Научная статья на тему 'Философия библиотеки: коммуникативный подход'

Философия библиотеки: коммуникативный подход Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
424
63
Поделиться
Ключевые слова
БИБЛИОТЕКА / СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ / КОММУНИКАЦИЯ / СИМВОЛИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / АУТОПОЙЕЗИС

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Рябов Михаил Александрович

Рассматривается возможность применения теории коммуникативных систем Н. Лумана для определения теоретических оснований библиотечной деятельности.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Рябов Михаил Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Library philosophy: communicative approach

The article considers the possibility of applying N. Luman's theory of communication systems for defining the theoretical grounds of library activity.

Текст научной работы на тему «Философия библиотеки: коммуникативный подход»

ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2009. Вып. 1

УДК 101.1 М.А. Рябов

ФИЛОСОФИЯ БИБЛИОТЕКИ: КОММУНИКАТИВНЫЙ ПОДХОД

Рассматривается возможность применения теории коммуникативных систем

Н. Лумана для определения теоретических оснований библиотечной деятельности.

Ключевые слова: библиотека, социальный институт, коммуникация, символическая система, аутопойезис.

Происходящие в стране экономические, политические, социальные реформы существенно изменили место и роль библиотек в обществе, выдвинули перед ними новые цели и задачи, вызвали необходимость инновационной деятельности, поиска новых форм и методов обслуживания различных групп пользователей, новых путей и средств своего функционирования, организации новых взаимоотношений с окружающей средой.

Функциональные изменения деятельности библиотек связаны с необходимостью нового взгляда на теоретические основания этой деятельности. Традиционным является подход, согласно которому библиотека понимается как социальный институт (см., напр., [7]). Социальные институты - это сообщества людей, организованные в соответствии с определенными правилами (нормами). Деятельность каждого института сопряжена с выполнением определенных общественно значимых функций. Библиотека рассматривается как один из институтов культуры, важнейшая цель которых - социализация, приобщение членов социума к совокупной культуре. Специфика библиотеки по сравнению с другими институтами культуры заключается в том, что приобщение к культуре происходит через документы, в которых отражены, закреплены элементы культурной реальности.

Выделяются четыре сущностные функции библиотеки как социального института: кумуляция - собирание и хранение документов и информации о них; классификация - «складывание» документов в фонд, выступающий в качестве модели культуры; трансляция - предоставление абонентам классифицированных (то есть выступающих в качестве определенных частей модели культуры) документов и информации о них; ценностная ориентация - ие-рархизация элементов модели, выделение ценностей и рекомендация их абонентам [8. С.13].

Совокупная культура общества и воспроизводится, и развивается. Это значит, что модель культуры, воспроизводимая библиотекой, всегда есть слепок ее прошлого состояния. В целом это проблема любого социального института. Как отмечают П. Бергер и Т. Лукман, институт является структурой, которая была сконструирована в процессе взаимодействия людей, для закрепления «оправданных», то есть эффективных способов действия, и которая со временем утрачивает субъективные основания и превращается в «пустую

форму» [1. С.56]. Таким образом, социальные институты теряют свое основание и предстают некими оторванными от субъективности симуляциями.

Об этом же говорит Ж. Бодрийяр, в своей логике доводя принцип ин-ституциональности до предела, показывая несостоятельность понимания институтов как действительности, наличной реальности [2. С.72]. Социальное, считает Жан Бодрийяр, существовало как связное пространство, основание реальности. «Социальное отношение, производство социальных отношений, социальное как динамическая абстракция, место конфликтов и противоречий истории, социальное как структура и как ставка, как стратегия и как идеал -все это имело смысл, все это что-то значило» [2. С.92]. Но вместе с тем в качестве власти, в качестве труда, в качестве капитала оно имело смысл только в пространстве перспективы рационального размещения, в пространстве, ориентированном на некую идеальную точку схождения всех линий, которое является также и пространством производства. Используя терминологию Ж. Бодрийяра, можно сказать, что оно имело смысл исключительно в пределах симулякров второго порядка. Сегодня, утверждает Ж. Бодрийяр, оно поглощается симулякрами третьего порядка и потому умирает.

На смену перспективному пространству социального приходит социальность контакта, множество временных связей, в которые вступают «миллионы молекулярных образований и частиц, удерживаемых вместе зоной неустойчивой гравитации и намагничиваемых и электризуемых пронизывающим их непрекращающимся движением» [2. С.93].

Распадаясь на множество сингулярностей, социальное теряет собственный смысл и исчезает. Поверхность, на которой социальность вела запись, оказывается массой, «молчаливым большинством». Институты в своем пределе превращаются в информационный конструкт, в сообщение о себе. Социальная реальность становится информационным пространством, где нет ничего, кроме знаков и кодов, циркулирующих среди отдельных атомов - индивидов. Такое пространство информации предстает перед нами в виде гиперреальности.

Если исходить из этой логики, то появляются вопросы, которые касаются способов возникновения и циркулирования информации в рамках некой замкнутой, самоструктурируемой символической системы, представляющей собой гиперреальность. Кроме того, необходимо прояснить место индивида в этой реальности и способы его существования в ней. Ответы на возникшие вопросы может дать теория дифференциации Н. Лумана. В ее основе - представление о том, что простейший элемент социальной системы - это коммуникация.

Изучение библиотеки через призму коммуникации, как правило, связано с попыткой найти место библиотеки в социальных коммуникациях либо рассмотреть ее внутренние, так сказать профессиональные коммуникации. Как открытую коммуникативную систему представила библиотеку О.В. Черных [9. С.45-53]. Однако такое понимание коммуникации не позволяет выйти за рамки структурного функционализма, и более продуктивным в теоретическом плане представляется все же подход Н. Лумана.

ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2009. Вып. 1

Общество, по его мнению, образуют коммуникации, а не социальные действия или социальные роли: «...не действие, а коммуникация является неразложимой (элементарной) социальной операцией, и к тому же именно той операцией, которая неизбежно включается всегда, когда образуются социальные ситуации» [6. С.116].

Центральный пункт теории Н. Лумана - различение системы и окружающей среды. С точки зрения Н. Лумана, коммуникативная система полностью закрыта, поскольку компоненты, из которых она состоит, воспроизводятся через коммуникацию. В этом смысле коммуникативная система является аутопойетической, то есть ее элементарные части производятся самой системой. На уровне собственных операций системы у нее нет каких-либо контактов с окружающей средой.

По мнению Н. Лумана, социальная эволюция прежде всего характеризуется усилением дифференциации общества. Он проводит различение между сегментарной и несегментарной дифференциацией. Если сегментарная дифференциация означает разделение общества на элементы, выполняющие идентичные функции, то несегментарная предполагает выделение элементов с различными функциями. В свою очередь, несегментарная дифференциация может быть иерархической или функциональной. В первом случае элементы социальной системы стратифицированы, а во втором - между ними устанавливается функциональная взаимозависимость.

В своей эволюции человеческое общество последовательно проходит этапы сегментарной, иерархической и функциональной дифференциации. В современном обществе в целом преобладает функциональная дифференциация, хотя сохраняются и определенные элементы предшествующих двух типов.

Каждая из подсистем функционально дифференцированного общества участвует в социальной коммуникации, но, тем не менее, находит собственный способ формирования элементов, у которого нет эквивалента в окружающей среде.

Библиотека в качестве функциональной подсистемы общества может быть представлена как память системы. При этом память понимается не как простое хранилище записей. Память системы - это «структура предпочтений, диспозиций, условие отбора информативного, это система ожиданий, механизм отбора “запомненных” событий» [4].

Информация, накапливаемая памятью, необходима для принятия решений по дальнейшему развитию системы. Но связь между огромным количеством накопленных данных и решениями, которые должны опираться на информацию, не устанавливается автоматически. Накопленные данные, книги в библиотеках, документы в архивах, работающий компьютер лишь виртуально являются информацией, становящейся актуальной только тогда, когда ее запрашивают. Для запроса, однако, требуется особое решение, основывающееся на информации о том, какую именно информацию можно запросить. Решения должны обращаться к памяти системы, которая определяет, что может быть забыто, а что - вспомнено. При этом «забвение» является одной из

важнейших функций памяти, так как она освобождает ресурсы системы для дальнейших операций.

В то же время библиотека сама может рассматриваться как система коммуникаций. Появление системы происходит вследствие ее различения с внешней средой. Основным свойством этой системы является аутопойезис -такое производительное взаимодействие компонентов системы, результатом которого становятся именно эти компоненты, то есть, по сути, самовоспроиз-водство системы. Благодаря выделению системы из того, что остается в качестве окружающего ее мира, возникают внутренние игровые пространства свободы, поскольку детерминация системы ее окружающим миром теряет свою силу. Аутопойезис означает, прежде всего, порождение внутрисистемной неопределенности, которая может быть редуцирована лишь собственными структурным образованиями системы [3. С.69].

Система коммуникаций не зависит от ее внешнего мира в силу того факта, что ее конструкции произвольны. Им ничего не соответствует в реальном мире. Коммуникация приспосабливается не к внешнему миру, а только к развившимся в ее рамках институциям (кодам, ожиданиям - своего рода «генотипу коммуникации»). Это не означает отсутствия каузальных воздействий внешнего мира на коммуникацию (без воздуха, транспортирующего звуки, и без бумаги, переносящей письменные знаки, она, естественно, не состоялось бы). Но она не является приспособлением к внешнему миру, а, скорее, может интерпретироваться как собственная конструкция последнего в рамках самой системы [3. С.211]. Другими словами, система не отражает внешнюю реальность, а конструирует ее.

Коммуникация поддерживается постоянным производством информации путем различения информативного и неинформативного. На основании отобранной информации создается сообщение, являющееся основой для нового различения и нового производства информации. Таким образом, для деятельности системы не имеет большого значения содержание информации (по сути, конструкт внешней реальности). Значимыми для системы оказываются те коды, ожидания, на основе которых и производится различение.

Устойчивое развитие системы предполагает постоянное обновление и расширение комплекса коммуникативных кодов. Классическая эволюционная теория утверждала, что старое, то есть те свойства организма, которые уже выдержали проверку, вероятнее всего, является более жизнеспособным, чем новое, чем то, что еще не проверенно в ходе взаимодействия фенотипа и среды. Но это, очевидно, неверно, поскольку не-реализовавшийся мир возможных генетических форм, несомненно, богаче и, очевидно, мог бы обеспечить более эффективную координацию организма и среды. В современном обществе в процессе его коммуникативной селекции социальных событий получила развитие другая версия отбора - новое, а не старое, удостоверенное и закрепленное отбором, уже в силу одного факта своей новизны признается более жизнеспособным (правда, на чрезвычайно короткое время) или желательным. Это разнообразие усиливается дифференциацией социальных систем, что требует ее редукции посредством образования новых коммуникативных

ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2009. Вып. 1

кодов, приводящих к новой дифференциации и новому росту комплексности [3. С. 220].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Будучи аутопоейтической системой, библиотека является и системой самореферентной, то есть способной к самоописанию. Самореферентные системы могут себя наблюдать. Они способны настраивать свои собственные операции на свою собственную тождественность на основании различия, с помощью которого можно отличить свою идентичность от иного. Это может совершаться и по тем или иным поводам с использованием самых разных различений.

Следовательно, нет никакого обязательно синхронизированного соответствия между тем, как система фиксирует отношение к своему окружающему миру через социальную структуру и через семантику. То есть коммуникация и ее описание могут не совпадать. Но, как считает Н. Луман, можно предположить, что в конце концов устарелость самоописаний и неправильная ориентация самонаблюдений бросится в глаза; что значительная степень рассогласования окажется невыносимой и что утеря реальности в самоописаниях даст повод для корректировок, даже если и не удастся так быстро достичь понятности и убедительности, свойственных традиции. Во всяком случае, по мнению Н. Лумана, в такие переходные эпохи рекомендуется иметь широкую перспективу и соответственно абстрактную теорию, если есть намерение наблюдать и описывать то, как меняются в качестве реакции на структурные трансформации общественной системы общественные самонаблюдения и самоописания [5. С. 194].

Простым сегментарным системам, какой была библиотека в эпоху ее зарождения и первоначального развития, самоописания доставляли сравнительно мало труда, и семантические затраты могли удерживаться на низком уровне. В современную эпоху самореференция библиотеки как коммуникативной системы должна привлекать наиболее общие подходы социальных наук и проводить углубленные исследования для адекватного понимания смысла собственной коммуникации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Academia - Центр, МЕДИУМ, 1995.

2. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000.

3. Луман Н. Общество общества. Ч. I. Общество как социальная система. М.: Логос, 2004.

4. Луман Н. Решения в информационном обществе. - http://www.soc.pu.ru.

5. Луман Н. Тавтология и парадокс в самоописаниях современного общества // СОЦИО-ЛОГОС. М.: Прогресс, 1991. Вып. 1.

6. Луман Н. Что такое коммуникация? // Социологический журн. 1995. № 3.

7. Пашин А. И. Библиотека как социальный институт // Библиотечное дело-2003: материалы конф. М., 2003. С. 69-74.

8. Самохина М.М. Библиотека как социальный институт и ее функции // Библиотека и общество в России 90-х годов ХХ века: материалы семинара. М., 1994.

9. Черных О.В. Библиотека как открытая коммуникативная система в контексте меж-культурной коммуникации // Библиотечное дело-2003: материалы конф. М., 2003.

Поступила в редакцию 15.01.09

M.A. Ryabov, candidate of philosophy Library philosophy: communicative approach

The article considers the possibility of applying N. Luman’s theory of communication systems for defining the theoretical grounds of library activity.

Рябов Михаил Александрович, кандидат философских наук ГОУВПО «Удмуртский государственный университет» 426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 6)

E-mail: mikael2@udm.net