Научная статья на тему 'ФЕЙК(О)ДЕМИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО МЕДИАПРОСТРАНСТВА КАК ИНСТРУМЕНТ ПОДРЫВА ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ'

ФЕЙК(О)ДЕМИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО МЕДИАПРОСТРАНСТВА КАК ИНСТРУМЕНТ ПОДРЫВА ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
89
24
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
медиа-пространство / коммуникации / инфодемия / гибридная война / инфоток / фейк(о)демизация / инфодемизация / мейнстрим / фейковая информация / цифровые платформы / идентичность / информационная безопасность / информационная стратегия / media space / communication / fakeization (fakery) / infodemia / hybrid warfare / infotox / infodemization / fakedemization / mainstream / fake information / digital platforms / identity / information security / information strategy
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «ФЕЙК(О)ДЕМИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО МЕДИАПРОСТРАНСТВА КАК ИНСТРУМЕНТ ПОДРЫВА ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ»

Небренчин С.М.

д.и.н., профессор, директор Института исследования гибридных войн при МСАН

ФЕЙК(О)ДЕМИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО МЕДИАПРОСТРАНСТВА КАК ИНСТРУМЕНТ ПОДРЫВА ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Ключевые слова: медиа-пространство, коммуникации, инфодемия, гибридная война, инфоток, фейк(о)деми-зация, инфодемизация, мейнстрим, фейковая информация, цифровые платформы, идентичность, информационная безопасность, информационная стратегия.

Keywords: media space, communication, fakeization (fakery), infodemia, hybrid warfare, infotox, infodemization, fakedemization, mainstream, fake information, digital platforms, identity, information security, information strategy.

В эпоху глобальных вызовов и угроз Россия, оказавшись в эпицентре мировых противоречий, давно уже превратилась в объект постоянного вмешательства во внутренние дела. Геополитическим противникам России удалось спровоцировать широкомасштабную войну против РФ с территории соседней Украины, целью которой является не только сдерживание, но и уничтожение страны. Тотальная война против России ведется в военной, политико-дипломатической, финансово-экономической, информационной и других сферах.

В информационно-гибридной агрессии против России ставка сделана на ведение «фейковой» войны, нацеленной на разложение армии и общества, подрыв общественно-государственных скреп, разрушение общенациональной идентичности. По мнению президента России Владимира Путина, против России развязана беспрецедентная информационная компания, в которой задействованы глобальные социальные сети и все западные СМИ, объективность и независимость которых оказалась просто мифом. Людей пичкают огромным количеством фейков, дошло до того, что одна из американских соцсетей напрямую заявила о возможности публикаций с призывами к убийствам граждан России. Мы понимаем, каким ресурсом обладает эта империя лжи, но против правды и справедливости она все равно бессильна. Позиция у нас честная и открытая - и все больше людей ее слышат и разделяют1.

Только за первую неделю Специальной военной операции на Украине (24.02-2.03.2022) было распространено свыше 1 500 000 фейков антироссийской направленности. «Большая» ложь вокруг боевых действий на Украине превратилась в военный фактор, вдохновляющий противника, одновременно сдерживающий российскую армию. В результате имеют место неоправданные людские и материальные потери, не спадает военное сопротивление ВС Украины, не снижается уровень враждебности украинского населения к российскому военному присутствию, наносится ущерб России на международной арене и др.

Достаточно успешное противостояние украинских вооруженных в ходе Специальной военной операции РФ на Украине в 2022 году обусловлено не только беспрецедентной инфогибридной поддержкой со стороны «империи лжи» и других стран НАТО, превосходство которых обеспечивают глобальные «фабрики смыслов», медиа и цифровые платформы. В течение почти столетия и, особенно последних 30 лет, враждебным внешним силам во многом удался информационно-политический эксперимент по формированию украинской политической нации и, как следствие, общеукраинской идентичности на основе «галицийской» этнорелигиозной традиции и русофобии. Значительную часть зомбированного общества составили русские по происхождению люди со свойственными им стоическими, волевыми, бойцовскими качествами, которые они сегодня демонстрируют в сражениях на Донбассе.

В сложившейся информационно-политической обстановке России остается надеяться на то, что в конце концов правда будет за нами. Однако правда побеждает в стратегическом плане, в то время как «блицкриг кривды» правит бал сегодня в мире, на Украине и частично в РФ. Масштабная ложь вновь оказывается быстрее любых самых рассудительных контрдоводов. Поэтому не приходится надеяться на то, что многострадальные беженцы из Мариуполя и других городов Донбасса разнесут по миру правду о зверствах украинских нацистов в среднесрочном плане. «Большая Правда» может не дождаться своего часа, как это было уже не раз в мировой и отечественной истории, когда побеждали силы зла.

В общей стратегии ментально-когнитивной войны» против России на первое место выходят задачи по перезагрузке информационного поля, медиа-пространства, подрыв цивилизационных основ и скреп государства, социокультурных ценностей и исторического самосознания населения России. В феврале 2022 года Военный департамент США выпустил новый документ «FM 3-61. Communication strategy and public affairs operations». Это руководство по коммуникационной стратегии и операциям по связям с общественностью регламентирует новые подходы информационно-коммуникативного обеспечения мероприятий по связям с общественностью с учетом накопленного опыта2. В доку-

1 Владимир Путин: Будем сражаться за право быть и оставаться Россией // Союзное вече. 2022. № 12, 23-29 марта. - С. 2.

2 Подробнее см.: Field Manual FM 3-61 Communication Strategy and Public Affairs Operations. - /https://www.amazon.com/ Communication-Strategy-Affairs-Operations-February/dp/B09TN1GHCX

менте особое значение придается целенаправленной интерпретации событий в особых условиях, недопущению доминирования альтернативных точек зрений. В связи с вооруженным конфликтом на Украине структуры информационно-психологической борьбы стран НАТО во многом действуют согласно этому Руководству.

Понятие фейкизация предполагает целенаправленное насыщение медиа-коммуникативного пространства лживой или и правдоподобной информацией в рамках подрывного инфотока (мейнстрим, англ. Mainstream- «основное течение») - преобладающее направление в какой-либо области (информационной, научной, культурной и др.) для определённого отрезка времени. Целенаправленное и скоординированное продвижение в медиа всей совокупности фей-ковых новостей, разного рода домыслов, инсинуаций и измышлений, принято относить к понятию «дезинформационная кампания». В медиа-сфере этот термин употребляется в качестве характеристики односторонней заидеологизиро-ванной направленности контента (содержания) и технологий его продвижения.

Термин «инфодемия» изначально означал массированное распространение, прежде всего, по каналам глобальных медиа и цифровых платформ, национальных СМИ избыточного объема искаженной и недостоверной информации о развитии чрезвычайной заболеваемости населения - эпидемии. Применительно к явлению фейкизации под ин-фодемизацией принято понимать массированное распространение избыточного объема лживой информации, раскрутку медиафейков по каналам глобальных медиа и цифровых платформ. В данном контексте можно употреблять новый термин - «фейк(о)демизация», который означает масштабное раскручивание и продвижение дезинформации по каналам глобальных медиа и цифровых платформ, ведущих национальных СМИ и социальных сетей.

По типу репрезентации принято выделять следующие виды фейков: заведомо ложная информация, профессиональная ложь, сомнительная «правда», невольная ложь. По цели создания фейков различают следующие действия: привлечение внимание к автору, его точке зрения; актуализация (инфодемизация) проблемы; дискредитация и дискриминация персоны (организации); введение в заблуждение (дезориентация) аудитории; провоцирование неадекватной реакции, в том числе агрессивной. В интересах обогащения используется мошенничество, различные формы розыгрышей, в том числе телефонный пранк и т. п. Источники информации подразделяют на следующие: сомнительный (недостоверный); ненадежный (медиа, автор, организация, платформа и др.); заинтересованный - в собственной интерпретации события; «панический» - в качестве очевидца и интерпретатора событий; непроверенный (сторонний) - имеющий опосредованное отношение к событию, что не уточняется; виртуальный - анонимная интерпретация в Интернет.

Среди основных целей и задач фейк(о)демизации выделяют следующие: нагнетание медиа-истерии и паники; формирование альтернативной виртуальной реальности; контроль медиа-коммуникативного пространства; удержание стратегической инициативы в информационном противоборстве; нейтрализация альтернативных источников; дезориентация и разложение государства и общества; создание благоприятного фона для реализации других подрывных целей. При достижении целей используется испытанные временем приемы и технологии, в том числе: производство и продвижение фейковых новостей, разного рода мистификаций, домыслов, фальсификаций, измышлений и инсинуаций, слуховых вирусов, скандалов и сенсаций; манипуляция мнениями, мифами, стереотипами; замалчивание фактов; многократное повторение лжи.

В основу дезинформационной кампании против РФ положена неприкрытая русофобия, как предвзятое, подозрительное, негативное и враждебное отношение к Русскому миру, России и русскому государствообразующему народу, историко-культурному наследию. Как пишет сербское издание «Печат», «русофобия - иррациональный страх, смешанный с панической ненавистью, и чувства эти тем сильнее, чем примитивнее психика. Русофобия глубоко укоренились в коллективном бессознательном, она накапливалась там веками»1.

В интересах подрыва общероссийской идентичности ставка делается на разжигание социальных, этнорелигиозных, региональных и других противоречий, дискредитацию Русского мира. Общекультурные идеалы и традиции преподносятся, как пережиток прошлого, неспособные успешно конкурировать с передовым прогрессом. В перекодировании и перепрограммировании сознания, навязывании ложных и пагубных образов мышления и поведения особую роль играет шоу-бизнес и медиа-культурные элиты. В век Интернета во многом фейковая «антирусская мифология, наряду с «голливудским лоском», все больше обретает виртуальный Интернет-облик. Она все больше смешивается с пагубными «ценностями» тотального потребления, трансгуманизма, гедонизма богоборчества, сексизма и ЛГБТ, эко-логизма, прогрессизма и т. п.

В сети Интернет осуществляется целенаправленные эрозия и разрушение русско-сла(о)вянского лингвокуль-турного наследия, извращение нормативной и литературной речи, вытеснение русских слов английскими и другими заимствованиями, поощрение матерщины. Традиционные смыслы в контексте эрозии и подрыва лингвокультуры подменяются ложными, во многом, искусственными идеологемами, образами, симулякрами, трендами, символами, знаками, звуками, музыкальными произведениями. Как считает Владимир Петров: «Оставив людям тот же язык, но подменив смыслы, .„мы получим народ, говорящий на том же языке, но имеющий совсем другие ценности»2. Именно это произошло со многими русскими людьми на «незалежной» Украине, где многие граждане страны оказались жертвами «этнокультурной бандеровщины», политического тоталитаризма и русофобии.

В содержательном плане в национальное медиа-пространство на регулярной основе вбрасываются разного рода фейки и домыслы, нацеленные на противопоставление общегражданской самостийности россиян различным другим

1 См.: Зло проросло на коллективном Западе. - http://bditelnost.info/2019/02/27/pechat-serbiya-zlo-proroslo-na-kollektivnom-

7ара<1е/

2 Орлов В.П. Стратегия обеспечения безопасности государства в условиях информационно-гибридного противоборства // Материалы конференции «Психологическая оборона. Информационное противоборство в условиях ментальной войны (25 августа 2021 г., Московская. область (Кубинка), КВЦ «Патриот»). - М., 2021. - С. 102-103.

формам самоидентификации по социальным, национальным, религиозным, региональным, гендерным, профессиональным, политическим признакам. В связи с этим особую опасность представляют масштабные дезинформационные кампании, нацеленные на разжигание межнациональной и религиозной розни в российском сообществе. Помимо правдоподобных новостных измышлений, в медиа и Интернет активно распространяются тематические и проблемные рассуждения, в которых содержится противопоставление Русского мира и русской самоидентификации, исламской, мусульманско-тюркской, кавказской, угро-финской и другим идентичностям автохтонных и других этносов народов РФ. В информационном плане последовательно создаются предпосылки для дальнейшего разжигания социальной и классовой розни. Информационное пространство насыщается домыслами о росте межрегиональных противоречий, особое внимание акцентируется на гендерных различиях, преимуществах ЛГБТ-сообщества и т.п.

Исходя из целей и задач, в процессе фейк(о)демизации медиа-пространства особое внимание уделяется тарге-тированию (выбору) целевой аудитории. Выбор предопределен в том числе задачами разложения общества и разрушения общегражданской идентичности. Поэтому объектом особых дезинформационной пропаганды являются представители национальных и религиозных слоев населения. Особый расчет делается на растление молодежной среды, начиная с подросткового возраста. Эта категория наиболее восприимчива к альтернативной, нестандартной (крутой), скандальной информации, провоцирующей конфликтность и отчуждение от общества, рост протестных настроений. Специфическое воздействие оказывается на различные объекты женской аудитории, в связи с искренней наивностью женщин, их склонностью доверять и обманываться в своих ожиданиях, быстро менять предпочтения и следовать моде. Несмотря на меньшую восприимчивость к враждебной пропаганде, в качестве отдельной целевой аудитории рассматриваются государственные чиновники и военнослужащие силовых структур. Целевой контент всякий раз готовится и продвигается в расчете на другие категории граждан в зависимости от развития информационно-политических событий в стране. Эффективными проводниками фейк(о)демизации остаются представители агентуры влияния, в том числе, из числа интеллигенции, «медиазвезд», других деятелей культуры и искусства, продвинутых экспертов и журналистов, работников IT-сферы и др.

Современные дезинформационные кампании во многом схожи с прошлыми в том, что они сводятся к массированному вбросу и распространению (поддельных, «фейковых», ложных) новостей, упрощению самих домыслов, измышлений, инсинуаций, их многократному повторению и раздуванию. В информационную эпоху фейк(о)демизация достигается с помощью «умных» («Smart») технологий на базе искусственного интеллекта, алгоритмизацией фейко-вых инфотоков, виртуализацией реальности и т.п. Так, например, давно уже посредством программных цифровых алгоритмов, сетевых посевов осуществляется целевое таргетирование ложных запросов и посылов. Задача состоит в построении сети перекрестного обмена трафиком и повышения цитируемости источников, которые используются для тиражирования подрывного контента на более широкую аудиторию1. Подписчики сетей используются в качестве инструментов многократного рассеивания целевого контента, который содействует однообразному восприятию виртуальной реальности и, как следствие, заметному искажению объективной действительности в восприятии пользователей. В результате массированного «консциентального» давления в области общественного и индивидуального сознания происходит «утрата локализации идентичности» и ослабление гражданской идентификации, прежде всего, среди элитных влиятельных групп населения2. Значительная часть россиян, прежде всего, из числа молодежи и подростковой среды оказывается втянутыми в процесс формирования сетевой (цифровой) идентичности.

В последнее время появились отдельные наработки по оперативному выявлению дезинформации в медиа, соблюдению «информационной гигиены» и др. Заслуживает особого внимания исследование «Маркеры фейка в медиа-текстах», проведенное Воронежским государственным университетом (ВГУ) и Воронежской ассоциацией экспертов-лингвистов в 2020 году. В 2022 году в период проведения СВО на Украине методическая разработка была оперативно подготовлена по линии МО РФ. По мнению Игоря Ашманова, применительно к российским современным реалиям «элементарные принципы ментальной гигиены» могут включать в себя следующие: осознание того, что, что РФ является объектом инфогибридной агрессии; избегание впадения в медиа истерии; игнорирование антироссийского инфо-тока (мейнстрима), враждебных источников информации; отдание приоритета проверенным источникам, особенно в сети Интернет; перепроверка («фактчекинг») информации; неучастие в распространении сомнительной информации3. Особой ответственности и скрупулезности требует проведение «фактчекинга» (от англ. fact-checking - «проверка фактов»), что сложно для обыкновенного потребителю информации. Среди подходов «фактчекинга» выделяют следующее: поиск первоисточника; проверку информации по нескольким источникам; экспертизу противоположных интерпретаций; идентификацию по медиа- и Интернет метрике; проверку написания имен, профессий, званий; сверку дат, адресов, географических названий и др.

В целом, нельзя не признать, что массированное подрывное воздействие враждебных сил нередко достигает своих целей в противодействии консолидации и мобилизации общества и государства перед лицом глобальных вызовов и угроз. Ложь уже сама по себе опасна, т. к. она разделяет и растлевает все слои населения, обостряет межличностные отношения, оказывает пагубное влияние на все сферы жизнедеятельности государства и общества, сдерживает

1 Цветков Ю.Д. Использование цифровых платформ (сервисов) для целей информационного противоборства и идеологического подавления противника // Материалы конференции «Психологическая оборона. Информационное противоборство в условиях ментальной войны (25 августа 2021 г., Московская область (Кубинка), КВЦ «Патриот»). - М., 2021. - С. 68.

2 Смолин М. Страшная опасность для России: Консциентальные войны. - http://www.imperiyanews.ru Ме1ш^/Ь34е1123е-00е5-е911-8107-020с5а00406е

3 Ашманов И. Фейковое цунами. Как распознавать фейки про спецоперацию на Украине. - https://roem.ru/03-03-2022/ 287576/tsunami-fake/

конкурентоспособность страны на международной арене1. Характер и содержание «фейковой войны» антироссийской направленности вокруг Специальной военной операции РФ на Украине в 2022 году - наглядное свидетельство особой силы масштабной лжи в современном геополитическом противоборстве. Осознание этой опасности требует незамедлительного противодействия этой угрозе национальной безопасности государства и общества в теоретическом и практическом планах.

В условиях инфогибридной агрессии против РФ перед лицом многократно превосходящих сил противника необходима кардинальная перестройка, прежде всего, сферы просвещения, информации и IT-коммуникаций, искусства и культуры и др. На первый план выходит задача консолидации и мобилизации общества на основе общероссийской идентичности. Поэтому особую актуальность приобретает создание системы обеспечения информационно-коммуникативной2 безопасности государства и обществ (НСИКБ), которая, наряду с другими стратегическими задачами3, призвана будет укреплять общегосударственную самостийность и общегражданскую идентичность, противостоять подрывным нападкам извне изнутри. В конкретном плане создание НСИНБ России предполагает:

Во-первых, разработку и воплощение в жизнь идеологии государственного патриотизма на основе русского языка и лингвокультурного наследия государствообразующего народа, с учетом традиционных ценностей других этносов, способствующих формированию общероссийской идентичности, а также реализацию стратегии укрепления духовно-исторических ценностей, утверждения в обществе веры, морали и нравственности.

В многонациональной и поликонфессиональной России эффективная долгосрочная идеология может быть выстроена исключительно на основе русского языка и лингвокультурного наследия государствообразующего народа (по Конституции РФ). Другой равноценной общественно-государственной скрепы российской цивилизации не существует4.

Во-вторых, образование нового идеологического (информационно-культурного) ведомства (министерства) Российской Федерации в интересах объединения всех возможностей государства в сфере культуры и искусства, информации и коммуникаций, восстановления в полном объеме культурного и информационного суверенитетов, перехвата стратегическую инициативы в информационно-коммуникативном противостоянии, формирования благоприятного информационно-культурного фона консолидации и мобилизации общества перед лицом глобальных вызовов и угроз.

В-третьих, укрепление информационно-коммуникативного и цифрового суверенитета страны, разработка и внедрение современных цифровых платформ и программного обеспечения в интересах информационно-коммуникационной борьбы с противником, консолидация медиа- и Интернет-ресурсов, сил и средств «мягкой силы» (Soft power) государственных и общественных институтов власти, IT-возможностей обеспечения сферы информационно-коммуникативного противодействия (борьбы).

В-четвертых, формирование на базе Министерства обороны РФ базовой платформы информационно-коммуникационной борьбы в интересах всех других силовых структур, консолидировав в рамках самостоятельной «Главной службы военной информации и коммуникаций» (ГСВИК) во главе с первым заместителем МО РФ в статусе Члена Совета Безопасности РФ все информационные и другие возможности вооруженных сил по аналогии ГлавПУ СА и ВМФ СССР. Создание аналогичных структур информации и коммуникации, консолидирующих все «гибридные» возможности, в других силовых структурах.

В-пятых, под эгидой Совета Безопасности РФ организовать смыслостратегирование, планирование и координацию по целям и задачам, месту и времени, объектам, содержанию, формам и методам, каналам воздействия перманентных информационно-коммуникативных кампаний (операций) в интересах государства и общества с участием силовых структур и, прежде всего, МО РФ, МИД РФ, профильных гражданских министерств и других заинтересованных ведомств.

В-шестых, переход от оборонительной контрпропаганды к наступательной стратегии информационно-коммуникативного противодействия (борьбы) с вероятным противником, выработка соответствующих концептуальных подходов в этой сфере обеспечения национальной безопасности государства и общества, организация исследовательской деятельности по данной проблематике.

В-седьмых, создание политико-правовых предпосылок оздоровления культурной и информационно-коммуникативной атмосферы в обществе, преодоления фейк(о)демизации национального медиа пространства, принятие оперативных достаточных мер по нейтрализации подрывных действий по разложению общества в чрезвычайных условиях и кризисных ситуациях.

Одним из первых шагов на пути формирования национальной системы обеспечения информационно-коммуникативной безопасности государства и общества должна стать организация подготовки современных специалистов в области информационно-коммуникационной деятельности в области, со знанием иностранных языков и IT-технологий.

1 Подробнее см.: Пашин Ф. Инфодемизация национального медиапространства. - https://cont.ws/@paschin-541/2119916

2 В коммуникационном процессе понятие коммуникативный имеет отношение к субъектам коммуникации, в то время как коммуникация представляет собой технические и другие каналы и средства связи и общения, обеспечивающие обмен смыслами, символами, звуками, знаками и др. Термин коммуникативный включает в себя процесс коммуникации.

3

Основные задачи НСИКБ: государственно патриотическое воспитание и лингвокультурное просвещение; историко-культурное и духовно-нравственного воспитание; консолидация и мобилизация общества; укрепление общенациональной идентичности и межнациональных отношений; противодействие подрывным действиям извне и изнутри; развитие медиа- и межкультурных коммуникаций; организация информационно-культурного влияния на развитие международных событий.

4 Пашин Ф. Информационный урок Специальной военной операции. - https://cont.ws/@paschin-541/2243881

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.