Научная статья на тему 'Филологический анализ произведений В. Волдина'

Филологический анализ произведений В. Волдина Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
184
48
Поделиться
Ключевые слова
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / ПОСЕССИВ / СУФФИКСЫ СУБЪЕКТИВНОЙ ОЦЕНКИ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Лыскова Нина Алексеевна

Сочинения хантыйского поэта Владимира Волдина в филологической интерпретации. В статье производится одновременно литературоведческий и лингвистический анализы художественных текстов. Описываются лирические произведения поэта и его поэмы.

Philologikal analisis of the works of V. Voldina

Works of Khanty poet Vladimir Voldin in philological interpretation are analyzed in this work. Linguistic and literature analyses of artistic texts are conducted in the article simultaneously. Lyric works of poet and his poems are described in it.

Текст научной работы на тему «Филологический анализ произведений В. Волдина»

ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

2010 г. Выпуск 2 (17). С. 72-80

УДК 81

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В. ВОЛДИНА

Н. А. Лыскова

Литература - факт языка. Язык - средство литературы. Всестороннее изучение художественного текста искусства слова примиряет литературоведческий и лингвистический анализы текста. Что такое текст?! По определению Л. В. Щербы, это продукт речевой деятельности. В трудах А. А. Потебни, Л. В. Щербы, В. В. Виноградова отмечается: слово функционирует как единица лексико-семантической системы национального языка, оно же является элементом эстетической модели действительности - художественного произведения. Г. В. Степанов отмечает, что при анализе художественного произведения необходим не только литературоведческий, но и лингвистический подход. Однако он рекомендует избегать бессистемного их смешения. Органический сплав может получиться лишь тогда, когда «литературовед выходит на проблемы художественного слова как языка и под этим углом зрения рассматривает текст произведения, неминуемо вторгается в область лингвистики, не покидая при этом литературоведческой почвы» [5: 148-149]. Как лингвистика, так и литературоведение способствуют восприятию, осмыслению и пониманию. Чтобы текст был воспринят, нужно сугубо лингвистическое его понимание (фонетика, лексика, морфология, синтаксис). И здесь фрагментарность лингвистической интерпретации совсем не мешает. Из верного понимания фрагментов складывается восприятие и понимание целого.

Первоначальное восприятие стихотворений и поэм Владимира Волдина неповторимо: возникают ассоциации личного знакомства, однако автор стихов - «знакомый незнакомец», так как между строк мы «слышим» авторский голос, мы чувствуем личность поэта.

В. Волдин - наш сородич, который был нам понятен и близок по духу. Знали мы его как учащегося Ханты-Мансийского педучилища. Как всякий северянин, он был скуповат в выражениях, сдержан в чувствах. Скромный молодой человек, пожалуй, уже тогда, в начале 60х гг. XX в., выбрал свою стезю. Его душа пела, и это состояние души стало источником его формирующейся поэзии. Очень возможно, что уже в педучилище состоялась его проба пера: появились в печати первые стихи на страницах газеты «Ленинская правда». Владимир Вол-дин жил внутренней жизнью, всегда был сосредоточен, углублён в себя. Работа мысли, творческое состояние души, вероятно, возвышало его над окружающими: зарождались поэтические строки о родном крае, народе, о любимой девушке, о близких и родных. Его учителями были Григорий Дмитриевич Лазарев и Алексей Михайлович Сенгепов. Под их благотворным влиянием формировался индивидуальный стиль В. Волдина.

Хантыйская литература находится еще в стадии становления, да и хантыйский язык является младописьменным. Поэтому обращение к лирическим текстам Владимира Семеновича Волдина, рассмотрение специфики хантыйского языка сквозь призму творчества конкретного хантыйского поэта, несомненно, является важным и актуальным.

В нашей статье анализируются лишь те произведения, которые, на наш взгляд, наиболее ярко характеризуют личность поэта.

Книга «Так молупси» ‘Крепкая малица’ открывается вступительной статьей, в которой даются краткие сведения из биографии поэта. Сборник состоит из двух частей. В первой части книги помещаются стихи и поэма «Так молупси» в переводе (на русский язык) В. Нечво-лоды, Л. Решетникова, Н. Касьянова и Г. Киселева. Вторая часть включает произведения на хантыйском языке.

Стихи В. Волдина в переводе на русский язык представляют собой автономные произведения поэтов-переводчиков, которые смогли акцентировать внимание читателей на очень важном, сокровенном для хантыйского поэта, а также поэтически образно выразить то, что не поддается переводу. И это понятно: русский язык - язык флективный, хантыйский - агглютинативный. Перед нами - два неродственных языка различной типологии.

Объектом описания является специфика структуры простого предложения на фактическом материале произведений хантыйского поэта В. Волдина. Такие грамматические свойства хантыйского текста, как выражение категории определенность-неопределенность, особенности объектного спряжения глагола, функционально-семантическое поле с центром и периферией, актуальное членение, рассматриваются во взаимодействии. Выбор фрагментов из книги «Так молупси» производится в следующем порядке:

1. Предложения из вступительной части [2: 4-5].

2. Стихи в оригинале.

3. Стихи в буквальном переводе на русский язык.

4. Стихи в переводе поэтов-переводчиков.

Привлекаются примеры, которые свидетельствуют о том, что Владимир Волдин прожил свою недолгую жизнь активно и плодотворно, строил на будущее планы служения народу и Отечеству.

Так, во вступительной статье Т. В. Волдиной «Живое сердце поэта» наблюдаются свойственные для данного жанра особенности языка. Для исконно хантыйского языка не столь характерна сложная структура предложения (фразы), какая наблюдается в тексте статьи. И это подтверждается примерами. Под влиянием русского языка не только усложняется структура, но и нарушен порядок следования членов предложения: в одних предложениях он остается фиксированным, в других - сказуемое уступает свое закрепленное за ним место в конце предложения словом, заключающим в себе актуальную информацию. В данной статье изобилуют термины: названия выпусков периодической печати, издательств и творческих сборников и т. д. Текст воспринимается естественно, так как конкретика (определенное, известное) выражена исконно хантыйскими средствами:

1. Рзпата ощал, мар округ мувтэл, ел,л,ы-юхл,ы исат яцхсал,л,э, Россия мув цуваттыйн па щеук ар мув-ар тахи яухас; Монголия па хэн мувн па вэс ‘За время работы зем-лю=его округа вперед-назад всю изъездил, по всей России посетил много краев, много мест; в Монголии, за границей, побывал’. В данном примере имеются словосочетания с синтаксическим параллелизмом: ел,л,ы1 - юхл,ы1 ‘вперед-назад’; ар мув - ар тахи ‘много земель, много мест’.

Посессивные суффиксы - показатели категории определенности-неопределенности -вкрапляются редко.

2. Рэпитас па сикумн вуянтас вэнлтыялты Д. И. Менделеев нэмуп Тобольской педагогической институт филологической факультета, - етшуптас хэлум курс... ‘Работал и одновременно учился в Тобольском институте им. Д. И. Менделеева на филологическом факультете, окончил три курса... ’

Предложение осложнено однородным рядом простых глагольных сказуемых. В предложении немало заимствованных слов, которые актуализируют достигнутый результат. Данный отрывок отличается отсутствием маркеров категории определенности-неопределенности: аффиксов посессива, суффиксов числа объекта и т. д.

3. Юхлыхасюмхэс мултас ол, па интамхатл вэнта Владимир Волдинвэл,упсы1 па л,ув мира хаюмясаулал округев, мувев па па хонпелак мув миратн самауа тащант нэмлаит.

‘ В последние 20 с лишним лет и до сегодняшнего дня жизнь Владимира Волдина и его слова, обращенные к своему народу, соотечественники и зарубежные представители любят и помнят’.

Для хантыйской речи нехарактерны столь «пространные» тексты. Всего три имени включают в свой состав лично-притяжательные (посессивные) суффиксы. Предложение «построено» по образу и подобию идентичного предложения, организованного по правилам русского языка.

4. Владимир Волдин ясуата арсуват, нарассыят пунсайт па арилайт мирн, ансамблятн ариты ёхн емаухатлатн, якхотатн. ‘На слова Владимира Волдина написаны песни, которые поет народ, они исполняются ансамблями певцов на праздниках и танцевальных вечерах’.

В данном случае наблюдается калька с русского языка. Это можно объяснить тем, что многие ханты стали думать по-русски. В результате хантыйский текст становится вторичным актом высказывания. Такие предложения свойственны современному языку публицистики: газетной статьи, репортажа, интервью. В предложении отсутствуют средства выражения категории определенности-неопределенности.

В зависимости от объекта или предмета воспевания поэт В. Волдин в нужной степени использует различные грамматические средства: посессивные аффиксы, суффиксы субъективной оценки, послеложные конструкции, собственные имена и т.д. В стихотворении «Йилуп сирн мир си вэл,л,ат...» ‘По новому живут народы...’ (2: 94) повествуется о позитивных переменах в жизни хантыйского народа в советский период. Поэт объективно описывает новую жизнь народа, поэтому в тексте отсутствуют любые средства «украшения», выражения субъективного чувства.

В стихотворении «Самем ар» ‘Песня сердца=моего’ [2: 91] всего 15 строк, пять существительных - в форме посессива: самем ‘сердце=мое’, аукем ‘мама=моя’, мирэм ‘народ=мой’, мувемны ‘на земле=нашей’, ар сувев ‘песня=наша’. Автор как лирический герой выражает субъективную оценку явлениям действительности: всеобъемлющее сердце В. Волдина вмещает все чаяния родного народа.

Стихотворение «Ма пилима» [2: 103] написано по образцам хантыйских народных песен: ханты мир арат посн ‘по образцам народных песен’. Это стихотворение В. Волдин посвящает своей супруге Марии Кузьминичне Волдиной: Манэм мосты ям пилима, нзптэм вэлты пилыема ‘нужному хорошему другу=моему, дружочку=моему, с кем проживу век=мой’. В данном стихотворении постоянно перекликаются два слова: пил друг’, пила ‘с’ - послелог. Само название стихотворения допускает двоякий перевод: 1) ма пилэма ‘моему дру-гу=моему’, 2) ма пилэма ‘со мной’. Поэт использует развернутые метафоры: пилау васы ар карием, пила у лэнты в эн карием ‘многочисленная стая=моя дружных (спаянных) уток, большая стая=моя дружных (спаянных) гусей’. Словосочетания пилау васы, пилау лэнты (дружных, спаянных уток, гусей) выражает «семейную» общность самки, самца, а также их птенцов, утят и гусят, которые подготовлены для далёкого полёта в жаркие страны. В конце стихотворения дважды акцентируется наше внимание на словосочетании пилэм пила ‘с дру-гом=моим’, в котором наличествуют омонимичные формы: имени существительного в форме посессива 1 л., ед.ч. пилэм + послелог пила. Данную «игру» слов пил друг’ и пила ‘с -послелог’ можно рассматривать как уникальный для хантыйского языка художественный приём. Нельзя также не отметить исконно хантыйскую модель синтаксического параллелизма - Ма вэллум, ма хэллум ‘Я живу, я ночую’ (Ср. вэлты-хэлты ‘жить-ночевать’). Примечателен универсальный (свойственный для ряда языков) приём выражения всего «белого света» двумя составляющими: земля-небо. Процитируем: Эмась тынауям мувием, Нуви тэрум ар хатлыем ‘Интересная дорогая прекрасная земля=моя, Многочисленные денёчки=мои под светлым небом’.

Завершается стихотворение четверостишием:

Эмась тынау ям мувием,

Нуви тэрум ар хатлыем Пилэм пила ортлэм па,

Пилэм пила вэллэм ма.

‘Многие денечки=мои на белом свете

С другом=моим еще поделю=их С другом=моим проживу=их я’

Всякий человек выражает свои чувства прежде всего в семье, в ней он формируется как гражданин, как личность. Это обстоятельство чрезвычайно важно: ведь каждая семья - это ячейка государства. Чем прочнее семья, тем сильнее страна.

О самых близких людях говорит поэт в стихотворении «Науат нэмлэм иса, Маша» ‘Тебя помню=тебя всегда, Маша?’ Стихотворение состоит из двух четверостиший. Приведем второе:

«Хэн нумсэман эвем - Таня,

Нумсэм хуся иса аня.

Эвем-пухэм мосл,ат хул,,

Ант куш лупсум нэмл,ал, хул,.

‘Когда в мыслях=моих дочь=моя - Таня,

В мыслях моих всегда светло.

Дети=мои любимы все,

Хоть я и не назвал имена=их все’

В кратком стихотворении из 8 строк 7 имён существительных оформляются посессивными суффиксами, так как речь идёт о родных людях и о чувствах, которые испытывает к ним поэт.

Самые близкие люди, с которыми его связывают родственные узы, воспеты Владимиром Волдиным в небольших по объёму стихах под общим названием «Экшаньсюпат» [2: 110112]. Если собственные имена дать в начальной форме, 8 человек становятся литературными прообразами: Алёша, Валера, Рая, Валя, Зоя, Тарлин Ваня, Марья, Катя (и Таня - см. выше). Два имени даются в посессивной форме 1 л. ед. ч., в сочетании с суффиксами субъективной оценки: Валералэукием ‘Валерушка=мой’, Райкалэнкем ‘Раюшка=моя’. Родственная терминология, как это и положено в хантыйском языке, также маркируется посессивными суффиксами, иногда уменьшительно-ласкательными и унижительно-пренебрежительными: няврэ-мием ‘дитятко=моё’, пухлал антом ‘не пасынок’, пухием ‘сыночек=мой’, килылэукем ‘зя-тюшка=мой’, апалнэуем ‘племянница=моя’, ‘младшая сестра=моя’, аспухием братик=мой (двоюродный брат по материнской линии), имием ‘супруга=ласк.=моя’, килэм ‘зять=мой’.

Запоминаются женские образы. У каждого народа своё понимание красоты. Так, апалнэ ‘племянница’ или младшая сестра по отцовской линии, описывается в следующем контексте:

..Аня веншауханты эви, Русь нэ кинся, хурам тайл ‘Моя племянница/сестра с красивым лицом краше русской женщины’.

Вызывает восхищение используемый В. Волдиным термин Нэуи (нэуи): Ма Нэуи ‘Моя Мадонна’, УхНэуи ‘Главная Мадонна’, хот нэуи ‘хозяйка дома’.

О своей супруге, с которой он жил в любви и согласии, поэт пишет:

Мосты Марья имиеман Иса марн шеук мослаюм ‘Любимой супругой=ласк.=моей Марьей Всегда горячо любим=я’

С нею поэт мечтал прожить до ста лет:

Сот о л вэнта мин вэллуман -Си мин тайты нумаслуман ‘До ста лет мы=дв. проживём,

Об этом мечтаем’

На наш взгляд, центральный образ Ма Нэуи ‘Моя Мадонна’ совпадает с образом супруги Марьи (Марии Кузьминичны Волдиной), которая, несомненно, достойна поэтического воспевания: она - одна из немногих, которая считается «визитной карточкой» Югры.

По свой тематике стихотворение В. Волдина «Мин кат хоят» ‘Мы вдвоём’ [2: 73] близко к вышеописанным произведениям поэта. В некоторой мере в названии стихотворения наблюдается опять же «игра слов», потому что словосочетание мин кат хоят выражает дважды понятие количества «два»:

1) мин - грамматическое число Биа1, личное местоимение 1 л. ед.ч.;

2) кат - количественное числительное - 2: кат хоят ‘два человека’ - это мы с тобой -мин ‘мы=дв’.

В. Волдин пишет о возникшем чувстве взаимной любви, которое объединило их. Появилась новая семья, два человека ценят возникшее состояние родства. В стихотворении 20 строк, 5 четверостиший, всего 4 имени существительных оформляются посессивными суффиксами и суффиксами субъективной оценки. Минимальное количество использованных средств категории определенности-неопределенности объясняется именно тем обстоятельством, что в данном стихотворении подчеркивается важность момента, как встретились 2 человека и сложилась новая семья. Нельзя оставить без внимания конструкцию только из предиката, выраженного глаголом объектного спряжения Вэл,эм ‘Знаю=это=я’. В этом стихотворении данный глагол является частью бессоюзного сложного предложения, в ряде других произведений оно включается как вводное предложение (Самем арат ‘Песня серд-ца=моего’ - [2: 91]; Ма пилима ‘Моему=другу=моему’ - [2: 103]. В таких предложениях наблюдается специфическое тема-рематическое членение. Тема / топик здесь - объект, над которым производят действие, и этот объект маркируется в составе глагола суффиксом числа объекта - э - показателем объектного спряжения, который присоединяется к основе глагола, здесь он маркирует тему высказывания. Субъект, который произвёл действие, известен по контексту (это автор стихотворения). Лично-числовой показатель - м - дублет личного местоимения ма ‘я’ - 1 л. ед. ч. Рема - субъект, что производит действие.

Известно, что в сборнике стихов и поэм «Так молупси» ‘Крепкая малица’ тексты даются на русском и хантыйском языках. Имеет смысл сравнить буквальный перевод с художественным переводом русскоязычного поэта.

Мин кат хоят

Интам науат вэятмемн,

Самен хасяс ма нумсэмн Тэп ма пал,л,ум науэн нюрты.

Муя пал,л,ум ситы верты...?

Вэнши нохар ай самием Сыры кинся щеук сурыйл:

Вэл,эм: нэман нохрау нуват Вотл,ы ант си ёвалдаит.

Сирн иси, мосты эви,

Нау л,ыл, рувен юхтас тыв си.

Хумасвэлан самем хэтлас?

Кат хоятн мин лольлуман.

«Мин» -

- Ям ясау мин тайлуман

Лув кат ханты ясау вул,,

Кат вэлупсы яха тэл.

Мосты тынау ям эвие,

Сякрау эптуп ям пухие,

Мин иси вэлупсэман Яха ин, сар, верумл,эман

Стихотворение В. Волдина в буквальном переводе:

Мы=дв. два человека

Сейчас, когда я нашел тебя,

Сердце=твоё осталось в моей мысли,

Только я боюсь наклониться над тобой Почему боюсь так делать..?

Маленькое сердце=моё с сосновое семя Ярко сверкает, больше, чем прежде:

Знаю: наверху ветви с шишками Без ветра не качаются.

Поэтому так, любимая девушка,

Твоё дыхание коснулось тут.

Клюквой сердце=моё засияло?

Вдвоём мы=дв. стоим=дв.

Мы=дв. -

- Хорошее слово мы=дв. имеем.

Оно два хантыйских слова совмещает,

Две жизни вместе передаёт (несет).

Любимая дорогая прекрасная девушка=ласк. Прекрасный юноша=ласк. с кудрявыми волосами, Мы=дв. также жизнь=нашу=дв.

Теперь соединим=ка

В переводе Николая Касъянова

Мы с тобой [2: 33]

Я тебя искал, тебя я ждал,

И, глазам не верю, повстречал!

Милая стройна и смуглолица,

Но боюсь к тебе я наклониться.

В мыслях нежно за руку беру,

Сердце, будто ветка на ветру Птицею в моей груди взметнулось:

Ты его дыханием коснулась.

Только что же молча мы стоим?

Осмелев, тебе сказал я: «Мин»

Мы вдвоём, ты видишь - мы с тобой..!

Так вот и пришла ко мне любовь.

Стихи В. Волдина и Н. Касьянова - самостоятельные сочинения, их объединяет лишь общность темы. В буквальном переводе стихотворения В. Волдина с хантыйского языка на русский отражена специфика агглютинативного и поэтому более конкретного хантыйского языка, по сравнению с русским флективным языком, который является флективным, более абстрактным и потому более кратким.

В такой же последовательности рассмотрим стихотворение В. Волдина «Ханты» [2: 65].

Ханты

Ханты хэ лупал,: русь хоят ханты,

Вухаль ёх иси мууэва хантэт,

Юрн хэ пела муу лупл,ув ханты.

Ханты ёх ясауан иса мир хантэт.

Сурнеу па мосты ханты сир ясау,

Сама па мэстум хурамау ясау.

Питарн вэл,ты хэ эвал,т хэл,л,эн,

Хэн куш лув айл,та си хэйн лупл,а.

Шаукап, сюхал, тут сул,тум рывал,,

Сорнеу нохар сэмат эт^ат Увты ант питлув лэваса - нартам,

Амтуп ар тайлув, ёхиет, интам.

Лув си хэтл,ал, най тут иты,

Иса мира мосты ханты.

Нэмман тае хурам нэмиев,

Ханты - иса мувтэл мирыев.

Стихотворение «Ханты» в буквальном переводе:

Ханты говорит: русский - ханты,

Манси для нас также ханты,

Ненцу мы говорим - ханты.

На языке ханты все народы ханты.

Золотое и любимое по-хантыйски слово,

Сердцу понравившееся красивое слово.

Из уст живущего на берегу услышишь,

Хоть с малых лет оно им произносится.

Как будто язык пламени в чувале искрится,

Золотые кедровые орехи возникают.

Произносить не будем напрасно - нет,

Радость нас переполняет, люди=ласк., сейчас.

Пусть сверкает, как божественный огонь,

Всем народам любимое - ханты.

Помни красивое имя=ласк.=наше,

Ханты - всей планеты народ=ласк.=наш.

Это же стихотворение читаем в переводе Эрлена Кияна [2: 26]:

Ханты

Всех людей мы называем - ханты.

Ханты - русский, ненец и узбек,

Потому что это слово - ханты В переводе значит - человек.

Это очень дорогое слово.

Ты не выпускай его из рук,

Не развей по ветру бестолково -На него откликнется твой друг.

И куда б потом ты не поехал,

Разнеси своим друзьям его -Словно раскалённые орехи,

Искры из чувала своего.

Это слово северным сияньем Пусть пылает и в полярной мгле,

Помни наше мудрое названье,

Ханты - все народы на земле.

Для Владимира Волдина слово ханты звучит, как музыка, в душе, сердце и памяти. Это слово он сравнивает с раскалёнными в огне чувала орехами и с живописным северным сиянием (божественным огнём). Примечательно, что в переводе Э. Кияна сохраняются художественные особенности поэтического слова - яркие сравнения. Осознавая себя представителем малочисленного хантыйского народа, В. Волдин в тоже время чувствует себя патриотом Великой страны - своего Отечества, всех людей земного шара считает соплеменниками. Поэт раздвигает рамки своего окружения, его переполняют интернациональные чувства. Поэт Эрлен Киян разделяет с автором В. Волдиным радость единения всех народов планеты Земля.

В стихотворении «Ханты» [2: 65] В. Волдин создаёт обобщенный образ хантыйского народа, поэтому всего лишь 3 имени существительных маркируются суффиксом субъективной оценки: ёхиет ‘народы=ласк.’, нэмиев ‘имя=ласк.=наше’, мирыев ‘народ=ласк.=наш’. В числе названных имён 2-е и 3-е имеют посессивную форму 3 л. мн. предмета владения в ед. ч.

Следует подчеркнуть, что Владимир Волдин в совершенстве знал специфику лексики, фонетики и грамматики родного хантыйского языка. Знание уникальных особенностей языка позволяет создать атмосферу интимности, близости, выразить родственные и патриотические чувства. Для хантыйского языка характерны местоименные дублеты в системе имен, глаголов, послелогов. Дублеты способствуют формированию особой рифмы, ритма типа белого стиха. Оценочные суффиксы в составе всех частей речи морфологии хантыйского языка служат для выражения оценочного отношения автора к изображаемому, выражению модальности как важнейшей категории текста.

Всего 34 года прожил В. С. Волдин. С высоты сегодняшнего дня мы видим: не зря прожиты годы. Изданы два сборника стихов и поэм: «Ханты» (1968 г.) и «Так молупси» (1998 г.). Произведения Владимира Семеновича Волдина вошли в «Хрестоматию по хантый-

ской литературе», они входят в программный материал средней общеобразовательной школы. Стихи В. Волдина изучаются в педколеджах и вузах Российской Федерации. В Кышик-ской средней общеобразовательной школе Ханты-Мансийского автономного округа - Югры функционирует школьный музей (на родине В. Волдина). Стихи Владимира Волдина декламируют школьники, студенты и участники художественной самодеятельности. Супруга поэта М. К. Волдина-Вагатова создала фольклорную постановку по мотивам произведений В. С. Волдина.

ЛИТЕРАТУРА

1. Волдин, В. С. Ханты [Текст] / В. С. Волдин. - Ханты-Мансийск, 1968.

2. Волдин, В. С. Так молупси [Текст] / В. С. Волдин. - Ханты-Мансийск, 1998.

3. Интерпретация художественного текста в вузе и в школе [Текст] // Межвуз. сб. науч. тр. - СПб. : Образование, 1993.

4. Немысова, Е. А. Хантыйская литература [Текст] / Е. А. Немысова. - Ханты-Мансийск, 1996.

5. Степанов, Г. В. Язык. Литература. Поэтика [Текст] / Г. В. Степанов. - М., 1998.