Научная статья на тему 'Финансовый потенциал инвестиционного процесса в российской экономике'

Финансовый потенциал инвестиционного процесса в российской экономике Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
187
38
Поделиться
Ключевые слова
ФИНАНСОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ / ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС / ИСТОЧНИКИ ФИНАНСИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ В ОСНОВНОЙ КАПИТАЛ / FINANCIAL CAPABILITIES / INVESTMENT PROCESS / SOURCE OF FINANCE / INVESTMENT IN CAPITAL

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Игонина Л.Л.

Предмет. Задачи обеспечения устойчивого развития российской экономики определяют необходимость преодоления характерного для последних лет спада инвестиционной активности. В условиях геополитической напряженности и ограничения доступа к ресурсам международных рынков капитала возрастает роль внутренних источников финансирования экономического развития, что актуализирует исследование финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике. Цели. Целью работы является структурно-динамический анализ финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике, выявление масштабов и трендов основных источников финансирования инвестиций в основной капитал отечественных предприятий. Методология. При помощи методов динамического, структурного, ситуационного, и сравнительного анализа в работе исследованы состояние и динамика финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике в разрезе его элементных составляющих. Результаты. Выявлены особенности инвестиционного спада последних лет, определяющие его масштабный и затяжной характер, проведен анализ динамики и структуры финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике в 2000-2015 гг. Идентифицированы тренды последних лет, заключающиеся в возрастании роли собственных средств предприятий как источника финансирования инвестиционных программ, обострении проблемы вытеснения нефинансовых вложений финансовыми и роста прямых инвестиций в зарубежные экономики, снижении доли ресурсов финансового рынка, мобилизуемых предприятиями для финансирования инвестиций в основной капитал, а также доли средств вышестоящих организаций и бюджетов. Выводы. Полученные результаты структурно-динамического анализа финансового потенциала инвестиционного процесса позволяют определить внутренние источники финансирования экономического развития, установить условия реализации вероятных драйверов инвестиционного роста. Результаты исследования могут быть использованы в качестве теоретико-методического базиса разработки стратегической программы, направленной на наращивание финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике.

Financial capabilities of the investment process in the Russian economy

Importance Sustainable development of the Russian economy requires to overcome a recession in investing activity as seen in the recent years. Considering geopolitical tensions and restricted access to resources of international stock markets, internal sources of finance for economic development become more important, thus inducing researches into financial capabilities of investment processes in the Russian economy. Objectives The research presents a structural and dynamic analysis of financial capabilities of the investment process in the Russian economy, identifies the volume of, and trends in principal sources of finance for purposes of investment in capital stock of domestic enterprises. Methods Relying upon methods of dynamic, structural, situational and comparative analysis, I examined the financial capabilities of the investment process in the Russian economy and its trends in terms of its constituents. Results The research unveils the specifics of the investment recession seen for the recent years, and identifies the recent trends as corporate equity becomes more important as a source of financing for investment programs, financial investment increasingly replace non-financial one, direct investment in foreign economies grows, financial market resources decrease, and funds of superior organizations and budgets shrink. Conclusions and Relevance The findings allow determining internal sources of finance for purposes of economic development, conditions for activating possible drivers of investment growth. The findings can be used as the theoretical and methodological framework to devise a strategic program for incrementing financial capabilities of the investment process in the Russian economy.

Текст научной работы на тему «Финансовый потенциал инвестиционного процесса в российской экономике»

ISSN 2311-9438 (Online) ISSN 2073-8005 (Print)

Инновации и инвестиции

финансовый потенциал инвестиционного процесса в российской экономике

Людмила Лазаревна ИГОНИНА

заведующая кафедрой «Экономика и финансы», ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве РФ»,

Краснодарский филиал, Краснодар, Российская Федерация

LLIgonina@fa.ru

История статьи:

Принята 22.03.2016 Принята в доработанном виде 11.04.2016

Одобрена 27.04.2016

УДК 336.332 JEL: G31, G32

Ключевые слова: финансовый потенциал, инвестиционный процесс, источники финансирования инвестиций в

основной капитал

Аннотация

Предмет. Задачи обеспечения устойчивого развития российской экономики определяют необходимость преодоления характерного для последних лет спада инвестиционной активности. В условиях геополитической напряженности и ограничения доступа к ресурсам международных рынков капитала возрастает роль внутренних источников финансирования экономического развития, что актуализирует исследование финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике.

Цели. Целью работы является структурно-динамический анализ финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике, выявление масштабов и трендов основных источников финансирования инвестиций в основной капитал отечественных предприятий.

Методология. При помощи методов динамического, структурного, ситуационного, и сравнительного анализа в работе исследованы состояние и динамика финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике в разрезе его элементных составляющих. Результаты. Выявлены особенности инвестиционного спада последних лет, определяющие его масштабный и затяжной характер, проведен анализ динамики и структуры финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике в 2000-2015 гг. Идентифицированы тренды последних лет, заключающиеся в возрастании роли собственных средств предприятий как источника финансирования инвестиционных программ, обострении проблемы вытеснения нефинансовых вложений финансовыми и роста прямых инвестиций в зарубежные экономики, снижении доли ресурсов финансового рынка, мобилизуемых предприятиями для финансирования инвестиций в основной капитал, а также доли средств вышестоящих организаций и бюджетов.

Выводы. Полученные результаты структурно-динамического анализа финансового потенциала инвестиционного процесса позволяют определить внутренние источники финансирования экономического развития, установить условия реализации вероятных драйверов инвестиционного роста. Результаты исследования могут быть использованы в качестве теоретико-методического базиса разработки стратегической программы, направленной на наращивание финансового потенциала инвестиционного процесса в российской экономике.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2016

Решение проблемы возобновления роста отечественной экономики связано, прежде всего, с преодолением заметного спада инвестиционной активности, наблюдающегося в последние годы. Замедление динамики инвестиций выступает в качестве одного из рисков снижения валового внутреннего продукта страны. В современных условиях, характеризующихся геополитической напряженностью и ограничением доступа к ресурсам международных рынков капитала, поиск внутренних источников финансирования экономического развития становится важнейшим условием повышения его устойчивости и эффективности [1-4]. Особую актуальность в данном контексте приобретает

структурно-динамический анализ финансового потенциала инвестиционного процесса.

Этап высоких темпов роста российской экономики в 2000-2008 гг., которые поддерживались высокой

динамикой инвестиций начала 2000-х гг. и инвестиционным бумом 2006-2008 гг., когда среднегодовой прирост инвестиций достигал 17%, сменился в 2008-2009 гг. кризисным снижением. Под воздействием мирового финансового кризиса сначала снизились темпы роста инвестиций в основной капитал (109,5% в 2008 г. против 123,8% в 2007 г.), а вслед за этим, в 2009 г., - и их объемы. Некоторый рост инвестиций в 2010-2011 гг. оказался непродолжительным и нестабильным, уже с 2012 г., обозначилась устойчиво регрессивная тенденция (рис. 1).

Первоначально инвестиционная пауза была связана с ухудшением мировой конъюнктуры и стабилизацией цен на нефть, в дальнейшем ее основным фактором стало углубление структурных проблем, что привело к сокращению доли валовой прибыли в структуре ВВП

и, в результате, к уменьшению ресурсов инвестиционного роста [5].

При этом, несмотря на наличие некоторых аналогий (снижение обменного курса рубля, рост темпов инфляции, ограничение доступа к внешним рынкам капитала), можно отметить существенные отличия инвестиционных спадов 2008-2009 гг. и 2012-2015 гг. Как видно из рис. 1, в 2008-2009 гг. показатель инвестиций в основной капитал по отношению к ВВП был наиболее высоким за весь период 2000-2015 гг. Это связано, во-первых, с достаточно высокими темпами роста экономики вплоть до середины 2008 г., а, во-вторых, с масштабным притоком внешнего капитала в 2006-2007 гг., что позволило аккумулировать финансовые ресурсы

инвестирования. Исчерпание этих факторов в период мирового экономического кризиса определило резкий характер инвестиционного спада в 2008-2009 гг. Инвестиционный спад последних лет протекает в условиях общего замедления экономической динамики в России и значительного оттока капитала при положительных темпах развития мировой экономики и усилении геополитической напряженности, что определяет его более длительный и затяжной характер.

В сложившихся условиях снижение инвестиций стало опережать сокращение ВВП и иных макроэкономических показателей. Одним из мощных дестабилизирующих факторов стало сжатие источников финансирования

инвестиционного процесса по всем направлениям: сократились возможности мобилизации собственных средств предприятиями

и организациями, привлечения ресурсов финансовых рынков, поддержки государства, столкнувшегося с бюджетными трудностями. Отношение валового сбережения к ВВП в 2014 г. упало до 22,9% (в 2000 г. - 36,2%, в 2005 г. - 30,6%).

Анализ финансового потенциала инвестиционного процесса показывает, что, начиная с 2010 г., в структуре источников финансирования инвестиций в основной капитал стала повышаться доля собственных средств предприятий при уменьшении доли ресурсов финансового рынка, бюджета и вышестоящих организаций (рис. 2).

В 2015 г. удельный вес собственных средств в структуре источников финансирования

инвестиций в основной капитал составил 51,1%, это самое высокое значение данного показателя за весь период исследования.

Наличие у предприятий собственных инвестиционных ресурсов определяет

возможность активизации инвестиционного процесса путем самофинансирования. Величина этих ресурсов, рассчитываемая как сумма сальдированного финансового результата за вычетом налога на прибыль и амортизационных отчислений, увеличилась с 2000 по 2015 гг. лишь в номинальном выражении, по отношению к валовому внутреннему продукту он сократился за последние 10 лет почти на 30 п.п., прежде всего, за счет снижения финансового результата предприятий.

Отметим, что динамика сальдированного финансового результата была весьма неоднородной. В номинальном выражении сальдо прибылей и убытков достигло максимальных значений в 2012 г., однако по отношению к ВВП данный показатель был существенно ниже, чем в 2006-2007 гг. В 2013 и 2014 гг. динамика совокупного финансового результата предприятий существенно ухудшилась. Сальдо прибылей и убытков в номинальном выражении уменьшилось с 7 824 до 5 903 млрд руб., а по отношению к ВВП - с 11,7 до 7,3% (самое низкое значение за весь исследуемый период, включая кризисный 2008 г.). Доля убыточных предприятий увеличилась с 29,1 до 32,3% (рис. 3).

Амортизационные отчисления в течение исследуемого периода в целом возросли с 4,8 % к ВВП в 2000 г. до 5,9% ВВП в 2014 г., хотя их динамика не была последовательной: в 2007-2008 гг. они сократились до 4,6% ВВП, в 2009 г. увеличились до 6,1% ВВП, а в последующем, несмотря на рост номинальных значений, по отношению к ВВП они изменялись неравномерно (5,8% в 2010, 5,3% в 2011, 5,5% в 2012 и 5,4% в 2013 г.).

Рассматривая роль собственных средств как источника финансирования инвестиций, важно учитывать, что основным ограничивающим фактором является их зависимость от финансового состояния предприятий. В кризисной ситуации, характеризующейся резким ухудшением параметров показателей финансового состояния предприятий (прежде всего, показателей прибыльности и финансовой устойчивости), снижаются возможности использования прибыли и амортизационных отчислений для инвестирования в основной капитал. Долгосрочные стратегические цели замещаются краткосрочными оперативными целями, связанными с финансированием текущей деятельности. В соответствии с этим можно

сделать вывод о том, что возрастание роли собственных средств предприятий как источника финансирования их инвестиционных программ вызвано, прежде всего, ухудшением доступа к иным источникам финансирования.

Такая ситуация во многом связана со снижением средней рентабельности по экономике, коснувшееся большей части ее сегментов (рис. 4).

Сокращение массы прибыли предприятий по отношению к ВВП, риски ухудшения финансового положения предприятий значительно сократили ресурс активизации инвестиционного процесса в ситуации замедления роста экономики и усиления неопределенности деловой среды. Параллельно обострилась проблема вытеснения нефинансовых вложений финансовыми: если в 2012 г. величина финансовых вложений средних и крупных предприятий и организаций превышала объемы инвестиций в основной капитал - в 5,3 раза, то в 2013 г. - в 5,4, а в 2014 г. - в 5,8 раза. При этом в 2014 г. российские предприятия инвестировали 2,8 трлн руб. не в национальную экономику, где степень износа основных фондов предприятий достигла 49,4%, а в экономику развитых европейских стран. В условиях недостаточности и недоиспользования

финансовых ресурсов для своего устойчивого экономического развития Россия вышла на шестое место в мире по объему вывоза прямых зарубежных инвестиций1.

Демотивация предприятий к инвестированию в основной капитал на фоне роста предпочтений к альтернативным вложениям свидетельствует о том, что имеющиеся у них внутренние финансовые резервы могут обеспечить активизацию инвестиционного процесса лишь при создании соответствующей институциональной среды [6, 7].

Ресурсы финансового рынка, мобилизуемые предприятиями для финансирования инвестиций в основной капитал, составляют в среднем около одной десятой от их общего объема (рис. 5).

Традиционно в составе этих ресурсов доминируют банковские кредиты. Их доля

в структуре источников финансирования инвестиций в основной капитал увеличилась с 2,9% в 2000 г. до 11,8% в 2008 г. Однако с 2009 по 2012 гг. этот показатель существенно сократился, в 2012-2014 гг. наметилась некоторая тенденция к его росту, которая оказалась

1 International Financial Statistics Reports. URL: https://www. imf.org/external/data.htm

неустойчивой в связи с увеличением рисков фондирования банковской системы в условиях осложнения макроэкономической конъюнктуры, и в 2015 г. доля банковских кредитов в общем объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал уменьшилась до 7,8%.

Уменьшение доступности средств международных финансовых рынков для российских компаний и банков, а также ужесточение денежно-кредитной политики в ответ на ухудшение макроэкономической конъюнктуры оказали дополнительное негативное воздействие на риски участников инвестиционного процесса, стоимость кредитных ресурсов и возможность их использования как источника финансирования инвестиций в основной капитал. В кризисной ситуации разрыв между средней стоимостью кредитных ресурсов и уровнем рентабельности предприятий возрос с 1,5-2 до 2,5-3 раз.

Ограничения роста банковского кредитования реального сектора имеют двойственную природу, они обусловлены, с одной стороны, недостаточной для эффективного привлечения кредитных средств устойчивостью финансового состояния

отечественных предприятий, а, с другой стороны, высокими рисками предоставления

инвестиционных кредитов для банков [8, 9]. Анализ параметров банковского кредитования, рассчитанный по данным об объеме банковских кредитов нефинансовым организациям (без учета субъектов малого предпринимательства), масштабам инвестиций предприятий в основной капитал и удельном весе кредитов банков в общем объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал [10] свидетельствует о том, что, несмотря на неоднородную динамику номинальных объемов инвестиционных кредитов, их удельный вес в общем объеме банковских кредитов, предоставленных предприятиям, имеет тенденцию к снижению (рис. 6).

Ресурсы фондового рынка играют еще менее значительную роль в финансировании инвестиций в основной капитал российских предприятий [11]. Самые высокие показатели доли средств, привлеченных предприятиями за счет использования фондовых инструментов, наблюдались в 2005 г., когда средства от эмиссии акций составили 3,5%, а средства от выпуска корпоративных облигаций - 0,3% в общем объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал. В 2015 г. эти показатели сократились, соответственно, до 1,1 и 0,1%.

Большая часть первичного рынка акций и почти половина совокупного оборота акций отечественных предприятий, по данным НАУФОР, приходится на зарубежные биржи. Количество эмитентов акций на внутреннем организованном рынке уменьшилось в 2014 г. до 254 компаний, а капитализация рынка акций составила 32,6% ВВП, что существенно ниже показателей 2006-2007 гг. С введением экономических санкций и снижением ведущими международными рейтинговыми агентствами суверенного кредитного рейтинга России, а также рейтингов ряда российских компаний и банков, ухудшилась динамика объемов и количества эмиссий акций, организованных в стране и за рубежом. Первичные публичные размещения акций российских эмитентов стали носить эпизодический характер. В 2011 г. IPO совершили 11 компаний, из них 10 было проведено за рубежом, в 2012 г. - 7 (из них 6 - за рубежом), в 2013 г. - 7 (их них 3 - за рубежом), в 2014 г. - 1 (за рубежом)2, в первом полугодии 2015 г. - 2 (на Московской бирже, из них одна -научно-производственная компания, другая - банк)3.

Использование эмиссии акций, как источника финансирования, является недоступным для большинства российских предприятий.

Внутренний биржевой оборот остается высококонцентрированным, на долю десяти наиболее ликвидных эмитентов акций приходится около 82% этого оборота. При неблагоприятной конъюнктуре растут ценовая волатильность и доходность корпоративных ценных бумаг. В 2014 г. дивидендная доходность акций в России стала существенно выше, чем в других странах (табл. 1).

Рынок корпоративных облигаций стал развиваться с середины 2000 г. Количество эмитентов корпоративных облигаций, представленных на организованном рынке, в 2014 г. составило 323 компании, что на 29% ниже, чем в 2008 г., когда оно было максимальным. Большинство эмитентов корпоративных облигаций (43%) являются открытыми (публичными)

акционерными обществами, 31% представлен обществами с ограниченной ответственностью, в отдельных случаях эмитентами выступают государственные унитарные предприятия

2 Российский фондовый рынок. События и факты. Обзор за 2014 год. НАУФОР. URL: http://www.naufor.ru/download/pdf/factbook/ru/RFR2014.pdf

3 Российский фондовый рынок. События и факты.

Обзор за первое полугодие 2015 года. НАУФОР. URL: http://www.naufor.ru/download/pdf/factbook/ru/RFR2015_1.pdf

и корпорации. Количество выпусков корпоративных облигаций устойчиво растет (с 2008 по 2014 г. на 52,4%), что свидетельствует о потенциале этого инструмента как источника финансирования инвестиционных программ. Однако в целом объем внутреннего рынка корпоративных облигаций пока недостаточен, он составляет всего 9,3% ВВП.

Динамика доли заемных средств других организаций в совокупном объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал, как правило, коррелирует с изменением степени доступности ресурсов кредитного рынка. Предприятия прибегают к привлечению заемных средств других организаций как альтернативному источнику при ухудшении условий банковского кредитования. Так, в 2011-2014 гг. доля этих средств в общем объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал повысилась с 5,8 до 6,4%, однако в 2015 г. снизилась до 5,7% в условиях ухудшения общей макроэкономической конъюнктуры.

Вклад средств вышестоящих организаций в финансирование инвестиций в основной капитал сократился в 2015 г. до 10,5% (для сравнения в 2011 г. он составлял 19, в 2012 г. - 16,8, в 2013 г. - 13, а в 2014 г. - 13,2%). В российской практике средства вышестоящих организаций представлены инвестиционными ресурсами крупных холдингов, акционерных компаний и финансово-промышленных групп с государственным участием4. Снижение инвестиционной активности этих структур в 2012-2015 гг. весьма негативно сказалось на формировании общей динамики инвестиций в основной капитал.

Доля бюджетных средств в общем объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал с 2010 г. характеризовалась понижательной динамикой (рис. 7). Масштабы бюджетного финансирования инвестиций после спада в 2009 и 2010 гг. в номинальном выражении увеличивались до 2013 г. В 2014 и 2015 гг. объемы финансирования инвестиций в основной капитал за счет бюджетных средств снизились, прежде всего, за счет сокращения средств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ. В результате бюджетные инвестиции к 2015 г. сократились до 1 699,4 млрд руб. (2,1% ВВП), а их доля составила 16,5% от общего объема источников

4 Вхождение России в социально-экономический кризис: тенденции 2015 года и сравнительный анализ. Аналитический доклад. Аналитический центр при Правительстве РФ. URL: http://ac.gov.ru/fües/pubHcation/a/5491.pdf

финансирования в основной капитал, что ниже уровня предшествующего года на 0,5 п.п.

Между тем известно, что в условиях экономической нестабильности, когда требуется первоначальный импульс для выхода из кризисного состояния, роль бюджетных инвестиций усиливается, а при устойчивом экономическом развитии относительно снижается. Следует учитывать, что степень государственного участия в инвестиционной деятельности имеет объективные пределы, которые, с одной стороны, обусловлены действительными финансовыми возможностями, а, с другой стороны, тем, что присутствие государства в экономике должно инициировать приток частных инвестиций, а не их вытеснение.

Такой вывод подтверждается результатами научно-прикладных исследований воздействия государственных инвестиций на экономический рост, несмотря на большой разброс эмпирических оценок, обусловленный особенностями

применяемой методологии, наличием

двусторонней связи между экономическим ростом и государственными инвестициями [11], временного лага, межстрановых различий и пр.

Так, в одних работах, проведенных на примере развитых стран, показано, что государственные инвестиции, как правило, оказывают позитивное влияние на динамику валового внутреннего продукта, при этом не обнаружено преобладания эффекта вытеснения частных инвестиций государственными [13-15], в то время, как в других работах (на примере США и Канады) утверждается, что рост государственных инвестиций сопряжен с эффектом вытеснения частных инвестиций государственными [16]. Тем не менее в целом ряде эмпирических исследований подтверждено, что государственные инвестиции не только могут стать импульсом экономического роста [17], но и способствуют повышению эффективности частных инвестиций [18-20].

Как показывают результаты исследования, вероятные драйверы инвестиционного роста

связаны, прежде всего, с институциональными преобразованиями, направленными на создание комфортной инвестиционной среды в российской экономике. Только за счет такого фактора, как переориентация зарубежных прямых инвестиций на национальные инвестиционные проекты, можно обеспечить динамичные темпы прироста инвестиций в основной капитал. Другим важнейшим фактором является смена вектора денежно-кредитного регулирования в направлении ограничения доступа иностранного

спекулятивного капитала к российскому рынку, пресечения финансирования спекуляций путем дестабилизирующих рынок операций carry trade, в о с с т ан о в л е н и я у п р ав л я е м о с ти финансово-валютным рынком, турбулентность которого парализует инвестиционный процесс.

Критически значима активизация государственной поддержки инвестиций по всем направлениям: бюджетные инвестиции, средства государственных институтов развития, государственные гарантии банковского кредитования и пр. В кризисных условиях бюджетные инвестиции должны компенсировать недостаток частной

инвестиционной активности и стать катализатором экономического роста. Реструктурирование государственного бюджета должно быть ориентировано на расходы, поощряющие рост и имеющие антициклический эффект (инфраструктурные вложения, инвестиции в человеческий капитал). Определенную роль в поддержке российских предприятий призван сыграть Федеральный закон о промышленной политике № 488-ФЗ, вступивший в силу с 01.07.2015 г. и содержащий ряд новаций (Фонд развития промышленности, инструменты поддержки экспорта и пр.).

Вместе с тем государственная экономическая политика не должна сводиться к осуществлению паллиативных мер, связанных с необходимостью решения острых задач кризисного периода [21]. Необходима разработка целеориентированной программы, охватывающей в стратегическом контексте комплекс взаимосвязанных

направлений, обеспечивающих кардинальное изменение сложившейся ситуации.

Таблица 1

Дивидендная доходность акций в ряде стран мира в 2000-2014, %

Годы Англия Германия США Франция Китай Бразилия Россия

2000 2,26 2,03 1,66 1,05 0,26 1,92 3,08

2005 3,01 2,14 2,31 2,23 2,93 4,09 1,92

2006 3,13 2,23 2,15 2,48 1,39 3,08 1,26

2007 3,36 2,43 2,26 2,95 0,54 2,32 1,30

2008 5,38 5,23 3,6 5,4 2,15 4,69 6,14

2009 3,47 3,5 2,64 3,49 1,12 2,63 1,56

2010 3,17 2,74 2,48 3,96 1,18 3,45 1,81

2011 3,93 4,11 2,6 4,9 1,72 4,08 2,79

2012 3,95 3,39 2,65 3,87 2,04 4,23 4,52

2013 3,64 2,83 2,08 3,14 2,41 4,01 3,78

2014 4,65 2,74 2,18 3,31 1,62 4,68 5,38

Источник: Bloomberg. URL: http://www.bloomberg.com Рисунок 1

Динамика инвестиций в основной капитал в 2000-2015 гг., %

140 120 100

80 60 40 20

123,8

117,4 111,7 112 7 116,8 117,8

102,9 110,2 009,5 106,3 110,8 106,6 100,8 98,5

15,9 16,8 16,3 16,6 16,8 16,7 17,6 20,2 21,3 20,6 19,8 18,5 18,8 18,9 17,8 18,1

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

• Инвестиции в основной капитал, в % к предыдущему году

• Инвестиции в основной капитал, в % к ВВП

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ. URL: http://urlid.ru/ahq6

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/130116/tab1.htm

Рисунок 2

Структура источников финансирования инвестиций в основной капитал в 2000-2015 гг., %

Собственные средства организации

Кредиты банков и фондовые инструменты

Q Бюджетные средства

Заемные средства других организаций

Средства вышестоящих организаций

Q Прочие средства

10% 19,9 20,8

0% — I—

10,7 8,5 8,5 7,1 7,4 7

LI_LJ_LI_I_I_I_I

6,9 l_l 6,3 1_1 5,8 1_1 4,5

•f /

TI .5,3 5,6 6,1 7,2

'Г г т т у у т т т у т т т т v

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/investment/nonfinancial/# Рисунок 3

Сальдированный финансовый результат и удельный вес убыточных организаций в 2000-2014 гг.

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/finance/#

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/130116/tab1.htm

Рисунок 4

Динамика рентабельности активов и товаров в среднем по экономике в 2000-2014 гг., %

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

URL: http://www.gks.rU/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/finance/#

Рисунок 5

Ресурсы финансового рынка в структуре источников финансирования инвестиций в основной капитал в 2000-2015 гг., %

14

12

10

11,8

9.5 10,4/ Xj0 3 10 10,6

7,9 8,1 > .9 8,6 8,4у

5,9 6,4У

1 /

2,9У 3,1 2,3 1,8

1 1 1.1

О О 0.1 °'2 °'2 0,04 0,1 0,1 0,1 0,01 О 0,04 0,02 0,02 0,1

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

■ Кредиты банков

■ Средства от эмиссий акций

Средства от выпуска корпоративных облигаций

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

URL: http://www.gks.rU/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/investment/nonfinancial/#

Рисунок 6

Инвестиционные кредиты коммерческих банков и их удельный вес в общем объеме банковских кредитов, предоставленных нефинансовым организациям (без субъектов малого предпринимательства) в 2008-2015 гг.

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

URL: http://www.gks.rU/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/investment/nonfinancial/# Рисунок 7

Средства бюджетов в общем объеме источников финансирования инвестиций в основной капитал в 2000-2015 гг., %

Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

URL: http://www.gks.rU/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/investment/nonfinancial/#

Список литературы

1. Медведев Д. Новая реальность: Россия и глобальные вызовы // Вопросы экономики. 2015. № 10. С.5-29.

2. Акиндинова Н., Ясин Е. Новый этап развития экономики в постсоветской России // Вопросы экономики. 2015. № 5. С. 5-27.

3. Моисеев А.В. О внутренних источниках финансирования инвестиций в России // Финансы. 2016. № 1. С. 26-38.

4. Гурвич Е., Прилепский И. Влияние финансовых санкций на российскую экономику // Вопросы экономики. 2016. № 1. С. 5-35.

5. Куликов М.В. Основные тенденции социально-экономического развития Российской Федерации на современном этапе // Деньги и кредит. 2015. № 3. С. 3-7.

6. Ведев А., Косарев А. Некоторые количественные оценки воздействия институциональных ограничений на экономический рост в России // Экономическая политика. 2012. № 1. С. 50-65.

7. Мау В. Антикризисные меры или структурные реформы: экономическая политика России в 2015 году // Вопросы экономики. 2016. № 2. С. 5-33.

8. Аганбегян А.Г. Инвестиционный кредит - главное звено преодоления спада в социально-экономическом развитии России // Деньги и кредит. 2014. № 5. С. 11-18.

9. Березинская О., Ведев А. Инвестиционный процесс в российской экономике: потенциал и направления активизации // Вопросы экономики. 2014. № 4. С. 4-16.

10. Игонина Л.Л. Инвестиционные кредиты коммерческих банков в финансировании реального сектора российской экономики // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2015. № 4-1. С. 97-101.

11. Игонина Л.Л. Финансовый кризис и стратегия развития финансового рынка России // Экономическая наука современной России. 2009. № 1. С. 52-62.

12. Bukhari S., Ali L., Saddaqat S. Public Investment and Economic Growth in the Three Little Dragons: Evidence from Heterogeneous Dynamic Panel Data // International Journal of Business and Information. 2007. Vol. 2. № 1. P. 57-79.

13. Mittnik S., Neumann T. Dynamic effects of public investment: Vector autoregression evidence from six industrialized countries // Empirical Economics. 2001. Vol. 26. Iss. 2. P. 429-446.

14. Chakraborty S. Endogenous lifetime and economic growth // Journal of Economic Theory. 2004. № 116. Р. 119-137.

15. Pina A., St. Aubyn M. Comparing Macroeconomic Returns on Human and Public Capital: An Empirical Analysis of the Portuguese Case (1960-2001) // Journal of Policy Modelling. 2005. Vol. 27. № 5. Р. 585-598.

16. Voss G. Public and private investment in the United States and Canada // Economic Modelling. 2002. Vol. 19. Iss. 4. Р. 641-664.

17. Del Mar Salinas-Jimenez M. Public infrastructure and private productivity in Spanish Regions // Journal of Policy Modelling. 2004. Vol. 26. Iss. 1. Р. 47-64.

18. Alfonso A., Fernandes S. Assessing and Explaining the Relative Efficiency of Local Government: Evidence for Portuguese Municipalities. ISEG Economics Working Paper, 2005, no. 19/2005/DE/UECE. URL: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=849247.

19. Alfonso A., Schuknecht L, Tanzi V. Public Sector Efficiency. Evidence from the New EU Member States and Emerging Markets // European Central Bank. Working Paper Series. 2006. № 581. URL: http://www.ecb.int/pub/pdf/scpwps/ecbwp581.pdf.

20. Esteller A., Sole A. Does decentralization improve the efficiency in the allocation of public investment? Evidence from Spain // The Fiscal Federalism and Regional Economy Research Center. The Economy Institute from Barcelona. Working Papers. 2005. № 5. URL: http://ieb.ub.edu/aplicacio/fitxers/357450ART73.pdf.

21. Бузгалин А., Колганов А. Планирование: потенциал и роль в рыночной экономике XXI века // Вопросы экономики. 2016. № 1. С. 63-80.

ISSN 2311-9438 (Online) Innovation and Investment

ISSN 2073-8005 (Print)

FINANCIAL CAPABILITIES OF THE INVESTMENT PROCESS IN THE RUSSIAN ECONOMY Lyudmila L. IGONINA

Financial University under Government of Russian Federation, Krasnodar Branch, Krasnodar, Krasnodar Krai, Russian Federation LLIgonina@fa.ru

Article history: Abstract

Received 22 March 2016 Importance Sustainable development of the Russian economy requires to overcome a recession in

Received in revised form investing activity as seen in the recent years. Considering geopolitical tensions and restricted access

11 April 2016 to resources of international stock markets, internal sources of finance for economic development

Accepted 27 April 2016 become more important, thus inducing researches into financial capabilities of investment processes

in the Russian economy.

JEL classification: G31, G32 Objectives The research presents a structural and dynamic analysis of financial capabilities of the

investment process in the Russian economy, identifies the volume of, and trends in principal sources of finance for purposes of investment in capital stock of domestic enterprises. Methods Relying upon methods of dynamic, structural, situational and comparative analysis, I examined the financial capabilities of the investment process in the Russian economy and its trends in terms of its constituents.

Results The research unveils the specifics of the investment recession seen for the recent years, and identifies the recent trends as corporate equity becomes more important as a source of financing for investment programs, financial investment increasingly replace non-financial one, direct investment in foreign economies grows, financial market resources decrease, and funds of superior organizations and budgets shrink.

Conclusions and Relevance The findings allow determining internal sources of finance for purposes Keywords: financial capabilities, of economic development, conditions for activating possible drivers of investment growth. The investment process, source of findings can be used as the theoretical and methodological framework to devise a strategic program finance, investment in capital for incrementing financial capabilities of the investment process in the Russian economy.

© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2016

References

1. Medvedev D. [A new reality: Russia and global challenges]. Voprosy Ekonomiki, 2015, no. 10, pp. 5-29. (In Russ.)

2. Akindinova N., Yasin E. [A new stage of economic development in Post-Soviet Russia]. Voprosy Ekonomiki, 2015, no. 5, pp. 5-27. (In Russ.)

3. Moiseev A.V. [On internal sources of investment finance in Russia]. Finansy = Finance, 2016, no. 1, pp. 26-38. (In Russ.)

4. Gurvich E., Prilepskii I. [The impact of financial sanctions on the Russian economy]. Voprosy Ekonomiki, 2016, no. 1, pp. 5-35. (In Russ.)

5. Kulikov M.V. [Principal trends in socio-economic development of the Russian Federation at the current phase]. Den'gi i kredit = Money and Credit, 2015, no. 3, pp. 3-7. (In Russ.)

6. Vedev A., Kosarev A. [Some assessments of the impact institutional restrictions have on economic growth in Russia]. Ekonomicheskayapolitika = Economic Policy, 2012, no. 1, pp. 50-65. (In Russ.)

7. Mau V. [Anti-crisis measures or structural reforms: Russia's economic policy in 2015]. Voprosy Ekonomiki, 2016, no. 2, pp. 5-33. (In Russ.)

8. Aganbegyan A.G. [Investment loan is a key link to overcome a downturn in socio-economic development of Russia]. Den'gi i kredit = Money and Credit, 2014, no. 5, pp. 11-18. (In Russ.)

9. Berezinskaya O., Vedev A. [Investment in the Russian economy: their potential and activation directions]. Voprosy Ekonomiki, 2014, no. 4, pp. 4-16. (In Russ.)

10. Igonina L.L. [Investment loans of commercial banks for financing the real sector of the Russian economy].

Mezhdunarodnyi zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovanii = International Journal of Applied and Fundamental Researches, 2015, no. 4-1, pp. 97-101. (In Russ.)

11. Igonina L.L. [Financial crisis and the strategy for the financial market development in Russia].

Ekonomicheskaya nauka sovremennoi Rossii = Economics of Contemporary Russia, 2009, no. 1, pp. 52-62. (In Russ.)

12. Bukhari S., Ali L., Saddaqat S. Public Investment and Economic Growth in the Three Little Dragons: Evidence from Heterogeneous Dynamic Panel Data. International Journal of Business and Information, 2007, vol. 2, no. 1, pp. 57-79. (In Russ.)

13. Mittnik S., Neumann T. Dynamic Effects of Public Investment: Vector Autoregression Evidence from Six Industrialized Countries. Empirical Economics, 2001, vol. 26, iss. 2, pp. 429-446.

14. Chakraborty S. Endogenous Lifetime and Economic Growth. Journal of Economic Theory, 2004, no. 116, pp.119-137.

15. Pina A., St. Aubyn M. Comparing Macroeconomic Returns on Human and Public Capital: An Empirical Analysis of the Portuguese Case (1960-2001). Journal of Policy Modelling, 2005, vol. 27, no. 5, pp.585-598.

16. Voss G. Public and Private Investment in the United States and Canada. Economic Modelling, 2002, vol. 19, iss. 4, pp. 641-664.

17. Del Mar Salinas-Jimenez M. Public Infrastructure and Private Productivity in Spanish Regions. Journal of Policy Modelling, 2004, vol. 26, iss. 1, pp. 47-64.

18. Alfonso A., Fernandes S. Assessing and Explaining the Relative Efficiency of Local Government: Evidence for Portuguese Municipalities. ISEG Economics Working Paper, 2005, no. 19/2005/DE/UECE. Available at: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=849247.

19. Alfonso A., Schuknecht L., Tanzi V. Public Sector Efficiency. Evidence from the New EU Member States and Emerging Markets. European Central Bank. Working Paper Series, 2006, no. 581. Available at: http://www.ecb.int/pub/pdf/scpwps/ecbwp581.pdf.

20. Esteller A., Sole A. Does Decentralization Improve the Efficiency in the Allocation of Public Investment? Evidence from Spain. The Fiscal Federalism and Regional Economy Research Center. The Economy Institute from Barcelona. Working Papers, 2005, no. 5. Available at: http://ieb.ub.edu/aplicacio/fitxers/357450ART73.pdf.

21. Buzgalin A., Kolganov A. [Planification: Potential and role in market economy of the 21st century]. Voprosy Ekonomiki, 2016, no. 1, pp. 63-80. (In Russ.)