Научная статья на тему 'Философия как наука'

Философия как наука Текст научной статьи по специальности «Философия»

3195
155
Поделиться
Ключевые слова
ФИЛОСОФИЯ / НАУКА / ИСТИНА / ИСТОРИЯ / ЧЕЛОВЕК / АБСОЛЮТ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Хазиев В. С., Хазиева Е. В.

Философия как истинная наука развивается и формируется в процессе своей истории. Философия наука о бытии и небытии абсолюта, практически и духовно осваивающего через общественного человека самого себя в категориях красоты, истины и добра.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Философия как наука»

УДК 14

ФИЛОСОФИЯ КАК НАУКА

© В. С. Хазиев*, Е. В. Хазиева

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы Факс: +7 (347) 273 2б 14.

E-mail: khasievbspu@mail.ru

Философия как истинная наука развивается и формируется в процессе своей истории.

Философия — наука о бытии и небытии абсолюта, практически и духовно осваивающего через общественного человека самого себя в категориях красоты, истины и добра.

Ключевые слова: философия, наука, истина, история, человек, абсолют.

Философия - это наука или нечто другое? Дискуссии продолжаются уже не один век. В какую бы эпоху не шли эти дискуссии, спорящие понимали под «философией» соответствующий своему историческому времени уровень ее развития, продолжая рассматривать философию как нечто константное, выпавшее из исторического процесса, раз и навсегда данное (Хотя некоторые философы видят достоинство философии именно в том, что она во все времена остается инвариантной самой себе. Например, Гуссерль видел в историческом подходе к трактовке философии методологическую ошибку, как рефлексии философии, так и построения философских концепции. С его точки зрения философия должна быть такой наукой, которая давала бы всем наукам неизменные основания их существования, служила бы неизменной основой всех наук, т.е. научной основой всех наук. Рахманкулова Н. Ф. пишет: «Статья «Философия как строгая наука» является программной для первого периода феноменологических изысканий Гуссерля. Философия, отмечает он, стоит на пороге великого поворота. Открывается возможность осуществить то, к чему она стремилась веками, т.е. стать точной наукой. Превратившись в строгое учение о безусловных идеальных первоначалах познания и бытия, философии утвердит на незыблемых основаниях высокие идеалы и ценности человечества, станет прочным фундаментом всего здания наук») [1].

Есть эмпирическая «история философии», где по хронологии выстроены в ряд даты, имена, названия произведений. А есть (должна быть!) теоретическая «история философии», где речь идет о том, что происходит с «философией вообще» как социальным феноменом на векторе времени с момента возникновения и до сегодняшнего дня. Даже наука за короткий срок своего существования (300400 лет) успела стать «классической», «неклассической», «постнеклассической».

Теоретическая «история философии» - это метаистория философии, или логика истории философии (логическая история философии).

История философии, на наш взгляд, не только ряд новых и новых философских концепций, а историческое изменение (становление, развитие) самой философии безотносительно к частным, единичным, оригинальным, конкретным учениям отдельных великих мыслителей.

Когда мы в дальнейшем изложении будем говорить о становлении философии как науки и будем ссылаться на «историю философии», то будем

иметь в виду именно метаисторию философии, т.е. метафизическую историю философии, теоретическую историю философии, а не депо замечательных философских концепций, выстроенных в хронологический ряд. Эмпирическая констелляция фактурных материалов - это тоже история, за которой силой абстрактного мышления нужно уловить субстанциональную историю, или теоретическую историю философии.

Э. Г уссерль пишет: «Я не говорю, что философия - несовершенная наука, я говорю просто, что она еще вовсе не наука, что в качестве науки она еще не начиналась, и за масштаб беру при этом хотя бы самую маленькую долю объективного обоснованного научного содержания» [2].

Путь превращения философии в науку Гуссерль видит в поиске нового предмета философии. И предлагает в качестве такового «чистые феномены сознания, где обнаружатся смысловые связи сознания и предметов мира». У нас несколько иная позиция. Философия с самого начала была наукой. Именно она есть истинная наука. И философия как наука имеет моменты возникновения (зарождения) и становления. А тот социальный феномен, который присвоил себе имя науки, есть лишь часть философии как истинной науки.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В рамках процесса становления философии как истинной науки внутри нее возникли естествознание и обществознание. По мере развития и накопления собственной силы, они стали стремиться к полной независимости и самостоятельности. Дело дошло до того, что в лице позитивизма наука (а сути лишь рациональное постижение природы и общества) попыталась загнать философию под свои стандарты «научности» (поиск эмпирических фактов, их гносеологическая обработка, экспериментальная проверка и т.д.).

Особенность философии, которую зачастую забывают, в том, что она постигает мир не только рационально (сознательно, рассудочно, интеллектуально, разумно, когнитивно, ментально - какие могут быть еще другие синонимичные термины!), но и всеми иррациональными способами. Например, эзотерическая традиция, восходящая корнями, вероятно, к пифагорейцам и Эмпедоклу, имеет такую же долгую историю, как и вся философская традиция. Почти трехтысячелетняя эмпирическая история философии свидетельствует, что обе стороны особенности философского постижения мира - рациональная и иррациональная - активно разрабаты-

* автор, ответственный за переписку

вались и развивались (Не станем углубляться в детальный анализ различий в нюансах различных концепций, носящий иррациональный характер. Например, чем иррационализм эзотерической философии отличается от иррационализма в спиритуализме, мистике и т.д.). Философия есть наука о человеке в мироздании. Но человек не сводится лишь к его разуму, мышлению, сознанию и т.д. В нем, как и мире, много еще и других аспектов бытия. Сердцевину философии как истинной науки образует именно человек в единстве его рациональных, иррациональных, чувственных, подсознательных, бессознательных и, возможно, еще множество других составляющих. А естествознание и обществознание постигают лишь рационально доступные аспекты и элементы. И быть наукой в философском смысле не могут. Они - лишь рационализированные процедуры выявления закономерных связей природы и общества, а не науки, ибо абстрагировались, возможно, от самого главного в человеке - его души. Точнее, они взяли от духовного бытия человека лишь мышление. А этого - мало. Мало для счастья, земного и вечного (если кто в это верить). Философия как истинная наука была и есть наука о человеке в мироздании, или о мироздании в человеке, или о том, и другом одновременно.

Естествознание и обществознания в своем стремлении оторваться от философии все больше и больше становятся бесчеловечными в прямом и метафорическом смыслах. Они превращаются в бездушные процедуры выявления закономерных связей в природе и обществе безотносительно и равнодушно к бытию человека, к его жизни и к его счастью.

Философия как истинная наука за почти трехтысячелетнюю истории прошла огромный путь, накопила теоретическое и эмпирическое содержание о человеке и мироздании, об их взаимосвязи.

И к рубежу XXI века тележка философии, слегка нагруженная три тысячи лет назад, пришла даже не в виде нагруженного доверху воза или возища, а длиннющего эшелона, в составе которого огромные перегруженные вагоны с натурфилософией, материализмом, натурализмом, идеализмом, спиритуализмом, дуализмом, пантеизмом, деизмом, монизмом, эклектиктицизмом, скептицизмом, номинализмом, реализмом, эмпиризмом, исихазмом, рационализмом, экзистенциализмом, прагматизмом, иррационализмом, эмпириокритицизмом, космизмом, персонализмом, постмодернизмом и т.д. и т.д.

Но главное, на что мы хотели бы обратить внимание,- это то, что за эти века не только накопилось огромное количество самых разных, порой диаметрально противоречащих друг другу философских концепций, но незаметно, имплицитно, под мозаикой эмпирического многообразия, существенно изменилась сама философия (философствование).

Философия - это наука или нечто другое?

Наука - это социальный институт по творческому производству, накоплению, переработке, хранению и распространению истинных знаний о мире (материальном и духовном) людьми или их коллективами. Представители современ-

ной науки среди основных критериев научности выделяют: признание вне человека существующего мира, его познаваемость, совокупность научных методов (наблюдение, измерение, сравнение, обобщение, абстрагирование, идеализация, аналогии, анализ и синтез, индукция и дедукция, моделирование, хронологические и логические методы и т.д.), экспериментальная проверяемость, объективность, необходимость и причинность связей познаваемого, устойчивость, повторяемость, безличность (не субъективность) и т.д. В силу того, что многие категории философии этим стандартам и критериям не соответствуют, возникают сомнения в научном статусе философии.

То, что понимается современной наукой под «наукой» - это лишь техническая (технологическая) процедура познания мира, а не наука. Наука в точном смысле как социальный феномен обязательно должна включать и содержать в себе как самую сокровенную суть человека во всей полноте его бытия (телесного, сенсорного, экстрасенсорного, интеллектуального, подсознательного, бессознательного и, если таковые есть, божественного и сатанинского). Не дошедшая до человека и не включившего в себя человека как основную фундаментальную часть наука не есть наука; абстрагировавшаяся от человека наука не есть наука; не учитывающая бытие человека наука не есть наука; не включающая в себя ценности человеческого бытия наука не есть наука. Каждый шаг науки должен быть неразрывно связан с проблемой земного и вечного счастья человека. Бесполезная, тем более, опасная и вредная для человека наука не есть наука, а есть лишь процедура выявления объективных, необходимых, причинно-следственных, устойчивых, повторяющихся, экспериментально проверяемых связей объективных и субъективных предметов познания. Наука как форма проявления абсолюта через человека (можно сказать иначе: «наука как форма реализации человека в масштабах абсолюта») есть нечто совсем иное, чем то, что представляют себе современные узкопрофессиональные ученые.

Мы будем говорить о науке в двух смыслах: «узком» и «истинном». Узкое понимание науки - это ее трактовка современными естественными и гуманитарными науками. Истинное понимание науки -это ее трактовка с позиции теоретической философии (Не вдаваясь в детали, что такое «теоретическая философия», отметим, что такое разграничение философии как некой концепции и философского подхода к проблеме встречается в литературе довольно часто. Вот пример: «... Положение проблемы времени между теоретической философией и фактической историографией... и делает такую проблему весь специфической и оригинальной») [3].

Вспомним, когда-то говорили о том, что философия - это наука всех наук, вкладывая в это два смысла.

Во-первых, что философия - это мать всех наук, что научно-рациональное мышление выросло и отделилось от первой стороны особенности фило-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

софии как типа деятельности: рационального постижения мира. Отметим сразу один момент. В этой позиции, с которой мало кто спорит, есть один малозаметный на первый взгляд подтекст, остающийся почти всегда нерефлексируемым, то есть неосознаваемым, не оговариваемым. Философия как тип деятельности по рациональному и иррациональному постижению мира лишь тогда порождает и может породить научно-рациональное постижение мира, когда сама достигнет определенного уровня зрелости. Философии надо было самой развиваться, расти, усиливаться, совершенствоваться, чтобы стать способной породить научную (в современном смысле слова «наука») рациональность. Проще сказать, философии надо было самой достигнуть определенного уровня зрелости, чтобы стать матерью такого социального феномена как наука в узком и широком смысле этого слова. Человек, не достигшей уровня половой зрелости, не может стать отцом или матерью, хотя каждый от рождения имеет пол. Так и в нашем случае. Хотя философия с момента своего рождения есть тип деятельности по рациональному и иррациональному постижению мира, нужно ей дозреть, достичь определенного уровня зрелости, чтобы мочь родить науку в узком и истинном смыслах. Знаем, что у философии на то, что породить науку в узком смысле ушло более двух тысяч лет, если считать от Фалеса до Бэкона и Декарта.

Во-вторых, философия остается для науки нянькой, которая водит ее за руку. И чем быстрее растет и набирает силу дите, тем быстрее и сильнее кажется ей обузой эта опека матери. Тем чаще вызывает раздражение у науки вмешательство в ее дела матери-философии. Вмешательство, которое все чаще, как кажется науке (представителям науки, ученым), некомпетентное и неверное, сплошь и рядом второстепенное, малополезное, а порой даже (примеры времен гонений на кибернетику и генетику) откровенно вредное.

Триста, двести и даже сто лет назад названия работ ученых пестрели заголовками типа «философские начала», «натуральная философия», «философия зоологии», «философия оптики» и т.д. Сами исследования минералов, растений, животных, звезд и прочих объектов познания называли философией, то есть считалось философским занятием, философствованием, философским типом деятельности. Около полутора столетий назад, наука заявила, что она теперь «сама себе философия». Даже, если философия когда-то и имела отношение к ее появлению, то теперь все кардинально изменилось. Старая философия никому не нужна со своим допотопным «рациональным и иррациональным постижением мироздания и человека». Что она, наука, стыдясь наступившего научного бессилия философии, создаст новую философию, теперь уже истинно научную в современной смысле понимания сути науки как социального института и элемента культуры. Создаст философию по своему образу и подобию. Это было явное и откровенное заявление о том, что наука вытравливает из своего состава человека, ос-

тавляя за собой только те процедуры, которые нужны для безличного знания о закономерных связях познаваемых объектов. И эта трактовка науки стала идеалом «научности», по образцу которого позитивизм хотел преобразовать и философию. Исторические потугу создать «чисто научную», у которой уже не будет «метафизических» довесков, абстракций и выдумок, окончились безуспешно. Что-то получилось. Возможно, для науки в узком смысле даже очень полезное, но это вовсе не философия. Философии, состоящей из «атомарных высказываний», доступных эмпирическому и экспериментальному подтверждению, подобно тому, как это осуществляется в естественных и во множестве социальногуманитарных наука, не получилось. Чем закончилась такая позитивистская «реконструкция» философии, мы уже знаем. Косметологи науки в философии не преуспели, хотя внесли немалый вклад в развитие самой науки в узком ее смысле, в том числе ее специальной области - «методологии науки», где начали прощупывать глубинные связи генетических и субстанциональных (сущностных) корней науки с философией. И что-то очень важное, подсознательное и интуитивно улавливаемое мерещилось и брезжило в этих поисках построить строго научную (в узком смысле) философию. У плохих родителей могут вырасти хорошие дети. Из ложных посылок иногда получаются истинные следствия. Из обреченного изначально на неудачу попытки превратить философию в науку в узком смысле, выхолостив из философии все, кроме рационального постижения (освоения) мира, появился побочный продукт. Неожиданно, но не случайно. Философия, над которой кощунственно экспериментировала наука, подсказала науке, на что надо обратить внимание, чтобы понять свою ошибку. Так родилась «философия науки». Очень интересная дисциплина, призванная объяснить науке, что она есть в данный момент, и что она должна была быть по рождению и должна быть по истине в будущем.

Почему произошло отчуждение естествознания (науки в узком смысле) от философии?

А. Ф. Лосев считает, что люди могут понять мир лишь как свои реальные общественные отношения [4, с. 31]. Мифологическое мировоззрение было отражением родовых отношений, а философское мировоззрение при рождении было отражением рабовладельческих (точнее, государственнополисных) отношений. В Новое время возникают (зарождаются) товаро-денежные отношения как основные доминантные отношения общества. Товар и деньги представляют собой, если верить К. Марксу, форму отчужденных сущностных сил человека. Товар и деньги превращаются в некую самостоятельную систему, якобы совершенно независимую от человека и его бытия («сущностных сил»). Этот социальный механизм эпохи наложил свой отпечаток и на отношения науки в узком смысле и философии. Наука, выделившись из философии, стала считать себя самостоятельной системой, не имеющей отношения к породившей ее философии. Вместе с ушедшим на фоне всеобщего

товарно-денежного фетишизма на второй план человеком, на фоне науке ушла на второй план и философия, рационально и иррационально постигавшего человека в мироздании и мироздания в человеке. Отсеченную наукой часть философии - иррациональное постижение человека - пыталась узурпировать религия. Наука и религия - каждая развивала свою сторону быстрее, эффективнее, глубже, фундаментальнее. Однако было потеряно главное - целостное видение человека в мироздании в единстве их рациональных и иррациональных составляющих. Наука и религия пытались обособиться от философии, разорвав не только ее, но и видение человека и мироздания. Подобно тому, как пытается товарно-денежный мир оттеснить человека из области социальных отношений на второй, третий и т.д. план.

Сказанное выше требует двух уточнений. Во-первых, необходимо выяснить саму субстанцию естествознания, т.е. ее сущность. Наука в узком смысле ведь тоже исторична. Можно считать уже устоявшейся деление истории такой науки на классический, неклассический и постнеклассический этапы. Такое деление как раз и есть взгляд на историю науки с метаисторической позиции, или ме-таисторического ракурса, явно отличающийся от рассмотрения истории науки как последовательного хронологического ряда научных открытий и дат жизни ученых. Без натяжек видно, что наука развивается в направлении превращения в... философию. Это превращение можно рассматривать и как «исправление искривлений в истории развития науки», и как «возврат истинной изначальной сути», и как «истинную зрелость», и как «гуманизацию науки», и как «включение в процедуру рационального постижение мира человека и его не только рациональных, но и иррациональных сторон бытия и ценностей», и как «конвергенцию философии и науки на новом этапе их развития».

Во-вторых, философия, породив в ХУІ-ХУІІ вв. науку, не исчезла и не умерла как тип деятельности по рациональному и иррациональному постижению мироздания и человека. Она продолжала жить и развиваться как во внешнем (количественном, хронологическом, эмпирическом плане) плане как ряд имен и теорий, так и в теоретическом (метафизическом, метаисторическом, субстанциональном) плане. Философия, дозрев до состояния, когда смогла породить науку, не перестала существовать. Более того, (мы настойчиво отстаиваем и будем аргументировать эту точку зрения) этот уровень не является вершиной в развитии философии, после которой начинается ее старение, упадок, деградация. Философия - не реликт элемента культуры, не исторический анахронизм, не рудимент прошлого могущества человеческого познания, не атавизм, ожидающий своего полного отмирания! Философия находится на взлете, на подъеме, в состоянии прогрессивного развития, набирает силу, приобретает черты зрелости, еще весьма далекие от пика, тем более от упадка, нисхождения и деградации. Новое время, разделившие философию и науку,

является, на наш взгляд, лишь линией старта философии, но уже в новом состоянии, на новом уровне развития, на новом этапе ее истории. Сегодня можно считать уже почти осознаваемым фактом - необходимость возвращения науки в узком смысле (естествознания) в лоно матери философии, то есть обязательное дополнение познания ею закономерных связей природы, общества и человека особой ценностью - целостным видением человека в мироздании и мироздания в человеке. Это и будет процесс «очеловечивания» ставшей бездушной и бесчеловечной науки в узком смысле. Но это будет и один из моментов превращения самой философии в истинную науку. Необходимо ясно видеть складывающуюся картину и не путать. Не наука, неизвестно откуда когда-то возникшая и абсолютно самостоятельно развивавшаяся, вливается в худосочную современную философию, а наука, которая была и оставалась частью философии (рационального постижения природы, общества и человека), осознает неправомерность своих амбиций и ошибочных притязаний, во-первых, на абсолютную самостоятельность в области познания, во-вторых, на главенство в понимании человека в мироздании и мироздания в человеке. Естествознание никуда не уходила от философии. Оно лишь превратно понимало свой статус в бытии и познании мира и человека, то есть в философии, не замечая (игнорируя) своих естественных генетических уз с ней. Но не только возвращение науки в узком смысле в философию, т.е. признание необходимости корректировать рациональное познание с человеком и его жизнью как высшей ценностью, делает философию истинной наукой. Это лишь одна сторона дела: дозревание одной ее стороны.

За эти века и тысячелетия дозревали и другие части философии, в том числе и иррациональное постижение бытия человека в мире и мира в человеке, узурпированное религией. Наука и религия как социальные институты, односторонне познающие человека и его душу, дозревают до понимания, что они лишь части общего философского постижения мироздания и человека, всего богатого содержания их взаимосвязей и единства.

Таков теоретический аспект истории философии (метаистории философии) с момента порождения ею науки, т.е. с XVI-XVII вв. Если историю философии с XVI-XVII вв. во внешнем плане мы знаем достаточно хорошо: знаем имена, даты, произведения, то субстанциональная история философии до сего дня оставалась «terro incognito». Но ведь качественная (субстанциональная) история философии, начавшаяся с первых же ее шагов, хоть медленнее, чем эмпирическая история, но продолжалась и продолжается.

Философия жила и изменялась до возникновения (отпочкования в самостоятельную область рационального познания) естествознания, т.е. науки в узком смысле. Это и объясняет, почему наука отделилась от философии именно в Новое время, а не раньше. Нужно было философии «дозреть» до такого социального (культурного) уровня внутренне-

го совершенства, чтобы мочь породить науку как чисто рациональное постижение (освоение) мира. Философия продолжает изменяться и развиваться также рядом с изменяющейся наукой, как родители продолжают жить рядом с растущими детьми. Философия развивается в составе общечеловеческой культуры, в составе истории человечества, в составе развития земной социальной материи, в составе бытия вообще, в составе абсолюта.

Если взглянуть на историю философии, науки (естествознания) и религии в таком аспекте, то начинает высвечиваться истинно-человеческая сущность познания. Видно, что философия становилась наукой в истинно человеческом (гуманитарном, социальном, культурном) смысле понятия «наука». А параллельно наука в узком смысле тоже накапливала и развивала в себе философскую составляющую, чтобы стать истинной наукой в человеческом, социальном, культурном, гуманистическом смысле. Видим, что это не два потока, а единый поток познания человеком самого себя в масштабах мироздания.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

О статусе самой философии. Мы сторонники той философской концепции, которая считает, что наша Вселенная есть пространственно-временная конкретизация вечным и бесконечным абсолютом содержащихся в нем в абстрактной форме потенций материального и духовного развития. Через развитие общества, как и через развитие природы, абсолют реализуется заложенные в нем вечные и бесконечные потенции в конкретной пространственно-временной физической, химической, биологической и социальной форме. В социальной материи через деятельность общественной человека творится не просто история человечества, которая зациклилась сама в себе и не имеет больше никакого отношения ни к чему. Через историю человечества абсолют вносит (порождает в себе) и развивает в себе заложенные в нем потенции красоты, истины и добра. Философия, как составляющая элемент культуры социума, есть часть этого процесса. Через философию абсолют реализует рациональное и иррациональное постижение обществом мира, его истины, красоты и доброты.

Метаистория философии связана и понятна лишь в проекции социального статуса философии на абсолют и его развитие. В природе и обществе немало примеров, доказывающих, что дифференциация чего-либо может быть формой его развития по ускоренному варианту. Но этот вариант чреват риском, опасностью отклонений от генерального направления развития. Отделившаяся от целого часть может в своем относительно самостоятельном развитии, если связи с целым чрезвычайно ослабли, пойти по пути, на финише которого или тупик, или гибель. Если дистанция с целым большая, то развитие части может наносить вред целому, а тем самым и самой себе. Так и наука, которая, когда она слишком далеко удаляется от философии, теряет свой истинный смысл, забывает, кто она и для чего предназначена в масштабах более широких, чем простое научное по-

знание. «Бездомная» наука становится не просто «бесфилософской», а бесчеловечной. Развитие детей, вышедших из-под контроля родителей, может пойти и по асоциальному пути.

В случае с наукой, хитрость абсолюта - помочь людям ускорить историю рационального и иррационального постижения (освоения) мира путем денонсирования, «расщепления» философии на отдельные составляющие - привела к отрыву развития части от развития целого, развитие науки пошла не по задуманному плану. Да, отделившись от философии «рациональное постижение мира», т.е. наука в современном научном (но не в философском!) смысле и значении, стала развиваться значительно (даже очень значительно!) быстрее. Да так быстро, что стала обгонять развитие других компонентов человеческой культуры, например, нравственных. Но набирая силу, она, наука, не захотела признавать относительный характер своей независимости. Она, наука, стала приобретать замашки восточного деспота Древнего мира или современного диктатора, который в одном лице и закон, и власть, и судья, и палач. Она объявила: то, что не похоже на меня, во-первых, не наука, и, во-вторых, значит, не достойно уважения и даже права на существование. Наука безапелляционно заявляет: «Если хотите существовать и чтобы вас уважали, то давайте все скопом быстренько превращайтесь в науку!» А чтобы родительница не поучала, не докучала и не указывала на ошибки в самооценке, наука попыталась сконструировать «наукопослушную» и «чисто научную» философию.

Сформулируем еще один дискуссионный тезис. Та наука, что есть сегодня,- это не наука в ее точном философском смысле. Это не есть наука, которую потенциально в себе содержали и последовательно подготавливали к рождению абсолют, природа, общество и философия. Если для иллюстрации воспользоваться ветхим религиозным словарем, философия породила науку по образу и подобию своему, а она, наука, в силу свободы воли, отклонилась от исходной траектории развития, «впала в грех самомнения».

Некое подобие произошло и с наукой. Порожденная по образу и подобию философии, она стала считать себя центром, главным (а, возможно, даже единственным) элементом того феномена, который в рамках абсолюта призван сделать мир добрым, истинным и красивым.

Философии без категории «абсолют» не может быть. В. В. Миронов пишет: «Итак, философия также не может обойтись без Абсолюта, но поскольку она выступает, прежде всего, как форма рационально-теоретического постижения бытия, то ее Абсолют изначально рационален. Будь то Абсолютный Дух. Абсолютный Разум или столь же Абсолютная Материя - все это лишь рациональные конструкции разума, которые необходимы в качестве основания философии» [5]. Считается, что термин возник в конце ХУІІІ века в работах М. Мендельсона и Ф. Якоби и со временем впитал в себя все, что раньше называли «первоначалом»,

«исходным», «неизмеримым», «бесконечным»,

«вечным», «неопределенным», «семенообразно

содержащим в себе все», «равное лишь самому себе», «субстратное тело без определений» и т.д. Напомним, что представления древних мудрецов и философов о «пратхи», «дао», «ци», «брахме», «апейроне», «нусе», «квинтэссенции» также близки по смыслу понятию «абсолют». У некоторых философов были свои термины для обозначения первоначала Вселенной («природы», «космоса», «нашей физики», «универсума» и т.д.). Например, у Плотина - «Единое», у Н. Кузанского - «максимум», у Дешана - «Все». Мы будем пользоваться понятиями «абсолют», «материя», «материя вообще», «материя как таковая». «Время, материя, пространство представляют, может быть, только одну точку» [6],- пишет Дидро.

Абсолют - это то, откуда возникают конечные миры, ограниченные своими константами, принципами и законами, и куда они потом рассыпаются и канут, исчерпав заложенный в них запас логических потенций и ограничений. Абсолют должен быть вечным, бесконечным и неисчерпаемым, содержащим в себе все, что имеет временные и пространственные границы. «Все ест вечность,- писал Дешан,-есть то, что не имеет ни начала, ни конца. Целое есть время, альфа и омега, начало и конец» [8].

Естествознание утверждает, что в силу каких-то пока до конца неясных причин в абсолюте формируются «твердые комочки» - конечные миры с их границами, принципами, законами, пределами. Одним из таких миров является и наш космос, ограниченный с двух сторон скоростями, имеющими конечные пределы. Снизу - скорость никогда не может быть равна нулю. Сверху - скорость не может быть равна скорости света (выше 300000 км/час). Верхний и нижний потолки скоростей -это своеобразная скорлупа, в которую заключена наша природа.

Познание абсолюта только науке или только религии не по силам. Необходим штурм всеми доступными человеку рациональными и иррациональными средствами познания. Такова, как говорил Гегель, «хитрость» абсолютной Идеи. Наука, если она хочет быть инструментом постижения истин мироздания, не может абстрагироваться от своих философских корней, своей философской сути. На этом пути она должна быть «пропитана» философией. «Офилософствование» науки и «обнаучивание» философии - происходит в одном и том же русле. Это один и тот же процесс формирования истинного способа постижения тайн саморазвития абсолюта через человека. Относительная самостоятельность

философии, науки и религии - это самостоятельность капель воды в океане от общей массы воды.

Философия превращается в науку не в смысле современного «научного» понимания науки естествознание (рационально-научным познанием), а именно в философском смысле статуса науки. Философия неумолимо становится в этом философском смысле «научной», не теряя при этом не своей самостоятельной истории, не обрывая никаких своих исторических связей ни с культурой человечества в целом, ни с порожденными ею составными частями, в том числе и с наукой в узком понимании.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При этом философия пытается уберечь науку в узком смысле от излишней самоуверенности и чрезвычайно не критической самооценки своей значимости и роли в истории человечества. Не все так просто. Может, статься, что научный этап развития человечества, может завершиться вдруг с приходом осознания человечеством совершенно другого пути своего пребывания на планете Земля, связанного совсем не с бесконечным ростом индустриального и научного могущества. Но это, хотя и интересная, но уже другая тема. Философия, содержащая в себе науку как составную часть, развиваясь сама вместе с наукой, развивается и в метафизическом смысле в «истинную науку».

И что же есть философия как истинная наука? Философия - наука о бытии и небытии в абсолюте, практически и духовно осваивающего через общественного человека самого себя в категориях красоты, истины и добра. Философия является социальным инструментом абсолюта, с помощью которого он рационально и иррационально постигает себя, реализуя заложенные в нем вечные и бесконечные потенции бытия и небытия. Через философию общественного человека (социальной монады) абсолют реализует в обществе, природе и тем самым в самом себе свою потенциально идеальную истинность, красоту и доброту. Философия - наука о бытии абсолюта в человеке и через человека.

ЛИТЕРАТУРА

1. Хрестоматия по зарубежной философии конца ХІХ-начала XX столетия. М., 1995. С. 22.

2. Гуссерль. Философия как строгая наука // Хрестоматия по зарубежной философии конца XIX - начала XX столетия. М., 1995. С. 24.

3. Лосев А. В. Античная философия истории. М., 1977. С. 29.

4. Лосев А. В. Античная философия истории. М., 1977. С. 31.

5. Миронов В. В. Онтологическая сущность этики // Вестник Московского ун-та. Сер. 7. Философия. 2001. №1. С. 15-16.

6. Дидро. Соч., М., 1968. Т. 1. С. 304.

7. Дешан. Истина, или истинная система. М., 1973. С. 460.

Поступила в редакцию 10.04.2012 г.