Научная статья на тему 'Folk-art-net: новые горизонты творчества. От традиции — к виртуальности: Сб. Статей. М. : Государственный республиканский центр русского фольклора, 2007. 200 с. Интернет и фольклор: Сб. Статей. М. : Государственный республиканский центр русского фольклора, 2009. 320 с. Ощупывая Интернет'

Folk-art-net: новые горизонты творчества. От традиции — к виртуальности: Сб. Статей. М. : Государственный республиканский центр русского фольклора, 2007. 200 с. Интернет и фольклор: Сб. Статей. М. : Государственный республиканский центр русского фольклора, 2009. 320 с. Ощупывая Интернет Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
146
44
Поделиться

Текст научной работы на тему «Folk-art-net: новые горизонты творчества. От традиции — к виртуальности: Сб. Статей. М. : Государственный республиканский центр русского фольклора, 2007. 200 с. Интернет и фольклор: Сб. Статей. М. : Государственный республиканский центр русского фольклора, 2009. 320 с. Ощупывая Интернет»

ГОЬХ-,да-КЕТ:

пошл' горизонты иорчествя

ч^Т

1 ; ,

Folk-art-net: новые горизонты творчества. От традиции — к виртуальности: Сб. статей. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2007. 200 с.

Интернет и фольклор: Сб. статей.

М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2009. 320 с.

Дмитрий Вячеславович Громов

Институт этнологии и антропологии РАН / Государственный республиканский центр русского фольклора, Москва

gromovdv@mail.ru

Ощупывая Интернет

В 2004 г. журналист Сергей Кузнецов [Кузнецов 2004: 10] сравнил исследование Интернета с восточной притчей о незрячих мудрецах, которые ощупывают слона и пытаются создать общее впечатление о том, что он из себя представляет. Но из-за того, что ощупывают они разные части слона, а в целом его увидеть не могут, их описания не совпадают и даже противоречат друг другу. Данное сравнение кажется нам весьма удачным. Действительно, Интернет предстает и перед обществом в целом, и перед современным исследовательским сообществом в частности как нечто неохватное, многообразное и с трудом поддающееся однозначной оценке. У каждого свое оценочное суждение о всемирной Сети, и это суждение возникает как на основе личностных особенностей оценивающего, так и на основе того сектора Интернета, который ему лучше известен. Задача создания общей

картины осложняется еще и тем, что исследуемый объект постоянно изменяется, суждения о нем стремительно устаревают.

Попытки исследования компьютерного фольклора начались еще до возникновения Интернета, в 1983 г. [Fox 1983], однако при обилии публикаций на эту тему сохраняется та же ситуация: исследования фрагментарны, не ведут к обобщениям и напоминают «ощупывание слона». Сделаем отсылку к исследованию М.Д. Алексеевского, который, просмотрев более ста публикаций об интернет-фольклоре на четырех языках, пришел к выводу, что большинство этих публикаций сводится к утверждению о том, что «интернет-фольклор есть» [Алексе-евский 2010: 153].

Столкнувшись с такими новыми и необычными явлениями, как Интернет и интернет-фольклор, исследователи оказываются в затруднении, не имея ни методологии исследования, ни разработанной теоретической концепции. В результате они подходят к работе «кто как может», самостоятельно решая, что исследовать, как исследовать и каким образом интерпретировать полученные материалы. Происходит накопление эмпирического материала: каждый незрячий мудрец ощупывает свою часть «слона», составляя о ней свое частное суждение.

В описанной ситуации представляется полезным проанализировать, какие подходы разные исследователи выбирают для рассмотрения интернет-фольклора, каким аспектам этой обширной темы они уделяют внимание.

Для этого рассмотрим два издания, выпущенных Государственным республиканским центром русского фольклора.

Сборник «Folk-art-net: новые горизонты творчества» (далее FAN), вышедший в 2007 г., стал первой русскоязычной книгой, посвященной интернет-фольклору. Два года спустя вышел сборник «Интернет и фольклор» (далее ИФ). Оба сборника составлены из материалов, представленных на двух тематических конференциях ГРЦРФ.

Заметна разница концептуальной проработки книг. В FAN общая концепция продумана слабо, сборник является скорее «заявкой о намерениях» (хотя и вполне достойной), чем законченным продуктом. Это, видимо, объясняется тем, что издание готовилось к специализированной конференции и в него просто были включены накопившиеся на тот момент статьи по теме.

ИФ в концептуальном смысле проработан уже лучше (видимо, организаторы проекта освоились в материале). Сборник разбит на четыре раздела: «Миры фольклора: реальный и вирту-

альный», «Жанры интернет-фольклора», «Фольклор субкультур и сетевых сообществ» и «Интернет-фольклор и постмодернизм». Такая разбивка придает структуре сборника значительно большую конкретность (хотя упоминание «постмодернизма», конечно, требует от составителя пояснений).

В целом качество сборников нужно признать достаточно высоким, хотя наряду с действительно хорошими работами есть статьи и явно «проходящие». Впрочем, нужно признать неизбежным злом пестроту и неоднородность сборников, составленных из материалов, пришедших самотеком, а не сделанных специально подобранными авторами с учетом заранее продуманной концепции.

Если вернуться к теме «ощупывания слона», стихийность сбора материалов даже полезна, поскольку дает случайную выборку, позволяющую выявить набор подходов к теме интернет-фольклора разных авторов (их почти 50 человек). При всем многообразии представленных в двух сборниках материалов мы бы свели их к следующим направлениям.

1. Исследование субъекта виртуального творчества

Процесс коммуникации в Интернете объединяет реальных людей, сидящих перед мониторами. Они являются субъектами общения и бытования интернет-фольклора. Отдельной важной задачей является социологическое рассмотрение среды пользователей Интернета вообще и посетителей конкретных ресурсов в частности [FAN: В.В. Метальникова]. Однако для изучения интернет-фольклора более интересным является рассмотрение специфической для данной сферы формы конструирования субъектности.

В отличие от «реальной» коммуникации, при которой каждый участник, как правило, выступает под собственным именем и не скрыт той или иной маской, коммуникация в Интернете предполагает вариативность субъектов. Иначе говоря, участник коммуникации может дать о себе информацию адекватную, а может создать выдуманный образ или же вообще свести информацию о себе к минимуму. На настоящий момент наряду с интернет-пространствами, предполагающими адекватную самоидентификацию (социальные сети «ВКонтакте», «Одно-классники.ру»), существуют и пространства, предполагающие анонимность и игру с образом (сеть «Живой журнал», форумы). Это экзотическое свойство Интернета притягивает к себе внимание тех, кто пытается анализировать происходящее здесь.

Возможность надевать любую маску является частным случаем анонимности общения. «Пространство Сети предлагает человеку <...> возможность анонимного общения, образующего то единство, где человек начинает ощущать себя выразителем не индивидуально-личностных, а коллективистски-анонимных представлений» [FAN: А.С. Каргин, А.В. Костина].

В процессе сетевой коммуникации происходит формирование виртуальных личностей: как при «обычном сетевом общении» [ИФ: В.А. Поздеев, Е.В. Козлов], так и при специфических формах, например ролевых играх он-лайн [FAN: Т.Н. Суханова]. Конструирование виртуальных личностей — одна из форм игрового поведения. Помимо чисто эстетического и соревновательного удовольствия, свойственного игре, экспериментирование с образом способствует изменению личности, в частности через психотерапевтический эффект.

Одним из наиболее интересных примеров конструирования субъектности является создание филологом Ириной Сидоренко образа поэта Алекса Антея [ИФ: Т.Б. Дианова]. Был разработан имидж поэта, создана иллюзия его присутствия в Сети, от его имени было написано множество стихов и поэм, причем, по признанию самой Сидоренко, качество стихов выдуманного персонажа было значительно выше, чем качество стихов, написанных ею под собственным именем. Так игра с образом стала толчком для создания действительно самобытного литературного явления.

2. Язык общения

Интернет вырабатывает собственные языки общения. Так, объектом исследования не раз становились способы передачи информации через создание специальных символов (например, системы «смайликов», выражающих различные эмоции).

Анализу подвергается и используемый в сети сленг [ИФ: А.А. Петрова].

Еще более интересная тема — выработка в различных зонах Интернета собственных лингвистических систем для внутреннего общения. Так, на различных сайтах и в различное время возникали язык кащенитов, упячка, луркояз. Большинство этих языков осталось «игрой для своих», однако можно привести и пример широкого распространения такой игры, а именно широкое распространение в 2005—2006 гг. «языка падон-кафф», или «албанского» языка. Рассмотрению этого языка посвящены статьи в первом из рассматриваемых сборников [FAN: Н.Г. Муравьева, И.Е. Мухаева, Ю.В. Таратухина].

3. Исследование движения информации и трансформации текста в Интернете

Как фольклорный текст существует в динамике и вариативен, так и тексты интернет-фольклора перемещаются в виртуальном пространстве, приобретая большое количество вариантов. Пути движения информации и изменения текстов и образов в Интернете — направление исследования, требующее достаточно серьезных технических умений работы в Сети. На настоящий момент можно указать несколько положений, утвердившихся в данной сфере исследования.

Тексты, оказавшиеся в Интернете, могут стать вариативными. При передаче текста по цепочке пользователей каждый может изменять и дополнять текст, особенно если это обусловлено его структурой: существуют «открытые» тексты, удобные для дополнения (например, списки), и «закрытые», не предполагающие дополнений [ИФ: Д.А. Радченко]. При этом тенденции к динамике и вариативности присущи не только текстам словесным: в Интернете процветает жанр фотожаб — изображений, которые дополняются и дорисовываются пользователями.

Тексты, помещенные в Интернете, могут существовать «в режиме "архивности" (единожды появившись в Сети, текст будет там присутствовать до тех пор, пока не будет удален, возможно, вместе с сайтом) и "актуальности" (как и в устном бытовании, текст проживает в Сети период, когда он более-менее активно распространяется, модифицируется, затем становится общеизвестным и выносится из активного обращения, архивируется)» [FAN: Д.А. Радченко].

Тексты, фиксируемые в Интернете, могут циркулировать и в виртуальной сфере (как электронный текст), и устно, выходя за рамки интернет-пространства [ИФ: М.Д. Алексеевский].

Рассмотрение движения информации предполагает исследование локальных пространств, на которые подразделен Интернет. Каждое из этих пространств обладает определенным набором признаков, параметров, отличающих их от других пространств и обусловливающих их выбор пользователями. Наиболее «обжитым» и удобным для исследования типом пространств сегодня являются индивидуальные электронные дневники (блоги), объединенные в социальные сети, например «Живой журнал» [FAN: В. В. Метальникова]. Создание таких сетей дает дополнительные возможности для циркуляции информации и разнообразных форм творчества (а также для отслеживания потоков этой информации).

Явление, близкое к Интернету, но строго ограниченное пространственно, — локальные сети, в частности закрытые корпоративные системы, созданные для ограниченной группы пользователей. Таким сетям свойственны специфические формы циркуляции информации, в том числе фольклорной [FAN: И.А. Перелыгина].

4. Рассмотрение тематических коммуникативных узлов

Одна из важных особенностей Интернета и коммуникации в нем — возможность создавать сообщества по интересам. Человек, имеющий даже самую экзотическую сферу интересов, легко найдет в Сети единомышленников, живущих в разных концах Земли. Самопрезентации, возникающие в таких сообществах, могут стать интересной темой для исследования.

В рамках рассматриваемых нами сборников изучались сообщества, объединенные на основе совместного интереса к зооморфным образам [FAN: А.А. Чубур], оружию [ИФ: А.Б. Росляков], компьютерным играм [ИФ: Н.И. Васильева, П.И. Ефимов, Т.А. Золотова].

Распространенный тип виртуальных сообществ — объединения для занятия самодеятельным творчеством. В частности, так организовано литературное творчество в направлении fan fiction — творчества поклонников того или иного произведения. Ярким примером является фэндом (движение поклонников) романов о Гарри Поттере Дж. Роулинг [FAN: М.В. Каман-кина].

Коммуникация по интересам позволяет создавать оригинальные, возможные только для Интернета формы, например, виртуальное кладбище [ИФ: Е.Л. Сверлова].

5. Поиск аналогии с произведениями традиционного фольклора

Для фольклористов, переходящих от изучения традиционных форм фольклора к изучению Интернета, логичными являются попытки уяснить, как традиционные формы преломляются в новых условиях. При фиксации тех или иных текстов ищется их аналог в устном творчестве. Правда, «сухой остаток» таких сопоставлений часто сводится к выяснению не сходств, а различий. Так, сравнение традиционной (уличной) и виртуальной торговой рекламы [ИФ: В.А. Ковпик, А.В. Кулагина] наводит на мысль об их кардинальном различии по всем параметрам.

В то же время можно указать случаи, когда сравнение форм было бы уместным, но не производится. Так, мемы [ИФ: И.В. Ксенофонтова] вызывают в памяти целый ряд фольклор-

ных явлении — от традиционных поговорок и пословиц до типичного для последних десятилетии речевого цитирования.

Довольно органично выглядят случаи, когда ищутся аналогии не с традиционными «деревенскими» фольклорными формами, а с формами, бытующими в современных городах. Виртуальное пространство легко обживают различные жанры студенческого фольклора [ИФ: М.М. Красиков], анекдоты [FAN и ИФ: О.Е. Фролова; ИФ: В.Е. Добровольская, А.А. Петрова], частушки [ИФ: А.А. Петрова], анкеты [ИФ: Е.Н. Горшкова], стихи-поздравления [ИФ: Г.И. Власова], «письма по цепочке» [ИФ: Ю.С. Ланская].

6. Литературоведческий анализ текстов, бытующих в Интернете

Тексты, помещенные в Интернете, могут рассматриваться как произведения литературы и подвергаться литературоведческому анализу, объектом которого может стать их архитектоника, образный строй, стиль, мифопоэтический подтекст, интертекстуальность. Так, в однои из статеи тексты, размещенные в Интернете, рассматриваются с точки зрения выявления в них цитат, квазицитат и аллюзий [ИФ: И.А. Седакова].

Объектом литературоведческого исследования может стать тот или иной набор текстов, объединенных по жанровому или какому-либо другому принципу. Например, помимо упомянутых выше анекдотов, частушек, стихов-поздравлений и проч., можно назвать интернетовские пародии на сказки [ИФ: А.А. Чика-лова].

Исследовательский интерес вызывают понятия, которые свойственны исключительно интернетовским текстам, например мем [ИФ: И.В. Ксенофонтова], боян [ИФ: В.В. Метальни-кова] и др.

7. Рассмотрение неинтернетовских реалий, отраженных в Интернете

При всей своей специфичности Интернет является частью реального мира и отражает его в виртуальном пространстве. Неудивительно, что многие исследователи рассматривают тексты Интернета в совокупности с социокультурными явлениями, которыми они порождены. Например, по интернет-публикациям изучается формирование локальных текстов различных городов [ИФ: А.В. Захаров].

Фольклор (и вообще текстовая составляющая) является органичной частью бытования различных сообществ. Изучение

фольклорных текстов невозможно без рассмотрения реалий этих сообществ. В представленных сборниках статьи посвящены фольклору в субкультурах готов [FAN: Е.Л. Сверлова], тол-кинистов и поклонников анимэ [ИФ: В.Е. Добровольская], в ролевом движении [ИФ: Д.Б. Писаревская], в школьной [ИФ: Е.А. Самоделова] и студенческой [ИФ: М.М. Красиков] среде. Деятельность этих сообществ большей частью проходит «в реале»; то, что мы видим в Интернете, является лишь отражением этой деятельности. Распространенной ошибкой при исследовании интернетовских самопрезентаций «реально существующих» сообществ является их слепое отождествление с жизненными реалиями. То, как представители сообществ изображают себя в Сети (а тем более, то, как их представляют посторонние), не всегда соответствует действительности, и в некоторых статьях сборников заметно непонимание этого.

Интернет-фольклор может быть рассмотрен в контексте актуальных новостей, поскольку он активно реагирует на события, происходящие в общественной жизни [FAN: Д.А. Радченко].

Выявление виртуальной специфики тех или иных явлений — интересная исследовательская задача. Например, открытым остается вопрос о том, можно ли рассматривать как отдельное направление литературные произведения, публикуемые в Сети, или разница только в смене «бумажного» носителя на электронный [FAN: Ф.С. Капица, Т.М. Колядич].

8. Статьи прикладной направленности

Отдельную группу составляют статьи чисто прикладной направленности, например посвященные представлению материалов народной художественной культуры в Сети [FAN: Т.В. Кузьмина], сайтам музеев [ИФ: М.А. Зенина], компьютерной иконографии народных музыкальных инструментов [ИФ: Е.А. Зайцева], каталогизации сайтов, посвященных

фольклору [FAN: Н.А. Джалилова].

***

В целом рассмотренные направления исследования (за исключением «прикладного», п. 8) укладываются в трехчастную схему «Субъект — процесс — объект».

Субъект — пользователи Интернета в их виртуальной самопрезентации (п. 1).

Процесс — язык (п. 2), каналы коммуникации (п. 3), закономерности формирования локальных интернет-сообществ (п. 4).

Объект — собственно фольклорные тексты (вербальные, визуальные и т.д., п. 5—6), а также включенность сетевых текстов в реальную жизнь (п. 4, 7).

Анализ сборников (так же, как и других исследований данного направления) показывает, что при рассмотрении интернет-фольклора затрагивается тематика не только фольклористики, но и многих наук о человеке и обществе. Исключительно филологического инструментария в данной сфере явно недостаточно. Изучение интернет-фольклора (и более широко — изучение потоков информации в Интернете) — направление, предполагающее междисциплинарный, социально-антропологический подход.

Два рассмотренных в данной рецензии сборника, конечно, не дают представления о том, что же такое интернет-фольклор и каковы закономерности его бытования, однако общие черты этого явления вырисовываются все четче, позволяя будущим исследователям основываться на большем материале и делать более уверенные обобщения.

Библиография

Алексеевский М.Д. Интернет в фольклоре или фольклор в Интернете? (Современная фольклористика и виртуальная реальность) // От конгресса к конгрессу: Навстречу Второму Всероссийскому конгрессу фольклористов. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2010. С. 151—166. Кузнецов С. Ощупывая слона. Заметки по истории русского Интернета. М.: Новое литературное обозрение, 2004. Fox W.S. Computerized Creation and Diffusion of Folkloric Materials // Folklore Forum. 1983. Vol. 16. P. 5-20.

Дмитрий Громов