Научная статья на тему 'Функциональное значение философии психологии'

Функциональное значение философии психологии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
182
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФИЛОСОФИЯ / ПСИХОЛОГИЯ / ФЕНОМЕНОЛОГИЯ / КУЛЬТУРНАЯ ПАРАДИГМА / ТЕОРИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДА / ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ И ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ / ФУНКЦИЯ / PHILOSOPHY / PSYCHOLOGY / PHENOMENOLOGY / CULTURAL PARADIGM / THE THEORY OF THE ACTIVITY APPROACH / EXISTENTIAL AND HUMANISTIC PSYCHOLOGY / FUNCTION

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Майорова Ольга Валентиновна

В статье рассмотрены роль, связь и значение философии для развития интегративной психологии. Проводится анализ философского влияния в различных школах и направлениях современной психологии. В заключении формулируется вывод о функциях философии психологии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE FUNCTION OF PHILOSOPHY OF PSYCHOLOGY

The article describes the role and importance of philosophy for the development of integrative psychology. The article also provides the analysis of the philosophical influence in different schools and areas of modern psychology. The conclusion outlines the functions of philosophy of psychology.

Текст научной работы на тему «Функциональное значение философии психологии»

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ЗНАЧНИЕ ФИЛОСОФИИ ПСИХОЛОГИИ

Майорова Ольга Валентиновна

канд. филос. наук, доцент Ташкентского фармацевтического института, РУз., Республика Узбекистан, г. Ташкент

E-mail: mayorova. 1960@mail.ru

THE FUNCTION OF PHILOSOPHY OF PSYCHOLOGY

Olga Valentinovnovna Mayorova

candidate of philosophy sciences, associate professor of Tashkent Pharmaceutical

Institute, Republic of Uzbekistan, Tashkent

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрены роль, связь и значение философии для развития интегративной психологии. Проводится анализ философского влияния в различных школах и направлениях современной психологии. В заключении формулируется вывод о функциях философии психологии.

ABSTRACT

The article describes the role and importance of philosophy for the development of integrative psychology. The article also provides the analysis of the philosophical influence in different schools and areas of modern psychology. The conclusion outlines the functions of philosophy of psychology.

Ключевые слова: философия; психология; феноменология; культурная парадигма; теория деятельностного подхода; экзистенциальная и гуманистическая психология; функция.

Keywords: philosophy; psychology; phenomenology; cultural paradigm; the theory of the activity approach; existential and humanistic psychology; function.

Современная психология не представляет монолитного, гомогенного образования, а включает в себя ряд мощных течений, школ и направлений. Данная ситуация отражает общую направленность развития современной науки, где интеграция и дифференциация образуют главные движущие силы научной мысли, порождая явление глубочайшего взаимовлияния и

взаимопроникновения не только отдельных направлений одной науки, но порой и тесную связь между довольно далеко стоящих между собой научных дисциплин, как например: физики и микробиологии. Вместе с тем, такое состояние в психологии характеризуется как «допарадигмальное» (по Т. Куну), поскольку все существующие школы и направления развиваются самостоятельно, претендуя каждая на ведущую, первостепенную роль. Такая ситуация сложилась в психологии в период открытого «кризиса», в начале ХХ века, но продолжает сохраняться до сегодняшнего дня. Анализируя это положение, Л.С. Выготский указал на важную роль философии для выхода из «кризиса» психологии [1, с. 364—474]. Хотя стоит обратить внимание на один важный момент: а есть ли «кризис»? Ведь многоплановость направлений — процесс, отражающий ход современного наукознания вообще, как отмечалось выше, поэтому по мнению автора, современная психология представляет собой совокупность равнозначных, равновесных и равностоящих по содержанию и значимости школ и направлений, которые все вместе и образуют науку — психологию, как например физика, которая включает: механику, оптику, гидравлику, теоретическую физику и т. д. Уровень философского рассмотрения в психологии — это теоретическое анализирование более высокого порядка, предметом которого являются не отдельные направления и их соотнесение в общей картине психологии, а специфика ее места, роли и задач в системе существующих метафизических, этико-социологических, онтологических, гносеологических, аксиологических и теологических воззрений, в целостной картине познания мира, замысла и смысла человеческой истории и жизни. Если общая психология дает представление о фундаменте, методах, приемах, способах и конструкциях психологического здания, то философия психологии намечает и формирует принципы его постройки, главные базовые положения, подразумевает и угадывает проект в целом. Если психология имеет в большей степени технологический (описательный) смысл, то философия психологии — архитектонический (объяснительный и эвристический). Философия психологии анализирует категории, входящие в понятийный аппарат науки, в их

неизменной сущности, и делает относительно них некоторые выводы, для которых не требуются эмпирия, опыт или эксперимент, которые по своей сути логически аксиоматичны и самоочевидны. Другими словами, философия психологии выступает, как квинтэссенция, т. е. методологическая, онтологическая, идеологическая, феноменологическая и метафизическая основа психологической теории любого толка. Это видно при рассмотрении проблемы демаркации в психологии. Как известно, проблему демаркации поставил К. Поппер: по какому критерию отличаются научные теории от псевдонаучных? Он предложил критерий фальсифицируемости, идея которого была в дальнейшем развита его последователями (Лакатос, Альберт), но в основе осталась неизменной. Критерий фальсифицируемости состоит в том, что научная теория предлагает проверяемые следствия, которые можно опровергнуть экспериментально. «Согласно этому критерию, высказывания или системы высказываний содержат информацию об эмпирическом мире только в том случае, если они обладают способностью прийти в столкновение с опытом, или более точно — если их можно систематически проверять, то есть подвергнуть (в соответствии с некоторым «методологическим решением») проверкам, результатом которых может быть их опровержение» [8, с. 439— 440]. Проблема демаркации в философии психологии не столь проста, как, например, в точных или естественных науках. Связано это с тем, что крайне сложная многопараметровая, многоаспектная и многомодальная система, изучаемая психологией — психика вообще и человеческая психика в частности — не позволяет на сегодняшний день построить ни одну достаточно надежную обобщающую теорию. Психология так построена: она призвана, описывая, объяснять, а не предсказывать. В этом смысле можно сказать, что она еще до сих пор не вышла из некоторого «зарождающегося» состояния, что вполне объяснимо великой сложностью и загадочностью предмета ее изучения. Психология, в отличие от большинства естественных наук, призвана не столько предсказывать поведение, хотя именно к этому стремится теория социального бихевиоризма, сколько объяснять его. Что касается требования предсказывать,

то оно, разумеется, есть и сейчас — на него отвечают такие прикладные области психологии, как НЛП, психология политтехнологий и тому подобное. Однако эти области для психологии остаются прикладными. Они не входят (или входят частично) в движущее, развивающееся, теоретическое ядро этой науки. Справедливости ради, следует отметить, что бихевиоральная теория, одна из столбовых школ современности, призвана была решить этот вопрос, и в вопросах поведенческих реакций во многом решила, но как показала практика, тем не менее, не смогла стать объединяющей теоретической основой психологии, поскольку не просто сузила сам предмет этой науки, а перекроила до полного изменения, подменив понятие «психики», понятием «поведения».

Одна из наиболее плодотворных попыток решить вопрос объединения психологических школ и течений в общую систематизированную науку, по мнению автора, была предпринята в феноменологической философии психологии Э. Гуссерля. В рамках обсуждаемой проблемы, Э. Гуссерль утверждал, что если центром тенденции, ориентированной на образцы естественных наук, признается экспериментальная психология, то аналогичным центром альтернативной тенденции следует признать феноменологическую психологию. Феноменологическая психология строится на принципах гуманитарного знания, а значит, безусловно, опирается не только, и не столько на эксперимент, хотя, безусловно, его подразумевает в качестве интроспекции, рефлексии, самонаблюдения и самоанализа, а на логике индуктивного и дедуктивного умозаключения, через которое и формируется база и основа описания и объяснения психических феноменов. Именно поэтому, Э. Гуссерль подчеркивал, что феноменологическое направление возникло в борьбе философии и психологии за строго научный метод исследования. В своих рассуждениях о научности психологии Э. Гуссерль полагает, что психология должна быть наукой о фактах. Однако, «чистую» психологическую реальность, как факт, невозможно представить без физиологической, но и сводить ее к физиологической нельзя — это совершенно разноуровневые модальности. Психология как наука считает Э. Гуссерль, невозможна без обобщающих,

философских понятий, которые очерчивают всеобщую и необходимую сущностную форму психического, без которой психическое как таковое немыслимо. Исходные понятия, лежащие в основании эмпирического исследования, могут быть раскрыты, но не эмпирической психологией, а некой возможной априорной, метафизической, сущностной наукой о чисто психическом как таковом. Основания всей психологии, и эмпирической в частности, должны быть прояснены, но для этого нужна особая область знания: философия феноменологической психологии. Подобная психология должна играть определенную роль во всяком психологическом исследовании, стремящемся к строгой научности. Главный принцип феноменологического исследования — «к вещам самим», у Э. Гуссерля носит критическую, очистительную функцию. Суть тезиса «к вещам самим» — выявить и разграничить то, что есть в реальности, что действительно есть, а что привнесено самим ученым, его сознанием, различными традициями, научными парадигмами, стереотипами и т. п. «Нейтрализованная мысль берётся вне истинности и ложности; вопрос о её разумии или неразумии не имеет смысла, — она просто понимается нами, и не более того» [2, с. 237]. В ходе подобной очистительной работы должны остаться те понятия, которые наиболее точно, полно, непосредственно выражают, что есть на самом деле психический феномен. Такой подход, действительно, по мнению автора, решает глобальную проблему всей психологии, поскольку ставит краеугольный вопрос: что есть психическая реальность, не только с точки зрения ее описания, но и объяснения через феноменологический метод, феноменологическую, трансцендентную и эйдетическую редукции, интенциональность сознания, его смысловые горизонты и рефлексию. В англоязычной литературе по интегративному вопросу следует вспомнить «описательную психологию» Дильтея и его понятия «объяснение» и «понимание» [3, с. 319—346], которые были затем интерпретированы К. Ясперсом в «понимающей психологии». Однако теоретические изыскания этих ученых носят менее выраженный обобщающий характер, чем философия феноменологической психологии Э. Гуссерля. В

современной российской психологии следует остановиться на культурной парадигме и теории деятельностного подхода Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева и их последователей и учеников. Кратко суть этих направлений можно сформулировать так: все психические феномены, понятия, категории, ценности, мотивы складываются в процессе деятельности, на основании которой, внешние объекты интериоризируются, становясь психологическими орудиями, осмысливаются, осознаются человеком, экстрариоризируя, формируя и направляя его дальнейшие действия и поведение в целом. Нетрудно увидеть в культурной парадигме и деятельностном подходе философско-материалистическую трактовку происхождения и сути психической жизни человека и его поведения [см. 1, 4, 9]. Отдельно хочется остановиться на философском обосновании детерминированного и системного анализа изучения психики выдвинутого Ломовым Б.Ф. [5, с. 92—104], а так же разработки категориального аппарата психологии предложенного

Ярошевским М.Г. [7, с. 16—22]. Два этих подхода, по мнению автора, вполне могут выступать в качестве начальной основы объединения психологических школ и направлений современности. Остановимся так же на экзистенциальной и гуманистической психологии, которые получили широкое развитие во второй половине ХХ века. Здесь следует подчеркнуть общекультурное единство, которое прозвучало в философии и в психологии одновременно и независимо в обоих направлениях сразу. В философии, как принято считать, экзистенциализм озвучил полное отрицание бытия, вызванное трагедией двух мировых войн, через понятие «экзистенции» — существования, которое лишено смыла, в виду конечности жизни человека, но еще более бессмысленным является добровольный уход из жизни. В психологии же экзистенциализм был гуманистичен и оптимистичен. В нем выразилось требование считать человека творцом своего существования, имеющего высшие ценности, воплощенные в поиске смысла жизни, через свободу выбора. Поиск смысла, наделяет жизнь человека не просто целью, а помогает выжить в

экстремальных условиях и выстоять, преодолевая любые, даже крайне жестокие обстоятельства, как например у В. Франкла. Гуманистическая психология, продолжая идеи экзистенциализма, сделала предметом исследования психологию человека и его жизнедеятельность, сформировала собственную концепцию личности в ее развитии. Гуманистическая психология выступила с призывом понять человеческое существование во всей его непосредственности. Вопрос о человеке, как личности раскрывается через понятие самоактуализации у Маслоу. Самоактуализация связана с умением понять себя, свою внутреннюю природу, раскрыть способности и в соответствии с этой природой, строить свое поведение, определять ближайшие цели и стратегию жизненных установок на будущее. Это не одномоментный акт, а процесс, не имеющий конца — это способ познания себя, других, общества и окружающий мир в целом. Процесс осознания себя — есть творческий акт, приводящий к раскрытию личностных характеристик и достижению потенции поведенческой активности. Маслоу выделял в этом процессе наиболее значимые моменты, которые изменяют отношение человека к самому себе и к миру, и стимулируют личностный рост. Это может быть мгновенное переживание — «пик-переживание» или длительное — «плато-переживание». Описывая самоактуализирующуюся личность, Маслоу говорил, что такому человеку присуще принятие себя и мира, в том числе и других людей. Это, как правило, люди адекватно и эффективно воспринимающие ситуацию. В то же время им свойственно и стремление к уединению, к автономии и независимости от окружающей среды и культуры. Однако, по Маслоу, полной и всесторонней самоактуализации достигают лишь менее 1 % людей, поскольку основная масса не знают о своих способностях [6, 23— 48, 305—447]. Безусловно, это положение спорно, на наш взгляд, правильнее говорить не о знании своих способностей, а о желании и стремлении, как внутренних, субъективных, побудительных мотивах личности и внешних, объективных — социальных условиях жизнедеятельности. Гуманистическая и экзистенциальная психология базируются на обобщающих философских

принципах: о смысле жизни и ценностно-мировоззренческой основе его выбора. Можно говорить и о многих других направлениях в современной психологии, но это только еще раз покажет, что психология сегодня, как впрочем, и вчера находилась и находится в тесной связке с философией. Таким образом, психология создает свои учения о психике не без помощи философии, чьей задачей является ясная формулировка проблемы и разработка соответствующего доказательства. По-видимому, можно достаточно обоснованно утверждать: психология вряд ли сможет объединиться в цельную многоаспектную науку, если параллельно не будет развита философия психологии именно как философия науки, причем это должна быть философия критического и обобщающего типа. Перед ней, как представляется, должна стоять задача изучить, что можно, а что нельзя исследовать экспериментальными методами и насколько обоснованно предлагать нечто в качестве объекта научного изучения. В связи с этим, философия психологии сегодня призвана выполнять ряд важнейших функций по отношению к психологии, как науки: 1) методологическая — использование диалектических законов, категорий и принципов детерминизма и системности в психологии;

2) обобщающая — выделение главных основополагающих моментов при анализе изучения психики и на этой основе построение стволовой, интегрирующей все направления и школы теории психологии:

3) аналитическая, опираясь на моделирование, синтез, абстрагирование и обобщение существенных характеристик психических феноменов, определение механизмов и способов изучения психики; 4) прогностическая — предвидение и разрешение кризисных или конфликтных ситуаций в теории психологии; 5) практическая — выводы и рекомендации философии психологии использовать в развитии теории психологии. Таким образом, философия психологии — это систематизирующий раздел знаний, в котором формируются стратегические направления развития и методология исследования психики с точки зрения различных, психологических школ и течений.

Список литературы:

1. Выготский Л.С. Современные течения в психологии // Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М.: АПН РСФСР, 1960. — с. 488.

2. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Т. 1 М.: ДИК, 1999. — с. 335.

3. Дильтей В. Описательная психология // История психологии (10-е —30-е гг. Период открытого кризиса): Тексты. 2-е изд. / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. — с. 364.

4. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. — с. 304.

5. Ломов Б.Ф. Некоторые принципы системного подхода в психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. — с. 226.

6. Маслоу А. Мотивация и личность. / Пер. А.М. Татлыбаевой. СПб.: Евразия, 1999. — с. 478.

7. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Категориальный строй психологии // Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1998. — с. 525.

8. Поппер К. Логика и рост научного знания. М.: Прогресс, 1983. — с. 605.

9. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973. — с. 424.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.