Научная статья на тему 'Фразеологический образ как отражение характера человека (на материале французского языка)'

Фразеологический образ как отражение характера человека (на материале французского языка) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
4114
227
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Волошкина И. А.

Исследуются процессы формирования фразеологического образа, уточняется актуальное значение фразеологических единиц, выражающих черты характера человека. Фразеологический образ, являясь опосредованным отражением в сознании носителей языка чувственно воспринимаемых объектов экстралингвистической действительности, представляет собой сложное структурное образование, реализующееся в актуальном значении фразеологизма.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Фразеологический образ как отражение характера человека (на материале французского языка)»

УДК 801.318:17.021.2

И.А.Волошкина

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОБРАЗ КАК ОТРАЖЕНИЕ ХАРАКТЕРА ЧЕЛОВЕКА (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА)

Белгородский государственный университет

The processes of phraseological image forming are analyzed. Actual meaning of phraseological units expressing character traits of a person is specified. Being in the consciousness of native speakers a meditated reflection of sensory perceived objects of extralinguistic reality, phraseological image is a complex structural formation that realizes itself in the actual meaning of a phraseological unit.

К языковым средствам, заключающим в себе логическое отражение мира в сознании людей, относятся фразеологизмы. Фразеологические единицы (ФЕ) приписывают объектам признаки, которые ассоциируются с картиной мира, подразумевают целую дескриптивную ситуацию, оценивают ее, выражают к ней отношение.

Принципом отбора ФЕ для проводимого нами исследования является выделение и структурирование фрагмента, определяющегося в языковом сознании как «типовой образ/типовое знание» [1], как «наивное» знание об обозначаемом объекте. Отбор материала для исследования осуществлялся методом сплошной выборки из французских фразеологических, толковых, идеографических словарей [2]. Проанализированный языковой материал показал, что в состав группы фразеологизмов французского языка, семантически выражающих характер человека, входит 3 885 единиц. Это подтверждает мысль о том, что по большей части фразеологические обороты своей семантикой направлены на характеристику человека и его деятельности [3], а также доказывает, что ФЕ антропоцентрической направленности, являясь своеобразным обширным ядром, основой фразеологического фонда любого языка, представляют наиболее интересный и ценный объект лингвистических исследований.

В нашем исследовании мы обратимся к процессам, которые лежат в основе формирования фразеологического образа и уточнению актуального значения фразеологизмов, отражающих в «наивной картине мира» черты характера человека.

В психологии характер понимается как особый склад личности, который вырабатывается на основе безусловных врожденных форм темперамента под влиянием всех приобретенных аффективных и волевых реакций на окружающую действительность в совокупности с ее интеллектуальными способностями [4]. Характер многообразно проявляется в сознании и деятельности человека, а отчасти в его внешнем облике [5]. Черты характера являются не физическими, а психическими, идеальными объектами, имеющими особую природу и онтологию. Они отражаются в сознании носителя языка не непосредственно, путем воздействия на соответствующие органы чувств, а многократно опосредованно, через наблюдение за сложными комплексами движений, действий, поступков, высказываний человека. Характер

человека нами понимается как система врожденных и приобретенных на протяжении всей жизни качеств, включающих темперамент, волевые качества, интеллектуальные способности, проявляющихся в поведении, психических состояниях, в речи, в отношении к труду, к себе и другому человеку.

Основная функция фразеологических оборотов, репрезентирующих черты характера человека, по нашему мнению, состоит в отображении внутреннего мира человека, выражении субъективного мнения говорящего о себе самом и другом, отражении эмоционально-оценочного взгляда на мир, в котором человек, человеческие отношения являются центральным объектом, а также «главным мерилом ценности реалий окружающей действительности» [6]. Мнение людей о характере, зафиксированное во фразеологии, связано с ценностной картиной мира, сложившейся в языковом социуме и отражающей как личные духовные устремления, так и общественные приоритеты.

Фразеологические единицы, являясь вторичными языковыми знаками, обладают двупланово-стью, в которой заключен источник фразеологической образности. Сущность последней заключается «в смысловой реализации» речи «преимущественно в конкретных представлениях» [7], образах, моделях действительности объектов, взятых в их целостности [8], но преломленных через творческое сознание автора [9]. Следовательно, образы — это конкретные представления, складывающиеся в процессе отражения человеческим сознанием фрагментов экстралин-гвистической действительности в их чувственно воспринимаемом обличии. На основе образов воспринимается обобщенное содержание значения языковых единиц. Как нам представляется, образность является не только неотъемлемым, но и доминирующим свойством фразеологических оборотов, особенно кодирующих черты характера человека, так как благодаря именно образному восприятию происходит одновременное совмещенное видение двух картин: первой — вызванной в сознании в результате абстрагирования первичного значения словесного комплекса, второй

— в результате проецирования ситуации, представленного целостным значением фразеологизма. Фразеологизмы отражают образное, чаще зрительное восприятие ситуаций, явлений и предметов окружающего мира.

Как происходит формирование образного восприятия? Общепризнанным в лингвистических кру-

гах считается, что человеку присуще стремление не только фиксировать реальную картину мира, но и пытаться найти пути ее позитивного изменения.

В основе формирования значения ФЕ лежит не целостный образ, а лишь произведенная от образа ассоциация, актуализированная на фоне значения некоторого исходного сочетания, а затем — вычерпанного из него содержания, соотносимого с номинативным замыслом говорящего, заданным в форме некоторого когнитивного состояния сознания [10]. Принимая во внимание точку зрения А.В.Кунина, который считает, что фразеологическое значение есть семантический инвариант информации [11], а также мнение Н.Н.Кирилловой, что специфика фразеологического значения сосредоточена не в языке, а в особом субстрате, находящемся вне языка, и не в объективной действительности, а в самом человеке, там, где человек желает выразить свое отношение к предмету восприятия [12], можно утверждать, что формирование значения фразеологизма представляет собой не чисто семантический процесс, а является результатом экстралингвистической деятельности, в основу которой положен определенный внеязыковой образ, способ видения мира через языковые образы.

Фразеологическое значение, таким образом, выступает как потребность этноса, отраженная в его психике, выразить отношение к субъекту восприятия в определенном языковом знаке [13]. Эта потребность ищет форму для своей материализации и находит ее в конкретном образе, который существовал на бессознательном уровне мыслительной деятельности этноса. Например, если возникла потребность выразить такую черту характера человека как заносчивость, высокомерие, французы используют для этого образ павлина (paon). Префразеологическим аспектом (т.е. чертой объекта, выбранной субъектом для означивания своей мысли) данной ситуации является имеющаяся в национальном сознании интерпретация: павлин вследствие своей походки и внешнего вида с нарядным оперением надхвостья выглядит важно, высокомерно, надменно. Установка материализуется в языковой форме в виде атомарного словосочетания faire le paon/ la roue ‘важничать’, актуализирующее в семантике фразеологизма состояние полного превосходства, связанного с красивой внешностью. Атомарное словосочетание (АСС) есть имя первичного десигната (ситуации), которое становится фразеологической единицей, наполняясь новым содержанием (фразеосемемой), возникающим в результате трансформации значения компонентов фразеологизма [14].

Внутренняя форма ФЕ выступает не как статическая категория (образ), а как динамическая, как сила, придающая направление мысли от одного денотата, выраженного в исходном словосочетании, к другому, воплощенном в ФЕ [15]. Внутренняя форма

— это алгоритм работы мысли в направлении от имени к префразеологическому аспекту и от него к сигнификату в процессе вторичного семиозиса. Очевидно, что внутренняя форма играет существенную роль в образовании фразеологического значения, выраженного во внешней форме наименования актуального значения словесного комплекса-прототипа (СК-

прототипа) [16], представленного лексической наполняемостью, грамматической структурой, валентными связями, и является компонентом семантической структуры фразеологизма. Иначе говоря, внутренняя форма фразеологизма, являясь его первоначальным денотативным значением, вытекающим из суммы реальных значений слов-компонентов, представляет собой необходимое условие для отражения фрагментов действительности в виде фразеологического образа. Образ, заложенный во внутренней форме, — это всегда редуцированный и типизированный слепок с образа той ситуации, которая описывается актуальным значением сочетания слов — компонентов фразеологической единицы [17].

Внутренняя форма фразеологизма se parer des plumes du paon / d’autrui связана с наглядным представлением: «некто, наряженный в павлиньи перья, хочет выглядеть лучше, чем есть на самом деле». Усиление качественного признака нелепости образа осознается на фоне обобщенно-переносного значения ФЕ «присваивать себе чужие достижения, хвастаться тем, что сделал кто-то другой» [18]. Фразеологический оборот se parer des plumes du paon, образно выражающий значение неумеренного восхваления своих достоинств, способностей, актуализирует значение «хвастливый», связанное с народной этимологией; в контексте же происходит расщепление инвариантной семы «хвастливый» на составные семы: «глупый», «лживый», «хитрый», «лицемерный», «неискренний», «обманчивый». “C’est la corneille d’Horace qui est paree des plumes d’autruF. Se dit d’un auteur, qui derobe despensees des autres [19].

При рассмотрении внутренней формы идиомы vider son sac ‘напрямую высказать все, выговориться’ выявляется, что информация активируется благодаря исследованию народной этимологии, декодированию метафорического смысла данного оборота, приобретенного в XVII в. Наивное восприятие фрагментов действительности отражено во внутренней форме, где компонент sac ‘мешок’ коррелирует слову ventre, estomac ‘живот, желудок’. В словаре дается следующая дефиниция этому устойчивому обороту: “La locution est generalement sentie comme lie a la notion de soulagement, d’extirpation hors de soi. La parole remplagant metaphoriquement les produits de la digestion, l’emploi metaphorique de “accoucher” [20]. Метафорическое основание данной ФЕ строится на соотнесении первичного и вторичного смыслов и на определенном ассоциативно-образном представлении, осознании связи человека с окружающим миром. Фразеологизм образно выражает значение «быть честным». В контексте можно наблюдать разложение семы «честный» на дифференциальные семы: «искренний», «прямой», «открытый», «безупречный», «добросовестный», «бесхитростный». Lognon avait bien travaille. Et il n ’avait pas encore vide son sac. Maigret le comprenait en le voy-ant rester a sa place et tirer un troisieme bout de papier de sa poche [21].

Фразеологический образ как основа предметно-логического содержания фразеологизма создается путем сопоставления денотата фразеологической единицы и денотата словесного комплекса — прото-

типа этой единицы [22]. Сходство денотатов может носить адекватный характер, основанный на знании внутренней формы наименованных объектов сравнения. Например, значение ФЕ se croire sorti de la cuisse de Jupiter ‘задирать нос’ (о высокомерном человеке) (АСС — верить, что рожден из бедра Юпитера) сформировано на знании мифологического факта рождения греческого бога вина Диониса из бедра Зевса. Образ французского фразеологизма, выражающего гордое и презрительно надменное отношение человека к окружающим, построен на ассоциативной связи происхождения конкретного человека с происхождением мифологического героя.

Как мы убедились, образность фразеологизма строится на основе ассоциаций, воплощенных во внутренней форме слов-компонентов, формирующих внутреннюю форму ФЕ, выраженную в актуальном значении словесного комплекса, который играет роль материальной основы. Выявление фоновых знаний, связанных с экстралингвистической действительностью, позволяет определить актуальное значение фразеологизма.

Фразеологический образ национально-специфичен. Он включает целый комплекс взаимосвязанных факторов: образ жизни и характер народа, его историю, духовную жизнь и психологию, национальные традиции и обычаи, этнический быт, темперамент, национальный менталитет, который понимается как специфичный способ восприятия и понимания действительности [23]. Национальная особенность фразеологического образа как одного из компонентов плана содержания фразеологизма выражена лексическим составом и грамматической структурой фразеологической единицы, которые создают необходимые условия для двойного видения мира, на чем и основано явление образности. Фразеологический образ — это то наглядное представление, своего рода «картинка», на фоне которой воспринимается целостное значение фразеологизма, как обобщенно-переносное, как метафорический или метонимический дериват, возникающий в результате глобального переосмысления первоначального смысла словесного комплекса-прототипа [16]. Иными словами, фразеологический образ — это всегда проецирование образа ситуации, описываемой прямым значением сочетания слов. Например, во фразеологизмах abandon de soi-meme (АСС — отказ от себя) ’безразличие к себе’, user de detour (АСС — использовать уловку) ’ухитриться, изловчиться’, s’aplatir comme une carpette devant qn (АСС — распластаться как коврик перед кем-л.) ‘раболепствовать’ представлен факт метафорического, вторичного переосмысливания в языковом сознании содержания словесного комплекса на основе стереотипов и культурных коннотаций. В рассмотренных примерах фразеологическим образом устойчивых единиц выступают не отдельные слова, а целостные представления о первичной ситуации, следовательно, денотативные и коннотативные элементы в ФЕ представляются не отдельными его компонентами, а всем фразеологическим комплексом.

Анализ языкового материала показал, что фразеологический образ является результатом сложных

процессов в переосмыслении семантики одновременно в целом всего сочетания слов и отдельно каждого компонента, выступающего как источник создания фразеологического образа, как семантически опорное слово, на котором основывается целостное значение устойчивой языковой единицы. Метафора, сила которой заключается в эффекте представления неизвестного через познанное, является универсальным способом переосмысления единиц языка. Важную роль в формировании фразеологического образа играет выбор этносом существенного признака метафорически переосмысленного опорного компонента. Признаки могут входить в состав интенсионала, содержательного ядра языкового значения (архисем) или импли-кационала (дифференциальных сем) [24]. Этот момент опирается на национальное сознание, национальный менталитет. Так, в словаре дается следующее определение слову singe ‘обезьяна’: Mammifere (primates) caracterise par une face nue, un cerveau developpe, des membres inferueurs plus petits que les membres superieurs, et des mains [25]. Из данного определения мы можем вычленить архисемы «умная»: оп n ’apprend a un vieux singe a faire des grimaces ‘ученого учить — только портить’ и «ловкая»: adroit comme un singe. Стереотип французского национального мышления наделяет это животное семами «строящая гримасы»: faire les grimaces comme un singe, «безобразная»: laid comme un singe; avoir l’air de singe botte, «хитрая»: malin comme un singe, которые входят в импликационал французского слова, тогда как, например, в русском миропонимании две последние семы отсутствуют. Емкий и содержательный образ, реализуемый обобщенным значением слова, с его богатой внутренней формой обеспечивает широкий спектр для изображения множества оттенков объекта c помощью ФЕ.

По мнению ряда лингвистов (В .Г.Гак, В.П.Жуков, А.И.Молотков и др.), сущность процесса создания фразеологического образа связана с семантической трансформацией словесных комплексов, представляющих собой свободное (отражающее реальные связи предметов/ситуаций) или несвободное (отражающее нарушение реальных связей предметов и явлений действительности) сочетание слов, в единицы нового качества, обладающие целостным переносным значением. [26]. Такие трансформации происходят в результате: 1) метафорического переосмысления целостных словесных комплексов, 2) метонимического переноса всего комплекса слов, 3) алогических лексико-семантических связей компонентов (алогизмы), основанных на денотативной алогичности, несоответствии.

Примеры семантического преобразования сочетаний слов на основе метафоры: vieux renard ‘старая лиса’ (в отношении возраста животного) и ‘проныра’ (в отношении изворотливого, плутоватого человека), le renard cache sa queue ‘лиса прячет свой хвост’ (описание действия животного) и ‘он мастер заметать следы’ (относительно ловкости, хитрости человека); gros paquet ‘громоздкий пакет’ (в отношении признака предмета) и ‘увалень’ (относительно неуклюжего, неловкого человека); paquet de linge sale ‘пакет с грязным

бельем’ (относительно функции предмета) и ‘неряха’ (характеристика неопрятного человека).

Примеры метонимического преобразования: bas bleu ‘синий чулок’, признак предмета переносится на признак женщины-педантки; avoir le caur bien placё (ACC — иметь хорошо помещенное сердце) ‘ быть храбрым’, местоположение органа переносится на качество; avoir le cerveau blessё (ACC — иметь раненый мозг) ‘быть чудаковатым’, результат действия извне переносится на характеристику человека.

Примеры преобразования сочетаний слов на основе алогизмов: couper un cheveux en quatre (ACC — резать волос на четыре части) ‘1) мудрить, мудрствовать, заниматься мелочами; 2) проявлять излишнюю щепетильность’; coudre la peau du renard avec celle du lion (ACC — сшить кожу лисы с кожей льва) ‘сочетать хитрость с храбростью’; ame de bouillie (ACC — душа каши) ‘размазня, бесхарактерный человек’, ame double (ACC — двойная душа) ‘лицемер’, retremper/ tremper l’ ame (ACC — закалять душу) ‘закалять дух’, une sac^e andouille (ACC — святой лопух) ‘ветреник, пустомеля’.

Таким образом, с момента образования фразеологизм своим значением начинает отражать такую внеязыковую действительность, с которой потеряли связь его компоненты.

Мы можем сделать вывод о том, что в толковании понятия «фразеологический образ» определяющими являются не только лексический состав и грамматическая структура ФЕ, позволяющие сопоставить первоначальный смысл прототипа с результатом его семантической трансформации, но и интерпретация, включающая интенцию, установка, префразеологический аспект, внутренняя форма фразеологизма, слагающаяся из внутренних форм входящих в ФЕ слов-компонентов. Образная основа фразеологизмов построена на метафорическом и метонимическом использовании входящих в них лексем. Образную структуру ФЕ определяет идея семантической трансформации образов, являющихся основой фразеологического образа языковых единиц, выражающих черты характера человека.

1. Шаховский В.И., Панченко Н.Н. Национально-культурная специфика концепта «обман» во фразеологическом концепте // Фразеология в контексте культуры. М.: Языки русской культуры, 1999. С.285.

2. Бардоши В., Эттингер Ш., Штельтинг С., Бутина Е.В. Фразеологизмы французского языка: Словарь-практикум. Екатеринбург: Уральское изд-во, 2002. 248 с.; Гак В.Г.

Французско-русский фразеологический словарь. М., 1963. 1112 с.; Rey A., Chantreau S. Dictionnaire des expressions et locutions / Collections «Les Usuels du Robert». P., 2003. 1088 p.; Robert P. Dictionnaire du fran9ais primordial. P., 1987. 1211 p.; Le Roux Philibert Joseph. Dictionnaire comique, satyrique, critique, burlesque, libre et proverbial (1718 — 1786) / Bd. par Monica Barsi. P.: Honore Champion, 2003. Le Fran9ais moderne, 74 e annee, n°2. 2006. 266 p.

3. Словарь образных выражений русского языка / Под ред. В.Н.Телия. М., 1995. 368 с.; Федоров А.И. Лексикографическая характеристика фразеологизмов, помещенных в словаре // Фразеологический словарь русского литературного языка: В 2 т. / Под ред. А.И.Федорова. М., 1996. Т.1. С.6-10.

4. Выготский Л.С. Педагогическая психология / Под ред.

B.В.Давыдова. М.: Педагогика-Пресс, 1996. С.275; Креч-мер Э. Строение тела и характер. М., 1924. С.15.

5. Левитов Н.Д. Психология характера. М., 1969. С.181.

6. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.: Языки русской культуры, 1996. С.178.

7. Ларин Б. А. Эстетика слова и языка писателя. Л., 1974. С.47.

8. Арутюнова Н.Д. Образ, метафора, символ в контексте жизни и культуры // Филологические исследования. М., Л., 1990. С.81.

9. Федоров А.И. Семантическая основа фразеологических средств языка. Новосибирск, 1969. 91 с.; Лукьянова Н. А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: Проблемы семантики. Новосибирск, 1986. 171 с.

10. Телия В.Н. Указ. соч. С.139.

11. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка: Учебник для ин-тов и фак. иностр. яз. 2-е изд., пе-рераб. М.: Высш. шк.; Дубна: Феникс, 1996. С.122.

12. Кириллова Н.Н Фразеология романских языков: этнолингвистический аспект. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2003. Ч.1: Природа и космос. С.60-61.

13. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. М.: Педагогика, 1989. Т.1. С.103.

14. Телия В.Н. Указ. соч. С.29.

15. Там же. С.82.

16. Солодуб Ю.П. // Филологические науки. 1990. №6.

C.55-65.

17. Фразеография в Машинном фонде русского языка / Под ред. В.Н.Телия. М.: Наука, 1990. С.41.

18. Бардоши В., Эттингер Ш., Штельтинг С., Бутина Е.В. Указ. соч. С.68.

19. Le Roux Philibert Joseph. Op. cit. Р.100.

20. Rey A., Chantreau S. Op. cit. P.818.

21. Simenon J. Maigret et la jeune morte // Tout Simenon. Vol.7. P.: French & European Pubns, 1990. P. 194.

22. Маркелова Т.В., Хабарова О.Г. // Филологические науки. 2005. №5. С.17-27.

23. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина мира. Воронеж: Истоки, 2003. C.8.

24. Алефиренко Н.Ф. Спорные проблемы семантики. М.: Гнозис, 2005. С.108

25. Robert P. Op. cit. P.999.

26. Солодуб Ю.П. // Филологические науки. 1996. №1. С.67-79.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.