Научная статья на тему 'Финансовые институты и финансовые инструменты: обязательное медицинское страхование в процессе реализации конституционных принципов социального государства'

Финансовые институты и финансовые инструменты: обязательное медицинское страхование в процессе реализации конституционных принципов социального государства Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
468
63
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕДИЦИНСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ / СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО / ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ МЕДИЦИНСКОЕ СТРАХОВАНИЕ / ФИНАНСОВЫЕ ИНСТИТУТЫ / ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ / ФОНД ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ / ЗДРАВООХРАНЕНИЕ / MEDICAL CARE / SOCIAL STATE / COMPULSORY MEDICAL INSURANCE / FINANCIAL INSTITUTIONS / FINANCIAL INSTRUMENTS / COMPULSORY HEALTH INSURANCE FUND / HEALTH CARE

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Школик Олег Александрович

В статье исследуются проблемные вопросы медицинского обеспечения населения во взаимосвязи с категорией «социальное государство». С опорой на объективные факты, автором дается субъективная оценка текущей ситуации в отечественной сфере социального обеспечения и социальных гарантий. Освещаемое в статье исследование, строится на принципиальном разграничении категорий «здравоохранение» и «медицинское обеспечение», в связи с чем приводится теоретическое описание и практическое обоснование их сущностных различий, дается авторское определение категории «медицинское обеспечение». Характеризуется стратегическая роль медицинского обеспечения для идентификации России как социального государства. Обосновывается влияние ситуации в сфере медицинского обеспечения на национальную экономику. Рассмотрение недостатков в организации национальной системы медицинского обеспечения и ошибок в вопросах систематизации и методологии его финансового покрытия, реализуется на актуальном практическом примере реформы медицинского обеспечения в США. В ракурсе политикоправового и социально-правового аспектов, исследуется отличие построения медицинского обеспечения в России и в США. Автором раскрывается функциональное назначение обязательного медицинского страхования в процессе финансового покрытия медицинского обеспечения. Анализируются практические аспекты организации и функционирования отечественной системы обязательного медицинского страхования, функциональной роли страховых медицинских организаций в системе, а также анализируются некоторые отличия обязательного медицинского страхования от классического страхования. С позиции стратегических задач, возложенных на систему обязательного медицинского страхования, на основе различных финансовых и статистических показателей исследуются вопросы ее эффективности. Рассматриваются вопросы регулирования доходов страховых компаний в рамках их функционирования в системе обязательного медицинского страхования, на основании чего производится определение расчетного дохода страховых компаний.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Financial institutions and financial instruments: compulsory health insurance in the process of implementing the constitutional principles of the social state

The article examines the problematic issues of medical care of the population in linkage with the category of "social state". Based on objective facts, the author gives a subjective assessment of the current situation in the domestic sphere of social security and social guarantees. The study covered in the article is based on a fundamental distinction between the categories of “health care” and “medical care”, in connection with which a theoretical description and practical justification of their essential differences is given, the author’s definition of the category “medical care” is given. Characterized the strategic role of medical care for the identification of Russia as a social state. The influence of the situation in the field of medical care on the national economy is substantiated. Consideration of the shortcomings in the organization of the national system of medical care and errors in matters of systematization and methodology of its financial coverage is implemented on the actual practical example of the reform of medical care in the USA. From the perspective of political-legal and socio-legal aspects, the difference in the construction of medical care in Russia and the United States is explored. The author reveals the functional purpose of compulsory medical insurance in the process of financial coverage of medical care. It analyzes the practical aspects of the organization and functioning of the domestic system of compulsory medical insurance, the functional role of health insurance organizations in the system, and also analyzes some of the differences between compulsory medical insurance and classical insurance. From the position of the strategic tasks assigned to the system of compulsory medical insurance, on the basis of various financial and statistical indicators, questions of its effectiveness are investigated. The issues of regulating the income of insurance companies in the framework of their operation in the system of compulsory health insurance are considered, on the basis of which the estimated income of insurance companies is determined.

Текст научной работы на тему «Финансовые институты и финансовые инструменты: обязательное медицинское страхование в процессе реализации конституционных принципов социального государства»

Вестник Евразийской науки / The Eurasian Scientific Journal https://esj.today 2018, №6, Том 10 / 2018, No 6, Vol 10 https://esj.today/issue-6-2018.html URL статьи: https://esj.today/PDF/84ECVN618.pdf Статья поступила в редакцию 05.12.2018; опубликована 01.02.2019 Ссылка для цитирования этой статьи:

Школик О. А. Финансовые институты и финансовые инструменты: обязательное медицинское страхование в процессе реализации конституционных принципов социального государства // Вестник Евразийской науки, 2018 №6, https://esj.today/PDF/84ECVN618.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.

For citation:

Shkolik O.A. (2018). Financial institutions and financial instruments: compulsory health insurance in the process of implementing the constitutional principles of the social state. The Eurasian Scientific Journal, [online] 6(10). Available at: https://esj.today/PDF/84ECVN618.pdf (in Russian)

Статья подготовлена в соответствии с государственным заданием ФАНО России для ФГБУН Институт экономики УрО РАН на 2018 г.

УДК 336.1 ГРНТИ 06.73.65

Школик Олег Александрович

ФГБУ «Уральское отделение Российской академии наук», Екатеринбург, Россия

Институт экономики

Старший научный сотрудник Центра региональных компаративных исследований

Кандидат экономических наук E-mail: o.shkolik@mail.ru РИНЦ: http://elibrary.ru/author profile.asp?id=765424

Финансовые институты и финансовые инструменты: обязательное медицинское страхование в процессе реализации конституционных принципов

социального государства

Аннотация. В статье исследуются проблемные вопросы медицинского обеспечения населения во взаимосвязи с категорией «социальное государство». С опорой на объективные факты, автором дается субъективная оценка текущей ситуации в отечественной сфере социального обеспечения и социальных гарантий. Освещаемое в статье исследование, строится на принципиальном разграничении категорий «здравоохранение» и «медицинское обеспечение», в связи с чем приводится теоретическое описание и практическое обоснование их сущностных различий, дается авторское определение категории «медицинское обеспечение». Характеризуется стратегическая роль медицинского обеспечения для идентификации России как социального государства. Обосновывается влияние ситуации в сфере медицинского обеспечения на национальную экономику. Рассмотрение недостатков в организации национальной системы медицинского обеспечения и ошибок в вопросах систематизации и методологии его финансового покрытия, реализуется на актуальном практическом примере реформы медицинского обеспечения в США. В ракурсе политико-правового и социально-правового аспектов, исследуется отличие построения медицинского обеспечения в России и в США. Автором раскрывается функциональное назначение обязательного медицинского страхования в процессе финансового покрытия медицинского обеспечения. Анализируются практические аспекты организации и функционирования отечественной системы обязательного медицинского страхования, функциональной роли

страховых медицинских организаций в системе, а также анализируются некоторые отличия обязательного медицинского страхования от классического страхования. С позиции стратегических задач, возложенных на систему обязательного медицинского страхования, на основе различных финансовых и статистических показателей исследуются вопросы ее эффективности. Рассматриваются вопросы регулирования доходов страховых компаний в рамках их функционирования в системе обязательного медицинского страхования, на основании чего производится определение расчетного дохода страховых компаний.

Ключевые слова: медицинское обеспечение; социальное государство; обязательное медицинское страхование; финансовые институты; финансовые инструменты; фонд обязательного медицинского страхования; здравоохранение

Роль государства в жизни общества и в судьбе его граждан, целевой функционал государства как общественного института, незыблемая ценность общества и человека как центральная идея, воплощенная в политическом институте государственной власти - все это дискуссионные вопросы сохраняющие свою актуальность еще от эпохи античности и до наших дней.

Каждое новое поколение при определении своих общественных ценностей и формулировании социально-политических принципов исходит из того, что является более цивилизованным нежели предыдущие поколения, а потому находит для себя более конкретизированные ответы на обозначенные вопросы.

Во второй половине XX века преобладающая часть мирового сообщества задекларировала непреложность идей социального государства как фундаментального базиса построения национального и мирового порядка. Это безусловно повлияло на теоретические аспекты развития социально-политических взглядов и представлений о демократии, о гуманности, о гражданских правах и свободах. Однако практическая реализация идей социального государства приобрела крайние, фактически генно-модифицированные формы, еще больше обнажив тем самым грани, разделяющие Западный и Восточный миры. Причем наиболее абсурдные и противоречивые формы оказались свойственны не ортодоксальному Востоку, а наоборот модернистскому Западу, где принципы демократии и гуманизма оказались весьма конъюнктурными, что выразилось в их избирательном применении, с учетом политической ситуации и социальных настроений в отдельных, но весьма активных группах. Благодаря этому то, что было названо западными или европейскими ценностями в отдельных случаях оказалось весьма парадоксальной вещью. Так, например, Запад стремясь защитить различные меньшинства от давления большинства, перешел границу адекватного восприятия состояния баланса. Абсолютно очевидным является то, что государственная власть в западных странах попирает права и ущемляет свободы большинства в угоду прав и свобод меньшинств, тем самым вместо достижения социального и правового баланса, западные правительства создают социально-политическую конструкцию конфликта, при которой уже меньшинства довлеют над большинством.

Россия, находясь между Западом и Востоком приобрела двойственность в процессе внедрения идей социального государства. Безусловно, заявив себя как цивилизованное, правовое и социально ориентированное государство в национальном конституционном законодательстве были закреплены соответствующие принципиальные положения. В их терминах Россия предстает государством социальным, т. е. государством, где человек является «высшей ценностью», а государственная политика направлена на создание необходимых

условий «обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека»1. Таким образом, двойственность в процессе внедрения идей социального государства выразилась в объективном наличии противопоставления категорий де-юре и де-факто.

Несмотря на явный и безусловный прогресс в стабилизации государственных институтов, политических процессов и общественных отношений, после фазы политической и экономической неустойчивости 1990-х годов, весь постсоветский период и вплоть до настоящего момента, наблюдается качественная и системная деградация государственной социальной политики. Более того, в области публично-властного регулирования социальной сферы, осуществляемого посредством государственных социальных гарантий и социального обеспечения, в предшествующие 3-5 лет ситуация крайне усугубилась. В результате этого вместо развития социальной сферы, ситуация в обеспечении общества публичными социальными услугами и мерами социальной поддержки достигла депрессивного состояния, а в текущем году продемонстрировала свидетельства глубокого кризиса.

Прежде всего это коснулось вопросов финансового обеспечения социальных расходов, формирование и эффективность которых в большей степени зависимы именно от качества государственной социальной политики и системности в ее долгосрочной реализации, нежели от политики финансовой и от объемов, располагаемых государством финансовых ресурсов.

В наибольшей степени получили огласку и общественное внимание упадок социальной политики в части пенсионного обеспечения населения, а управленческие действия власть имущих, направленные на решение проблем только путем увеличения пенсионного возраста без реальных структурных реформ социальной и финансовой направленности, выступили безапелляционным доказательством кризиса всей системы государственного управления [9, с.

В этой связи обратим внимание на то, что упадок действительно характерен для всей публичной социальной сферы, а не только отрасли пенсионного обеспечения населения. Ведь схожая обстановка сложилась в образовании, в области физической культуры и спорта (за исключением такого сектора, как спорт высоких достижений), в демографическом развитии, в здравоохранении и медицинском обеспечении, и так далее [10, с. 53]. Но, существенной разницей в данном случае является то, что в большинстве из обозначенных социальных отраслей еще не пройдены крайние критические точки, как например, это было сделано именно в сфере пенсионного обеспечения. Во многом, сие обусловлено спецификой, которая присуща пенсионному обеспечению, в т. ч. благодаря таким характерным аспектам, как: узость возрастной группы, являющейся конечным адресатом получаемого финансирования и социальной поддержки; выпадение этой возрастной группы из экономического воспроизводства; обратно пропорциональное соотношение между мерами социального обеспечения и социально-экономическим эффектом от них (долгая консолидация и короткий эффект). Иными словами, если по большинству социальных направлений текущие государственные меры могут иметь продолжительный или постоянный эффект и тем самым на горизонте в 1 -5 лет трансформировать социальный сегмент до некоего должного состояния общественной удовлетворенности, то в сфере пенсионного обеспечения текущие меры абсолютно всегда имеют отложенный (накапливаемый) эффект.

Изъясняясь на языке ассоциативных примеров, обратимся к такой категории как «материнский капитал». Ее внедрение в любую национальную систему социального обеспечения и социальных гарантий может в скором времени оказать положительное влияние

1 См.: Ст. 2, ст. 7, Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ от 04.08.2014, N 31, ст. 4398.

45].

на множество социально-экономических показателей и поддерживать данный эффект на протяжении срока близкого к средней продолжительности жизни. В то время как повышение пенсионного возраста в ближайшей перспективе способно иметь лишь бюджетный эффект, преимущественно в виде финансовой экономии, да и то краткосрочного характера. Что касается социального эффекта, то его общество вообще ощутит лишь по истечении долгосрочного периода и с поддержанием его влияния в пределах, не превышающих срока дожития.

Первоочередным направлением в структуре государственной социальной политики, которое сейчас требует особого внимания является медицинское обеспечение населения. аВо-первых, это тот сектор, где качественные и системные меры публичной власти могут в скором времени возыметь мощный и продолжительный социальный эффект. Во-вторых, обстановка в отрасли здравоохранения в целом и ситуация в секторе медицинского обеспечения населения в особенности, имеют непосредственное влияние на национальную экономику. Поэтому качественные и системные меры в сфере медицинского обеспечения в скором времени могут проявиться в форме эффекта экономического. Это обусловлено тем, что человек выступает первичным фактором экономического производства, поскольку является носителем трудовой функции. От качественного состояния носителей трудовой функции во многом зависит национальное экономическое производство. И под качественным состоянием в первую очередь подразумевается не такой важный фактор, как уровень квалификации трудящихся, а прежде всего способность граждан быть вовлеченными в экономическое производство, характеризующаяся устойчивостью по степени и продолжительности их трудового участия. Именно поэтому вопросы охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия населения в условиях любой общественно-экономической формации стоят несколько впереди других социальных проблем по своей стратегической важности для государства. И именно в этой связи одним из идентифицирующих факторов, который должен определять Россию как действительно социальное государство, является должная и эффективная государственная охрана здоровья своих граждан.

Отметим, что здесь по тексту используется принципиальное разграничение категорий «здравоохранение» и «медицинское обеспечение». Традиционно в науке и практике этому редко уделяется внимание и можно найти множество примеров, когда указанные термины используются как равнозначные. Однако в большинстве случаев обособленная категория «медицинское обеспечение» не принимается во внимание, а категория «здравоохранение» употребляется как обобщающая все что связано с медициной. Между тем здравоохранение является широкой, многоаспектной категорией, которая представляет собой государственную отрасль. Основной задачей отрасли является выработка и реализация системы социальных, экономических, политико-управленческих и медицинских мероприятий, вкупе направленных на сохранение и повышение уровня здоровья населения. В этом плане многоаспектный характер здравоохранения раскрывается в комплексном сочетании неотъемлемых элементов, таких как: разрабатываемая и утверждаемая государственная политика в сфере здравоохранения; формирование и финансирование организационно-управленческой структуры здравоохранения; создание и поддержание соответствующей материально-технической базы медицинского назначения; развитие медицинской науки и технологий; подготовка и укомплектование здравоохранения необходимыми медицинскими кадрами. В свою очередь, медицинское обеспечение предстает лишь узкой частью данной государственной отрасли, где населению прямым образом предоставляется медицинская помощь посредством созданной и функционирующей национальной системы здравоохранения. Однако, в данном случае, обеспечение предполагает не только практический аспект оказания медицинской помощи, но и первостепенно предполагает решение вопроса о систематическом финансировании случаев оказания помощи. Поэтому обеспечение населения медицинскими услугами прежде всего опирается на систематизацию и методологию финансового покрытия

расходов на оказание медицинской помощи и предоставление иных медицинских услуг и продуктов, а не на инфраструктуру здравоохранения. Ведь обладание мощной медицинской инфраструктурой и развитыми технологиями, без эффективной системы финансирования медицинского обеспечения, не гарантирует общедоступность медицинских услуг и охват ими широких слоев населения. В этом случае, здравоохранение как государственная отрасль не будет выполнять тех стратегических задач по достижению необходимого социального состояния и национального развития, которые на нее возложены.

В целом, авторская позиция строится на том, что медицинское обеспечение населения, есть закрепленное право граждан на медицинскую помощь, которое обеспечивает им практическое получение входящих в нее медицинских услуг и обеспечивает ее финансовое покрытие. И такая позиция практически безукоризненно соотносится с подходом государства, который используется законодателями при определении медицинского обеспечения в публично-правовом пространстве. Например, из анализа положений нормативных актов, регулирующих вопросы предоставления социальных гарантий2 для отдельных категорий лиц проходящих федеральную государственную службу3, как раз следует то, что медицинское обеспечение есть право на получение медицинской помощи (в т. ч. лекарственных препаратов и медицинских изделий), финансируемое за счет средств из конкретного источника.

Весомым подкреплением авторской позиции и исповедуемых в данном исследовании взглядов является наглядный пример нашумевшей реформы медицинского обеспечения в Соединенных Штатах Америки (далее - США), реализуемой на основе Закона о защите пациентов и доступном лечении4, неофициально поименованной как «ОЬатасаге». Несмотря на то, что как внутри США, так и в мировой информационной повестке в целом, текущие итоги реформирования медицинского обеспечения получили скорее негативные оценки, все же сама реформа и ее предпосылки, а также аналитический базис ее аргументации и обоснования, явственно раскрывают ряд важных моментов, характеризующих место и значимость медицинского обеспечения для государства, общества и национальной экономики, и также, четко очерчивают ту грань, которая отделяет здравоохранение от медицинского обеспечения, как целое от его главной части.

В подкрепление авторского тезиса о взаимосвязи ситуации в секторе медицинского обеспечения населения с национальной экономикой, обратим внимание на то, что разработка и реализация американской реформы, а также определение ее дальнейшей судьбы осуществлялось с опорой на мощный блок финансово-экономического анализа и обоснования.5 В рамках государственных исследований были оценены и раскрыты перспективные положительные и негативные эффекты для национальной экономики и сферы публичных финансов, ожидаемые в случае развития различных вариантов в процессе реализации реформы

2 См.: Ст. 11, Федеральный закон от 19.07.2011 N 247-ФЗ (ред. от 23.04.2018) "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 25.07.2011, N 30 (ч. 1), ст. 4595.

3 См.: Ст. 10, Федеральный закон от 30.11.2011 N 342-Ф3 (ред. от 03.08.2018) "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 05.12.2011, N 49 (ч. 1), ст. 7020.

4 См.: The Patient Protection and Affordable Care Act [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.dpc.senate.gov/healthreformbill/healthbill04.pdf (Дата обращения: 15.12.2018).

5 См., например: Testimony on CBO's Analysis of the Major Health Care Legislation Enacted in March 2010 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.cbo.gov/sites/default/files/112th-congress-2011-2012/reports/03-30-healthcarelegislation.pdf (Дата обращения: 15.12.2018); The Distribution of Household Income [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.cbo.gov/system/files?file=115th-congress-2017-2018/reports/53597-distribution-househo ld-inco me-2014.pdf (Дата обращения: 15.12.2018).

медицинского обеспечения [1]. Иными словами, ключевая суть данного тезиса основана не только на теоретическом знании, но также эмпирически подтверждается и конкретизируется результатами исследовательской и прогнозной деятельности профильных государственных институтов и учреждений США.

При рассмотрении предпосылок данной реформы, подтверждается и тезис о первичности решения вопросов о финансовом покрытии медицинского обеспечения, для выполнения стратегических государственных задач. Именно опыт США демонстрирует, что свойственная их национальной системе здравоохранения высокая степень научно -практического развития, технологического оснащения, квалифицированности и качества медицинского обслуживания, не обеспечили необходимый уровень охраны здоровья американской нации, в силу недоступности медицинского обеспечения для значимой, и при этом постоянно нарастающей части населения. Ведь до момента полноформатной активизации действия реформы в 2014 году, почти для 40 млн американцев (21 % от взрослого населения страны), медицинское обеспечение было недоступным, т. к. вопрос о его финансовом покрытии не был решен на государственном уровне [2]. Население не имело всеобщей защиты в виде медицинских страховок - того финансового инструмента, который позволял бы им покрывать расходы на медицинское обслуживание, и потому население не имело всеобщего доступа к медицинскому обеспечению. В дальнейшем, урегулирование вопросов о финансовом покрытии медицинского обеспечения посредством медицинского страхования, реорганизованного на критериях обязательности и всеобщности, возымело свое действие. Так в течение последующих 3 лет действия реформы, количество американских граждан, не имеющих медицинских страховок, сократилось в 1,8 раз, до 22,5 млн человек (11,5 % от взрослого населения страны) [3]. И как показала практика, указанные фактические показатели охвата, характеризующие результаты реформы, в целом положительно соотносятся с прогнозными величинами количественных показателей.6 Но, при более детальном рассмотрении выяснилось, что этот факт отнюдь не является свидетельством успеха реформы.

Большой поток критики и негативных оценок результатов данной реформы зиждется на том, что на сегодняшний момент ключевую цель законодательных новаций в сфере медицинского обеспечения нельзя признать достигнутой, поскольку параллельно стали очевидными допущенные просчеты и ошибки в вопросах систематизации и методологии финансового покрытия медицинского обеспечения. Сложилась двоякая парадоксальная ситуация, при которой статистически количество застрахованных лиц значительно выросло, но количество лиц с гарантированным медицинским обеспечением сократилось. Таким образом, вместо положительного социального эффекта, реформа, наоборот, нанесла значительный ущерб не только не повысив доступность медицинского обеспечения, но еще и ухудшив положение тех граждан, которые до реформы имели хороший страховой пакет медицинских услуг [4, с. 325].

Несмотря на активную позицию республиканцев, развернувших в ходе последних президентских выборов и выборов в Конгресс США масштабные политические баталии против данной реформы, признание ошибок и серьезных недостатков реформы встречается и по другую сторону их двухпартийной политической системы. Например, к субъективным недостаткам реформы апеллирует Джим МакДермотт - конгрессмен от партии демократов, выступившей инициатором и основной движущей силой законодательных новаций в медицинском обеспечении. В своих выступлениях он неоднократно указывал, что благодаря реформированию система медицинского страхования с каждым годом охватывает все большее количество американцев, но в то же время, десятки миллионов застрахованных граждан не

6 См.: Gruber, Jonathan (2011). The Impacts of the Affordable Care Act: How Reasonable Are the Projections? National Tax Journal, 3(64), pp. 893-908.

Страница 6 из 16

84ECVN618

могут получить медицинское обеспечение, на которое они имеют право, вследствие финансовых головоломок новой системы медицинского страхования [5].

Наиболее репрезентативной иллюстрацией подобных головоломок стала ситуация, в которой оказалась представитель партии республиканцев, кандидат в Сенат США от штата Огайо, Мелисса Экисон. Ее типовой и повсеместно наблюдаемый случай не только получил широкое освещение в американских средствах массовой информации, но и был удостоен особого внимания со стороны Президента США Дональда Трампа [6]. До реформы, медицинское обеспечение ее семьи полностью покрывалось добровольной медицинской страховкой. Будучи добросовестным страхователем, в результате реформы ее семья была вынуждена перейти на обязательное страхование по Obamacare. Вкратце, итог оказался следующим: ежегодные страховые взносы выросли в относительных показателях на 25 % или на 2 400 USD в абсолютных; объем затрат на оплату медицинских услуг, непокрытых новой страховкой превысил 40 000 USD; бюрократические ошибки новой системы стали причиной того, что ее малолетний ребенок неоднократно исключался из страхового покрытия на длительные периоды времени. Более того, обозначенные проблемы, возникшие по независящим от нее причинам, повлекли за собой объективные нарушения финансовой дисциплины. Что в свою очередь, создало препятствия для сохранения статуса добросовестного лица и в конечном итоге все это вылилось в применение финансовых санкций, в виде штрафов, наложенных государственными органами США. На этом фоне, абсолютно неудивительными выглядят данные регулярных социологических опросов об уровне удовлетворенности населения реализуемой реформой медицинского обеспечения. Так, например, по итогам первого года полноформатного действия реформы 53 % респондентов заявили о неблагоприятном для них эффекте, и 11 % респондентов не смогли дать однозначной оценки [7]. Почти аналогичная ситуация в общественном восприятии реформы сохраняется и на сегодняшний день - до половины американцев оценивают действие реформы негативно для себя [8].

Но вернемся в российскую юрисдикцию, где в отличие от США медицинское обеспечение изначально строилось на обязательном медицинском страховании (далее - ОМС), с правом на использование вспомогательного элемента в виде добровольного страхования, которое выполняет роль дополнительного по отношению к основному. Причины данного отличия можно рассматривать как минимум в двух аспектах.

В ракурсе политико-правового аспекта, отличие построения медицинского обеспечения в России и в США предопределено историческим различием в их моделях бюджетного федерализма [16, 17]. В различии моделей и направлении политико-правового движения их эволюционного развития, проявляется обратно-пропорциональная закономерность, характерная отрасли публичных финансов данных государств, которая также проецируется и на развитие их медицинского обеспечения [11, с. 295]. Иными словами, медицинское обеспечение и организация медицинского страхования укладываются в общую модельную матрицу, поскольку реализуются на основе публично-властного регулирования, с высокой инициативно-руководящей и контрольно-надзорной ролью государственных органов и ведомств, а также имеют высокую степень интеграции в бюджетную и фискальную системы государства. И если говорить максимально конкретно, тогда тот факт, что в США медицинское обеспечение стремится от персонального к всеобщему, а медицинское страхование от добровольного к обязательному, а в России наблюдается скорее обратное стремление, при наложении его на модельную матрицу сразу предстает абсолютно очевидной и прогнозируемой тенденцией.

В ракурсе социально-правового аспекта, построение медицинского обеспечения в России на обязательном медицинском страховании, можно объяснить с позиции

обусловленности наследием советского бесплатного медицинского обеспечения, гарантированного конституционными нормами, 7 основных законов Союза Советских Социалистических Республик (далее - СССР) и Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (далее - РСФСР). Однако особо отметим, что объяснить это можно с некоторой степенью условности, во-первых, потому как переход от бесплатной медицины к медицинскому страхованию был осуществлен еще в советский период, за полгода до распада СССР. И во-вторых, потому как несмотря на принципиальную разницу между абсолютно бесплатной советской медициной, финансируемой за счет государственных бюджетов, и современной российской медициной, финансируемой за счет сложного и весьма неэффективного ОМС, недостатки которого влекут за собой большой объем прямого финансирования населением, в действующей Конституции РФ все же сохранилось рудиментарное указание8 на бесплатный характер медицинского обеспечения граждан в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Но так или иначе, безусловным остается факт того, что мы перешли от бюджетной модели финансирования медицинского обеспечения, внедренной в СССР еще в 1930-х годах академиком Семашко Н.А., к модели страховой [12, с. 178]. При переходе от планового народного хозяйства к рыночной экономике, мы отказались от более эффективной и довольно экономичной модели, которой характерен низкий уровень операционных и административных издержек, в пользу модели, не имеющей этих позитивных черт [13, с. 80]. И социально-правовой аспект проявляется здесь в том, что советское наследие выступило сдерживающим фактором, не позволяющим совершить потенциально допустимый переход к рыночной модели финансирования медицинского обеспечения, свойственной США.

Движение по пути к текущему состоянию было реализовано двумя этапами, первый из которых ознаменовался принятием Закона о медицинском страховании граждан в РСФСР.9 Несколько ключевых новаций, отраженных в данном акте, несли в себе коренные изменения всего уклада медицинского обеспечения в национальной системе здравоохранения. Так отныне обязанности по формированию финансовых ресурсов для финансирования медицинской помощи в отношении работающего населения, возлагались на организации и лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, а также на лиц свободных профессий, под которыми подразумевались лица творческих профессий, не объединенные в творческие союзы. В свою очередь, оперирование этими ресурсами, в целях финансирования расходов на оказание медицинской помощи, возлагалось на узкоспециализированных субъектов страхового дела, поименованных в законе как страховые медицинские организации. Второй этап связан с принятием нового Федерального закона об обязательном медицинском страховании (далее - Закон об ОМС),10 который существенно расширил права застрахованных лиц и качественно развил функциональную роль страховых медицинских организаций.

Ранее мы уже отмечали, что текущая система ОМС является сложной и весьма неэффективной, что естественно проецируется на медицинское обеспечение в целом. Впрочем,

7 См.: Ст. 42, Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик (ред. от 07.10.1977) // "Ведомости ВС СССР", 1977, N 41, ст. 617; Ст. 40, Конституция (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (ред. от 12.04.1978) // "Ведомости ВС РСФСР", 1978, N 15, ст. 407.

8 См.: Ст. 41, Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ от 04.08.2014, N 31,

ст. 4398.

9 См.: Закон РСФСР от 28.06.1991 N 1499-1 "О медицинском страховании граждан в РСФСР" // "Ведомости СНД и ВС РСФСР", 04.07.1991, N 27, ст. 920.

10 См.: Федеральный закон от 29.11.2010 N З26-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 06.12.2010, N 49, ст. 6422.

Страница 8 из 16

84ECVN618

также отметим, что в этом проявляются общие черты, характерные для любых других видов обязательного социального страхования, внедренным в отечественную практику обеспечения социальных гарантий [14, с. 102].

Факторов, предопределяющих действующую систему как сложную, достаточно много, и они проявляются во всем, начиная с определения самого термина ОМС и заканчивая практическими аспектами его организации и функционирования. В классическом смысле, «страхование» - это отношения по предоставлению страховой защиты от риска, связанного с наступлением страхового случая, возникающие в силу договора (свободного волеизъявления) или в силу закона (императивной обязанности), между страховщиком и страхователем, в пользу застрахованного лица, коим выступает сам страхователь или третьи лица. В определениях законодательства, ОМС - это система мер, направленных на обеспечение при наступлении страхового случая гарантий бесплатного оказания застрахованному лицу медицинской помощи за счет средств ОМС в пределах территориальной программы ОМС и в установленных законом случаях в пределах базовой программы ОМС. Оно организовано по типу двухсекционного механизма, работа которого обеспечивается шестью юридическими фигурантами, функционал каждого из которых в этой конструкции неотъемлем.

В рамках первой секции, за счет страховых взносов, уплачиваемых страхователями, в распоряжении Федерального фонда обязательного медицинского страхования (далее -ФФОМС), выполняющего роль страховщика, осуществляется формирование и аккумулирование средств ОМС, необходимых для покрытия медицинского обеспечения в отношении застрахованных лиц. Посредством межбюджетных отношений ФФОМС и Территориальных фондов обязательного медицинского страхования (далее - ТФОМС), средства ОМС в виде субвенций передаются на уровень второй секции, где осуществляется оперирование этими ресурсами в целях финансового покрытия медицинской помощи населению. Узловым элементом здесь является подсистема договорных отношений «территориальный фонд ^ страховая компания ^ медицинское учреждение». Так на основании договора о финансовом обеспечении ОМС, средства ОМС передаются из ТФОМС в распоряжение страховой медицинской организации. В свою очередь, далее страховая компания на основании договора на оказание и оплату медицинской помощи направляет указанные целевые средства в адрес медицинской организации, в качестве непосредственного покрытия оказанной медицинской помощи. Важным моментом здесь, на который нужно обратить внимание, является то, что в классическом страховании страховая компания, выступая страховщиком, принимает на себя страховой риск. В рамках же ОМС, страховая компания, не является страховщиком, а лишь осуществляет отдельные полномочия страховщика, и потому она не принимает на себя страхового риска в связи с участием в ОМС.

Факторов, предопределяющих действующую систему ОМС как неэффективную, также достаточно. Однако, оценивая ее нужно принимать во внимание, что в условиях частной собственности и рыночной экономики, существенно отличающихся от планового народного хозяйства, в особенности в том, что касается обеспечения социальных гарантий, система ОМС является объективной необходимостью. Она выступает тем финансовым инструментом, который за счет широкого потребительского диапазона должен предоставлять доступ к медицинскому обеспечению всех слоев населения. Поэтому, безусловно ее первичная задача будет выражаться в достижении высоких показателей по количеству застрахованных лиц. И с этой задачей действующая система ОМС успешно справляется. Это умозаключение следует из того, что на 01.01.2018 из 146,88 млн человек населения России 11 , численность лиц,

11 Россия в цифрах. 2018: Крат. стат. сб. / Росстат-M., 2018 - С. 76. Страница 9 из 16

84ECVN618

застрахованных по ОМС составила 146,33 млн или 99,6 %.12 Вместе с тем, оглядываясь на результаты ОЬашаеаге, очевидно, что статистические показатели охвата не могут являться безусловным свидетельством эффективности ОМС.

Оценка эффективности ОМС, должна рассматриваться с позиции двух точек зрения относительно тех задач, которые должна решать система ОМС, помимо широкого охвата.

Первая точка зрения - ОМС призвана обеспечивать финансовое покрытие страховых случаев по оказанию медицинской помощи застрахованным лицам. Значит ключевым критерием ее оценки должна выступать эффективность в части финансового оперирования, в разрезе формирования средств ОМС, их расходования, операционных и административных издержек, связанных с финансированием медицинской помощи.

Рассмотрение вопросов об эффективности ОМС в разрезе указанной точки зрения, целесообразно начинать с анализа фискальных данных, характеризующих аспекты формирования средств ОМС и образования в связи с этим административных издержек. В качестве удовлетворяющих исходных показателей были использованы фактические данные по исполнению бюджета ФФОМС (табл. 1).

Таблица 1

Структура бюджета ФФОМС в 2012-2017 гг. (млрд рублей)

Отчетный период 2012 2013 2014 2015 2016 2017

1 о Всего 966,54 1 101,35 1 250,55 1 573,54 1 657,62 1 737,16

Страховые взносы 913,99 1 073,13 1 218,44 1 537,63 1 624,18 1 705,68

X о n из них: на неработающее население 298,86 385,75 478,28 616,29 617,75 618,70

Л п Всего 932,16 1 048,72 1 268,66 1 638,81 1 590,15 1 654,99

о ö <с Рч Субвенции ТФОМС 640,56 1 025,41 1 173,93 1 427,05 1 458,57 1 537,21

Содержание ФФОМС 0,65 0,68 0,60 0,54 0,49 0,64

Дефицит/профицит 34,38 52,63 -18,11 -65,27 67,47 82,17

Составлено автором на основе данных бюджетного законодательства13

Приведенная таблица несет в себе информацию положительного и негативного свойства. В числе положительных сведений стоит отметить то, что установленные страховые взносы, в части поступающей по обязательным платежам на ОМС, в текущий момент

12 Федеральный фонд обязательного медицинского страхования: Сведения о численности застрахованных лиц по ОМС на 01.01.2018 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.ffoms.ru/upload/ratings_files/insured.xlsx (Дата обращения: 15.12.2018).

13 См: Федеральный закон от 11.10.2018 N 357-Ф3 "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2017 год" // "Собрание законодательства РФ", 15.10.2018, N 42 (часть II), ст. 6371.

Федеральный закон от 16.10.2017 N 290-ФЗ "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2016 год" // "Собрание законодательства РФ", 23.10.2017, N 43 (Часть II), ст. 6224.

Федеральный закон от 31.10.2016 N 379-Ф3 "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2015 год" // "Собрание законодательства РФ", 07.11.2016, N 45 (часть II), ст. 6198.

Федеральный закон от 05.10.2015 N 281-ФЗ "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2014 год" // "Собрание законодательства РФ", 12.10.2015, N 41 (часть II), ст. 5635.

Федеральный закон от 14.10.2014 N 296-ФЗ "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2013 год" // "Собрание законодательства РФ", 20.10.2014, N 42, ст. 5604.

Федеральный закон от 30.09.2013 N 256-ФЗ "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2012 год" // "Собрание законодательства РФ", 07.10.2013, N 40 (часть III), ст. 5026.

удовлетворяют потребностям медицинского обеспечения. Это определяется тем, что во всех рассматриваемых отчетных периодах объем бюджетных доходов ФФОМС, получаемых за счет страховых взносов, полностью покрывал объем расходов, связанных с финансированием медицинского обеспечения.

В числе негативных сведений нужно прежде всего отметить высокую долю страховых взносов, уплачиваемых в отношении неработающего населения, органами исполнительной власти субъектов РФ, что безусловно является отрицательным фактом.

К числу сведений неопределенного свойства относятся данные о величине расходов, направляемых на содержание ФФОМС. С одной стороны, учитывая общественную чувствительность к вопросам социальных расходов, подобные административные издержки, исчисляемые сотнями миллионов рублей, представляются непозволительным расточительством. С другой стороны, сопоставление данных затрат с величиной операционных объемов ОМС, представляет подобные административные издержки беспрецедентно низкой комиссией в 0,04 %. Но так или иначе, рассматриваемые суммы выглядят незначительными на фоне отдельных показателей деятельности страховых медицинских организаций (табл. 2).

Таблица 2

Фактические и расчетные показатели деятельности страховых медицинских организаций в 2012-2017 гг. (млрд рублей)

Отчетный период 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Поступления целевых с] редств для оплаты медицинской помощи

Всего 737,5 1 162,5 1 378,3 1 534,9 1 498,7 1 543,7

- от ТФОМС 714,8 1 116,3 1 312,4 1 463,2 1 456,4 1 503,7

- из медицинских организаций 22,659 46,190 65,929 71,680 42,298 39,985

- от юридических или физических лиц 0,012 0,013 0,014 0,018 0,024 0,028

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оплата медицинской помощи, оказанной застрахованным лицам

Всего 697,4 1 111,0 1 301,9 1 456,0 1 445,9 1 486,8

Расчет отчислений на формирование собственных средств

страховых медицинских организаций (расчетный доход)

Средства предназначенные на расходы на ведение дела по ОМС:

- по мин. нормативу 7,148 11,163 13,124 14,632 14,564 15,037

- по макс. нормативу 14,297 22,326 26,247 29,263 29,128 30,073

1 Суммы отчислений по взысканиям и штрафам с медицинских организаций: 1

- по мин. ставке 3,40 6,93 9,89 10,75 6,34 6,00

- по макс. ставке 5,66 11,55 16,48 17,92 10,57 10,00

1 Суммы отчислений от средств, образовавшихся в результате экономии

Всего 1,74 0,53 1,04 0,72 1,05 1,69

ИТОГО (расчетный доход):

- по мин. коэффициентам 12,29 18,63 24,05 26,10 21,96 22,72

- по макс. коэффициентам 21,70 34,41 43,77 47,90 40,75 41,76

Составлено автором на основе статистических данных ЦБ РФ14

Как следует из наименования, в приведенной таблице представлены две категории данных: фактические и расчетные.

Фактические данные отражают информацию о состоявшихся зачислениях средств ОМС на счета страховых компаний, а также о состоявшихся в дальнейшем перечислениях этих средств от страховых компаний к медицинским организациям, в счет оплаты оказанных теми медицинских услуг застрахованным лицам.

14 Центральный банк Российской Федерации: Статистические показатели и информация об отдельных субъектах страхового дела [Электронный ресурс]. - Режим доступа:

http://www.cbr.гц/йптагке^иретвюпМ_пш1гапсе (Дата обращения: 15.12.2018).

Расчетные показатели являются обобщенной калькуляцией части средств ОМС, подлежащих зачислению в собственные средства страховой компании. Такая несколько невнятная формулировка обусловлена тем, что в Законе об ОМС отсутствуют нормы, которые регулируют вопросы о доходах страховых компаний, извлекаемых из их профессиональной деятельности по ОМС, и при этом однозначно идентифицирующих их таковыми в соответствующих квалификационных терминах. Иными словами, термин «доходы» не употребляются законодателем применительно к финансовым результатам деятельности страховых медицинских организаций, для этого ими использована категория «собственные средства». Более того, часть из средств, зачисляемых в собственные средства страховых компаний, по своей коренной экономико-правовой сути не являются доходом, хотя в тоже время в финансовом учете квалифицируются как комиссионный доход.

Вкратце, Закон об ОМС определяет несколько прямых источников формирования доходов страховых компаний от непосредственного выполнения ими своей функциональной роли в рамках ОМС.15 Первый источник - это средства на ведение дела по ОМС, которые по своей экономико-правовой сути, были квалифицированы законодателями скорее как компенсация или возмещение затрат страховым медицинским организациям, в связи с выполнением ими своего функционала. Величина данного вида дохода определяется в соответствии с территориальным нормативом единым для всех страховых компаний. Нормативом, устанавливаемым на соответствующей территории, соответствующим ТФОМС, в законе о бюджете этого ТФОМС на соответствующий финансовый год. Однако, Закон об ОМС определяет, что данный норматив не может быть менее 1 % и более 2 % от величины поступивших в страховую медицинскую организацию целевых средств по ОМС.

Следующий источник доходов - это часть средств, поступающих в страховую компанию из медицинских организаций в результате применения к последним санкции за нарушения, которые были выявлены страховыми компаниями при проведении контроля объемов, сроков, качества и условий оказания медицинской помощи. Здесь заложен стимулирующий фактор, который должен побуждать страховые компании к активности в части защиты прав застрахованных лиц, на что мы обратим внимание чуть позже. В этом случае страховая компания зачисляет в доход часть средств, поступивших от санкций, в размере ставки в 15 % от суммы необоснованно предъявленных к оплате и ставке в 25 % от суммы штрафа, уплачиваемого медицинскими организациями.

В доход страховой компании также зачисляется 10 % суммы, возникшей от экономии средств ОМС, а также средства, поступившие от юридических и физических лиц в качестве возмещения вреда, причиненного застрахованным лицам, но только в части, превышающей фактические затраты на оказанную медицинскую помощь.

Завершающим пунктом в перечне источников дохода для страховых компаний, являются нормы о соблюдении ею обязательств из договора, заключенного с ТФОМС. Так в случае нарушения обязательств по договору о финансовом обеспечении ОМС, к страховой компании применяются санкции, а при выполнении условий выплачивается вознаграждение, которое не было учтено при определении расчетного дохода в таблице 2.

Обратим особое внимание на то, что приведенные расчеты являются достаточно условными, потому как на фактические величины может влиять немалое количество факторов. Однако нельзя и не отметить то, что при проведении данного исследования, в рамках компаративного анализа данных крупнейшей по охвату страховой компании - ВТБ Медицинское страхование, было проведено эмпирическое сопоставление расчетных величин с

15 См.: Ст. 28, Федеральный закон от 29.11.2010 N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в

Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 06.12.2010, N 49, ст. 6422.

фактическими показателями. В этих целях использовались аналитические данные из консолидированной отчетности компании 16 и статистические данные Центрального Банка России.17 Максимальная погрешность при определении расчетного дохода составила 3,63 % от фактических величин.

Тем не менее рассчитанные величины отражают легитимный объем потенциальных операционных и административных затрат на обслуживание страховыми компаниями системы ОМС. Вне зависимости от индивидуального восприятия погрешности в расчетах, операционные издержки в 1,5 % от средств, предназначенных для целей финансирования медицинского обеспечения, свидетельствует против признания системы ОМС эффективной.

Вторая точка зрения - ОМС должна непосредственным образом функционировать так, чтобы делать медицинское обеспечение эффективным в целом. То есть не только в части вопросов финансового покрытия, но и в части эффективности процесса оказания медицинской помощи и качества медицинского обслуживания. И основная нагрузка в этом процессе ложится на частные институциональные субъекты финансового рынка - на страховые компании, чья функциональная роль, с принятием последнего Закона об ОМС, вышла за пределы ограниченные сугубо финансовым оперированием со средствами ОМС. 18 Что было обусловлено тем, что целевой задачей принятия этого нормативного акта, было стремление перевести взаимоотношения между страховыми медицинскими организациями и застрахованными лицами на принципиально иную основу. В плоскость, где за счет расширенных процессуальных обязанностей и материальных прав страховых компаний, ими будет осуществляться защита прав застрахованных лиц, проводиться контроль качества и объемов оказываемой им медицинской помощи, а также будет осуществляться сопровождение застрахованного лица в отношениях с медицинскими учреждениями на всех этапах оказания медицинской помощи [15, с. 6].

Для оценки эффективности системы ОМС, в части качества оказания медицинской помощи и медицинского обслуживания, трудно подобрать показатели, которые бы однозначно характеризовали медицинское обеспечение сепаратно от здравоохранения в целом. В целях анализа было отобрано несколько прямых и косвенных показателей, параметры которых приемлемы для оценки (табл. 3).

Таблица 3

Социально-экономические характеристики ситуации в сфере медицинского обеспечения

2010 2013 2016

Численность населения (млн человек)

- всего 142,9 143,7 146,8

- трудоспособного возраста 90,2 85,2 83,2

Заболеваемость застрахованных лиц

- кол-во случаев (млн) 226,2 234,3 237

- кол-во случаев на одно лицо 1,58 1,63 1,61

Нетрудоспособность застрахованных лиц

- кол-во случаев (млн) 21,42 21,18 19,53

- кол-во дней (млн) 296,03 289,26 263,62

16 Консолидированная финансовая отчетность ВТБ МС [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://vtbms.ru/o-nas/finreports/ (Дата обращения: 15.12.2018).

17 Центральный банк Российской Федерации: Статистические показатели и информация об отдельных субъектах страхового дела 2017 год. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cbr.ru/Collection/Collection/File/4609/2017_4.rar (Дата обращения: 15.12.2018).

18 См.: Ст. 39 и ст. 40, Федеральный закон от 29.11.2010 N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 06.12.2010, N 49, ст. 6422.

Вестник Евразийской науки 2018, №6, Том 10 ISSN 2588-0101

The Eurasian Scientific Journal 2018, No 6, Vol 10 https://esi.today

2010 2013 2016

- дней на одного трудоспособного лица 3,28 3,40 3,17

Расходы на оплату медицинских услуг (платные услуги)

- всего (млрд рублей) 250,47 416,23 572,45

- на одного застрахованного (рублей) 1753,4 2900,4 3902,8

Количество зарегистрированных случаев нарушения прав застрахованных лиц по ОМС

- по причине низкой доступности или качества медицинской помощи 723 976 2241

- связанных с отказом в оказании медицинской помощи 78 199 479

- связанных с нарушением права на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы 170 205 480

Составлено автором на основе данных Росстата19и Росздравнадзора20

Из приведенной таблицы видно, что общее количество случаев заболеваемости растет, однако ситуация представляется стабильной, если рассматривать ее в соотношении с численностью застрахованных лиц. Аналогичная картина наблюдается и в части нетрудоспособности граждан, когда они по медицинским причинам выпадают из экономического производства.

Вместе с тем крайне негативно с позиции эффективности ОМС, оцениваются факт роста расходов на оплату медицинских услуг и факт роста случаев нарушения прав застрахованных лиц в рамках действующей системы ОМС. Указанные факторы свидетельствуют против признания системы ОМС эффективной.

Подводя итоги исследования, можно однозначно заключить, что были подтверждены авторские тезисы касаемо деградации государственной социальной политики и упадка государственного управления в социальной сфере. Также был доказан тезис о сложности и неэффективности системы ОМС, в разрезе финансового обеспечения и качественных характеристик медицинской помощи. Система ОМС является затратной, сложной с позиции операционных и конструктивных аспектов, но самое главное она не в полной мере выполняет возложенные на нее задачи. При этом позиция государства в отношении социальной политики в целом, а также последние управленческие действия в сфере регулирования стратегических социальных вопросов не позволяют идентифицировать Россию де-факто как социальное государство.

ЛИТЕРАТУРА

1. Kling J., Sunshine R. Budgetary and Economic Effects of Repealing the Affordable Care Act [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.cbo.gov/sites/ default/files/114th-congress-2015-2016/reports/50252-effectsofacarepeal.pdf (Дата обращения: 15.12.2018).

2. Michael E. Martinez, Robin A. Cohen, Emily P. Zammitti. Health Insurance Coverage: Early Release of Estimates from the National Health Interview Survey [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.cdc.gov/nchs/data/nhis/earlyrelease/ insur201602.pdf (Дата обращения: 15.12.2018).

3. Uberoi N., Finegold K., Gee E. Health Insurance Coverage and the Affordable Care Act, 2010-2016 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://aspe.hhs.gov/ system/files/pdf/ 187551/ACA2010-2016.pdf (Дата обращения: 15.12.2018).

19 Здравоохранение в России. 2017: Стат. сб. / Росстат. - М., 2017. - 170 с.

20 Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения: Данные статистических наблюдений за осуществлением государственного контроля (надзора) в сфере здравоохранения [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.roszdravnadzor.ru/documents/ (Дата обращения: 15.12.2018).

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10. 11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

Brill, S. (2015) America's Bitter Pill: Money, Politics, Backroom Deals, and the Fight to Fix Our Broken Healthcare System. Random House. P.427.

Alonso-Zaldivar R. Skimpy insurance seen by Democrats as next health care issue. The Washington Times. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.washingtontimes.com/news/2015/may/25/skimpy-insurance-seen-by-democrats-as-next-health-/ (Дата обращения: 15.12.2018).

Tidwell, A. (2017) One Family Shares Its Obamacare Nightmare: 'These Are Facts' [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://dailycaller.com/2017/07/24/one-family-shares-its-obamacare-nightmare-these-are-facts/ (Дата обращения: 15.12.2018).

Singh R., Palosky C., Kaiser Health Tracking Poll: The Public's Views on the ACA [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.kff.org/interactive/kaiser-health-tracking-poll-the-publics-views-on-the-aca/ (Дата обращения: 15.12.2018).

Amy E. Lerman and Katherine T. McCabe, "Personal Experience and Public Opinion: A Theory and Test of Conditional Policy Feedback", The Journal of Politics 79, no. 2 (April 2017): 624-641.

Парфенов А.А. Парадоксы пенсионных маневров // Регионы России. - 2018. - № 147. - С. 44-46.

Парфенов А.А. Здоровое население - здоровая экономика // Регионы России. -2018. - № 148. - С. 52-53.

Школик О.А. Сравнительная характеристика основных моделей бюджетного федерализма в ракурсе их влияния на отрасль публичных финансов // Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования. - 2016. - № 4 (23). - С. 294-296.

Роик В.Д. Обязательное медицинское страхование: теория и практика. - М.: Дело и Сервис, 2013. - 208 с.

Финансы, денежное обращение и кредит: теоретическая модель, вызовы и перспективы развития [Текст]: монография / под ред. Е.Г. Князевой. - М.: Издательский дом Академии Естествознания, 2018. - 304 с.

Инвестиции: учебник / [Л.И. Юзвович и др.]; под ред. Л.И. Юзвович; М-во науки и высш. образования Рос. Федерации, Урал. федер. Ун-т. 2-е изд., испр. и доп. -Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2018. - 610 с.

Смолякова Т. Пациент стал центральной фигурой // Российская газета -Федеральный выпуск. № 5353 (274) от 3 декабря 2010 г. - С. 6.

Школик О.А. Становление бюджетного федерализма в условиях многонационального государства // Экономические и гуманитарные исследования регионов. - 2011. - №4. - С. 153-160.

Школик О.А. Бюджетный федерализм как структурный элемент федерализма // Вопросы экономики и права. 2011. №5. С. 170-174.

Shkolik Oleg Aleksandrovich

Ural branch of Russian academy of sciences, Yekaterinburg, Russia

Institute of economics E-mail: o.shkolik@mail.ru

Financial institutions and financial instruments: compulsory health insurance in the process of implementing the constitutional principles of the social state

Abstract. The article examines the problematic issues of medical care of the population in linkage with the category of "social state". Based on objective facts, the author gives a subjective assessment of the current situation in the domestic sphere of social security and social guarantees. The study covered in the article is based on a fundamental distinction between the categories of "health care" and "medical care", in connection with which a theoretical description and practical justification of their essential differences is given, the author's definition of the category "medical care" is given. Characterized the strategic role of medical care for the identification of Russia as a social state. The influence of the situation in the field of medical care on the national economy is substantiated. Consideration of the shortcomings in the organization of the national system of medical care and errors in matters of systematization and methodology of its financial coverage is implemented on the actual practical example of the reform of medical care in the USA. From the perspective of political-legal and socio-legal aspects, the difference in the construction of medical care in Russia and the United States is explored. The author reveals the functional purpose of compulsory medical insurance in the process of financial coverage of medical care. It analyzes the practical aspects of the organization and functioning of the domestic system of compulsory medical insurance, the functional role of health insurance organizations in the system, and also analyzes some of the differences between compulsory medical insurance and classical insurance. From the position of the strategic tasks assigned to the system of compulsory medical insurance, on the basis of various financial and statistical indicators, questions of its effectiveness are investigated. The issues of regulating the income of insurance companies in the framework of their operation in the system of compulsory health insurance are considered, on the basis of which the estimated income of insurance companies is determined.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: medical care; social state; compulsory medical insurance; financial institutions; financial instruments; compulsory health insurance fund; health care

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.