Научная статья на тему 'Финансовая стабильность и экономическое развитие'

Финансовая стабильность и экономическое развитие Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
5
2
Поделиться
Ключевые слова
ФИНАНСЫ / FINANCE / ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ / FINANCIAL STABILITY / ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ / ECONOMIC DEVELOPMENT / ИНВЕСТИЦИИ / INVESTMENT / НОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ФУНКЦИИ / NEW FINANCIAL FUNCTIONS

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Галазова С.С.

В статье показаны текущие противоречия в развитии финансового и реального секторов российской экономики в преддверии грядущего процесса социально-экономической трансформации. Ограниченность инвестиционных кредитов при достигнутой высокой стабильности финансового сектора порождает системное противоречие развития. В настоящее время до девяноста процентов всех инвестиций не имеет воспроизводственного характера и практически не представляет собой инновационный и трансформационный ресурс. Такие общие характеристики финансовой системы с позиций воспроизводственных критериев объективно ставят вопрос о соответствии реального содержания финансовых отношений современным вызовам социально-экономического развития. В качестве предложения по решению сложившейся проблемы, в статье предлагается определить новые функции финансов, которые бы отвечали наиболее вероятным требованиям цифровой трансформации экономического развития, функции государственного строительства, предпринимательская и социальная.The article shows the current contradictions in the development of the financial and real sectors of the Russian economy in anticipation of the coming process of socio-economic transformation. The limited investment credits at the achieved high stability in the financial sector creates systemic contradiction development. Currently, up to ninety percent of all investments has reproductive nature and virtually constitutes an innovation and transformation resource. Such General characteristics of the financial system of the circular criteria objectively raise the question of accordance of the actual content of the financial relations current challenges for socio-economic development. As proposals to solve existing problems, the article proposes to define a new function of Finance, which would meet the most probable needs of the digital transformation of the economic development functions of state-building, entrepreneurial and social.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Финансовая стабильность и экономическое развитие»

Галазова С.С., д.э.н., профессор, профессор кафедры экономики и предпринимательства Северо-Осетинского государственного университета им К.Л. Хетагурова E-mail: kafedra2013@qip.ru

ФИНАНСОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

В статье показаны текущие противоречия в развитии финансового и реального секторов российской экономики в преддверии грядущего процесса социально-экономической трансформации. Ограниченность инвестиционных кредитов при достигнутой высокой стабильности финансового сектора порождает системное противоречие развития. В настоящее время до девяноста процентов всех инвестиций не имеет воспроизводственного характера и практически не представляет собой инновационный и трансформационный ресурс. Такие общие характеристики финансовой системы с позиций воспроизводственных критериев объективно ставят вопрос о соответствии реального содержания финансовых отношений современным вызовам социально-экономического развития.

В качестве предложения по решению сложившейся проблемы, в статье предлагается определить новые функции финансов, которые бы отвечали наиболее вероятным требованиям цифровой трансформации экономического развития, -функции государственного строительства, предпринимательская и социальная.

Ключевые слова: финансы; финансовая стабильность; экономическое развитие; инвестиции; новые финансовые функции.

Galazova S.S.

FINANCIAL STABILITY AND ECONOMIC DEVELOPMENT

The article shows the current contradictions in the development of the financial and real sectors of the Russian economy in anticipation of the coming process of socio-economic

transformation. The limited investment credits at the achieved high stability in the financial sector creates systemic contradiction development. Currently, up to ninety percent of all investments has reproductive nature and virtually constitutes an innovation and transformation resource. Such General characteristics of the financial system of the circular criteria objectively raise the question of accordance of the actual content of the financial relations current challenges for socio-economic development.

As proposals to solve existing problems, the article proposes to define a new function of Finance, which would meet the most probable needs of the digital transformation of the economic development functions of statebuilding, entrepreneurial and social.

Keywords: finance; financial stability; economic development; investment; new financial functions.

Основные проблемы развития финансовых отношений в настоящее время непосредственно увязываются с вопросами предстоящей трансформации социально-экономического развития, которая стала неизбежной в силу нарастающего распространения цифровых технологий. По сути дела, финансовая система становится важнейшим инструментом не просто экономического развития, в качестве которого ее принято воспринимать последние столетия, а инструментом глубокой общественной трансформации. Соответственно, возникают проблемы определения ее нового содержания на современном этапе. В частности, все острее проявляет себя противоречие финансовой стабильности и экономического развития в современных трансформационных условиях.

Характерным в данном контексте является достижение высокой стабильности российской финансовой системы при явных ограничениях потенциала экономического развития. Так, с начала текущего года российская экономика вышла из достаточно затяжной рецессии и стала демонстрировать восстановительный рост. Однако ряд негативных факторов продолжает действовать, вероятность чего еще в прошлом году отмечалась на страницах научной печати [1].

По данным Росстата, в первом полугодии 2017 года в целом по базовым видам экономической деятельности индекс выпуска товаров и услуг достиг отметки в 102,4 процента относительно соответствующего периода 2016 года, а по июню месяцу - 104,8 процента [12]. Однако в октябре соответствующие показатели рассматриваемого индекса составили соответственно только 102,0 и 100,5 процента [13]. Это в общем, а по отдельным направлениям имеет место, например, остановка роста в целом в промышленных отраслях, а в некоторых из них даже существенный спад - более 9 процентов в металлургии.

Судя по оперативной статистике Министерства экономического развития Российской Федерации, рост валового внутреннего продукта в третьем квартале составил 1,8 процента против 2,5 процента по второму кварталу, а в октябре вообще оказался на уровне 1,0 процента. Это, как признают в министерстве, оказывается ниже и ожиданий рынка, и ранее дававшегося прогноза самого Минэкономразвития. При этом отмечается действие ряда факторов, сдерживающих экономический рост, которые носят временный характер. Это -договоренности со странами ОПЕК по продлению ограничений добычи нефти, недостаточная кредитная активность банков, спад в отдельных отраслях обрабатывающей промышленности [6].

Данные факторы рассматриваются как временно действующие, но если на них посмотреть с позиций системного взаимодействия финансового и реального секторов экономики, то возникают вопросы, почему их действие не оказалось нивелированным. Именно отсутствие последнего эффекта вызывает определенные сомнения в качестве и устойчивости сформированного роста национальной экономики России. В данном случае, на наш взгляд, следует особое внимание обратить на специфику финансового сектора.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

После глобального финансового кризиса 2008 года учеными и специалистами ставились определенные задачи по реформированию организации и управления отечественными финансами. В частности, гово-

рилось о необходимости существенного снижения доли американского доллара в валютных резервах страны в условиях ожидавшегося тогда обвала так называемой «долларовой финансовой пирамиды». Кроме того, активно продвигалась, в том числе и на правительственном уровне, идея создания в нашей стране самостоятельного международного финансового центра, что могло значительно повысить самодостаточность и независимость принимаемых решений монетарными властями. В результате открывалась возможность снижения рисков больших потерь из-за процессов в глобальной валютно-финансовой системе [3]. Однако подобным наработкам не суждено было воплотиться в финансовую практику, и начавшиеся с 2014 года западные экономические санкции существенно отразились на курсе национальной валюты и на функциональности банковской системы.

Несмотря на это, состояние российской финансовой системы в настоящее время определяется как исключительно стабильное. Согласно информационно-аналитическим материалам Банка России [11], во-первых, последовательно снижается кредитный риск, который был главной проблемой банковского сектора в последние годы, в силу сокращения удельного веса просроченных задолженностей. Во-вторых, риски ликвидности характеризуются весьма приемлемыми как по показателям хорошего выполнения нормативов ликвидности, так и по наличию валютной ликвидности, вполне достаточной для покрытия имеющихся обязательств. В-третьих, практически восстановлен уровень прибыльности банковской деятельности при снижении маржи по новым кредитам и росте чистых процентных доходов, что в совокупности позволяет при активном расширении портфеля кредитов обеспечивать его качественное улучшение.

В карте рисков российского финансового рынка и банковского сектора практически все существующие риски квалифицируются как находящиеся на границе так называемых «желтой» и «зеленой» зон и преимущественно внутри «зеленой» зоны.

Это дополнительно указывает на отсутствие каких-либо серьезных системных рисков.

И на таком фоне финансовой стабильности оказывается явная нехватка инвестиций для поддержания и так достаточно скромных темпов восстановительного роста национальной экономики. В уже упоминавшемся бюллетене Минэкономразвития указывается, что во втором квартале 2017 года экономический рост обеспечивался преимущественно за счет расширения инвестиционного спроса при темпах роста инвестиций в основной капитал в 6,3 процента. А в третьем квартале 2017 года эти темпы инвестиций сократились до 3,1 процента, и экономический рост стал в основном обеспечиваться ростом потребительского спроса. Такая ситуация определяется как «ребалансировка» спроса и рассматривается в качестве положительного, хотя и специфического, фактора дальнейшего роста российской экономики.

Вместе с тем авторы совместного обзора РАНХиГС и Института Гайдара [10], хотя и принимают факт происходящей эффективной адаптации предприятий к изменениям спроса, но усматривают в происходящем достаточно серьезную проблему. Если в 20152016 гг. предприятия уверенно контролировали баланс спроса и предложения и осуществляли адекватную политику в области управления издержками, прежде всего заработными платами, то резко возросшая инвестиционная активность в первой половине текущего года происходила на фоне роста заработной платы и снижения прибыли. По сути дела, промышленные предприятия снова оказались в состоянии роста издержек. Поэтому происходящие изменения в замещении потребительским спросом спроса инвестиционного не станут драйвером экономического роста в 2018 году.

Особое внимание авторы рассматриваемого обзора уделяют наметившейся тенденции расширения выдачи новых кредитов, что отражается в возобновившемся росте кредитной задолженности корпоративных клиентов, которая в текущем году выроста на 4,1 процента против прошлогоднего сокращения на 0,1 процента. В результате совокупный объем кредитной задолженности

российских предприятий и организаций перед банковским сектором составил на 1 ноября 2017 года 29,1 трлн руб., или почти треть валового внутреннего продукта.

Вместе с тем в банковской сфере стало расти отношение формируемых резервов на возможные потери к общему объему выдаваемых кредитов. Данный процесс непосредственно был обусловлен необходимостью санации таких крупных участников, как ФК «Открытие» и Бинбанк. В целом это свидетельствует о наличии значительной доли «плохих» кредитов в банковском секторе, что по факту становится существенным ограничителем столь нужного для экономики страны расширения банковского кредитования.

Таким образом, следует констатировать отсутствие единой трактовки происходящих событий в реальном и финансовом секторах российской экономики. Недостаточная определенность по характеристике экономических и финансовых процессов является определенной угрозой в контексте формирования инструментов необходимой социально-экономической трансформации. Более того, ограниченность инвестиционных кредитов при достигнутой высокой стабильности финансового сектора порождает системное противоречие развития, которое должно получить свое разрешение.

В ряде случаев причина сложившего положения дел усматривается в глобальных тенденциях, обусловленных сохранением прежних механизмов наднационального регулирования, практически не изменившихся после глобального финансового кризиса. С одной стороны, подчеркивается, что уроки кризиса так до конца и не учитываются в настоящее время, а с другой стороны отмечается, что финансовая и монетарная политики, осуществляемые в развитых странах мира, в реальности создают те же самые предпосылки для финансового кризиса, как и в начале столетия. Поэтому главное - это исключить дополнительные риски в финансовой сфере [7].

Особое внимание уделяется вопросам функционирования международных центров по оказанию финансовых услуг и расширению практики так называемого финансового аутсорсинга. В этих процессах сформирова-

лась тенденция специализации финансовых услуг и активное их делегирование аутсор-синговым структурам, что в итоге усиливает глобальный характер финансов и повышает риски как глобального, так и регионального хозяйственного развития [9]. Но в данном случае, по нашему мнению, имеет место все-таки проблема расширения практического применения инструментов и механизмов глобального финансового управлении в контексте поддержки экономического роста. При этом нового содержания финансовых отношений в теоретико-методологическом контексте не рассматривается.

Достаточно внимательно исследуется проблема нового наполнения макроэкономической политики в посткризисном развитии. Предлагается переориентировать предпочтения макроэкономического регулирования на финансовые аспекты. Представляется возможным сформировать новую подсистему антициклического воздействия на хозяйственную и рыночную конъюнктуру [8]. Однако не ясно, как все это сможет эффективно воздействовать на деловую активность, что особенно требуется повышать в трансформационных условиях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При этом в большинстве подходов деловая активность всегда непосредственно

увязывается с инвестиционными процессами. Именно в инвестиционной сфере заключается один из основных факторов перехода российской экономики к цифровым основам [2]. Также инвестиционным процессам отдается приоритет и в вопросах уточнения роли государства на современном этапе [16]. В том числе и в контексте длинных циклов воспроизводства [4] и новых вариантов развития бюджетных отношений [14].

В качестве интересного предложения стоит отметить подход, рассматривающий сложное влияние, которое оказал глобальный финансовый кризис на важнейшие воспроизводственные сектора - инновационный и оборонно-промышленный. Именно в этих секторах могут реально формироваться предпосылки нового экономического уклада. Поэтому предлагается интересный вариант проактивной государственной политики, направленной на осуществление эффективного перехода к инновационному экономическому росту национальной экономики [5]. Но в любом случае цифровые технологии требуют существенного увеличения инвестиционных ресурсов, для чего и потребуется новый подход к развитию финансового сектора.

Таблица 1 - Инвестиции в основной капитал в Российской Федерации

по видам основных фондов (в фактически действовавших ценах)

| 2000 | 2005 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016

миллиардов рублей

Инвестиции в основной капитал-всего 1165,2 3611,1 9152,1 11035,7 12586,1 13450,2 13902,6 13897,2 14639,8

в том числе:

Жилища 132,0 434,2 1111,7 1395,6 1533,7 1681,5 2014,4 2172,8 2254,3

здания (кроме жилых) и сооружения 502,2 1460,2 3962,8 4776,8 5560,2 5582,7 5665,3 6069,1 6618,1

машины, оборудование, транспортные средства 426,6 1484,0 3472,7 4185,6 4731,6 5212,8 5052,0 4375,1 4480,7

прочие 104,4 232,7 604,9 677,7 760,6 973,2 1170,9 1280,2 1286,7

в процентах к итогу

Инвестиции в основной капитал-всего 100 100 100 100 100 100 100 100 100,0

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

в том числе:

Жилища 11,3 12,0 12,2 12,7 12,2 12,5 14,5 15,6 15,4

здания (кроме жилых) и сооружения 43,1 40,4 43,3 43,3 44,2 41,5 40,8 43,7 45,2

машины, оборудование, транспортные средства 36,6 41,1 37,9 37,9 37,6 38,8 36,3 31,5 30,6

прочие 9,0 6,5 6,6 6,1 6,0 7,2 8,4 9,2 8,8

* таблица составлена на основе данных Федеральной службы государственной статистики: http://www.gks.ru/ wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/investment/nonfinancial/# (дата обращения 2.12.2017)

Достаточно внимания уделяется вопросам непосредственного развития финансовых рынков, в частности, изучению влияния дивергенции финансовых рынков и реального сектора. В условиях сохраняющихся рисков глобального финансового кризиса это может реально показать критические изменения трендов [15].

Однако в вопросах взаимодействия финансового и реального секторов национальной экономики в условиях трансформации национального хозяйства, полагаться в основном на признаки изменения трендов рынков представляется недостаточно содержательным.

На наш взгляд, основную причину сформировавшегося в российской экономике противоречия между финансовой стабильностью и сжатием инвестиционных кредитных ресурсов во многом надо искать в специфике содержания самой финансовой сферы.

Прежде всего следует обратить внимание на приоритетные направления инвестиций в основной капитал по их видам (табл. 1). Как видно из данных таблицы,

почти две трети инвестиций в основной капитал в нашей стране сосредоточены в недвижимости - жилой и производственной. Эта доля в последние годы последовательно росла. В такой ситуации получается, что основная часть инвестиций в основной капитал не может использоваться для целей экономической трансформации и соответственно сжимает ее потенциал.

С другой стороны, вся совокупность финансовых и нефинансовых инвестиций имеет явную асимметрию в сторону краткосрочных финансовых вложений (табл. 2). Непосредственного наблюдения отечественная статистика по данной совокупности не ведет. Но с учетом того, что под финансовыми вложениями методически рассматриваются инвестиции в государственные и муниципальные ценные бумаги, ценные бумаги других организаций, вклады в уставные капиталы других организаций, предоставленные другим организациям займы, депозитные вклады в кредитных организациях и пр., то появляется возможность интересующего нас сопоставления.

Таблица 2 - Показатели инвестиций в финансовые и нефинансовые активы в Российской Федерации в 2010-2015 гг.

_(в фактически действовавших ценах)_

2010 2014 2015

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

миллиардов рублей

всего 50427,0 92507,0 141010,8

инвестиции в основной ка-питал-всего 9152,1 13902,6 13897,2

финансовые вложения - всего 41274,9 78604,4 127113,6

в том числе долгосрочные краткосрочные долгосрочные краткосрочные долгосрочные краткосрочные

4897,3 36377,6 9805,4 68798,9 13804,1 113309,5

В процентах

всего 100 100 100

долгосрочные финансовые вложения 9,8 10,6 9,8

инвестиции в основной капитал 18,2 15,0 9,9

краткосрочные финансовые вложения 72,1 74,4 80,4

* Таблица составлена и рассчитана по: Российский статистический ежегодник.- 2016.- Стат.сб./Росстат.- М., 2016. - С. 594; данным таблицы 1.

В итоге получается, что до 90 процентов всех инвестиций не имеет воспроизводственного характера и практически не представляет собой инновационный и трансформационный ресурс. Такие общие характеристики финансовой системы с позиций воспроизводственных критериев объективно ставят вопрос о соответствии реального содержания финансовых отношений современным вызовам социально-экономического развития.

Как известно, современный рыночный инвестиционный механизм предполагает, во-первых, систему стимулов к использованию свободных средств для расширения существующего капитала непосредственно на уровне предпринимательства. Во-вторых, отработана совокупность инструментов макроэкономической государственной финансовой политики, в рамках которой инвестиции мотивируются не только перспективами прибыли, но и формируются по критериям воспроизводственной эффективности национального экономического развития.

При этом следует учитывать, что сложившееся противоречие финансовой стабильности и экономического развития не объясняется традиционными кейнсиан-скими и монетарными подходами во множестве их современных модификаций. Но при этом усиливается требование максимального использования инвестиционных ресурсов для перспективного экономического развития активно подчеркивается в современных исследованиях [17]. Поэтому в настоящее время целесообразно вернуться к трактовке основного содержания финансов в силу изменяющихся социально-экономических условий.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Традиционно под финансами понимается система сложившихся и функционирующих в обществе экономических отношений по формированию и использованию фондов денежных средств, а также солидарного целевого использования денежных средств различными субъектами.

Самыми характерными чертами современных финансов являются: денежная форма; распределительный характер отношений; использование созданного про-

дукта через создание финансовых ресурсов; целевое предназначение. При этом сущность финансов раскрывается через их функции. Наиболее распространена версия двух функций - распределительной и контрольной с определенными модификациями по количеству и направленности.

Такой наиболее распространенный подход в целом соответствовал рыночным требованиям на протяжении многих столетий, обеспечивал как функционирование экономических систем, так и их реформирование. Однако в настоящее время сформировались новые вызовы трансформации рыночных, индустриальных и постиндустриальных основ экономического развития, реализовать которые возможно только при использовании новых подходов к сущности финансовых отношений.

Поэтому наиболее целесообразно выделить такие функции, которые бы отвечали наиболее вероятным требованиям цифровой трансформации экономического развития.

Во-первых, функция государственного строительства.

Во-вторых, предпринимательская функция.

В-третьих, социальная функция.

Ранее использовавшиеся распределительная и контрольная версии последовательно будут адаптированы в качестве инструментов реализации новых функций финансовой системы.

Таким образом, обновленное содержание финансовой системы должно стать важной предпосылкой социально-экономической трансформации, которая позволит преодолеть ограничения современного противоречия финансовой стабильности и экономического развития.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Аганбегян А.Г. Экономика России: от стагнации к рецессии // Деньги и кредит. - 2016. - № 5. - С. 10-20.

2. Акиндинова Н., Кузьминов Я., Ясин Е. Экономика России: перед долгим переходом // Вопросы экономики. - 2016. -№ 6. - С. 5-35.

3. Глазьев С.Ю. Кризис глобальной финансовой системы: угрозы и возможности

для России // Финансовая аналитика: проблемы и решения. - 2008. - № 10. - С. 2-10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Гринберг Р.С. Состояние и перспективы экономики современной России. Осмысливая роль государства в экономике // Кондратьевские волны. - 2016. - № 5. -С. 109-130.

5. Дятлов С.А., Селищева Т.А. Регулирование экономики в условиях перехода к инновационному развитию. - М.: ИН-ФРА-М, 2016. - 246 с.

6. Картина экономики в октябре 2017 года. Бюллетень Министерства экономического развития Российской Федерации от 4 декабря 2017 года. - URL: http://economy .gov.ru/minec/about/structure/ depmacro/201704121# (дата обращения: 5.12.2017).

7. Киюцевская А., Трунин П. Эволюция глобального регулирования: усвоены ли уроки мирового финансово-экономического кризиса? // Экономическое развитие России. - 2016. - Т. 23. -№ 9. - С. 48-52

8. Кремповая Н.Л., Тарноруцкая А.Л. Финансовая политика в условиях глобального экономического кризиса // Бюллетень науки и практики. - 2016. - № 10. - С. 193196.

9. Лактионова О.Е. Глобальный финансовый аутсорсинг как фактор развития экономики // Финансовая аналитика: проблемы и решения. - 2016. - № 3 (285). -С. 15-27.

10. Мониторинг экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития / Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара ; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. -2017. - № 21 (59). - 27 с. - URL: http://www.iep.ru/files/text/crisis_monitoring/ 2017_21-59_December.pdf (дата обращения: 5.12.2017).

11. Обзор финансовой стабильности. Центральный банк Российской Федерации, 2017. - № 2. - URL: http://www.cbr.ru/publ/?PrtId=stability (дата обращения: 05.12.2017).

12. Социально-экономическое положение России (январь-июнь 2017 г.) / Федеральная служба государственной статистики (Росстат). - URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/social/ osn-06-2017.pdf (дата обращения: 5.12.2017).

13. Социально-экономическое положение России (январь-октябрь 2017г.) / Федеральная служба государственной статистики (Росстат). - URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/social/ osn-10-2017.pdf (дата обращения: 5.12.2017).

14. Татуев А.А., Шаш Н.Н., Бородин А.И. Проблема перехода на программный бюджет: новые вызовы бюджетной политике России // Финансы и кредит. -2014. - № 14 (590). - С. 2-10.

15. Чепурко В.В. Дивергенция финансовых рынков и реального сектора экономики как фактор риска глобального финансового кризиса // Научный вестник: Финансы, банки, инвестиции. - 2016. -№ 2 (35). - С. 142-149.

16. Черковец О.В. Еще раз о роли государства в современной экономике // Вестник Международного института менеджмента ЛИНК. - 2016. - № 13 (42). -С. 66-72.

17. Ясин Е. Развитие постсоветской экономики: из прошлого в будущее // Вопросы экономики. - 2017. - № 6. - С. 3-12.

BIBLIOGRAPHIC LIST

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Aganbegyan A.G. Russia's Economy: from stagnation to recession // Money and Kredit. - 2016. - №. 5. - P. 10-20.

2. Akindinova H., Kuzminov Y., Ya-sin E. Russia's Economy: prepare for a long transition // Economics. - 2016. - №. 6. -P. 5-35.

3. Glazyev S.Yu. the Crisis of the global financial system: threats and opportunities for Russia // Financial Analytics: problems and solutions. - 2008. - № 10. - P. 2-10.

4. Grinberg R.S. the State and prospects of economy of modern Russia. Understanding the role of the state in the economy // Kon-dratieff wave. - 2016. - № 5. - P. 109-130.

5. Dyatlov S.A., Selishcheva AT. Regulation of economy in conditions of transition

to innovative development. - M.: INFRA-M,

2016. - 246 p.

6. The economy in October 2017. Bulletin of the Ministry of economic development of the Russian Federation of 4 December

2017. - URL: http://economy.gov.ru/minec/ about/ structure/depmacro/201704121# (date accessed: 5.12.2017).

7. Kiyutsevskaya A., Trunin P. Evolution of global regulation: lessons lessons from the global financial and economic crisis? // Russia's economic development. - 2016. -T. 23. - № 9. - P. 48-52.

8. Krenova N.L., Tarnorutskaya A.L. Financial policy in conditions of global economic crisis // the Bulletin of science and practice. - 2016. - № 10. - P. 193-196.

9. Laktionova O.E. Global financial outsourcing as a factor of economic development // Financial Analytics: problems and solutions. - 2016. - № 3 (285). - P. 15-27.

10. The monitoring of the economic situation in Russia: trends and challenges for socio-economic development. - 2017. - № 21 (59) / The economic policy Institute named E.T. Gaidar, the Russian Academy of national economy and state service under the President of the Russian Federation. - 27 c. - URL: http://www.iep.ru/files/text/crisis_monitoring/ 2017_21-59_December.pdf (date accessed: 5.12.2017).

11. The financial stability review. The Central Bank of the Russian Federation, 2017. -№ 2. - URL: http://www.cbr.ru/publ/ ?PrtId=stability (date accessed: 05.12.2017).

12. The socio-economic situation in Russia (January-June 2017) / Federal state statistics service (Rosstat). -http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/social/ osn-06-2017.pdf (date accessed: 05.12.2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. The socio-economic situation in Russia (January-October 2017) / Federal state statistics service (Rosstat). - URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/social/ osn-10-2017.pdf (date accessed: 05.12.2017).

14. Tatuev A.A., Shash N.N., Borodin A.I. the Problem of transition to the program budget: new challenges for fiscal policy in Russia // Finance and credit. - 2014. -№ 14 (590). - P. 2-10.

15. Chepurko V.V. Divergence of financial markets and the real economy as the risk factor of the global financial crisis // Scientific Bulletin: Finance, banks, investments. - 2016. - № 2 (35). - P. 142-149.

16. Cherkovets O.V. Once again about the role of the state in the modern economy // Vest-nik of the International Institute of management LINK. - 2016. - № 13 (42). - P. 66-72.

17. Yasin E. Development of postSoviet economy: from past to future // Problems of Economics. - 2017. - № 6. - P. 3-12.