Научная статья на тему 'Фонографические средства стилизации турецкого акцента в рассказе И. С. Шмелёва "Гассан и его Джедди"'

Фонографические средства стилизации турецкого акцента в рассказе И. С. Шмелёва "Гассан и его Джедди" Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
84
17
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
И.С. ШМЕЛЁВ / СТИЛИЗАЦИЯ / ФОНОГРАФИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СТИЛИЗАЦИИ / КОНТАМИНИРОВАННАЯ РЕЧЬ / IVAN SHMELYOV / STYLISATION / PHONOGRAPHIC MEANS OF STYLISATION / SEMILITERATE SPEECH

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Скоропадская Анна Александровна

В статье рассматривается прием стилизации ломаной речи иностранца при помощи фонографических средств в рассказе И.С. Шмелева «Гассан и его Джедди». Сопоставительный анализ сохранившейся черновой рукописи и последнего прижизненного издания рассказа выявил этапы писательской работы над формированием речевого портрета говорящего по-русски турка. В качестве речевых характеристик Шмелев выбирает нарушение твердости/ мягкости согласных, нарушение орфографической нормы с сохранением нормы орфоэпической, дефисацию, многоточия. В рукописи эти произносительные особенности представлены в меньшем количестве. Кроме того, и в рукописи, и в печатном издании наблюдается непоследовательность в использовании средств фонографической стилизации. Эти наблюдения позволяют сделать вывод, что автор хотел не реалистически воссоздать детализированный турецкий акцент, а импрессионистически обозначить некоторые фонетические особенности речи героев-турок.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Скоропадская Анна Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Phonographic means of stylising the Turkish accent in the short story "Hassan and his Jeddi" by Ivan Shmelyov

The article discusses the technique of styling broken speech of a foreigner with the help of phonographic means in the short story "Hassan and his Jeddi" by Ivan Shmelyov. A comparative analysis of the remaining draft manuscript and the last lifetime edition of the short story revealed the stages of the writing work on the formation of the speech portrait of a Russian-speaking Turk. What Ivan Shmelyov choses as speech characteristics, includes violation of hardness or softness of consonants, violation of the spelling norm with preservation of orthoepic norm, hyphenation, and dots. These pronunciation features are less presented in the manuscript. In addition, there is an inconsistency in phonographic styling's usage in both the manuscript and the printed publication. These observations allow concluding that the author wanted to expressionistically identify some phonetic features of the Turkish heroes' speech rather than to realistically recreate the detailed Turkish accent.

Текст научной работы на тему «Фонографические средства стилизации турецкого акцента в рассказе И. С. Шмелёва "Гассан и его Джедди"»

УДК 821.161.1.09"20"

Скоропадская Анна Александровна

кандидат филологических наук Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск

san19770@mail.ru

ФОНОГРАФИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СТИЛИЗАЦИИ ТУРЕЦКОГО АКЦЕНТА В РАССКАЗЕ И.С. ШМЕЛЕВА «ГАССАН И ЕГО ДЖЕДДИ»

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект «Раннее творчество И. С. Шмелева в рукописных источниках: исследование и публикация»

№ 18-012-00381 а

В статье рассматривается прием стилизации ломаной речи иностранца при помощи фонографических средств в рассказе И. С. Шмелева «Гассан и его Джедди». Сопоставительный анализ сохранившейся черновой рукописи и последнего прижизненного издания рассказа выявил этапы писательской работы над формированием речевого портрета говорящего по-русски турка. В качестве речевых характеристик Шмелев выбирает нарушение твердости/ мягкости согласных, нарушение орфографической нормы с сохранением нормы орфоэпической, дефисацию, многоточия. В рукописи эти произносительные особенности представлены в меньшем количестве. Кроме того, и в рукописи, и в печатном издании наблюдается непоследовательность в использовании средств фонографической стилизации. Эти наблюдения позволяют сделать вывод, что автор хотел не реалистически воссоздать детализированный турецкий акцент, а импрессионистически обозначить некоторые фонетические особенности речи героев-турок. Ключевые слова: И.С. Шмелев, стилизация, фонографические средства стилизации, контаминированная речь.

Начало литературного пути Ивана Шмелева пришлось на сложный период рубежа веков, характеризующийся интенсивными поисками новых форм, приемов, методов, тем, героев. Традиционное и новаторское зачастую объединялись, создавая «образ эпохи» [5, с. 25]. Именно в этот период стилизация получает большое распространение, так как через обращение к чужому слову писатели находили выход в разные сферы: исторические, идейные, жанровые. Как отмечает Е.В. Войнанович, «В начале 1910-х гг. в литературе происходит общий постепенный переход тематики произведений в реальное пространство, эстетизм уходит на второй план. <...> Писателей вновь привлекает устная, спонтанная речь как отличительный выразитель идейного содержания» [1, с. 38].

Уже в ранних своих произведениях Шмелев прибегает к приемам стилизации, наиболее ярко воплотившихся в повести, принесшей писателю известность, «Человек из ресторана». А своеобразной лабораторией по оттачиванию приемов становятся малые жанровые формы (очерки, рассказы). Как правило, стилизация и сказовость у Шмелева обращены к созданию образа русского человека, принадлежащего той или иной социальной среде. Между тем создание живого речевого портрета может выходить за рамки социального в плоскость, например, межнационального, этнического, где противопоставление «своего» и «чужого» наиболее явно. Именно поэтому русские авторы рубежа веков обратились, в частности, к изображению представителей народов, населяющих Россию. Определенный опыт создания образов персонажей иной этнической принадлежности уже был. Русская литература XIX в. тяготела к изображению иностранцев-европейцев [см.: 4], хотя яркие образы представителей восточных и кавказских

народов находим в произведениях А. С. Пушкина, М.Л. Лермонтова, Л.Н. Толстого [см.: 2]. Кроме того, не стоит забывать и о том, как образ иностранца складывается на уровне языка, фиксирующем на разных уровнях характеристики и оценки, даваемые тому или иному этносу (яркий пример -поговорки, дающие оценки представителям того или иного народа, анекдоты, изображающие в том числе и речь инородцев).

Ранние рассказы Шмелева тоже коснулись этой проблематики: писатель рисует словесные портреты евреев («Служители правды», 1906), греков («На морском берегу», 1906), крымских татар («Под горами», 1907). Главными героями рассказа «Гассан и его Джедди» становятся представители турецкого народа: старик Гассан и его внучка - маленькая девочка Джедди. Драматическая история их пребывания на чужбине, в России, вкладывается автором в уста Гассана, который пытается передать глубину своих переживаний скудным запасом чужого ему языка.

Передача особенностей речи говорящего по-русски иностранца - многоаспектная задача для писателя. С одной стороны, речевые характеристики должны содержать в себе особенности родного для изображаемого героя языка, а с другой - они не должны искажать его речь настолько, чтобы она вызывала затруднения при чтении текста русскоговорящим читателем. Кроме того, речевая характеристика - неотъемлемая часть психологического портрета персонажа, указывающая на те или иные черты его характера, важные для понимания образа в целом, а также «эта характеристика может реализовывать разные прагматические функции, такие как простое указание на национальную принадлежность персонажа, социальная характеристика, различные степени аффектации, комизм, ирония и др.» [6, с. 95].

152

Вестник КГУ ^ № 1. 2019

© Скоропадская А.А., 2019

Чтобы передать особенности языка Гассана, Джедди и их сородичей, Шмелев использует средства фонографической стилизации (далее - ФГС), вводя в русскую речь турок фонетические элементы их родного языка. Обращение к черновому автографу рассказа, датированному 1-2 февраля 1906 г.1, помогает проследить этапы писательской работы по подбору наиболее адекватных фонографических средств, входящих в речевой портрет героя-инородца, представителя другого этноса, другой культуры, другой веры. Сравнение проводится с последним прижизненным изданием рассказа, опубликованным в 1917 году [7].

Шмелев вводит в речь Гассана и его сородичей нарушение признака твердости/мягкости согласных, одного из важных признаков русской фонологической системы, не играющего дифференцирующей роли в турецком языке. Так, некоторые русские слова получают дополнительное смягчение согласных: «глюпъ» (= глуп), «кукля» (= кукла), «миля» (= милая). Эти произносительные искажения отражают особенность турецкого языка, согласно которой гласные а и и занимают более переднерядную позицию после согласных g, к, I [см.: 3]. Одна из первых произнесенных фраз Гассана содержит как раз этот произносительный признак: «- Глюпъ... Онъ еще очень малъ... чужой... - сказалъ турокъ, коверкая слова» (с. 4; здесь и далее в круглых скобках указаны страницы издания: [7]). Обращение к черновику показывает, что в слово «глюпъ» сначала было написано грамматически верно («глюпа»), а потом автором окончание «а» было исправлено на «ъ». Это свидетельствует о том, что грамматический дефект был дополнительно внесен Шмелевым, в то время как произносительное искажение слова было задумано изначально.

Слово «кукля» в речи турок и в рукописи, и в печатной редакции рассказа встречается по 15 раз. Но черновая рукопись содержит правильные с фонетической и грамматической точки зрения варианты этого слова. Например:

- Слушай. Ты уЬхала. мы пошли. Джедди всё говорилъ кукли. какъ вЬтерокъ, говорилъ кукли: „она придетъ, Джедди, она придетъ". (с. 20) - Слушай . Ты уЬхала2. Мы пошли. Джедди говорила съ своей куклой. Она... какъ вЬтерокъ... говорилъ кукли: она придетъ, Джед-ди... она придетъ? (л. 5 об.)

- Кукля. кукля. - повторяли они, Джедди. На ихъ угрюмыхъ лицахъ появилась улыбка (с. 31) - Кукла. кукла. - повторяли они... Гассанъ ! А Джедди. Джедди... На ихъ3 угрюмыхъ лицахъ4 появилась улыбка... (л. 9)

Отчасти следуя фонетическому признаку смягчения согласных, Шмелев вкладывает в уста Гасса-на искаженное прилагательное «милая»: «- Миля, миля. - бормоталъ старикъ по-русски, укутывая ее в свой черный пиджакъ» (с. 7). В рукописи данная форма содержит следы исправления: «- Миля5... миля6. - бормоталъ старикъ по-русски, укутывая Джедди7 въ свой черный пиджакъ8» (л. 2).

В некоторых случаях Шмелев вводит твердые согласные вместо палатализованных: «нэтъ» (= нЬтъ), «тебэ» (= тебЬ), «чилавэкъ» (= человЬкъ). Обращение к черновой рукописи показывает, что эта произносительная характеристика актуализируется автором позднее. Так, в рукописи совсем нет вариантов «чилавэкъ» и «нэтъ», а слово «тебэ» встречается только один раз: «А я тебэ крабъ ловилъ...» (л. 3), в остальных же случаях используется орфографически верный вариант. Например: «ТебЬ скажу • • только тебЬ. Ты хорошш...» (л. 5); «Я тебЬ сказала... скоро большой будетъ... невесть будетъ...» (л. 3 об.). Но и в печатной редакции выявляется некоторая непоследовательность использования избранного автором произносительного признака: в речи Гассана преобладают правильные варианты «нЬтъ» и «тебЬ» (например, «НЬтъ Джедди, Гассанъ зачЬмъ жить.» (с. 10), «Аллахъ сказалъ: иди. и Джедди. нЬтъ. и Гассанъ одинъ стала.» (с. 17)). То же неравномерное распределение наблюдается в использовании формы «тебэ», которая встречается единожды, зато правильная форма «тебЬ» - 4 раза (например, «О тебЬ говорилъ...» (с. 20)).

Обращает на себя внимание форма «чилавэкъ» (с вариантом «челавэкъ»), трижды используемая в печатной редакции. Отклонение от орфографической нормы здесь происходит при соблюдении нормы орфоэпической (редукция гласных е и о), и во всех трех случаях искаженное слово используется применительно к греку Никапулле: «. чилавэкъ такой . Грекъ Никапулла. богатый, большой богатый.» (с. 8), «Большой чилавэкъ, -нужно Ьхать» (с. 9), «Шайтанъ! Ай, какой челавэкъ! ай, ай.» (с. 16). Себя Гассан тоже называет человеком, и тут Шмелев пишет это слово по всем нормам орфографии: «Проклятой чужой сторона!.. твоя сторона. БЬдный человЬкъ обижалъ. Гассанъ обижалъ.» (с. 22). Таким образом, средства фонографической стилизации маркируют социально-нравственный конфликт, обозначенный в рассказе: произносительный дефект становится инструментом нравственно-психологической характеристики злого и жадного Никапуллы, недостойного звания человека.

Примерами отклонения от орфографической нормы становятся слова «нада» (с. 13), «можна» (с. 31) и «Магометъ» (с. 26). Если использование форм «нада» и «можна» - фонетическая имитация турецкого акцента («Турокъ кивнулъ головой. - Можна, - у Гассанъ никого нЬтъ» (с. 31)), то изменения в написании имени исламского пророка связано, на наш взгляд, с изменением в написании имени Христа, которое в печатной редакции в устах Гассана чаще всего имеет форму 1 склонения:

- Христоса. хорошш Хрис-тоса. (с. 25) - Христосъ . хорошш Хрис-тосъ. (л. 6 об.)

Али не погибалъ... Христоса не зналъ... Христоса спасалъ Али... (с. 27) Али не погибалъ... Христоса не зналъ... Христосъ спасалъ Али... (л. 7)

Вестник КГУ^ № 1. 2019

153

В черновой рукописи имя пророка Магомеда встречается в речи Гассана трижды и всегда дается в орфографически правильной форме: «Ей самъ9 Аллахъ говоритъ, Магомедъ говоритъ...» (л. 1 об.), «Аллахъ благословитъ тебя... Магомедъ помо-жетъ...» (л. 3 об.), «Аллахъ говорилъ... Христосъ говорилъ, Магомедъ говорилъ...» (л. 7). В печатной редакции Шмелев оставил только одно упоминание Магомеда, и так как его имя стоит рядом с искаженным именем Христа и сама фраза, где находятся эти два имени, носит сравнительный характер, писатель изменил орфографию: «- А Христоса могъ делать, какъ нашъ Магометъ, барина?» (с. 26).

Одна из важных функций фонографической стилизации - передача интонации, неизменной характеристики устной речи. Так, эмоциональность и экспрессивность Гассана выражается междометием «ге» (в рукописи встречается 11 раз, в печатной редакции - 14), имеющим приветственно-побудительный или радостно-восклицательный характер. Рукопись фиксирует, что сначала Шмелев вводит междометие «вах», но, видимо, вследствие его яркой отнесенности к кавказским языкам (напомним, что место действия рассказа происходит на черноморском побережье Кавказа), заменяет его междометием «ге»:

- Ге! - сказалъ Гассанъ, - Ге! А она еще утро зналъ... утро лепеталъ: "шторма... шторма". Объ Али плакалъ... Какъ объ Али плакалъ, -шторма пришла. (стр. 6) - Вахъ! - сказалъ Гассанъ... А онъ10 еще11 утро зналъ12. Утро лепеталъ: шторма... шторма. объ Али плакалъ13 . Какъ14 объ Али плакалъ, - шторма пришла15. (л. 1 об.)

Междометия, зачастую маркированные дефисами, становятся ярким приемом интонационного окрашивания речи:

- Э!.. э... э... Христоса. хорошш Христоса. А-а. Джедди не ушелъ... Джедди живой. Гассанъ нашелъ Джедди. Джедди живой. и Али. и Христоса. (с. 25) - Христосъ . хорошш Христосъ. Гассанъ полюбить Христосъ. Добрый Христосъ. Джедди не умеръ. И Аллахъ говоритъ... Джедди живой. и Али. и Христосъ. (л. 6 об.)

- О-о-о... ты говорила... А-а-а-а... Али не погибалъ... Христоса не зналъ... Христоса спасалъ Али... А-а-а. не зналъ Христоса... (с. 27) - О!... Ты говорилъ... гх-а-а... Али не погибалъ... Христоса не зналъ... Христосъ спасалъ Али... Онъ... не зналъ Христоса... (л. 7).

Использование многоточий и дефисов помогает воссоздать те паузы, которые возникают в речевом потоке Гассана, пытающегося найти подходящие слова для оформления своей мысли или выражающего ту или иную преобладающую в нем эмоцию.

Сопоставительный анализ черновой рукописи рассказа «Гассан и его Джедди» и его печатной редакции 1917 года выявил, что Шмелевым используются такие фонографические средства стилизации, как нарушение признака твердости/мягкости согласных, нарушение орфографической нормы с сохранением нормы орфоэпической, дефисация, многоточия. Все эти средства в черновой рукопи-

си присутствуют в меньшем количестве, что свидетельствует об авторских доработках на уровне орфографической и пунктуационной организации текста для более достоверного отражения особенностей русской речи героев-турок. Несмотря на некоторую непоследовательность в использовании тех или иных ФГС, наблюдаемую и в рукописи, и в печатной редакции, все же можно утверждать, что для писателя оставалось важным сделать «звучащей» ломаную речь Гассана, Джедди и их земляков. Стоит указать и на относительно небольшое количество ФГС, используемых в тексте. Причиной этому нам видится стремление автора лишь обозначить некоторые произносительные особенности, чтобы излишне детализированный турецкий акцент не затруднил восприятие текста русским читателем и не ввел ненужный комичный эффект, который нивелировал бы драматичность сюжета. Начинающему писателю Шмелеву удается создать образ героя-инородца, вызывающего одновременно симпатию и сочувствие. Его неправильная, контаминированная речь способствует этому, так как своей неправильностью сближается с речью ребенка: душа Гассана по-детски чиста и наивна, он болезненно реагирует на несправедливость и жаждет найти объяснения происшедшим с ним несчастьям, но недостаточное владение чужим языком мешает выразить это.

Писательские опыты стилизации, выявленные в процессе анализа, в последующем формируют сказовую манеру Шмелева, отличающуюся тонким чувством языка и сочетающую в себе реалистические и модернистские средства художественной выразительности.

Примечания

1 Рукопись чернового автографа хранится в НИОР РГБ (Ф. 387: фонд И.С. Шмелева. К. 1. Ед. хр. 23. 10 л; рукопись расшифрована А. А. Ско-ропадской и О. А. Сосновской).

2 Далее было начато: Дж.

3 Далее было начато: лица.

4 Далее было начато: пок.

5 Вместо: Миля - было: Мила.

6 Вместо: Миля... Миля... - было: Не дождалась... Далее было: нпжно.

7 Вместо: Джедди - было: её.

8 Вместо: бормоталъ старикъ по-русски, укутывая Джедди въ свой черный пиджакъ - было: тихо сказалъ Гассанъ... Очень хорошо помнитъ нашу шхуну... <нрзб.> А это бригъ...

9 Далее было начато: Богъ го.

10 В она вместо а вписано ъ.

11 Далее было начато: съ.

12 В знала вместо конечного а вписано ъ.

13 Вместо: Утро лепеталъ: шторма... шторма... объ Али плакалъ - было: Сегодня утром она все лепетала - штормъ - плакала об Али.

Вестник КГУ ^ № 1. 2019

154

14 Далее было: Али.

15 Вместо: Какъ объ Али плакалъ, - шторма пришла - было: А уже это втрный знакъ... Какъ объ Али заплачетъ быть бурт...

Библиографический список

1. Войнанович Е.В. Языковые средства сказовой стилизации в семантическом пространстве романа И. С. Шмелева «Няня из Москвы»: реконструкция «своего» и «чужого»: дис. ... канд. филол. наук. -Новосибирск, 2016. - 229 с.

2. Восток в русской литературе XVIII - начала XX века: Знакомство. Переводы. Восприятие. -М.: ИМЛИ РАН, 2004. - 256 с.

3. Гузев В.Г. К вопросу о фонологическом статусе согласных 'К', 'в', 'Ь' в турецком языке // Востоковедение: Филологические исследования. -1997. - Вып. 19. - С. 13-17.

4. Забровский А.П. К проблеме типологии образа иностранца в русской литературе // Россия и Запад: диалог культур. - М.: МГУ, Центр по изучению взаимодействия культур, 1994. - С. 87-105.

5. Завгородняя Г.Ю. Стилизация в русской прозе XIX - начала ХХ века: автореф. ... дис. д-ра филол. наук. - М., 2010. - 44 с.

6. Куликова М.Н. Фонографические средства изображения контаминированной речи немцев в аспекте перевода // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. - 2009. - Вып. 4. - С. 94-100.

7. Шмелев И. Гассан и его Джедди: Рассказ. -М.: Юная Россия, 1917. - З2 с.

References

1. Vojnanovich E.V. YAzykovye sredstva skazovoj stilizacii v semanticheskom prostranstve romana I.S. SHmeleva «Nyanya iz Moskvy»: rekonstrukciya «svoego» i «chuzhogo»: dis. ... kand. filol. nauk. -Novosibirsk, 2016. - 229 s.

2. Vostok v russkoj literature XVIII - nachala XX veka: Znakomstvo. Perevody. Vospriyatie. - M.: IMLI RAN, 2004. - 256 s.

3. Guzev V.G. K voprosu o fonologicheskom statuse soglasnyh 'K', 'G', 'L' v tureckom yazyke // Vostokovedenie: Filologicheskie issledovaniya. -1997. - Vyp. 19. - S. 1З-17.

4. Zabrovskij A.P. K probleme tipologii obraza inostranca v russkoj literature // Rossiya i Zapad: dialog kul'tur. - M.: MGU, Centr po izucheniyu vzaimodejstviya kul'tur, 1994. - S. S7-105.

5. Zavgorodnyaya G.YU. Stilizaciya v russkoj proze XIX - nachala HKH veka: avtoref. ... dis. d-ra filol. nauk. - M., 2010. - 44 s.

6. Kulikova M.N. Fonograficheskie sredstva izobrazheniya kontaminirovannoj rechi nemcev v aspekte perevoda // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ser. 9. - 2009. - Vyp. 4. - S. 94-100.

7. SHmelev I. Gassan i ego Dzheddi: Rasskaz. -M.: YUnaya Rossiya, 1917. - З2 s.

Вестник Kry^J № 1. 2019

155

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.