Научная статья на тему '«Философствующая братия»: процесс по делу диссидентской «Группы М. М. Молоствова»'

«Философствующая братия»: процесс по делу диссидентской «Группы М. М. Молоствова» Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
142
30
Поделиться
Ключевые слова
ДИССИДЕНТЫ / «ГРУППА М. М. МОЛОСТВОВА» / СТУДЕНТЫ / "ОТТЕПЕЛЬ" / ДВОЕМЫСЛИЕ / M. MOLOSTVOVE’S DISSIDENT GROPE / THE “THAW”

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Конохова Анастасия Сергеевна

Автор статьи на примере одной диссидентской группы показывает некоторые особенности развития инакомыслия в СССР в 1956–1958 гг. Для анализа процессов, протекавших в обществе, в статье используются мемуары, интервью с участниками событий и их родственниками, а также копии материалов уголовного дела.

“Philosophizing fraternity”: criminal trial of M. Molostvove’s dissident group

The author demonstrates peculiarity of nonconformity in USSR in 1956– 1958 with an example of one particular dissident group. To analyze processes flowed in a society the author uses memories, interviews with actors of those events and their relatives and copy of criminal case.

Текст научной работы на тему ««Философствующая братия»: процесс по делу диссидентской «Группы М. М. Молоствова»»

«ФИЛОСОФСТВУЮЩАЯ БРАТИЯ»:

ПРОЦЕСС ДИССИДЕНТСКОЙ «ГРУППЫ М. МОЛОСТВОВА»

Фигурантами уголовного дела, о котором пойдет речь, были четыре молодых специалиста, все выпускники 1957-1958 гг. Ленинградского государственного университета. Еще в студенческие годы у них сформировалось мнение о советской действительности, отличное от официальной пропаганды. Пытаясь найти пути решения проблем, они обсуждали возможность создания некоего тайного объединения, за что были осуждены на длительные сроки заключения. Для истории судьба этих людей и их друзей, по счастливой случайности не попавших под репрессивную машину, интересна своей типичностью. Анализируя их поведение и взгляды, а также отношение к ним со стороны власти и карательных органов, можно составить представление о мировосприятии советской молодежи поколения «шестидесятников» и о природе режима, который утвердился в СССР после смерти И. В. Сталина.

Группа однокурсников философского факультета Ленинградского государственного университета, среди которых было примерно 8 человек, образовали в 1956 г. кружок. Под кружком понимаются встречи студентов на квартирах, в свободных аудиториях, кафе, на которых собравшиеся обсуждали литературные новинки, вопросы истории, философию и политику. Сотрудники КГБ эти встречи именовали «сборищами». Кружок не имел никакой структуры и постоянного состава участников. На таких встречах друзья делились друг с другом мыслями относительно внутренней и внешней политики Советского Союза. М. М. Молоствов, самый активный среди единомышленников, написал работу «Statusquo», в которой попытался с позиций марксизма осмыслить сложившееся в стране положение. На «сборищах» Молоствов зачитывал цитаты из «Status quo», а некоторым товарищам дал почитать свой трактат. После XX съезда КПСС студенты, почувствовав некоторую свободу, начали активно выступать на

комсомольских конференциях и собраниях, в дискуссионных клубах, на заседаниях студенческого научного общества и т.д. Они требовали открытого обсуждения событий в Польше и Венгрии, отмены решений об А. Ахматовой и М. Зощенко, отмены обязательных аплодисментов после выступания Н. С. Хрущёва, гласности и т.п.1 В тот момент для них такие смелые выступления остались без серьезных последствий, так как после ХХ съезда власти на местах находились в растерянном состоянии, не зная, как вести себя в новых условиях «преодоления культа личности». Тем не менее, на заметку сотрудниками КГБ они были взяты. В 1957 г. возобновились аресты по политическим мотивам, под которые попали многие слишком смело выступавшие студенты. Это напугало членов кружка философов и заставило их вести себя осмотрительнее.

Окончив университет, большинство друзей были вынуждены разъехаться по разным городам Советского Союза. Тем не менее, некоторые продолжали общаться, в основном переписываясь друг с другом. В письмах они рассказывали о том неустройстве в советской глубинке, свидетелями которого им пришлось стать. Особенно активная переписка шла между Е. А. Козловым, Н. Д. Солохиным и М. М. Молоствовым. Остальные члены кружка, напуганные репрессиями 1957 г. или уйдя с головой в обустройство своей жизни, старались дистанцироваться от политических споров. Возникало у бывших однокурсников желание встретиться и обсудить все новости. Но «Съезд философствующей братии», как назвал эту запланированную встречу Козлов в одном из писем, не удался, так как все работали в разных местах и подстроить отпуска друг под друга не смогли. Летом 1958 г. в Ленинграде встретились Козлов, Молоствов и Гаранин. К этому моменту у Молоствова созрела идея создания подпольной группы: «Эта нелегальная группа, как мне мыслилось, должна была разработать наиболее актуальные политические вопросы для того, чтобы выработать общее мнение на существующее положение у нас в стране и совместно в коллективно выработанном документе обратиться к руководству партии и государства, противопоставить им свою точку зрения...»2. О своих планах Молоствов рассказал друзьям на встрече в Ленинграде и Солохину в письме от 9 апреля 1958 г.: «.В июле мы приедем в Питер. Нужно серьезно в узком кругу обсудить вечную проблему “Что делать?”. Пора уже толкам о демагогии противопоставить манифест самой партии.. .мы заявляем о разрыве с “боевым союзом единомышленников”, считаем себя не связанными его дисциплиной и обязу-

емся бороться с его руководством...Мы внутренне должны быть готовы идти до конца,. а для этой внутренней готовности нужно внешнее единство, организация с точно определенной задачей и путями ее решения»3. Солохин на письмо товарища не ответил. Гаранин же и Козлов дали согласие на участие в группе.

23 июля 1958 г. Козлов был арестован. Сотрудники КГБ заранее запланировали эту акцию, что подтверждает Постановление на арест Козлова, в котором он обвиняется в распространении антисоветских документов и в связи с Молоствовым, «предпринимающим действия по созданию антисоветской группы»4. Перед арестом был разыгран целый спектакль: на вокзале Козлов «случайно» встретил бывшего однокурсника, который радостно бросился его обнимать. Затем, уже в поезде, к Е. А. Козлову подошли два мужчины в штатском, обвинили его в краже чужой сумки и предложили предъявить вещи, в которых обнаружилась рукописная копия «Status quo». Козлов был снят с поезда и привезен в тюрьму на Литейный проспект5.

В следующие несколько дней прошли обыски у выпускников философского факультета, замеченных в связях с Молоствовым. Арестованы были те, у кого нашли «Status quo»: Гаранин, Солохин и сам Молоствов. Они и стали участниками процесса «группы Молоствова».

Михаил Михайлович Молоствов родился в 1934 г. В десятом классе Михаил Молоствов попытался отправить письмо И.В. Сталину, упрекая его в том, что он «сменил солдатскую шинель на мундир генералисси-муса»6. В 1952 г. Молоствов поступил на философский факультет Ленинградского государственного университета. Он проявил себя не только как способный ученик, но и как активный комсомольский работник: «На курсе был секретарем курсового бюро ВЛКСМ I курса, на III курсе членом курсового бюро, на IV курсе членом совета СНО факультета. В общественную работу тов. Молоствов вкладывал все свои силы и знания, за что пользовался большим уважением студентов факультета. На III, IV, V курсах был именным стипендиатом. Работал в редакции факультетской газеты “За овладение марксизмом”, в редакции “молнии”, в редакции бюллетеня СНО. Часто сам писал статьи на научные и общественные темы. Читал лекции на антирелигиозные темы. Участвовал в летних студенческих стройках»7.

По свидетельству самого Молоствова, «антисоветские взгляды» начали складываться у него в начале 1956 г.8 На этот период приходится

написание Михаилом Молоствовым работы «Status quo». В первой главе автор приходит к выводу, что культ личности возник в результате отступления от принципов, изложенных В. И. Лениным в «Государстве и революции», и что нарушение законности стало причиной возникновения сталинизма, а не наоборот9. Во второй главе выдвигается идея о том, что государство отомрет в случае введения выборности всех должностных лиц, их сменяемости и установлению заработной платы не выше средней зарплаты квалифицированного рабочего. Третья глава посвящена бюрократизации советской системы. В последней главе появились требования: «Восстановление власти Советов! Воссоздание ленинской партии! Рабочий контроль над производством. Демократия вместо бюрократии. Распределение только по труду.» и т.д.10 Молоствов считал, что «Советская власть как форма диктатуры пролетариата утратила свое значение, что она превратилась в формальный придаток бюрократического государственного аппарата, который не выражает интересы рабочих»11. Идеи М. Молоствова, изложенные им в «Status quo», абсолютно типичны для студенческой среды второй половины 50-х годов.Существовало всего четыре машинописных экземпляра «Status quo» и один — рукописный (переписал его Козлов). Первый экземпляр М.М. Молоствов подарил Н. Д. Солохину еще в 1956 г. Потом, испугавшись начавшихся репрессий против студентов, прекратил распространение статьи. Гаранин получил трактат только летом 1958 г., за шесть дней до ареста, и так его и не прочитал. Таким образом, широкой огласки идеи «Statusquo» не получили.

Но на этом «крамольные» поступки М. Молоствова не закончились: он выступил на общеуниверситетской комсомольской конференции в октябре 1956 г., требуя придания огласке событий в Польше и Венгрии, усиления борьбы с культом личности и т.д. После этого на комсомольском собрании факультета, имевшем целью осудить «ревизионистов» Молоствова и его товарищей, сумел склонить аудиторию на свою сторону и добился осуждения секретаря парторганизации. Самые крайние меры предлагалось принять против Молоствова на экстренном заседании парткома, но Молоствову на данном этапе удалось отделаться лишь утратой права на именную стипендию.

Окончив университет, Михаил Молоствов получил должность ассистента кафедры марксизма-ленинизма в Омском сельскохозяйственном институте. В это время он женился на своей единомышленнице Маргарите Муждаба.

Как уже говорилось ранее, М. Молоствов, проживая в Омске, вел активную переписку со своими товарищами, в том числе и на политические темы. Как выявило следствие, здесь он приступил к написанию «Тезисов о свободном государстве»12. В это же время у Молоствова возникла идея о необходимости создания нелегальной группы. Козлову он так объяснил свою позицию: «.нам необходимо переходить на нелегальную работу, так как мы открыто выступали и нас осудили»13. Группа должна была попытаться выработать научный взгляд на советскую действительность и с этих позиций уже искать решения проблем. «Работы мы планировали на года; через год должны были встретиться и обменяться своими достижениями», — свидетельствует Гаранин14.

Леонтий Яковлевич Гаранин родился в 1926 г.15 Гаранин участвовал в Великой Отечественной войне и получил следующие медали: «За отвагу», «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и «XXX лет Советской армии и флоту». Кроме того, он был членом партии с мая 1953 г. К 1956 г. у Л. Я. Гаранина сложился критический взгляд на советскую действительность, он участвовал в студенческих «сборищах» и, как указывалось в приговоре, «.предоставлял свою квартиру для проведения этих сборищ, при обсуждении выступал с антисоветских позиций»16. Тем не менее, Гаранин был осторожнее своих товарищей: он никогда не выступал с открытой критикой советской жизни. В университете он был на хорошем счету и у преподавателей, и у студентов. В подтверждение этого можно привести слова его бывшего однокурсника: «Гаранин с первого до последнего курса (лично для меня) по поведению на факультете, по отношению к учебе был.. .образцом, он организовывал комсомольские воскресники, патрули.»17. Окончив философский факультет в 1957 г., Леонтий Гаранин устроился преподавателем диалектического и исторического материализма в Ленинградскую высшую школу профдвижения ВЦСПС18.

Следствием было установлено: Леонтий Гаранин в кругу друзей говорил, что в Советском Союзе чрезмерно сильно развит бюрократизм, а рабочие не имеют никаких прав и отстранены от власти. Л. Я. Гаранина в основном волновало, что два ленинских положения — о зарплате чиновникам не выше средней заработной платы квалифицированного рабочего и о выборности всех должностных лиц — не выполняются.

Когда М. Молоствов предложил Л. Гаранину создать тайную группу, он охотно согласился участвовать в ней. На следствии Л. Гара-

нин сознался, что идеи о создании подпольного кружка приходили ему в голову уже давно, вне зависимости от Молоствова19. Говоря о планировавшейся с М. Молоствовым организации, Гаранин утверждал, что ее целью была не критика советской политики, а выработка научного взгляда на современную жизнь. Признавая тайность планировавшейся группы, Леонтий Гаранин заявлял, что в том случае, «если бы кто-либо использовал группу во враждебных интересах, мы оговаривали, что сразу пойдем в органы безопасности и раскроем нашу группу»20. План действий, согласно Л. Я. Гаранину, был следующим: участники группы должны разъехаться на год, в течение которого они будут много читать и изучать советскую жизнь. По истечении года они снова встретятся и поделятся друг с другом своими выводами.

Свое выступление в суде Л. Гаранин закончил так: «Я не участвовал ни в каких антисоветских, антиправительственных группах, наша группа такой не являлась, устав партии я для себя считаю обязательным»21.

Евгений Андреевич Козлов родился в 1933 г. Е. А. Козлов не был столь блестящим учеником, как М. Молоствов и остальные участники группы. Тем не менее, в университете он тоже был на хорошем счету: был членом СНО и ряда других научных кружков, получил грамоту ЦК ВЛКСМ за участие в летних студенческих стройках и грамоту Ленинградского Обкома ВЛКСМ за участие и организацию зимних агитпоходов по колхозам Ленинградской области; кроме того, он активно участвовал в организации и работе факультетского радиоузла, в художественном оформлении факультетской стенной печати, был лектором Ленинградского Горкома ВЛКСМ22.

Евгений Козлов признал на следствии, что, прочитав статью Моло-ствова, он подпал под ее влияние. Е. А. Козлов собственноручно переписал «Status quo» (24 печатных страницы) и активно его распространял (читал вслух в общежитии, давал читать знакомым).

Окончив университет, Козлов получил должность инспектора отдела труда и зарплаты Облпрофсоюза города Курган. Проживая в Кургане, Евгений Козлов начал активно заниматься самообразованием: «свою жизнь до этого я прожил “вертопрахом”, я понял, что нужно больше учиться и жить по-другому»23. Особое внимание Козлов уделил изучению работ В. И. Ленина. Его волновал все тот же вопрос: соотношение зарплаты служащих и зарплаты квалифицированных рабочих. Необходимо заметить, что, в отличие от своих единомышленников, Е. А. Козлов

осознавал большое влияние международной ситуации на положение в СССР. Как и многие другие, Евгений Козлов критиковал избирательную систему. Также он выступал за повышение зарплаты учителям, что позволило бы им «внимательнее относиться к учебному процессу».

Е. А. Козлов часто выступал на различных собраниях, отстаивая свои идеи. Например, после отстранения Н.Д. Солохина от должности секретаря комсомольского бюро, на XXV комсомольской конференции Ленинградского университета Е. Козлов выступил в его защиту24; на собрании парторганизации при Обкоме ВЛКСМ в 1958 г. Евгений Козлов заявил, что считает: в отношении профсоюзов советское руководство отошло от ленинских принципов25. Е. Козлов среди своих товарищей был самым неосторожным.

Свое выступление в суде Евгений Андреевич Козлов закончил следующими словами: «Я не считаю себя антисоветским человеком. Правило моей жизни - имя Ленина, его жизнь, являющаяся.. .примером борьбы за торжество идей коммунизма»26.

Николай Дмитриевич Солохин родился в 1930 г. В 1952 г. 22-летний Н. Д. Солохин поступил на философский факультет Ленинградского государственного университета. В 1955 г. Н. Д. Солохин перевелся на филологический факультет (отдел журналистики). Николай Солохин, обучаясь в университете, хорошо зарекомендовал себя: «Во время учебы Н. Д. Солохин проявил себя как способный студент, учился преимущественно на “отлично”. Тов. Солохин активно участвовал в общественной жизни факультета.В 1957 г. Солохину была объявлена благодарность кафедрой теории и практики советской печати за хорошее прохождение зимней практики в “Ленинградской правде”»27. Критическое отношение к советской действительности у Н. Д. Солохина появилось еще в первые послевоенные годы: он жил с матерью в деревне и видел, как людям трудно выжить в сложившихся условиях. Н.Д. Солохин пришел к выводу, что рабочий класс устранен от управления страной и не интересуется политической жизнью. «Все это, постепенно накапливаясь, создавало у меня впечатление неблагоприятности жизни. о. имеющих место в существующем у нас в стране порядке несправедливостях и неправиль-ностях»28. В целом Солохин соглашался с утверждениями и требованиями, выдвинутыми М. Молоствовым в «Status quo», но считал, что надо больше внимания уделять изучению экономических вопросов, причем делать это на профессиональном уровне. Н. Д. Солохин, как и его еди-

номышленники, осуждал избирательную систему. Анализирую сложившуюся в стране обстановку, Н. Д. Солохин пришел к выводу, что рабочему классу необходимо «идти в партию и бороться за свои интересы». В случае неудачи, следует «организовываться помимо» КПСС. Эти свои мысли Н. Д.Солохин записал в блокнот, что стало одним из доказательств «вины» Н. Д. Солохина29.

В 1956 г. на партийно-комсомольском активе Ленинградского государственного университета по итогам XX съезда КПСС он заявил, что «доклад Хрущёва хорош, но надо настоящую жизнь делать»30. Тогда это не имело серьезных последствий: на комсомольском активе филологического факультета Н. Солохин признал политически вредный характер своего выступления, он был снят с должности секретаря комсомольского бюро31, но за исключение Солохина из комсомола все бюро голосовать отказалось. На XXV комсомольской конференции университета М. Молоствов и Е.Козлов выступили в защиту Н. Солохина32. К пятому курсу Н. Солохин, по его собственному признанию, уже практически полностью отдалился от политических проблем и с головой ушел в литературу.

М. Молоствов рассчитывал встретиться с Н.Солохиным в Ленинграде летом 1958 г. и обсудить идею создания подпольной группы, но встреча не состоялась. Еще раньше, в апреле 1958 г., М. Молоствов написал другу письмо, в котором говорил о своих мыслях по поводу организации кружка. Н.Д. Солохин на это письмо не ответил. Сейчас, спустя 50 лет, на вопрос, дал ли бы он согласие Молоствову на участие в подпольном кружке в случае личной беседы, Солохин отвечает: «Да, обязательно согласился бы. Это независимо от политики. Вы знаете, у Молоствова много грехов и недостатков, но он такой порядочный человек. Второе очень важное обстоятельство, что Молоствов по настоящему занимался философией, а не просто читал и сдавал. Но и потом — душевная преданность. Я всегда искал такую среду»33.

Еще один член «группы Молоствова» — это Маргарита Мустафьевна Муждаба. Она училась вместе с М. Молоствовым и его единомышленниками на одном курсе, активно участвовала в студенческих встречах, интересовалась политикой. Сотрудники КГБ установили, что Муждаба подлежит привлечению к уголовной ответственности: она была осведомлена об антисоветской деятельности мужа, разделяла его взгляды, принимала участие в размножeнии«Status quo». Но, «учитывая, что она страдает пороком сердца и находится в состоянии беременности», в воз-

буждении уголовного дела против нее было отказано34. По словам Екатерины Михайловны Молоствовой, ее родители до сих пор вспоминают с благодарностью того прокурора (Рогова. — А. К.), который не дал санкции на арест Муждаба.

Над участниками «группы Молоствова» проходило два судебных процесса. Первый суд состоялся в октябре 1958 г. Атмосфера во время судебных заседаний была достаточно разряженная. Н. Д. Солохин вспоминает: «.судья задаст кляузный вопрос и покраснеет и ждет, как отвечать будут, и когда хорошо отвечали, она улыбалась»35. Все участники отрицали свою виновность, заявляя, что их взгляды вполне соответствуют духу XX съезда. В итоге М. М. Молоствов и Л. Я.Гаранин были осуждены на 5 лет, Н. Д. Солохин — на 4, а Е. А. Козлов — на 3 года заключения. Но затем постановлением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР приговор был отменен. В Кассационной жалобе прокурор так обосновал свою позицию: «Молоствов, Гаранин, Козлов и Солохин окончили философский факультет Ленинградского государственного университета им. А. А. Жданова и находились на идеологической работе. Молоствов, будучи ассистентом кафедры марксизма-ленинизма в Омском сельскохозяйственном институте, в своих лекциях студентам пропагандировал ревизионистские взгляды марксизма-лени-низма»36. Приговор, вынесенный в октябре 1958 г. участникам процесса, для 50-х гг. был очень мягким. В 1957-1958 гг. за ревизионизм, еще и с попыткой создания подпольной организации, осуждали на 7-10 лет (например, группа Трофимова, группа Краснопевцева, группа Вайля). Вполне возможно, что столь «лояльный» приговор связан с инициативой судьи: как правило «сверху» исходили только общие указания, а конкретные сроки действительно назначал суд.

Второй раунд судебных заседаний проходил в декабре того же года. Атмосфера изменилась: «Новое разбирательство проходило в жестком режиме. Председательствовавший и народные заседатели. в новом слушании заменены другими — и уже не улыбались нам. И судья, разумеется, был иной: невнимательный, резкий, угрюмый»37. Да и подсудимые вели себя более вызывающе: Гаранин и Молоствов, переговариваясь путем перестукивания, пришли к выводу, что началась реставрация сталинизма и что терять им, кроме чести, уже нечего. По новому приговору Молоствов и Солохин были осуждены на 10 лет, Гаранин — 8, а Козлов — 6 лет. Но теперь приговор оказался слишком жестоким (тем более

приближалось время изменения уголовного кодекса и снижения максимального срока заключения за антисоветскую агитацию и пропаганду до

7 лет). В итоге Молоствову смягчили приговор до 7 лет, Солохину — 6, Гаранину — 5, Козлову — 4 лет заключения38.

В 1988 г. все участники процесса «группы Молоствова» были реабилитированы39.

Описанная выше частная история иллюстрирует ситуацию, которая сложилась в среде студентов и молодых специалистов во второй половине 1950-х - начале 1960-х годов. ХХ съезд КПСС был воспринят интеллигенцией как начало коренного обновления. В ее среде начались поиски решения наболевших проблем. Приостановка репрессий на непродолжительный период привела к попыткам открытых дискуссий, диалога друг с другом и властью. В этот период вузы становятся центром образования множества кружков по интересам, подобных тому, о котором речь шла в статье. Власть, не готовая к реальным переменам и обеспокоенная событиями в Польше и Венгрии, ответила на эту активность новой волной репрессий. При этом под политические процессы 19571958 гг. часто попадали случайные люди, когда-то оказавшиеся в поле зрение КГБ, в то время как их более активные коллеги оставались на свободе. Репрессии напугали интеллигенцию, большинство из которой в этот период, не желая портить свою жизнь, переносит споры на кухни и отказывается от реальных действий. Одновременно произошло разочарование в советском строе. Так появился феномен «двоемыслия» в советском менталитете.

Среди молодых людей, о которых рассказывается в статье, только один М. М. Молоствов был настоящим диссидентом. Остальные осужденные пострадали за то, что оказались его друзьями. Вероятнее всего, что без его инициативы никто из них не стал бы заниматься политикой. Скорее всего, они бы ушли с головой в работу и семью, заглушая в себе неудовлетворенность окружающей средой. Так произошло с остальными членами кружка студентов на философском факультете, которые после окончания вуза отдалились от политики. Так произошло с большинством советских «шестидесятников», живших одновременно в двух мирах: официальном и своем собственном.

Молоствов М. М. Ревизионизм-58 // Молоствов М. М. Из заметок вольнодумца. СПб., 2003. С. 16-17; Выписка из стенограммы 25 комсомольской конференции ЛГУ им А. А. Жданова от 26-27 окт. 1956 г. // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958»; Выписка из протокола №4 партийного собрания парторганизации нри обкоме ВЛКСМ от 3 фев. 1958 г. // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

2 Протокол допроса обвиняемого Молоствова Михаила Михайловича 22 сен. 1958 г. // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

3 Обвинительное заключение но делу 11-58 // Там же.

4 Постановление на арест Козлова Е. А. // Там же.

5 Иофе В. В. Необходимое дополнение // Молоствов М. М. Из заметок вольнодумца. СПб, 2003. С. 24.

6 Молоствов М. М. Ревизионизм-58 // Там же. С. 12.

7 Характеристика М. М. Молоствова как студента философского факультета Ленинградского государственного университета им. А. А. Жданова// Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

8 Показания Молоствова М.М. 22 сен. 1958 г. // Там же.

9Молоствов М. М. «Status quo» // Там же.

10 Там же.

11 Показания Молоствова М. М. 22 сен. 1958 г. // Там же.

12 Обвинительное заключение но делу 11-58 // Там же.

13 Протокол допроса обвиняемого Козлова Е. 7 авг. 1958 г. // Там же.

14 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 г. // Там же.

15 Обвинительное заключение но делу 11-58 // Там же.

16 Приговор но делу группы Молоствова от 19 дек. 1958 г. // Там же.

17 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 г. // Там же.

18 Характеристика на преподавателя Ленинградской высшей школы профдвижения ВЦСПС Гаранина Л. Я. // Там же. К.3. П.2. Л.365.

19 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 г. // Архив НИУ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

20 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 г. // Там же.

21 Там же.

22 Характеристика Козлова Е.А. как студента философского факультета Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова // Там же.

23 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 г. // Там же.

24 Выписка из стенограммы 25 комсомольской конференции ЛГУ им А. А. Жданова от 26-27 окт. 1956 г. // Там же.

25 Выписка из протокола №4 партийного собрания парторганизации при обкоме ВЛКСМ от 3 фев. 1958 г. // Там же.

26 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 // Там же.

27 Характеристика студента V курса отделения журналистики филологического факультета Ленинградского государственного университета им. А. А. Жданова Солохина Н. Д. // Там же. К.3. П.2. Л. 366.

28 Протокол судебного заседания 15 окт. 1958 // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

29 Приговор но делу «группы Молоствова», вынесенный 19 дек. 1958г. // Там же.

30 Интервью Коноховой А. С. с Солохиным Н. Д. 28.04.09 // Личный архив автора.

31 Справка об освобождении Н. Д. Солохина от обязанностей секретаря комсомольского бюро курса //Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

32 Выписка из стенограммы 25 комсомольской конференции ЛГУ им А.А. Жданова от 26-27 окт. 1956 г. // Там же.

33 Интервью Коноховой А.С. с Солохиным Н. Д. 28.04.09 // Личный архив автора.

34 Постановление о невозбуждении уголовного дела в отношении Муждаба Маргариты Мустафьевны // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

35 Интервью Коноховой А. С. с Солохиным Н. Д. 28.04.09 // Личный архив автора.

36 Кассационный протест против мягкости приговора // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

37 Солохин Н. Сны для любимой. Л.,1991. С. 16.

38 Приговор по делу «группы Молоствова», вынесенный 19 дек. 1958г. // Архив НИЦ «Мемориал». Фонд «Молоствов 1958».

39 Постановление Президиума Верховного суда РСФСР от 1988 г. о реабилитации// Там же.

Информация о статье:

УДК 94(47).084.9

Автор: Конохова Анастасия Сергеевна — аспирант кафедры Новейшей истории России исторического факультета СПбГУ, Санкт-Петербург, Россия, konohova@bk.ru

Название: «Философствующая братия»: процесс по делу диссидентской «группы М. М. Молоствова»

Аннотация: Автор статьи на примере одной диссидентской группы показывает некоторые особенности развития инакомыслия в СССР в 1956-1958 гг. Для анализа процессов, протекавших в обществе, в статье используются мемуары, интервью с участниками событий и их родственниками, а также копии материалов уголовного дела.

Ключевые слова: диссиденты, «группа М. М. Молоствова», студенты, «оттепель», двоемыслие.

Information about the article:

Author: Anastasiya S. Konokhova — post-graduate student, Saint-Petersburg State University, Saint-Petersburg, Russia, konohova@bk.ru

Title: “Philosophizing fraternity”: criminal trial of M. Molostvove’s dissident group Summary: The author demonstrates peculiarity of nonconformity in USSR in 19561958 with an example of one particular dissident group. To analyze processes flowed in a society the author uses memories, interviews with actors of those events and their relatives and copy of criminal case.

Keywords: dissidents, M. Molostvove’s dissident grope, students, the “thaw”, double think.

References:

1 Molostvov M. M. Revizionizm-58, in Molostvov M. M. Iz zametok volnodumtca. St. Petersburg, 2003.

2 Iofe V. V. Neobkhodimoe dopolnenie, in Molostvov M. M. Iz zametok volnodumtca. St. Petersburg, 2003.

3 Interviu Konokhovoi A. S. s Solokhinym N. D. 28.04.09.

4 Solokhin N. Sny dlia liubimoi. Leningrad, 1991.