Научная статья на тему 'Философские размышления о проблеме искусственного интеллекта'

Философские размышления о проблеме искусственного интеллекта Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
6665
967
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
философия / наука / человек / сознание / интеллект / мышление / «искусственный интеллект» / компьютер / идеальное / творчество / психо-физиологическая проблема / научный материализм / диалектический материализм / технико-технологическое отчуждение / технологии / гуманистическая идеология / philosophy / science / human / consciousness / intelligence / reasoning / “artificial intelligence” / computer / perfect / creativity / psycho-physiological problem / scientific materialism / dialectical materialism / Technical and technological alienation / technology / humanistic ideology

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — И. М. Орешников, Т. И. Шкерина

В статье дается философское осмысление сложной междисциплинарной и комплексной проблемы «искусственного интеллекта». Рассматриваются философские, теоретико-методологические и аксиологические вопросы, характеризуются интеллект человека и «искусственный интеллект» компьютера. Показывается существенное их различие, приводятся позитивные и негативные последствия вторжения «искусственного разума» в нашу жизнь. Характеризуется технико-технологическое отчуждение. Делается вывод о том, что интеллект имеет идеальную и общественно-историческую природу и присущ только человеку.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — И. М. Орешников, Т. И. Шкерина

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PHILOSOPHICAL REFLECTIONS ON THE PROBLEM OF ARTIFICIAL INTELLIGENCE

The article gives a philosophical understanding of a difficult, interdisciplinary and complex problem of “artificial intelligence”. It examines philosophical, theoretical, methodological, and axiological issues, characterizes human intelligence and artificial intelligence of the computer. It is shown their substantial difference, positive and negative consequences of the invasion of “artificial intelligence” in our lives. Technical and technological alienation is characterized. It is concluded that intelligence is perfect and socio-historical nature and only human has it.

Текст научной работы на тему «Философские размышления о проблеме искусственного интеллекта»

I

УДК 004.8

Философские размышления о проблеме искусственного интеллекта

И.М. ОРЕШНИКОВ, д.ф.н., проф. кафедры философии

ФГБОУ ВО Уфимский государственный нефтяной технический университет (Россия, 450062, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Космонавтов, д. 1). E-mail: Philosophyugntu@mail.ru Т.И. ШКЕРИНА, ведущий специалист

ООО «ОБРАКАДЕМНАУКА» (Россия, 119313, Москва, ул. Гарибальди, д. 4г). E-mail: tshkerina@yandex.ru

В статье дается философское осмысление сложной междисциплинарной и комплексной проблемы «искусственного интеллекта». Рассматриваются философские, теоретико-методологические и аксиологические вопросы, характеризуются интеллект человека и «искусственный интеллект» компьютера. Показывается существенное их различие, приводятся позитивные и негативные последствия вторжения «искусственного разума» в нашу жизнь. Характеризуется технико-технологическое отчуждение. Делается вывод о том, что интеллект имеет идеальную и общественно-историческую природу и присущ только человеку. Ключевые слова: философия, наука, человек, сознание, интеллект, мышление, «искусственный интеллект», компьютер, идеальное, творчество, психо-физиологическая проблема, научный материализм, диалектический материализм, технико-технологическое отчуждение, технологии, гуманистическая идеология.

Кто ты, всепонимающий компьютер? Неужто правда - электронный ум? Все нити философские запутал. Вокруг тебя неумолимый шум.

В. Захарченко

Нам грозит не пришествие сверхразумных машин, а появление неполноценно мыслящих человеческих существ.

Х. Дрейфус

Проблема «искусственного интеллекта», возникшая давно, чрезвычайно актуализировалась в XXI веке, стала по-настоящему горячей и судьбоносной, так как повсеместное вторжение «искусственного интеллекта» в нашу жизнь чуть ли не во все сферы общества, возникновение цифровой экономики, цифрового бизнеса, цифрового права и пр., усиливающаяся роль компьютерной виртуальной реальности в нашем существовании в значительной мере определяют развитие человеческого рода, угрожают самому существованию человека как вида ното sapiens - человека разумного. В связи с этим некоторые исследователи даже говорят и пишут о наступлении постантропологической, постчеловеческой эпохи [1].

Проблемы «искусственного интеллекта» крайне актуализируются прежде всего в силу серьезных достижений в области кибернетики, информатики, ней-ронауки и робототехники.

Ныне данная проблема переживает настоящий бум, ее широко и оживленно обсуждают кибернетики, психологи, математики, логики, лингвисты, философы и др. Однако ее философские аспекты исследуются недостаточно. Поэтому в данной статье делается попытка именно философского осмысления, осуществления теоретико-методологического, системно-целостного, концептуально-рефлексивного и аксиологического анализа проблемы «искусственного интеллекта». Кроме того, понятия «разум», «интеллект» и «ум» используются в ней как синонимы, а понятие «искусственный ин-

теллект» является метафорическим и поэтому закавычивается.

В самых различных дискуссиях и спорах по этому поводу высказываются далеко не однозначные соображения. Одни исследователи прямо заявляют о возможности создания «искусственного интеллекта», «разумных» машин, даже «сверхразума», которые существенно превзойдут естественный человеческий интеллект, это только дело времени. Другие же говорят о том, что само понятие «искусственный интеллект» является метафорическим, ибо сознание, разум, интеллект, мышление и ум присущи только человеку как родовому существу, а поэтому создание «искусственного интеллекта», подобного человеческому, просто невозможно.

По-разному оценивается и практическое внедрение «искусственного интеллекта» в нашу жизнь, конструируются как оптимистические, так и пессимистические сценарии этого процесса.

Анализ многочисленной зарубежной и отечественной литературы, посвященной проблеме «искусственного интеллекта», свидетельствует о том, что в ней господствуют натуралистический, ест-ственно-научный, механистический, фи-зикалистский, кибернетический подходы. В итоге происходит неправомерное отождествление человеческого и «искусственного интеллекта», осуществляется «расчеловечивание» человека, его «машинизация» и оглупление, с одной стороны, а с другой стороны - «очеловечивание», антропоморфизация ЭВМ, то

есть наделение ее сугубо человеческими свойствами, в частности такими, как сознание, разум, интеллект, мышление, ум, знание, творчество, новаторство, воля, чувства, эмоции и др. В связи с этим П.С. Гуревич справедливо критикует популярное в западной литературе апофа-тическое понимание человека, отрицающее все известные свойства Адамова потомка, которые как раз отличают его от всех живых существ, тем более от всего неживого [2].

В ХХ столетии на волне достижений в области кибернетики, физиологии, психологии, нейробиологии и математической логики в западной науке и философии появилось течение, названное научным материализмом, а точнее, его лучше было бы назвать естественно-научным материализмом.

«Научный материализм - неоднородное течение в аналитической философии, в рамках которого в основном рассматриваются проблемы определения природы сознания, причем делается это с опорой на данные естествознания» [3]. Его основные представители: Д. Армстронг, Н.П. Бехтерева, М. Бунге, Дж. Марголис, Дж. Смит, Р. Петроус, Дж. Сёрл, А.И. Яковлев. В их работах обосновывается положение о том, что сознание, разум и интеллект человека имеют материальную и энергетическую природу.

Важно подчеркнуть, что в современной англо-американской философии сознания ведущим течением является физикализм, который представляет собой стремление перевести все знание

на язык физики, он исходит из того, что «все есть физика», все подчинено жестким физическим законам, а поэтому психические, умственные, психофизиологические и биологические процессы мозга являются физическими феноменами. Главными его представителями являются Д. Дэвидсон, Дж. Ким, Д. Папино.

В настоящее время в отечественной литературе предлагается синергийная антропология как новая гуманитарная парадигма, которая рассматривается как модель человека и теоретико-методологическое основание социальной философии и социального познания. Проблемы синергийной антропологии разрабатывают С.С. Хоружев, В.П. Бран-ский, В.В. Бибихин, О.И. Генисаретский, Ю.А. Шрейдер, С.С. Аванесов, П.Б. Сержантов, С.А. Смирнов, К. Штекль и др. В обзорной статье Л.Ф. Гайнуллиной и О.Д. Агапова хорошо изложены основные проблемы, идеи и положения синер-гийной антропологии [4].

Синергийная антропология с помощью понятий «самоорганизация», «хаос», «порядок», «точка бифуркации» и др. пытается постигнуть и объяснить природу и сущность человека, а также присущие ему сознание и интеллект. Несмотря на ряд интересных соображений по этому поводу, все же заметен неомеханицизм, стремление свести более сложное к простому - физическим, химическим и прочим свойствам. В связи с этим особо важно заметить, что не учитываются и игнорируются специфика человеческого сознания и разума, принципиальная несводимость их к более простым свойствам неживого мира, к материальному субстрату. Словом, концептуальные, теоретико-методологические и эвристические возможности синергийной антропологии весьма ограниченны.

Проблема человеческого сознания, его природы, сущности, места и роли в жизни общества и человека является фундаментальной и вечной философской проблемой, одновременно старой и новой, так как каждая историческая эпоха вносит в нее новые подходы, концепции и идеи. Она особенно актуализируется в наше время в силу серьезных достижений в познании человеческого мозга, кибернетики, информатики, психологии и нейронауки.

В российской академической, справочной и учебной литературе в основном представлена диалектико-материали-стическая концепция сознания. С ее точки зрения сознание есть высшая форма психического отражения действительности, присущая только человеку и неразрывно связанная с языком, посредством которого она осуществляется. Сознание

является не столько натуралистическим, сколько социокультурным феноменом, имеет идеальную и общественно-историческую природу. Правда, в литературе до сих пор отсутствует однозначное, общепринятое и общезначимое определение человеческого сознания. На наш взгляд, наиболее удачно его определяет А.Г. Спиркин. Он пишет: «Сознание - это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидений их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека» [5].

Для нас важно подчеркнуть в данном случае, что мыслит не просто человеческий мозг, а человек как биосоциальное, одушевленное, общественное и социокультурное существо. Таким образом, сознание не только функция мозга индивида, но и функция общества.

В современной науке существует психофизиологическая проблема, возникшая еще в XVII веке и названная тогда психофизической. Психофизиологическая проблема выясняет вопрос о соотношении психических, умственных процессов и процессов физических, физиологических и сенсорных, происходящих в головном мозге человека. Однако эта проблема фактически выходит за рамки сугубой научности. В теологии рассматривается вопрос о соотношении души и тела, духовности и телесности, а в философии анализируется вопрос о соотношении материи и сознания, материального, духовного и идеального, а отношение человека к бытию в нашей отечественной литературе чаще всего характеризуется как основной вопрос философии.

Психофизиологическая проблема до сих пор полностью не решена. Относительно нее существуют различные концепции: физикалистская, которая психические и умственные процессы мозга практически характеризует как физические, крайний физиологизм редуцирует их к физиологическим процессам; психофизиологический параллелизм, который рассматривает психические и умственные, а также физические, физиологические и нейродинамические процессы как самостоятельные, не зависящие друг от друга феномены; диалектико-материа-листическая концепция стремится все эти процессы связать, а идеальное характеризуется как нечто материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованную в ней. Словом, ныне психофизиологическая проблема приоб-

ретает междисциплинарный и комплексный характер, для ее решения требуются совместные усилия философов, психологов, физиологов, кибернетиков и других специалистов.

На наш взгляд, И.З. Налетов довольно удачно и полно называет главные черты человеческого сознания,исходя из позиций диалектического материализма, которые вполне применимы к определению качественных характеристик сознания и разума человека и которые свидетельствуют о коренном их отличии от «искусственного интеллекта». Вот они:

- субъективный образ объективного мира;

- свойство высокоорганизованной материи - мозга:

- идеальная сторона познания и практической деятельности человека:

- способность к образованию понятий, суждений, умозаключений;

- высшая форма отражения действительности;

- высшая форма психической деятельности человека;

- знаковая и информационная деятельность;

- средоточие эмоционального мира человека;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- основа человеческой интуиции;

- отражение и обобщение опыта, накопленного и постоянно пополняемого человеком:

- средство самопознания;

- целеполагание;

- предвидение будущего;

- совокупность теорий, идей, концепций, необходимых в научном познании;

- абстрагирование и идеализация как средство познания мира;

- создание художественных и литературных образов, всего того, что мы относим к культуре [6].

В данном случае нас интересует проблема идеальности человеческого сознания.

Чаще всего категория «идеальное» определяется как субъективный образ объективной действительности, соотносится с категорией «материя». На наш взгляд, заслуживает особого внимания определение идеального, которое дает Э.В. Ильенков: «Идеальное - субъективный образ объективной реальности, то есть отражение внешнего мира в формах деятельности человека, в формах его сознания и воли. Идеальное есть не индивидуально-психологический, тем более не физиологический факт, а факт общественно-исторический, продукт и форма духовного производства» [7].

А.Т. Павлов в своей интересной, но далеко не бесспорной статье пишет: «Идеальное - это мысли, мечты, фанта-

зии, память, то есть то, что осознается непосредственно сознанием индивида, но недоступно никому другому» [8].

Известно, что в 70-х годах прошлого века в нашей стране возник спор относительно природы и сущности идеального между Д.И. Дубровским и Э.В. Ильенковым. В связи с этим до сих пор в отечественной литературе существуют две разные концепции идеального: субъективистская (Д.И. Дубровский) и объективистская (Э.В. Ильенков).

Д.И. Дубровский во многих своих работах обосновывает субъективистскую концепцию сознания и идеального. В своих публикациях он всегда подчеркивает, что существует только индивидуальное, личностное и идеальное, непосредственно связанные с работой функционирования человеческого мозга. Правда, в своей последней статье «Су-бьективная реальность: динамическая структура, онтологические и гносеологические измерения», опубликованной в конце 2016 года, он существенно обновляет свою концепцию, использует достижения в области информатики, психологии и нейронауки и более убедительно предлагает информационную модель понимания проблемы «сознание - мозг». С его точки зрения, сознание - особый тип информации, поэтому отношение между материальным и психическим следует рассматривать как отношение между носителем информации и самой информацией. Сознание отличается от других типов информации по своему кодовому воплощению. Кодом для сознания выступают мозговые нейродинамические процессы: сознание - образ, а мозговой процесс - код для этого образа. В частности, он признает наличие субъективного у животных, трансцендентального субъекта - теоретического субъекта, который должен быть корректно согласован с эмпирическим субъектом [9].

Э.В. Ильенков объективизирует идеальное, понимая его как нечто объекти-зированное и надличностное, существующее вне мозга и сознания отдельного человека. Причем здесь важно подчеркнуть, что оно существует именно объективно, но не как материальное, а как идеальное явление [10]. Идеальные объекты - суть надличностные элементы культуры, это нормы, принципы, ценности, схемы и пр., подлежащие реализации в деятельности людей, опредмечиванию или духовной объективации. Они - формы деятельности, конструируемые общественным человеком в соответствии с его потребностями, интересами и целями. Руководствуясь объективистской концепцией идеального, А.П. Алексеев и Л.Е. Яковлева дают следующее опреде-

ление: «Идеальное - это гносеологические образы (образы будущих предметов или ситуаций, программы, модели) и высшие ценности бытия человека (добро, правда, справедливость, красота и т.д.), которые подлежат реализации в деятельность человека» [11].

Надо подчеркнуть, что субъективистская и объективистская концепции идеального имеют право на свое существование, первая из них характеризует индивидуальное, личностное идеальное, вторая - общественное, коллективное идеальное, обе они дополняют друг друга и могут быть использованы для всестороннего понимания человеческого интеллекта.

Таким образом, в отечественной литературе, основанной на диалектико-ма-териалистических традициях, идеальное понимается как нечто нематериальное, невещественное, непротяженное, ненаблюдаемое, невидимое и неслышимое, которое не обладает такими физическими свойствами, как объем, длина, вес, цвет.

Само понятие интеллекта однозначно и четко не определено. В частности, в разных источниках мы читаем:

«[от лат. ¡^еПесШв - разумение, понимание, постижение] - относительно устойчивая структура умственных способностей индивида» [12].

«[лат. ¡^еПесШв - познание, понимание, рассудок] - способность мыслить, совершать разумные действия, познавать» [13].

«[лат. ¡^еПесШв - ум, рассудок] - в истории философии понятие «интеллект» встречается главным образом для обозначения «чистой», активной силы мышления, принципиально отличающейся своим творческим характером от пассивных чувственных форм познания. Эта сила, или способность, трактовалась как исключительная особенность, характеризующая разумное существо, человека» [14].

На наш взгляд, интеллект человека - это общая, интегральная характеристика его умственного потенциала, способность познания и понимания действительности, самого себя и других людей, представляет собой совокупность всех его умственных способностей, навыков и умений, использование им в своей умственной деятельности всех познавательных средств, идеальных образов, форм абстрактного, логического мышления (понятий, суждений, умозаключений), креативного и интуитивного мышления, ассоциаций, воображения, фантазии, идеальных конструкций и объектов, опережающих настоящее и устремленных в будущее, разумная

адаптация к окружающей среде и пр. Здесь необходимо сказать о том, что в интеллектуальной деятельности человека участвуют не только рациональные, логические и языковые средства, но и бессознательные и иррациональные явления и процессы и даже человеческая телесность. В связи с этим Б.В. Бирюков и Х. Дрейфус убедительно доказывают роль человеческой телесности в познавательной деятельности человека. В частности, Дрейфус показывает, что телесная организация человека позволяет ему выполнять функции, для которых нет машинных программ, она включается в общую способность человека приобретать телесные навыки и умения. Благодаря этой фундаментальной способности человек может существовать в окружающем мире и к нему рационально адаптироваться, не пытаясь решить невыполнимую задачу формализации всего и вся. В настоящее время многие ученые говорят и пишут о том, что в значительной мере человеческий интеллект определяется его генетическим и культурным кодом.

Несколько затронем весьма сложную проблему определения степени развитости человека. Разумный интеллект человека характеризует следующие его свойства: креативность, диалектичность, интуитивность, оригинальность, рефлексивность, критичность и самокритичность, логичность, ясность, точность, гибкость, быстроту, широту, глубину, многознание, самосознание, эрудицию, наблюдательность, сообразительность, изобретательность, понимание и сомнение, стремление к новизне, жажду нового знания, самостоятельность мышления, способность и умение ставить, формулировать и решать проблемы, выходя за рамки известного знания, выдвигая новые идеи и подходы к их решению, мудрость, меру во всем, стремление дискутировать по сложным проблемам, способность и умение понять других людей и их точку зрения, юмор и остроумие, самообучение, способность и умение извлекать позитивный опыт из своей жизнедеятельности, разумно приспосабливаться к неожиданным ситуациям и адаптироваться к окружающей среде.

В связи с этим хотелось бы высказать критические замечания относительно предлагаемых различных коэффициентов интеллектуальности, в частности коэффициента 10, используемого для характеристики интеллектуальных способностей индивида, а также наукометрического показателя - индекса Хирша, который носит сугубо количественный и цифровой характер и не характеризует качество и новизну различных публика-

ций; они не учитывают оригинальность и новизну мышления человека и идут вразрез с диалектическим положением Г.В.Ф. Гегеля о том, что «количество должно быть качественным, а качество количественным». Кстати, в последнее время приобрели популярность машинные программы определения наличия новизны и плагиата, содержащихся в монографиях, диссертациях и статьях. Результаты, полученные после обработки данных, носят формальный характер, при определенной ловкости при введении в программу данных возможно получение противоположных результатов. Это, конечно, касается несовершенства подобных программ, но в то же время говорит и о сомнительной возможности определения таким способом подлинной новизны различных научных публикаций.

Идея создания разумных машин по образу и подобию человека, способных думать, двигаться, слышать, говорить, вести себя осмысленно, имеет долгую историю. Первые попытки создания такой машины приписываются еще античным изобретателям. В XVII веке Б. Паскаль создал первую работающую машину, которая могла выполнять сложение двух чисел. Чуть позже Г. Лейбниц построил машину, которая выполняла уже все четыре арифметических действия с числами. В XVIII веке французский изобретатель Ж. де Вокансон изготовил антропоморфного механического музыканта (флейтиста), который мог исполнить 12 мелодий, производя механическое воздействие на клавиши инструмента и пропуская воздушную струю в мундштук. Тогда же Ф. фон Кна-ус, служащий при дворе Франциска I, сконструировал несколько машин, которые могли пером писать большие тексты. П. Ж. Дроз из Швейцарии сделал две сложные механические куклы: мальчика, пишущего письмо, и девушку, играющую на клавесине. Успехи механики XIX века позволили продвинуться еще дальше. В 1830-х годах английский математик Ч. Бэббидж задумал сложный цифровой калькулятор (аналитическую машину), но по причинам, не связанным с технической революцией, задумка не была осуществлена. По словам самого Бэббиджа, его машина в принципе могла бы рассчитывать шахматные ходы. В 1914 году испанец Л. Торрес-и-Кеведо в действительности изготовил электромеханическое устройство, способное разыгрывать простейшие шахматные эндшпили.

Все приведенные примеры характерны для механистического подхода к проблемам создания «искусственного интеллекта». Этот подход имеет ряд не-

достатков, главным из которых является полное игнорирование особенностей человеческого сознания и разума.

Теперь обратимся к характеристике «искусственного интеллекта».

«Искусственный интеллект» - метафорическое понятие для обозначения системы созданных людьми средств, воспроизводящих определенные функции человеческого мышления» [15]. Само понятие «искусственный интеллект» по-разному трактуется в литературе. Однако все же можно выделить два главных значения этого понятия: 1) актуальное, важнейшее междисциплинарное, комплексное исследование данного феномена; 2) моделирование и имитация человеческого интеллекта, его психических и мыслительных процессов в компьютере, а также создание «электронного мозга», технического устройства, который в принципе будет превосходить человеческий интеллект. В литературе обычно называются следующие характерные черты компьютерной системы, «искусственного интеллекта»:

- способность решать сложные задачи, хранить большие объемы информации и работать с ними;

- наличие в них собственной внутренней модели внешнего мира; эта модель обеспечивает индивидуальность, относительную самостоятельность системы в оценке ситуации, возможность семантической и прагматической интерпретации запросов к системе;

- способность пополнения имеющихся знаний;

- способность к дедуктивному выводу, то есть к генерации информации, которая в явном виде не содержится в системе; это качество позволяет системе конструировать информационную структуру с новой семантикой и практической направленностью;

- умение оперировать в ситуациях, связанных с различными аспектами нечеткости, включая «понимание» естественного языка;

- способность к диалоговому взаимодействию с человеком;

- способность к адаптации.

Братья Дрейфус, анализируя проблему «искусственного интеллекта», справедливо замечают, что невозможно полностью формализовать человеческую умственную деятельность, а также резонно говорят даже о реальной угрозе человеческому интеллекту [16].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Безусловно, большой вклад в разработку проблем кибернетики, информатики и «искусственного интеллекта» внес американский ученый Н. Винер. В 1948 году вышла в свет его знаменитая книга «Кибернетика», которая легла в основу

многих исследований этих проблем. В данном случае нас особенно интересует его работа «Творец и робот», опубликованная в 1964 году вскоре после смерти ученого. В этой книге Винер рассматривает три узловые проблемы кибернетики, тесно связанные с перспективами развития человеческого общества. Это проблема обучающихся машин (гл. II), проблема самовоспроизведения машин (гл. III и IV) и проблема взаимоотношений человека и машины (гл. V и VI).

Рассматривая проблему взаимоотношений человека и машины, Винер считает наиболее перспективным путем развитие их разумного симбиоза, в котором ведущей и направляющей силой является человек и его цели. В связи с этим он предлагает исходный принцип «человеку - человеческое, машине - машинное», говоря об особой ответственности ученых за глобальную автоматизацию и вторжение роботов в нашу жизнь [17].

Хорошо известны также работы А. Тьюринга «Может ли машина мыслить» (М.,1960) и Н.М. Амосова «Искусственный разум» (Киев, 1969). Американский исследователь Ник Бостром в своем фундаментальном труде «Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии» (2016) рассматривает многие теоретические и практические аспекты «искусственного интеллекта», показывает определенные успехи в исследовании этой проблемы, появившиеся угрозы самому существованию современного человечества, пытается определить стратегии относительно развития исследований в области «искусственного интеллекта», а также его вторжения в нашу жизнь. Однако заметим, что все проблемы «искусственного интеллекта» он рассматривает в основном с позиций натурализма и естественно-научного материализма [18].

Все вышесказанное позволяет сделать следующие обоснованные и аргументированные выводы: неживая, неодушевленная машинная, компьютерная система «искусственного интеллекта» не мыслит, не думает, не размышляет, не рассуждает, не имеет творческого, диалектического, рефлексивного, критического мышления, самосознания, не владеет знаниями, мировоззренческими универсалиями культуры и мудростью, не способна конструировать действительность и прогнозировать события, она не имеет своего собственного внутреннего духовного мира, мировоззрения, мировосприятия и миропонимания, идеологических установок, ценностных ориентаций, идеалов, убеждений, верований, чувств, эмоций, переживаний, сопереживаний, аффектов, страстей, неврозов и стрессов и пр., ее работа и

функционирование запрограммированы человеком, осуществляются по определенным алгоритмам, она выполняет приказы и команды человека, в них она не использует идеальные образы и абстрактные формы мышления, действует по законам формальной, а не диалектической логики по принципам «да или нет», «или-или», «либо-либо», то есть односторонним и примитивным образом, она умеет только раздваивать единое, но не способна соединять раздвоенное, в ней нет ничего духовного и идеального, ее работа и функционирование происходят с использованием материальных, знаково-символических средств и электрических сигналов, то есть она не способна по-настоящему заниматься самостоятельной, творческой, новационной и инновационной деятельностью.

Таким образом, естественный человеческий интеллект в корне отличается от «искусственного интеллекта». Функции «мышления» ЭВМ сводятся к логическому преобразованию знаков, знаковых структур и отношений между ними, представленных на специализированных языках в машинных программах и реализуемых электронными устройствами машины. В связи с этим Х. Дрейфус справедливо подчеркивает, что ЭВМ оперирует информацией, которая не имеет значения, смысла. Поэтому для ЭВМ необходим перебор огромного числа вариантов. Телесная организация человека, его организма позволяет отличать значимое от незначимого для жизнедеятельности и вести поиск только в сфере первого. Заметим, что в интеллектуальной деятельности человека в мыслительных механизмах при выработке решений ведущую роль играют идеальные образы, целостное видение, интуиция, воображение и фантазия, сопряженные с его волевыми усилиями и эмоциональными состояниями. Словом, интеллектуальный потенциал человека богаче его логических структур. Он способен осуществлять творческую работу, неалгоритмированную, нестан-тартизированную, несхематизированную продуктивную деятельность, направленную на получение новых результатов, различных новаций и инноваций. Здесь чрезвычайно важно подчеркнуть, что «умные» компьютеры этого делать не способны.

Многие философы и социологи XIX и XX веков фактически прямо говорили и писали о технико-технологическом отчуждении, о реальной опасности подчинения человека машине, о грозящей антропологической катастрофе, то есть обосновывали позиции антитехницизма.

О. Шпенглер в книге «Человек и техника» утверждал, что человек, властелин мира, сам стал рабом машин. По его мне-

нию, техника вовлекает всех нас помимо нашего желания в свой бег, подчиняет собственному ритму. И в этой большой гонке человек, считавший себя властелином, будет загнан насмерть.

Н.А. Бердяев в работе «Человек и машина» оценивает социальную роль техники с антропологических позиций. Он подчеркивает основной парадокс нашей цивилизации: без техники культура является невозможной, но вступление культуры в техническую эпоху ведет к ее гибели. Человек становится орудием производства, а продукт производства - вещь - становится над человеком. Техника творит новую действительность и отрывает человека от природы. Господство техники и машины есть прежде всего переход от органической жизни к организованной жизни, от растительности к конструктивности. Однако, по мнению Н.А. Бердяева, «техническая эпоха», эпоха власти машины над человеческой душой неизбежно кончится победой человеческого духа, не отрицанием техники, а подчинением ее человеческому духу и духовным ценностям жизни [19].

М. Хайдеггер считает, что современная техника поставила себе на службу природу и человека, превратила их в «постав», сделала человека одним из видов сырья, подлежащего обработке. Природа разрушается, а человек деградирует, поскольку они становятся простыми функциональными элементами и материалом бездушной машины («поставляется производству»). Он утверждает, что современная техника создана с забвением быта и его открытости. В этом источник той угрозы, которую несет с собой техника. Она формирует сугубо технический способ конструирования мира, которому присущи такие особенности, как унификация и функционализация бытия и человека, подчинение всего и вся планирующему и проектирующему расчету, крайне утилитарный подход к миру и замещение природных вещей эрзацами, технизация естествознания и всей науки и пр. Данный способ отношения человека к миру, по его мнению, ведет к господству утилитарно-добывающего производства и труда, к превращению бытия в сущее, творчества - в добывающее производство и др.

Американский философ и социолог Л. Мамфорд основную причину всех социальных зол и потрясений современной эпохи видит в возрастающем разрыве между уровнями технологии и нравственности, который, по его мнению, уже в недалеком будущем угрожает человечеству порабощением со стороны безличной мегамашины, то есть предельно рационализированной технократической организации общества. В своих работах «Техника и цивилизация» и «Миф о ма-

шинах» он справедливо характеризует технику как социокультурное явление, критикует утилитаризм и техницизм, раскрывает важные антропологические аспекты техники.

Французский социолог Ж. Эллюль в книгах «Технологический блеф» и «Другая революция» высказывает пессимистический взгляд на социальную роль техники. Он сворачивает технику со всеобщей рационализации мира и выдвигает требование контроля над техническим развитием. Техника, согласно ему, способна превратить средство в цель, стандартизировать человеческое поведение и как следствие, делает человека объектом «калькуляции и манипуляции». Техника порождает абсурд, ведет к производству того, в чем нет никакой нужды.

Антитехницистские идеи широко представлены не только в философской, но и в публицистической, художественной и фантастической литературе. Наиболее ярко они выражены в так называемых технических антиутопиях.

Уже в 20-х годах ХХ столетия чешский писатель Карел Чапек создал пьесу «Рур», в которой сумел не только предсказать наступление эры автоматизации, но и обрисовать те противоречия, которыми она чревата в условиях социального отчуждения. Герой этой пьесы изобретает машину и называет ее «роботом», который может выполнить любую работу, причем лучше и быстрее человека. Домин, главный управляющий фирмы, мечтает о том, что роботы будут нас одевать, кормить и строить дома, что никто не будет работать, но каждый будет спокоен и полностью будет освобожден от деградации, которую несет с собой труд, эксплуатация человека человеком прекратится. Заметим, что описанная идиллия ведет к тому, что человек перестает быть подлинным субъектом труда, познания и общения, фактически перестает быть личностью.

В сатирической книге писателя Р. Брэдбери «451° по Фаренгейту», носящей антиутопический характер, описывается Америка ХХ1 века, когда автоматы обеспечили изобилие благ и свободного времени, развлечение возведено в культ. Все творческие виды деятельности презираются. Школы готовят бегунов, прыгунов, пловцов, любителей ковыряться в моторах. «Интеллектуальный» - самое бранное слово.

Техническая антиутопия представлена также в работах О. Хаксли («Этот прекрасный новый мир», «Обезьяна и сущность»), Дж. Оруэлла («Ферма животных», «1984»), А. Кестлера («Маяк в потемках»), Е.И. Замятина «Мы».

Современная техногенная цивилизация, ее сугубо утилитарно-прагмати-

ческие, сциентистские, техницистские, природопокорительные и рыночные устои, ценности и способы жизнедеятельности переживают глобальный кризис. Усиливаются процессы дегуманизации, деградации и «расчеловечивания» человека. Созданы реальные угрозы его бытию (технико-технологические, экологические, генно-инженерные и др.).

А. Печчеи справедливо писал: «По мере того как возрастало могущество современного человека, все тяжелее и ощутимее становилось в нем отсутствие чувства ответственности, созвучного его новому статусу в мире... Могущество без мудрости сделало его современным варваром, обладающим громадной силой, но не имеющим ни малейшего представления о том, как применить ее» [20].

Усиливающиеся процессы автоматизации, информатизации, роботизации, внедрение высоких технологий (информационных, биотехнологий и др.) и повсеместного использования «искусственного интеллекта» существенно обостряют технико-технологическое отчуждение. Машина, созданная человеком, все более превращается в чуждую и враждебную ему силу, начинает порабощать его, угрожает сохранению его биосоциальной природы, духовно-нравственной сущности, интеллекту человека и телесно-физическому развитию.

В конечном счете существует угроза замены людей киборгами, роботами, биороботами, мутантами, новыми гуманоидами, словом, постлюдьми. В связи с этим С.А. Смирнов крайне пессимистично оценивает ситуацию человека: «Привычный образ человека скоро придется записывать в Красную книгу и создавать музей Человека» [21].

Таким образом, очевидно, что современное человечество переживает переломный период в своем развитии, «осевое» время, этап переоценки ценностей, находится на историческом перепутье. Ныне идут поиски путей выхода из глобального кризиса. Предлагаются ноосферная, коэволюционная, информационно-технологическая, постмодернистская парадигмы, проект «общества знания» и др., а некоторые исследователи-оптимисты связывают будущее развитие человеческого рода с использованием «искусственного интеллекта» и созданием «цифрового мира», «цифрового общества», «киберэпохи». Важно заметить, что в них слабо представлена гуманистика, гуманистические и духовно-нравственные основания общества.

За последние полвека достигнуты серьезные успехи в деле моделирования и имитации человеческого мышле-

ния, отдельных его логических функций в «умных» компьютерах. Они гигантским образом превосходят человеческое мышление в скорости осуществления вычислительных операций и в хранении колоссального объема информации. Они решают различные сложные задачи, прекрасно играют в шахматы, сочиняют музыку и стихи, хорошо выполняют графическую работу, переводят тексты с одного языка на другой, распознают объекты на графических изображениях, воспринимают человеческую речь и способны вести диалог с человеком, ставить врачебные диагнозы по результатам анализов зачастую точнее самого врача, демонстрируют моменты обучения и пр.

Таким образом, «умные» компьютеры являются серьезными помощниками человека, значительно расширяя его вычислительные и информационные способности. В связи с этим необходимо более эффективно использовать интеллектуальный потенциал системы «человек-машина» в познавательной, проектной и прогностической деятельности, разумно использовать «искусственный интеллект» в экономике, управлении и других областях, где необходимо оперировать большими массивами информации, которую можно формализовать, освобождая человека от рутинных работ и оставляя больший простор для творческой деятельности.

Как уже отмечалось, массовая роботизация и повсеместное вторжение «искусственного интеллекта» по-разному оцениваются исследователями - как оптимистически, так и пессимистически, создают как реальные сценарии этого процесса, так и различные технико-технологические утопии и антиутопии. В частности, многие исследователи справедливо говорят о растущей безработице, об исчезновении ряда старых профессий и замене их новыми. В связи с этим интересны прогнозы британских ученых, которые представили пять новых профессий будущего, если роботы захватят мир. В их числе пластические хирурги для роботов, няни и туристические агенты (для них же), учителя пения и организаторы боев для машин.

В настоящее время большое внимание уделяется обсуждению проблем «искусственного интеллекта» на различных конференциях и симпозиумах, в которых принимает участие все большее количество специалистов из разных стран. В частности, в работе IV Всемирной конференции по интернету, состоявшейся в китайском городе Учжэне 3-5 декабря 2017 г. и проходящей под лозунгом «Развитие цифровой экономики для откры-

тости и совместного пользования благами - строительства сообщества единой судьбы в киберпространстве» приняло участие более 1,5 тысячи исследователей из 80 стран мира, глава корпорации Alibaba Дж. Ма, глава корпорации Apple Т. Кук, один из отцов интернета Р. Э. Кан, основатель и глава Лаборатории Каспер-ского Е. Касперский и др.

Глава корпорации Apple Т. Кук заявил, что его беспокоит не «искусственный интеллект», а люди, думающие как машины, в то время как новые технологии могут изменить мир к лучшему. «Многое было сказано о потенциальных негативных аспектах «искусственного интеллекта». Я не беспокоюсь из-за машин, думающих как люди, меня беспокоят люди, думающие как машины, Мы должны работать вместе, чтобы внедрить технологии в человечество... Технологии могут изменить мир к лучшему, если они внедрены в человечество. Мы считаем, что «искусственный интеллект» сможет расширить способности человека и помочь сделать прорыв, который преобразует нашу жизнь путем образования, доступности к медицинскому обслуживанию и бесчисленному количеству других областей», -заявил он, выступая на церемонии открытия конференции.

На наш взгляд лишь гуманистическая идеология, понимаемая как общественно-историческое самосознание человечества и перспективный проект его благополучного дальнейшего развития, рассматривающая человека как высшую цель, самоцель и ценность, а не просто как рабочую силу, трудовой ресурс, фактор и капитал, способна спасти человечество от гибели и самоуничтожения, от дегуманизации и деградации, отчуждения, социального насилия и агрессивности, опасных проектов улучшить природу человека, от различных катастроф, войн, цивилизационных, социальных, религиозных, национально-этнических конфликтов, терроризма и пр.

Рассматриваемая в статье проблема «искусственного интеллекта» является сложной и комплексной, нуждается в дальнейшей разработке, должна стать объектом систематических и коллективных исследований философов и ученых. В силу этого ряд вопросов не получил, да и не мог получить исчерпывающего изложения. Авторы и не ставили перед собой такой цели. Их задачей было пригласить читателей и исследователей к размышлениям, дискуссиям по столь жизненно важной, актуальной и интересной проблеме.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. См.: Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. М.: АСТ, 2004. 352 с.; Марков Б.В. Философия. Стандарт третьего поколения. учеб. СПб.: Питер, 2017. 464 с.; Кутырев В.А. Естественное и искусственное. Борьба миров. - Изд-во «Нижний Новгород», 1994. 200 с.

2. Гуревич П.С. Апофатический проект человека // Вопросы философии. 2013. № 8. С. 42-53.

3. Канке В.А. Философские науки: краткий энциклопедический словарь. М.: Омега-Л, 2008. С.159-160.

4. См.: Гайнуллина Л.Ф., Агапов О.Д. Синергийная антропология как новая гуманитарная парадигма // Вопросы философии, 2010. № 5 С. 173 -177.

5. Спиркин А.Г. Философия: учеб. М.: Юрайт, 2011. 383 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. См.: Налетов И.З. Философия: учеб. М.: ИНФРА-М, 2010. С. 242-243.

7. Ильенков Э.В. Идеальное: Философская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1962. Т. 2. С. 219-227.

8. Павлов А.Т. Сущность идеального // Вопросы философии, 2017. № 1. С. 182.

9. См.: Дубровский. Д.И. Субъективная реальность: динамическая структура, онтологические и гносеологические измерения // Вопросы философии, 2016. № 12. С. 82-96.

10. См.: Ильенков Э.В. Проблемы идеального // Вопросы философии. 1979. № 6-7; Ильенков Э.В. Философия и культура. М.: МОДЭК, 1991. С. 229-269.

11. Философия в вопросах и ответах: учеб. пособ/ под ред. А.П. Алексеева, Л.Е. Яковлевой. М.: Проспект, 2011. С. 226-227.

12. Краткий психологический словарь / под общ / ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. Ростов н/Д: Феникс, 1998. С. 134 .

13. Секлитова Л.А., Стрельникова Л.Л. Словарь космической философии. М.: Армита-Русь, 2008. С. 94.

14. Философский словарь / авт.-сост. С.Я. Подопригора, А.С. Подопригора. Ростов н/Д: Феникс, 2010. С. 140.

15. См.: Там же. С.147.

16. См.: Дрейфус Х.Л., Дрейфус С.И. Создание сознания vs. Моделирование мозга: искусственный интеллект вернулся на точку ветвления // Аналитическая философия. Становление и развитие. Антология. М., 1998. С. 401-432.

17. См.: Н. Винер. Творец и робот. М.: Аронэ, 1966. 104 с.

18. См.: Ник Бостром. Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии. М.: Манн, Иванов и Фербер. 2016. 496 с.

19. Бердяев Н.А. Человек и машина (Проблема социологии и метафизики техники) // Вопросы философии. 1989. № 2. С. 147-162.

20. Печчеи А. Человеческие качества. М.: Прогресс. 1980. С. 44.

21. Смирнов А.А. Антропология номадизма (Антропологические тренды и северный культурный код) // Человек. Культура. Образование, 2014. № 3. С. 5.

PHILOSOPHICAL REFLECTIONS ON THE PROBLEM OF ARTIFICIAL INTELLIGENCE

ORESHNIKOV I.M., Dr. Sci. (Ph.), Prof. of the Philosophy Department

Ufa State Petroleum Technological University (USPTU) (1, Kosmonavtov St., 450062, Ufa, Russia). E-mail: Philosophyugntu@mail.ru SHKERINA T.I., Leading Specialist

Publishing House, Ltd. «OBRAKADEMNAUKA» (4G, Garibaldi St., 119313, Moscow, Russia). E-mail: tshkerina@yandex.ru ABSTRACT

The article gives a philosophical understanding of a difficult, interdisciplinary and complex problem of "artificial intelligence". It examines philosophical, theoretical, methodological, and axiological issues, characterizes human intelligence and artificial intelligence of the computer. It is shown their substantial difference, positive and negative consequences of the invasion of "artificial intelligence" in our lives. Technical and technological alienation is characterized. It is concluded that intelligence is perfect and socio-historical nature and only human has it.

Keywords: philosophy, science, human, consciousness, intelligence, reasoning, "artificial intelligence", computer, perfect, creativity, psycho-physiological problem, scientific materialism, dialectical materialism, Technical and technological alienation, technology, humanistic ideology.

REFERENCES

1. Fukuyama F. Nashepostchelovecheskoye budushcheye: Posledstviya biotekhnologicheskoy revolyutsii [Our posthuman future: The consequences of the biotechnological revolution]. Moscow, AST Publ., 2004. 352 p. Markov B.V. Filosofiya. Standart tret'yego pokoleniya [Philosophy. The standard of the third generation]. St. Petersburg, Piter Publ., 2017. 464 p. Kutyrov V.A. Yestestvennoye iiskusstvennoye. Bor'ba mirov [Natural and artificial. The struggle of the worlds]. Nizhniy Novgorod Publ., 1994. 200 p. Gurevich P.S. The apophatic project of human. Voprosy filosofii, 2013, no. 8, pp. 42-53 (In Russian). Kanke V.A. Filosofskiye nauki [Philosophical sciences]. Moscow, Omega-L Publ., 2008. pp. 159-160.

Gaynullina L.F., Agapov O.D. Synergetic Anthropology as a new humanitarian paradigm. Voprosy filosofii, 2010, no. 5, pp. 173-177 (In Russian).

Spirkin A.G. Filosofiya [Philosophy]. Moscow, Yurayt Publ., 2011. 383 p. Naletov I.Z. Filosofiya [Philosophy]. Moscow, INFRA-M Publ., 2010. pp. 242-243.

Il'yenkov E.V. Ideal'noye: Filosofskaya entsiklopediya [Ideal: Philosophical Encyclopedia]. Moscow, Sovetskaya entsiklopediya Publ., 1962. vol. 2. pp. 219-227.

Pavlov A.T. The essence of the ideal. Voprosy filosofii, 2017, no. 1, pp. 182 (In Russian).

Dubrovskiy. D.I. Subjective reality: dynamic structure, ontological and epistemological measurements. Voprosy filosofii, 2016, no. 12, pp. 82-96 (In Russian).

. Il'yenkov E.V. Problems of the ideal. Voprosy filosofii, 1979, no. 6-7 (In Russian). Il'yenkov E.V. Filosofiya i kul'tura [Philosophy and culture].

Moscow, MODEK Publ., 1991. pp. 229-269. . Filosofiya v voprosakh i otvetakh [Philosophy in questions and answers]. Moscow, Prospekt Publ., 2011. pp. 226-227. . Kratkiypsikhologicheskiyslovar' [Brief psychological dictionary]. Rostov-on-don, Feniks Publ., 1998. p. 134.

. Seklitova L.A., Strel'nikova L.L. Slovar' kosmicheskoy filosofii [Dictionary of cosmic philosophy]. Moscow, Armita-Rus' Publ., 2008. p. 94. . Podoprigora S.YA., Podoprigora A.S. Filosofskiyslovar' [Philosophical dictionary]. Rostov-on-don, Feniks Publ., 2010. p. 140. . Podoprigora S.YA., Podoprigora A.S. Filosofskiy slovar' [Philosophical dictionary]. Rostov-on-don, Feniks Publ., 2010. p. 147. . Dreyfus KH.L., Dreyfus S.I. Sozdaniye soznaniya vs. Modelirovaniye mozga: iskusstvennyy intellekt vernulsya na tochku vetvleniya. Analitich-eskaya filosofiya. Stanovleniye irazvitiye. Antologiya [Creation of consciousness vs. Modeling of the brain: artificial intelligence returned to the branch point. Analytical philosophy. Formation and development. Anthology]. Moscow, 1998. pp. 401-432. . N. Viner. Tvorets irobot [Creator and robot]. Moscow, Arone Publ., 1966. 104 p.

. Nik Bostrom. Iskusstvennyy intellekt. Etapy. Ugrozy. Strategii [Artificial Intelligence. Stages. Threats. Strategies]. Moscow, Mann, Ivanov i Ferber Publ., 2016. 496 p.

. Berdyayev N.A. Human and machine (The problem of sociology and metaphysics of technology). Voprosy filosofii, 1989, no. 2, pp. 147-162 (In Russian).

. Pechchei A. Chelovecheskiyekachestva [Human qualities]. Moscow, Progress Publ., 1980. p. 44.

. Smirnov A.A. Anthropology of nomadism (Anthropological trends and the northern cultural code). Chelovek. Kul'tura. Obrazovaniye, 2014, no. 3. p. 5 (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.