Научная статья на тему 'Форма заключения брака и свадебная обрядность азербайджанцев С. Белиджи Дербентского района (XIX начало XX века)'

Форма заключения брака и свадебная обрядность азербайджанцев С. Белиджи Дербентского района (XIX начало XX века) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
259
37
Поделиться
Ключевые слова
СВАДЬБА / ЖЕНИХ / НЕВЕСТА / СВАТОВСТВО

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Хадирбеков Н. Б., Хадирбекова З. В.

В данной статье освещается одна из сторон бытовой культуры белиджинских азербайджанцев – форма заключения брака и свадебная обрядность, которая во многом сходна с обрядами народов Южного Дагестана.

Текст научной работы на тему «Форма заключения брака и свадебная обрядность азербайджанцев С. Белиджи Дербентского района (XIX начало XX века)»

ФОРМА ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА И СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ С. БЕЛИДЖИ ДЕРБЕНТСКОГО РАЙОНА

(XIX - начало XX века)

Н.Б. Хадирбеков

НОУ ВПО «Социально-педагогический институт», г. Дербент

З.В. Хадирбекова Школа-гимназия им. А. Исрафилова, п. Белиджи

В данной статье освещается одна из сторон бытовой культуры белиджинских азербайджанцев - форма заключения брака и свадебная обрядность, которая во многом сходна с обрядами народов Южного Дагестана.

Ключевые слова: свадьба, жених, невеста, сватовство.

Свадебный обряд для любого народа, с одной стороны, имел вполне реальное значение большого события, очень важного для семьи как жениха, так и невесты. С другой стороны, свадьба была традиционным обрядовым комплексом, которым старались упрочить их жизненное благополучие и счастье. Как пишут исследователи, «реальное переплеталось с традиционно-условным, обобщенным и типическим. Все в свадебном обряде имело единый традиционный смысл и цель - все нужно было в нем «разыгрывать» так, чтобы обеспечить будущую благополучную и счастливую жизнь жениха и невесты и всех остальных его участников. Отсюда прямо вытекала не только «заданность» обрядов, которые должны были проделываться точно по традиции, но и «заданность» поведения всех участников свадьбы. И действительно, все «роли» на свадьбе были тщательно регламентированы»[1].

Брак и свадебная обрядность дольше других элементов народного быта сохраняют исторически сложившиеся особенности этнической культуры. Касаясь брачно-семейных отношений азербайджанцев, следует отметить, что они имели многие черты, присущие обычаям большинства кавказских народов.

Как и у народов Дагестана, у азербайджанцев с. Белиджи по традиции предпочитались внутритухумные браки, «так называемый эндогамный брак» (автор). Мы пользуемся этой номинацией с припиской «т.н.», но имеем в виду, что оно весьма условно. Л.И. Лавров, в частности, называет эндогамию обычаем неисконным, но существующим здесь уже не менее 1000 лет [2].

Женитьба сына или выдача замуж дочери для белиджинских азербайджанцев, как и для любого другого народа, были наиболее ответственными событиями семейной жизни.

Преобладающий брачный возраст для девушек - 13-15 лет, а для парней - 18 и более лет. Известен и колыбельный сговор. С.Ш. Гаджиева делит эту форму брака на два вида: сговор малолетних и сговор совершеннолетних [3]. Довольно распространенным явлением были «левират» (женитьба на вдове брата, бывало, встречались случаи женитьбы на вдове дяди) и «сорорат» (женитьба на сестре умершей жены).

Обычай левирата и сорората существовал почти у всех народов Дагестана, у народов Средней Азии и Казахстана [4] и у многих других.

Причины левирата и сорората объясняют: «не осиротить детей и чтобы сохранить «мюль-ки» [4].

Некоторое распространение получили обменные браки - «баш-баша». В этом случае «йол-пули» (дорожные деньги) не платили.

Сватовство у белиджинских азербайджанцев начинали сами родители юноши - отец и мать. Но до этого они узнавали всё о девушке. Для выяснения согласия родителей невесты породниться с ними отправляли уважаемых людей (Хаджи-святых). Сватовство начинали в чет-

верг («джума ахшамы» - святой день). Обычно сватали зимой, а свадьбу играли летом или осенью после полевых работ [5].

После сватовства назначали день официального обручения, который приобрел характер празднества. На него приходила целая группа родственников. Они приносили с собой подарки для невесты. В доме у юноши готовили праздничный плов. Родственники юноши с подносами в руках идут к дому невесты, на подносах несут одежду, украшения, сладости. Сестра юноши или невеста старшего брата надевала на голову невесты косынку и кольцо на палец. Все расходы сватовства берет на себя сторона жениха. После сватовства обе стороны готовились к свадьбе.

До свадьбы каждый четверг («джума-ахшамы») родственники юноши несут подарки в дом невесты. В первый четверг мать юноши несет рис, мясо, масло, фрукты, специи к плову, также один поднос с одеждой. Следующий четверг с подарками в дом невесты идет сестра, далее следующие родственники юноши. Сторона невесты их встречает, накрывает для них столы угощениями, а также одаривает их платками (сколько подносов столько и носовых платков). Платки ставили на поднос. В день праздника «Новруз» родные жениха отправлялись в дом невесты с подарками (одежда, сладости и т.д.). В день праздника «Ураза» невесте посылали целый поднос гогал, на «Курбан байрам» барана, рога которого украшали лентой красного цвета, на шею прикрепляли отрез ткани, а лоб красили хной [4].

Молодые после сватовства не общались между собой. Информатор из с. Белиджи А.М. Нефтялиева рассказывает: «В селении было закрытое место, где встречались молодые, «тан-дырхана» - место, где пекли хлеб».

Родственники помогали подготовиться к свадьбе, для этого проводили ряд мероприятий, связанных с обрядом взаимопомощи. Например, до свадьбы все родственники невесты собирались на «ишьткен», куда приглашали женщин, которые умеют шить. Сторона юноши, в свою очередь, должны были принести на «ишьткен» подносы со сладостями и фруктами [б].

Нефтялиева А.М. рассказывает: «Мы на «ишьткен» взяли 15 подносов, а когда стали подавать, на одном из подносов с фруктами оказалась маленькая змея, непонятно, как она там оказалась». «Дюгюдин ниян» (вечер риса) - собравшиеся родственники чистили рис [б].

Ближе к свадьбе проводили день омовения невесты. В этот день невесту сопровождали «енге» (женщина-родственница, сопровождающая невесту в дом жениха), подруги невесты. Родственники со стороны жениха и невесты сопровождали ее до бани. Лицо невесты никто не должен был видеть. Посуду для омовения, а также сладости и графин шербета для невесты и сопровождающих ее в баню приносила сторона жениха.

С 12 часов дня начинается девичья свадьба. На эту свадьбу приглашались женщины и девушки. Женщины танцевали и одаривали друг друга деньгами, после танца деньги оставляли музыкантам.

Вечером в доме у невесты проводили девичник - «хнейхана» (дословно красят хной). В этот день родственники жениха приносили на подносе хну (натуральная краска), одну пару обуви, «мишкал» (факел) или свечи. Передача подносов проходила в сопровождении танцев. Голову невесты покрывали «дувагом» (платок красного или белого цвета). Вся церемония девичника проводилась в сопровождении хвалебных песен. Когда родственники жениха уходили, каждый из них незаметно забирал с собой что-нибудь из дома невесты (куры, гуси, стаканы и т.д.). Украденное не всегда возвращали [4].

На девичнике проводили всякого рода увеселительные представления. Тех, кто засыпал, могли пришить к паласу, мазали сажей лицо и т.д. На это никто не обижался.

Замужние женщины готовили краску - хну, красили ногти и волосы невесты, затем красили ногти присутствующим. Все это происходило в сопровождении песен и танцев.

Желаем тебе счастья, невеста.

Пусть благополучной будет твоя судьба.

Ручки белые покрашены хной, поздравляем.

Играйте, пойте девушки, танцуйте.

Хной невесты красить ногти нам подобает и т.д.

Доверенные лица жениха и невесты (по два человека с каждой стороны) отправлялись в мечеть к мулле для кебина. Доверенными лицами могли быть отец, дед, дядя по отцу, брат. Без кебина девушку из родительского дома не выводили, говорили: «Кебин несут впереди», «Кебин считался халал, а без кебина харам».

Свадьбу играли три дня. Назначали человека, который должен был приглашать гостей. Приходили на свадьбу со своими ложками.

Свадебными угощениями были: плов, боз-баш, китаб, чуду.

Музыкантов приглашали из Хачмаза (Азербайджанская ССР). С начала улицы с музыкой они шли к дому, где свадьба. Проходя мимо мечети, музыку приостанавливали [5].

За невестой отправлялись на фаэтоне и лошадях, все были вооружены. Они должны были сообщать выстрелами о приближении свадебного поезда. Жених за невестой не ездил, а в 50-е годы XX века украшали две машины, для жениха и невесты отдельно.

В доме у невесты гонцов встречали с почестями, угощали свадебными блюдами. Во время свадьбы недруги строили всякого рода козни. Например, в кастрюлю с пловом могли бросить кусок обожженного бруска. Это делали для того, чтобы девушка была несчастной в семейной жизни, поэтому мать невесты всегда наблюдала за тем, чтобы недруги не помешали счастью ее дочери. Во дворе невесты начинался общий танец. Танцевала только сторона жениха.

Маленький мальчик опоясывал талию невесты (опоясывали вместе с руками) платком или красной лентой. Это делали для того, чтобы привязать к нему «кельяга» (непрозрачная вуаль), которую накидывали на голову. За это мальчик получал подарок [5].

На сундук с приданым невесты сажали одного из родственников (маленького мальчика) со стороны невесты. Забирая сундук, родственники жениха одаривали его (100-200 рублей).

Когда выводили невесту, отец поднимал руку над головой невесты ладонью вниз и невеста должна была пройти под ней.

Информатор А.М. Нефтялиева рассказала: «Я потеряла отца на фронте, у меня было два дяди (по матери и по отцу), воспитывал меня брат матери. Когда меня выводили из дома, моя мама сказала, что я должна пройти под ладонью дяди Курбана (по отцу), но он ответил, что воспитал меня и заменил отца дядя Баба (по матери), тогда моя мама подняла руки обоих, и я прошла под их ладонями» [6].

Невесту сопровождала «енге» (родственница со стороны отца), она оставалась в доме у юноши до утра. Утром «енге» готовила еду для молодой невесты.

Выводили невесту в 12 часов ночи, сопровождающие всю дорогу стреляли из ружей, сообщая о том, что везут невесту. Когда фаэтон с невестой трогался, вслед бросали камень, что означало «пусть навсегда останется в доме мужа». Соседи загораживали путь свадебному поезду, чтобы получить выкуп.

Когда свадебный поезд подъезжал к дому жениха, его встречали с музыкой. Невесту заводили во двор и осыпали конфетами и рисом. Под ноги невесты стелили овечью шкуру, железные щипцы для угольков и тарелку. Овечья шкура означала, что невеста должна быть молчаливой как овечка, щипцы - железной хваткой держаться за мужа, тарелка - на счастье. Невеста должна перейти через все это и поломать тарелку. После все этого невесту вели в хозяйственную комнату, чтобы успели подготовить комнату молодых[4].

Интересная церемония проводится во время омовения жениха. Жениха сопровождали его свидетели «геёвбаши» («салдыш и солдыш» - женатый и неженатый). «Салдыш» стоял слева от жениха, а «солдыш» - справа.

В обязанность свидетелей входило провожать жениха в баню, встречать его, не выпускать его из виду, смотреть, чтобы его вещи не украли. По обычаю в с. Белиджи могли украсть только обувь [5].

По возвращении жениха со свидетелями из бани играла музыка. Родственники и соседи одаривают жениха и свидетелей подарками. Азербайджанцы в с. Нюгди несут поднос со сладостями, а сверху отрез. Подойдя к жениху, они танцуют. В с. Белиджи на плечо жениха кидали халаты, отрезы, платки. Платки подвязывали к рукам свидетелей и жениха. Жених со свидетелями направляются к «ашпазу», где готовят плов. «Ашпаз» не открывал крышку кастрюли, пока жених не расплатится. «Ашпаз» берет полную тарелку плова, преподносит жениху и его свите, жених достает деньги и расплачивается, пробуют по одной ложке, пьют шербет и уходят. После этой церемонии «ашпаз» угощает остальных.

Жених со своими друзьями организовывали мальчишник - «гюльчхан». Они уходили в дом родственника, жена которого держит зеркало. Жених со своей свитой не показывались посторонним. На «гюльчхан» все расходы берет на себя хозяин дома. Хозяйка этого дома получает от стороны невесты ценный подарок (отрез, золотое изделие и т.д.) [З].

На свадьбе жениха присутствовали только мужчины. Женщины сидели отдельно (приходили на «тамаша»), не садились за общие столы. Мужчины садились во дворе за столами с угощениями, после угощений выходили танцевать. Танцевали только с родственниками.

На следующий день к невесте приходят ее родственники и готовят «сютти плов», готовили этот плов на молоке, отваривали кур, изготавливали «гаймах» - жидкая сладкая халва и хлеб с маслом.

На второй день после свадьбы приходили только женщины. Они заходили в комнату молодых. Невеста встречала их с кувшином в руке, наполненным водой розового цвета (в воду добавляли чайные розы). Эта вода считалась святой. Невеста поливала из кувшина на руки гостям и получала за это ценные подарки (деньги, кольца и т.д.). Эта церемония у белиджинских азербайджанцев называется «узьачан» [4].

Только лишь на третий день невеста могла выйти из комнаты и показаться свекру, за что получала ценный подарок.

Через неделю родители невесты приглашали всех родственников жениха. Родители невесты одаривали жениха и невесту драгоценностями. Родители жениха, в свою очередь, приглашали родственников невесты к себе.

Приведенное в статье описание форм заключения брака и свадебной обрядности азербайджанцев с. Белиджи позволяет нам сделать заключение, что традиционный свадебный ритуал белиджинских азербайджанцев был неразрывно связан с различными сторонами социальной жизни, национальной культуры, народных обычаев, идеологии. Обрядовая сторона основных этапов брачного цикла белиджинских азербайджанцев находит порой прямые аналогии у соседних народов. В то же время имеется ряд элементов и деталей, отличающих свадьбу белид-жинских азербайджанцев от свадебного ритуала других народов Дагестана.

Литература

1. Русское народное поэтическое творчество. М., 19б9. С. 8б-87.

2. Лавров Л.И. О причинах многоязычия в Дагестане // Историко-этнографические очерки Кавказа. Л., 197B. С. З1.

3. Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX - начале XX в. М., 198З. С. 1б1.

4. Далгат Б. Материалы по обычному праву даргинцев. Рук. Ф. ИИЯЛ.Ф.5. Оп.1. Д.28. Л.14; Гаджиева С.Ш. Семья и брак у народов Дагестана в XIX - начале XX в. М., 198З. с.164; Кисляков Н.А. Очерки по истории семьи и брака у народов Средней Азии и Казахстана. Л., 19б9. С. 9G^.

Информаторы:

1. Гусейнова Пюстеханум Мирзегусейновна, 19З9 г.р., с. Белиджи, Дербентский район.

1. Нефтялиева Ася Мамедовна, 1941 г.р., с. Белиджи, Дербентский район