Научная статья на тему 'Функционирование глаголов эмоционального состояния в повествовательном тексте'

Функционирование глаголов эмоционального состояния в повествовательном тексте Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
863
89
Поделиться
Ключевые слова
ГЛАГОЛЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ / СЕМАНТИКА ГЛАГОЛА / ПОВЕСТВОВАНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Санжеева Наталья Раднаевна

Рассматривается проблема функционирования глаголов эмоционального состояния в художественном повествовании, основным значением которого является динамика. Анализируется функциональная реализация семантических признаков глагольных предикатов эмоционального состояния в повествовательном тексте.

Functioning of Emotional State Verbs in Narrative

The given article is devoted to the problem of functioning of the emotional state verbs in narrative. Functional realization of semantic indications of stative verbal predicates analyzes in the article.

Текст научной работы на тему «Функционирование глаголов эмоционального состояния в повествовательном тексте»

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 29 (320).

Филология. Искусствоведение. Вып. 83. С. 130-132.

Н. Р. Санжеева

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ГЛАГОЛОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ В ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНОМ ТЕКСТЕ

Рассматривается проблема функционирования глаголов эмоционального состояния в художественном повествовании, основным значением которого является динамика. Анализируется функциональная реализация семантических признаков глагольных предикатов эмоционального состояния в повествовательном тексте.

Ключевые слова: глаголы эмоционального состояния, семантика глагола, повествование.

Целью статьи является выявление функциональных особенностей глаголов эмоционального состояния в тексте типа «повествование».

Глагольные предикаты эмоционального состояния представляют собой подгруппу класса статальных глаголов, которые, по мнению многих современных исследователей, определяются следующими семантическими признаками: статичность, временная локализованность, процессность (длительность во времени), эпизодичность (временная непостоянность), фазо-вость, перцептивность, ориентированность на субъект, неагентивность субъекта, неконтро-лируемость. Исследуемые глаголы в целом соответствуют перечисленным признакам.

Глаголы эмоционального состояния релевантны для описательного текста, основным значением которого является статичность. Под статичностью нами понимается отсутствие каких-либо изменений во времени как в количественном, так и в качественном отношении.

Особенностью глагольных предикатов, выражающих эмоциональное состояние, является их способность сочетаться с показателями динамичности (сначала, потом) в художественном тексте, поэтому данные глаголы могут функционировать в повествовательном контексте.

Под повествованием подразумевается структурно-семантическая модель текста с предикатным ядром [8. С. 60]. Текст типа «повествование» передает активную смену событий, поэтапную смену явлений. Следовательно, главный признак повествования - динамичность, активность глагольной формы, ее пол-нозначность и полновесность. В повествовательном тексте основную смысловую нагрузку несут акциональные глаголы, то есть глаголы действия. Несмотря на то, что категориальное значение акциональных глаголов максимально

реализуется в повествовании, в текстах художественных произведений функционируют глаголы, семантическим наполнением которых является значение состояния.

Глагольная модель содержит в себе «активный» компонент действия, указывая на то, что субъект «активно» переживает состояние. Глагольные предикаты обладают особым компонентом значения, который реализуется, когда необходимо сообщить о некоторой зависимости эмоционального состояния от усилия, воли или желания человека. Употребление глагольной модели представляется оптимальной в случаях, когда необходимо описать состояние субъекта, выражающееся в его поведении. Глагольная модель позволяет говорить о внутреннем состоянии, обнаруживаемом в поведении человека. Высказывания типа Он грустит (веселится) могут быть интерпретированы следующим образом: «Он ведет себя так, что обнаруживает состояние грусти (веселья), Он проявляет своими действиями это состояние» [6. С. 193].

В последнее время появилось много работ, посвященных изучению проявления эмоциональных состояний в языке (Н. Д. Арутюнова. Л. Г. Бабенко, А. Вежбицкая, Ю. С. Степанов, В. Н. Телия, В. И. Шаховский и др.).

«Эмоции имеют двоякий способ обнаружения в языке, - пишет Л. Г. Бабенко. - Во-первых, они проявляются в языке как эмоциональное сопровождение, эмоциональная окраска, возникающая в результате прорыва в речь говорящего его эмоционального состояния в виде эмоциональных оценок... Во-вторых, эмоции отражаются языковыми знаками как объективно существующая реальность, подобная любой другой наблюдаемой реальности» [2. С. 1].

Эмоциональный мир человека очень сложен и многообразен, жизненные ситуации за-

дают условия для возникновения смешанных и сложных эмоций. Способы изображения эмоциональных состояний в языке чрезвычайно разнообразны. Эмоциональные состояния обозначаются разными видами предикатов, в первую очередь глаголами и глагольными конструкциями: волноваться, радоваться, сердиться и т. п., деепричастиями: благоговея, радуясь и др., прилагательными: спокойный, радостный, сердитый и др., существительными испуг, восхищение, гнев и др., различными сочетаниями.

Состояния, выраженные глаголами, могут прямо называть состояния, а могут быть интерпретированы говорящим или наблюдателем на основании каких-либо действий, жестов, мимики. И в повествовании, где события излагаются наглядно, смысл происходящего раскрывается через жест, движение действующих лиц, внимание читателя обращается на подробности, на детали, например:

Я один букет бросил старой бабке в телегу. Испугалась сначала бабка, не разобравши, что такое, и погрозила нам кулаком. Но потом увидала, улыбнулась и кинула с воза три больших зеленых огурца.

(А. Гайдар, «Голубая чашка») В данном примере глагол испугалась имеет значение эмоционально-психического состояния. Наличие внешних проявлений активности (погрозила кулаком) со стороны субъекта позволяет говорить не о семантике состояния, а о семантике поведения. Тем более, неакци-ональные предикаты сочетаются с глаголами действия в однородном ряду, что приводит к нарушению признака статичности. Как следствие, предикаты служат для выражения акци-ональной семантики.

Необходимо отметить, что в повествовательном тексте функционируют глаголы со значением изменения цвета, в них развивается значение психологического состояния, обозначающие переход в качественно другое состояние (побледнеть, покраснеть, потемнеть, позеленеть, побагроветь и др.). В описательном тексте данные глаголы представлены в статике, в них нет развития. Для сравнения рассмотрим следующие примеры:

В саду уже пробились светло-зеленые иглы молодой травы, на яблонях набухли и лопались почки, приятно позеленел мох на крыше домика Петровны.

(М. Горький. «Детство») В данном описательном фрагменте нас интересует глагол позеленел (мох), в толкование

которого включается перцептивный компонент «виднеется как зеленый». В данном глаголе актуализируется статальное значение, поскольку сообщается информация о наблюдаемом цветовом признаке.

Рассмотрим функционирование этого же глагола в повествовательном контексте:

Волков робко переступил порог, а когда увидел лежащего под столом председателя, вовсе позеленел и затрясся от страха.

(В. Войнович. «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина») В данном примере глагол позеленел употреблен в переносном значении. В толкование слова включается компонент «сильно бледнеть, изменяться в лице под влиянием гнева, злости, нездоровья и т. п.». У глагола актуализируется акциональное значение, поскольку это состояние имеет внешнее проявление. Также в данных примерах субъекты получают двойное (агентивное и неагентивное) осмысление.

Глаголы эмоционально-психического состояния, в семантике которых актуализируются компоненты цветовой и световой характеристики (покраснеть, позеленеть, посереть, почернеть, побледнеть, просиять, потемнеть) в повествовательном контексте получают широкое распространение.

Например:

Мой брат побледнел от оскорбления, потом покраснел, но сдержался и, еще сильнее стиснув зубы, процедил, с ненавистью глядя на меня: - Хорошо.

(В. Катаев. «Алмазный мой венец») Известно, что активное начало связано с человеком и с тем, что подобно человеку. В повествовательном тесте, как уже упоминалось, предполагается активный субъект. Связь действия с деятелем, субъектом, является условием самого осуществления действия: предмет существует, действие не существует, а осуществляется лишь как функция действующего субъекта. Действие, как акт, как событие своим возникновением обязано реализации его связи с субъектом [7. С. 254].

Я до вечера бродил пешком по окрестностям Машука, утомился ужасно и, пришедши домой, бросился на постель в совершенном изнеможении.

(М. Лермонтов. «Герой нашего времени») С активным субъектом связаны такие признаки, как активность, контролируемость со стороны субъекта. В повествовательных тек-

132

Н. Р. Санжеева

стах действие представляется как исходящее от субъекта.

Глаголы эмоционального состояния обладают признаком временной отнесенности, то есть соотносятся с временной осью. Эмоциональное состояние человека характеризуется изменчивостью, подвижностью, а также продолжительностью, текучестью, поэтому для предикатов эмоционального состояния признаки временности и длительности определены самой природой отображаемой ситуации. У глаголов эмоционального состояния признак длительности входит в их лексическое значение.

Существенным для семантической характеристики предикатов является такой признак, как временная локализованность. Локализация состояния во времени связана с типом реакции и со степенью ее проявлении; бурные эмоции не могут длиться долго, что объясняется психическим устройством человека, поэтому эпизодичные состояния осложняются семой «степень проявления» (удивиться - поразиться, испугаться - бояться, трепетать и так далее). В повествовании состояния, как правило, эпизодичны, наблюдаемы, поскольку у глаголов эмоционально-психического состояния проявляется такое свойство, как ограниченная протяженность во времени.

Например:

Она как будто испугалась, подняла голову и на минуту оцепенела, все слушая.

(А. Гончаров. «Обрыв»)

Эпизодичность состояния, выраженного глаголом испугалась подчеркивается обстоятельством на минуту.

Рубцов изумился до немоты, потом посерел от злости и стал дико ругаться.

(М. Горький. «Мои университеты»)

Глагол изумился в данном контексте передает состояние субъекта, причем на большую интенсивность указывает не только лексическое значение самого предиката, но и обстоятельственное слово до немоты. Глагол посерел обозначает наблюдаемое внешнее проявление состояния.

Итак, в повествовательном тексте глаголы эмоционального состояния получают акцио-нальное переосмысление, поскольку обнаруживают внешние проявления (имеют семантику поведения), сочетаются с активными субъектами. Глагольная модель содержит в себе «активный» компонент действия, указывая на то, что субъект «активно» переживает состояние. Эмоционально-психологическое состояние в повествовании носит эпизодический характер, имеет ограниченную протяженность. Более того, неакциональные предикаты сочетаются с глаголами действия в однородном ряду, что приводит к нарушению признака статичности. Как следствие, предикаты служат для выражения акциональной семантики.

Список литературы

1. Апресян, Ю. Д. Избранные труды. Т. 1. М., 1995. 472 с.

2. Бабенко, Л. Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. Свердловск, 1989. 184 с.

3. Болдырев, Н. Н. Функциональная категоризация английского глагола. М., 2009. 144 с.

4. Вольф, Е. М. Состояния и признаки. Оценки состояний // Семантические типы предикатов. М., 1982. С. 320-339.

5. Вольф, Е. М. Эмоциональные состояния и их представление в языке // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов / отв. ред. Н. Д. Арутюнова. М., 1989. С. 55-74.

6. Золотова, Г. А. Коммуникативная грамматика русского языка / Г. А. Золотова, Н. К. Они-пенко, М. Ю. Сидорова. М., 2004. 544 с.

7. Золотова, Г. А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 2007. 368 с.

8. Хамаганова, В. М. Описательный текст в семиотическом аспекте. М. ; Улан-Удэ, 2000. 157 с.