.175

141 Сборник МАМЮ. T.VI. С.360

142 Там же. Сс.344-348

143 Там же. Сс.348-350

144 Михайлов A.A. Указ.соч. Сс.53-56

145 Сборник МАМЮ. T.VI. Сс.357-359

146 Соболев Н. К истории города Гдова //Труды ПАО. Вып.11. Псков.1915. Сс.2-5

147 Сборник МАМЮ. T.VI. Сс.360-361

148 Там же. Сс.361-364

149 Там же. С.350

Там же. Сс.318-327 Там же. С.353 Там же Там же Там же. С.357 Там же.С.356 Там же Кирпичников А.Н. Указ.соч. С.17 Селин A.A. Указ.соч. Сс.143-145