Научная статья на тему 'Формирование судейского корпуса накануне судебной реформы 1864 г'

Формирование судейского корпуса накануне судебной реформы 1864 г Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

306
75
Поделиться
Ключевые слова
СУДЬИ / ПАЛАТА УГОЛОВНОГО СУДА / ПАЛАТА ГРАЖДАНСКОГО СУДА / УЕЗДНЫЙ СУД / СОВЕСТНЫЙ СУД / КУПЕЧЕСТВО / ДВОРЯНСТВО / ИМУЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНЗ / ВОЗРАСТНОЙ ЦЕНЗ / ГУБЕРНАТОР

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Щедрина Юлия Владимировна

В статье анализируется законодательство второй четверти XIX в., регулирующее вопросы формирования судейского корпуса в России. Рассматриваются основные способы наделения судей полномочиями, изучаются цензовые требования, предъявляемые к кандидатам на должность судей. Показывается роль местной администрации в формировании судейского корпуса. Делается вывод о том, что сословный подход к формированию выборного судейского корпуса; отсутствие достаточного числа образованных кадров; нежелание сословий участвовать в выборах и занимать судейские должности, эти и иные факторы становятся причиной низкой профессиональной компетентности судей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Формирование судейского корпуса накануне судебной реформы 1864 г»

Щедрина Юлия Владимировна - кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Курского государственного университета

305040, г. Курск, пр. Дружбы, д. 2, кв. 19 Тел.: 8 (919)218-98-93 Е-mail: shchedrinaj@gm.ail.com

ФОРМИРОВАНИЕ СУДЕЙСКОГО КОРПУСА НАКАНУНЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1864 Г.

В ходе судебной реформы 1864 г. была существенно изменена система нормативного регулирования формирования судейского корпуса в России. Для того, чтобы глубже понять проблемы, стоящие перед авторами судебных уставов, следует обратиться к рассмотрению законодательства, регулирующего правовое положение судей накануне проведения реформы, и практики его реализации.

Отметим, что до 1864 г. в России не существовало специальных актов, регулирующих статус исключительно судей. Правовое положение служителей Фемиды приравнивалось к правовому положению чиновников вообще и закреплялось в единых для всей категорий чиновничества актах.

Еще одной спецификой российского государства, влияющего на нормативное регулирование правового положения судей стала сословность суда, основы которой были заложены еще в начале XVIII в.; наряду с сословными судами существовали и суды специальные, с узко ограниченной компетенцией: коммерческие суды, сиротские, совестные, словесные и т.д.) (Подробнее о судебной системе XVIII-XIX вв. см., напр.: [1])

Дореформенное законодательство знало два способа наделения судей полномочиями: выборы и назначение «от правительства». Исследователи выделяют также вхождение в суд по должности [5, с. 125-126] (например, университетский суд, созданный по Университетским уставам 1804 г.[см.: 21, § 146-162 и т.д.] и отмененный впоследствии Университетским уставом 1835 г. [14]) Кроме университетских, к числу судов, куда входили по должности, можно отнести и город-

ские сиротские суды, где заседали, под председательством городского головы, два члена магистрата и городовой староста [18, ст. 4560]1.

Основным способом наделения судей полномочиями выступали выборы; путем назначения формировалась лишь незначительная часть судейского корпуса. Так, по общему правилу Правительствующим сенатом назначались судьи и заседатели надворных судов (сохранившихся во второй четверти XIX в. только в Санкт-Петербурге и Москве) [18, ст. 4511-4512]. Императором «по избранию» министром юстиции назначались товарищи председателя палат уголовного и гражданского суда, и советники судебных палат. Назначение данных должностных лиц в западных губерниях осуществлялось только после консультации министра юстиции с генерал-губернатором [18, ст. 2379].

Изначально, согласно «Учреждению об управлениях губерниями» от 1775 г. [24], назначались и председатели палат Уголовного и Гражданского суда. Но 6 декабря 1831 г., в рамках правительственной политики по расширению прав и усилению роли дворянства в управлении государством, было принято положение «О порядке дворянских собраний, выборов и службы по оным» [10], передающее дворянству право выбора председателей палат (с последующим одобрением кандидатур императором). О заинтересованности власти в утверждении данного положения свидетельствует тот факт, что в Государственном совете законопроект был принят практически единогласно; против выступил лишь Д.Н. Блудов [17, л. 49].

«По малому числу дворян» правительством назначались также председатели палат уголовного и гражданского суда в губерниях Архангельской, Астраханской, Вятской, Олонецкой и Пермской после согласования министром юстиции кандидатур с губернаторами или генерал-губернаторами [18, ст. 2375,2376], уездные судьи и заседатели в тех же губерниях [18, ст. 4054], за исключением Астраханской (где уездные судьи назначались Астраханским губернским правлением с последующим утверждением губернатором [18, ст. 4055]); судьи совестных судов в Вятской и Пермской губерниях [18, ст. 2439]. Сложная внутриполитическая ситуация обусловила наделение полномочий путем назначения и председателей палат уголовного суда в западных губерниях [18, ст. 2376].

К числу судей и заседателей, наделявшихся полномочиями в результате выборов, законодатель относил: заседателей судебных палат (двое избирались от

1 Здесь и далее ссылки на Т. II Свод законов Российской империи приводятся по прод.

1857 г.

дворянства, и двое - от городского общества) [18, ст. 2380]; уездных судей, избирающихся дворянством, и заседателей уездного суда (двое избирались от дворянства, двое - от поселян) [18, ст.ст. 4013-4015]; бурмистров и ратманов магистратов и ратуш, избираемых городским обществом [18, ст. 4528]; совестных судей (за исключением губерний Вятской и Пермской), избирающихся дворянством каждой губернии с последующим утверждением императором [18, ст. 2439]; первоприсутствующих, председательствующих в сиротских судах в Санкт-Петербурге и Москве, избираемых общими городскими выборами из купцов первой гильдии [18, ст. 4560]; словесных судей, избираемых ежегодно городским обществом [18, ст. 4543]; членов сельской расправы (сельских добросовестных) [18, ст. 5394] и волостной расправы (волостных добросовестных), избиравшихся волостным правлением и окружным начальником и утверждавшихся затем управляющим палатой государственных имуществ [18, ст. 4962].

В начале XIX в. требования, предъявляемые к кандидатам на выборные и назначаемые должности, равно как и процедура наделения судей полномочиями, регулировались «Учреждением для управления губерниями» 1775 г., а также целым комплексом позднейших разновременных нормативно-правовых актов. Но в 1832 г. произошла систематизация законодательства в части определения на службу: было принято два устава: «Устав о службе гражданской по определению от правительства» [23] и «Устав о службе гражданской по выборам» [22]. Оба эти устава, вместе с «Уставом о пенсиях и единовременных пособиях» составили третий том Свода законов Российской империи. В дальнейшем Уставы неоднократно изменялись и дополнялись.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Устав о службе гражданской по определению от правительства» предъявлял следующие требования к кандидатам на судебные должности по назначению:

1) сословный ценз. Преимущественным правом поступления на службу пользовались потомственные дворяне и дети личных дворян; дети военных офицеров и чиновников, получивших на службе личное по чинам почетное гражданство; дети финляндских чиновников не из дворян, занимающих в гражданском управлении Великого княжества Финляндского классные должности, - и другие привилегированные сословия [23, ст. 3]2. Запрещалось принимать на службу «купцов и детей их», (за исключением купцов первой гильдии), даже если они и

2 Здесь и далее ссылки на статьи «Устава о службе гражданской по определению от правительства» и «Устава о службе гражданской по выборам» приводятся по Своду законов Российской империи прод. 1857 г.

получили почетное гражданство; вольноотпущенных и их детей; мещан и иных лиц, принадлежащих к податным состояниям и т. д. [23, ст. 4].

2) образовательный ценз. Следует отметить, что наличие образования не рассматривалось в качестве обязательного требования, давая лишь некоторое преимущество для получения чина (см., напр.: 23, ст. 10]. Кроме того, образовательный ценз нейтрализовывал действие ценза сословного, если: 1) кандидат приобретал право на классный чин или окончил курс наук в таком заведении, из которого, на основании «Устава о службе гражданской по определению от правительства» [23, ст. 88-351] разрешалось принимать в службу независимо от рода и звания; 2) кандидат имел ученую или академическую степень. Но вообще же, к грамотности кандидата на должность предъявлялись минимальные требования: на предварительном испытании следовало доказать, что он умеет не только читать и писать, но и знает основы грамматики и арифметики, «без чего никто в службу принят быть не может» [23, ст. 11];

3) возрастной ценз. Начиная с 14 лет, юноши могли быть причислены к гражданскому ведомству, но действительная государственная служба начиналась с 16 лет [23, ст. 8]

4) ценз подданства [23, ст. 4];

5) ценз пола. На государственную службу могли назначаться только мужчины.

Отсутствовали национальный ценз и ценз вероисповедания, на что законодатель прямо указывал в ст. 2. Однако, из этого правила имелись и исключения. Так, запрещалось принимать на государственную службу почетных граждан из бывшей шляхты Западных губерний и евреев (за исключением тех, кто получил на это право по выслуге на военной службе [23, ст. 4] или заслужил степень доктора в российских университетов и академий - но только после получения разрешения от императора [23, ст. 59]). Однако и эти запреты могли быть нивелированы образовательным цензом.

Иные требования закон предъявлял к кандидатам, определяемым на должность путем выборов. Симптоматично, что законодатель разграничивал цензы, которым должен был соответствовать кандидат, не только по способу наделения полномочиями (выборы или назначение), но и по сословному принципу.

Так, согласно «Уставу о службе гражданской по выборам», на должности по дворянским выборам вообще избирались потомственные дворяне, имеющие

право участвовать в деятельности дворянского собрания [22, ст. 86]. К таковым относились те лица, которые:

1) отличались честным и безукоризненным поведением, не находясь, кроме того, «в пороке и подозрении». Впрочем, ст. 91 разрешала допускать до выборов лиц, бывших под судом, если они не подверглись наказаниям, связанных с лишением или ограничением присвоенных им «лично и по состоянию» прав и преимуществ;

2) были внесены в родословную книгу той губернии, в выборах в которой собирались участвовать, и имели там недвижимую собственность;

3) достигли возраста 21 года;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4) имели чин четырнадцатого класса, полученный во время действительной службы, или прослужили не менее трех лет по выборам дворянства, или имели российский орден;

5) предоставили аттестат или указ об увольнении с последнего места службы [22, ст.34].

Кроме того, законодатель предъявлял ряд специальных требований для лиц, избираемых на должности по судебному ведомству. Прежде всего, избирались почетные дворяне; что касается личных дворян, то они могли быть избранными только в заседатели земских судов [22, ст. 187]. При этом, личные дворяне должны были соответствовать возрастному цензу, установленному ст. 34, быть «честного и неукоризненного поведения» и «не находиться в каком-либо явном пороке либо подозрении» [22, ст. 86].

Для кандидатов на должности председателей судебных палат устанавливался дополнительный служебный ценз: они должны были прослужить полный срок в качестве заседателей палат и совестных судов или уездных судей. Как альтернатива, допускалось избирать кандидатов, занимавших иные должности не ниже шестого класса по государственной или выборной службе, или имевших чин не ниже седьмого класса. При этом, однако, вводилось требование прослужить «некоторое время» по судебной части [22, ст. 179].

В отличие от назначаемых судей, законодательство не устанавливало образовательного ценза для выборных кандидатов, хотя на практике, как полагает В.В. Захаров, он существовал. Об этом свидетельствует наличие нормы, согласно которой к выборам допускались лица, уже имеющие чин не ниже 14 класса, полученный на государственной службе, или опыт работы на выборной службе.

«Получение последних, - пишет автор, - было маловероятным для неграмотных людей» [4, с. 79].

Для должностей «по выборам городских обывателей» устанавливалась своя система цензов. Возрастной составлял 25 лет. Закреплялся имущественный ценз: избирательное право предоставлялось владельцам капитала, получаемый процент с которого изначально составлял 50 руб., а затем - 15 руб. серебром. Предусматривался также ценз оседлости: должности по выборам следовало замещать преимущественно из лиц, постоянно проживавших в городе, «кои бывают неотлучно по торгу и промыслу» [22, ст. 356]. Исключение делалось для иногородних купцов, владеющим имуществом в данном городе [22, ст. ст. 345, 358]

Не могли быть избранными:

1) Проторговавшиеся купцы и банкроты, опороченные судом и исключенные городским обществом «за явный и нарушающий доверие порок» [22, ст. 349]. При этом допускались к выборам лица, бывшие под судом за маловажные проступки, если «общество будет иметь к ним доверие» [22, ст. 350] и состоящие под следствием (хотя в отношении последних городскому обществу и предоставлялось право удалить таких лиц «от участия в делах своих» [22, ст. 353]);

2) священнослужители, лишенные сана за проступки и пороки [22, ст.354];

3) скопцы или раскольники; избранные кандидаты в обязательном порядке давали подписку, что не принадлежат к указанным сектам.

Не могли быть избираемы также «в должности одного места, для служения в одно и то же время» отец с сыном, тесть с зятем, родные братья, дяди с родными племянниками по мужской линии [22, ст. 357].

Для кандидатов, избирающихся в судебных должности от селян, законодатель выдвигал минимальные требования: крестьянин, отец семейства, не моложе 35 лет, имеющий дом и землю, «доброго и не зазорного поведения и не бывший в наказаниях, подозрениях, ябедах и явных пороках», проживающий в той местности, где проводились выборы [4, с. 86].

В первой половине XIX в. наблюдается утрата интереса практически всех сословий к участию в избирательном процессе, и прежде всего, со стороны купечества и дворян; проблема абсентеизма не была решена даже введением законодателем карательных мер.

Служба по выбору в купеческой среде вступала в конфликт с экономическими интересами данного сословия [см., напр.: 6, с. 15-34; 12, с. 80], вследствие чего купцы старались уклониться от выборов под различными предлогами [см.,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

напр.: 3, с. 245]. Также, как отмечает Н. В. Обнорская, среди купечества широко применялся наём иных лиц для службы вместо себя [12, с. 81]. Отказ купечества от участия в выборах заставлял избирать из своей среды лиц, по состоянию здоровья плохо приспособленных к осуществлению правосудия: глухих, слепых, больных[см., напр.: 8, с. 74-77]. По отзывам современников, судьи и заседатели от городских и сельских обывателей были «малограмотные и, в большей части случаев, чуждые даже общей образованности» [25, с. 147].

Падает интерес к выборам и со стороны дворянского сословия. Так, в конце первой половины XIX в. в Рязанской губернии в выборах принимает участие только 60% дворян [7, с. 18]. В Саратовской губернии в 1835 г. в выборах принимали участие лишь 30% дворян губернии [16, с. 59] и т. д. Кроме того, среди дворян судебная служба не считалась престижной [см., напр.: 19, с. 18; 20, с. 104]. В итоге, как писал Н.Ф. Дубровин, «дворянство охотно уступало свои права чиновникам, и лица, сколько-нибудь обеспеченные, отказывались от баллотировки на должности под разными предлогами» [2, с. 155].

Таким образом, сословный подход к формированию выборного судейского корпуса, когда на первое место ставилась сословная принадлежность кандидата и имущественный ценз, а не профессиональные навыки; отсутствие достаточного числа образованных кадров; нежелание сословий участвовать в выборах и занимать судейские должности, - эти и иные факторы становятся причиной низкой профессиональной компетентности судей. «Жалкое у нас положение судебной части есть прямое последствие почти совершенного недостатка в хороших чиновниках, - писал Д.Н. Блудов. - Они не отличаются ни образованием, ни способностями, необходимыми для надлежащего исполнения своих важных и часто многотрудных обязанностей, а потому и не пользуются в обществе тем доверием и уважением, которые должны бы внушать люди, поставленные блюстителями и охранителями» [17, л. 42об-43].

Своеобразным способом контроля над качеством судейского корпуса правительства рассматривалось наделение кадровыми полномочиями губернаторов. Эта идея базировалась прежде всего на том, что начальник губернии был ответственен перед правительством за состоянием управления вверенной ему губернии, а потому ему следовало прилагать все усилия, чтобы «все по ведомству места и должности были занимаемыми достойными общего уважения и вполне благонадежными чиновниками». Для этого губернаторам предписывалось соблю-

дать сведения о способностях, нравственных качествах, и образе жизни кандидатов, как избирающихся, так и назначаемых [13, § 16].

После 1837 г. кадровые полномочия губернатора носили исключительно контрольный характер, причем степень влияния губернатора на кадровое обеспечение различных судов разнилась в зависимости от их вида. Так, губернатор лишь давал заключения по поводу кандидатов на должности заседателей и асессоров палаты Уголовной и Гражданской, а также заседателей совестных судов [13, § 22], осуществлял контроль за правильностью выборов сельских заседателей в совестные, уездные и земские суды, «не присваивая себе... никакого на оные влияния» [13, § 20] и т. д.

Более значительные полномочия имел губернатор при выборе судей и заседателей от дворян. Перед открытием собрания, на которым следовало избрать соответствующих должностных лиц, губернаторы представляли уездному предводителю дворянства списки о дворянах, находящихся под судом или следствием (эти списки губернатор запрашивал в уездных судах и уголовных палатах) [13, § 17]. Законодатель предоставил губернатору право решения о допуске избранных дворянами кандидатов в судьи и заседатели к исполнению возложенных на них обязанностей; если губернатор соглашался с предложенными кандидатурами, он сообщал об этом в инспекторский департамент гражданского ведомства для окончательного утверждения судей и заседателей в должности. Если же губернатор «находил невозможным» утвердить кого-либо из выбранных дворянством кандидатов, он обязан был сообщить об этом дворянскому собранию с указанием причин неутверждения. В случае несогласия собрания с решением губернатора, последний докладывал министру внутренних дел о сложившейся ситуации. В итоге, кандидат, вызвавший неудовольствие губернатора, не допускался к исполнению своих обязанностей до получения соответствующего разрешения [13, § 18; 18, ст. 374].

С целью совершенствования качества судейского корпуса в процессе его формирования правительство предпринимало ряд мер, в частности, расширяло перечень должностных лиц, назначаемых правительством - как на уровне Российской империи, так и в отдельных губерниях (уездах, городах). Так, Согласно указу 10 мая 1839 г. [11], в случае, если среди кандидатов от дворян, баллотирующихся на должность председателя судебной палаты, ни один не соответствовал предъявляемым законом требованиям, министру юстиции предоставлялось право назначать на эти должности чиновников «от правительства». При этом

председателями судебных палат должны были назначаться «по преимуществу» кандидаты, имеющих опыт работы в судебной сфере. Срок пребывания в должности указанных должностных лиц определялся в шесть лет; по истечении данного периода они имели право быть допущенными к избранию в той же должности от дворянства. В 1844 г. было принято решение «по недостатку в Могилевском купеческом сословии, состоящем большей частью из Евреев, лиц, способных занять в тамошней уголовной палате должности заседателей от купечества», вместо двух выборных заседателей назначать одного «от Короны» [9]. Положением Комитета Министров от 21 сентября того же года министру юстиции предоставлялось право замещать чиновниками от правительства должность старшего члена Таганрогского коммерческого суда и т.д. [15, а XLШ]. Однако эти меры носили локальный характер, не затрагивая системы в целом.

Библиография

1. Безгласная О. А. Правовые основы функционирования судебной системы в период правления Александра I // Общество и право. 2010. № 4. С. 48-51.

2. Дубровин Н.Ф. Русская жизнь в начале XIX века. СПб.: ДНК, 2007. 648

с.

3. Жиров А. А. Провинциальное купечество Сибири: на материалах татарского купечества XVШ-начала ХХ вв.: Дис. ... к.и.н. Барнаул, 2000. 320 с. Машинопись.

4. Захаров В. В. Суд и институт исполнения судебных решений по гражданским делам в Российской империи первой половины XIX столетия: законодательные основы и проблемы их практической реализации (историко-правовое исследование). Курск: Изд-во КГУ, 2008. 344 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Захаров В.В. Основные этапы реформирования российского суда и института исполнения судебных решений в сфере частного права в 1832-1917 гг. (историко-правовое исследование: Дис. ... д.ю.н. М., 2009. 558 с. Машинопись.

6. Захаров В.В., Сапожкова Л.А. Ценности русского провинциального купечества XIX века (на примере купеческой семьи Гладковых) // Ученые записки РОСИ. Вып. 10. Курск, 2002. С. 15-34.

7. Корчмина Е. С. Дворянское сословное самоуправление в первой половине XIX в. (на материалах Рязанской губернии): Автореферат дис. ... канд. ист. наук. Владимир, 2010. 22 с.

8. Наседкин Е. Н. Казенные службы московского купечества в 20-30-е гг. XVIII в.: Дис. ... канд. ист. наук. М., 2011. 243 с.

9. О определении в Могилёвскую Уголовную палату вместо двух заседателей от купечества одного от короны: Высочайше утвержденное положение Комитета министров от 21 ноября 1844 г., распубликованное 15 декабря // ПСЗ РИ. Собр. II. Т.МЯ. № 18456.

10. О порядке дворянских собраний, выборов и службы по оным: Манифест от 6 декабря 1831 г. // ПСЗ РИ. Собр. II. № 4989

11. О порядке замещения вакансий председателей судебных палат чиновниками от правительства: Именный, данный Сенату [указ] от 10 мая 1839 г., распубликованный 31 мая // ПСЗ РИ. Собр. II. Т. XIV. № 12319.

12. Обнорская Н. В. Купечество Ярославской губернии в конце XVIII-начале ХХ вв.: Дис. ... канд. ист. наук. Ярославль, 2000. 262 с. Машинопись.

13. Общий наказ гражданским губернаторам: Высочайше утверждённый от 3 июня 1837 г. // ПСЗ РИ. Собр. II. Т. XII. № 10303.

14. Общий устав Императорских российских университетов: Высочайше утвержденный 26 июля 1835 г. // ПСЗ РИ. Собр. II. Т. Х. № 8337.

15. Отчет Министерства Юстиции за 1844 г. Б/м. Б/г. 500 с.

16. Платонова Т. В. Провинциальное дворянство в конце XVIII - первой половине XIX века (по материалам Саратовской губернии). Дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 2002. 213 с. Машинопись.

17. РГИА. Ф. 1261 (Второе отделение собственной его императорского величества канцелярии). Оп. 2 (1859). Д. 135б. Л. 49.

18. Свод законов Российской империи, издания 1857 г. Т. II. Ч. I. Общее губернское учреждение. СПб.: Тип. Второго Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1857.

19. Теряева Е. В. Служащее дворянство Орловской губернии второй половины XVIII-первой половины XIX вв.: Автореферат дис. ... канд. ист. наук. Орел, 2009. 22 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Тиганов А. И. Государственно-правовое регулирование статуса судей в период с 30-х гг. XIX века до 60-х годов XIX века // Известия Юго-западного государственного университета. Серия «История и право» 2012. № 2. Ч. 1. С. 102106.

21. Устав Императорского Московского университета: Высочайше утвержденный 5 ноября 1804 г // ПСЗ РИ. Собр. I. Т. XVIII. № 21498 (§§ 146-162)

22. Устав о службе гражданской по выборам// Свод законов Российской империи. Т. III. Уставы о службе гражданской. СПб.: Тип. Второго Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1857.

23. Устав о службе гражданской по определению от правительства // Свод законов Российской империи. Т. III. Уставы о службе гражданской. СПб.: Тип. Второго Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1857.

24. Учреждения для управления губерний Всероссийския империя от 7 ноября 1775 г. // ПСЗ РИ. Собр. I. Т. XX. № 14392.

25. Частные замечания на статьи проекта Положения о судоустройстве // Материалы по судебной реформе в России 1864. Т. 13. Свод замечаний на дополнительные проекты Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии. Б/м. Б/г. С. 135-239.