Научная статья на тему 'Феодальные отношения в Западной Грузии во второй половине xviii В. (Имеретинское царство и Абхазское княжество)'

Феодальные отношения в Западной Грузии во второй половине xviii В. (Имеретинское царство и Абхазское княжество) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
625
85
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Новое прошлое / The New Past
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ГРУЗИЯ / ИМЕРЕТИНСКОЕ ЦАРСТВО / АБХАЗСКОЕ КНЯЖЕСТВО / МИНГРЕЛЬСКОЕ КНЯЖЕСТВО / РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ / ОСМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ / СОЛОМОН I / ШЕРВАШИДЗЕ / ДАДИАНИ / РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА / GEORGIA / THE KINGDOM OF IMERETI / ABKHAZIAN PRINCIPALITY / MINGRELIAN PRINCIPALITY / RUSSIAN EMPIRE / OTTOMAN EMPIRE / SOLOMON I / SHERVASHIDZE / DADIANI / RUSSIAN-TURKISH WAR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сулаберидзе Зураб

На основании научной литературы и архивных исследований в статье представлены актуальные проблемы феодальных отношений в Западной Грузии. В частности, исследованы взаимоотношения Имеретинского царства с Абхазским княжеством в 50-90-х гг. XVIII в. Взаимоотношения этих двух феодальных единиц трудно назвать стабильными. В основном они менялись в зависимости от того, насколько централизованной и крепкой была власть Имеретинского царства. В случае сильной власти, Абхазское княжество, как и другие княжества Западной Грузии, признавало верховенство имеретинского царя. Когда власть ослабевала, усиливались сепаратистские настроения феодалов в Западной Грузии, которых активно поддерживала Османская империя. В работе рассмотрены участие Грузии в Русско-турецкой войне 1768-1774 гг., проблемы отражения интересов политических единиц Грузии в Кучук-Кайнарджийском мире 1774 г. и в Ясском договоре 1791 г. Затронуты процесс установления военнополитического влияния России на Кавказе и в Грузии в частности, а также противоречивость между представителями феодальной знати. В итоге представлены аспекты деятельности дипломатической миссии Имеретинского царства в России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article describes the problems of feudal relations in Western Georgia based on the scientific literature and archival research. In particular, we investigate the relationship of the Kingdom of Imereti with the Abkhazian Principality in 1750-90-ies. The relationship of these two feudal units was quite unstable depending on how strong was the power the Kingdom of Imereti. In the case of a strong government of Imereti, the West Georgian principalities, including the Principality of Abkhazia, recognized the supremacy of the king of Imereti. When the power weakened, separatist inclination of feudal lords of Western Georgia intensified, which was actively supported by Ottoman Empire. We further analyze Georgia’s participation in the Russian-Turkish War in 1768-1774, the struggle of political units to get their interests reflected in the Treaty of Küçük Kaynarca in 1774 and in the Jassy Treaty in 1791. We touch upon the process of establishment of Russian military and political influence in the Caucasus and in Georgia in particular, as well as inconsistency between the representatives of the feudal nobility. The work is concluded by examining aspects of the diplomatic mission of the Kingdom of Imereti in Russia.

Текст научной работы на тему «Феодальные отношения в Западной Грузии во второй половине xviii В. (Имеретинское царство и Абхазское княжество)»

УДК 94(47) DOI: 10.23683/ 2500-3224-2017-2-120-132

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЗАПАДНОЙ ГРУЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в. (ИМЕРЕТИНСКОЕ ЦАРСТВО И АБХАЗСКОЕ КНЯЖЕСТВО)

Зураб Сулаберидзе

Аннотация. На основании научной литературы и архивных исследований в статье представлены актуальные проблемы феодальных отношений в Западной Грузии. В частности, исследованы взаимоотношения Имеретинского царства с Абхазским княжеством в 50-90-х гг. XVIII в. Взаимоотношения этих двух феодальных единиц трудно назвать стабильными. В основном они менялись в зависимости от того, насколько централизованной и крепкой была власть Имеретинского царства. В случае сильной власти, Абхазское княжество, как и другие княжества Западной Грузии, признавало верховенство имеретинского царя. Когда власть ослабевала, усиливались сепаратистские настроения феодалов в Западной Грузии, которых активно поддерживала Османская империя.

В работе рассмотрены участие Грузии в Русско-турецкой войне 1768-1774 гг., проблемы отражения интересов политических единиц Грузии в Кучук-Кайнарджийском мире 1774 г. и в Ясском договоре 1791 г. Затронуты процесс установления военно-политического влияния России на Кавказе и в Грузии в частности, а также противоречивость между представителями феодальной знати. В итоге представлены аспекты деятельности дипломатической миссии Имеретинского царства в России.

Ключевые слова: Грузия, Имеретинское царство, Абхазское княжество, Мингрельское княжество, Российская империя, Османская империя, Соломон I, Шервашидзе, Дадиани, Русско-турецкая война.

Сулаберидзе Зураб, кандидат исторических наук, доцент Тбилисского гуманитарного университета, 0144, Грузия, г. Тбилиси, Проспект Монаха Габриела Салоса, д. 31, sulaberidze75@gmail.com.

FEUDAL RELATIONS IN WESTERN GEORGIA IN THE SECOND HALF OF THE XVIIIth CENTURY (THE KINGDOM OF IMERETI AND ABKHAZIAN PRINCIPALITY)

Zurab Sulaberidze

Abstract. The article describes the problems of feudal relations in Western Georgia based on the scientific literature and archival research. In particular, we investigate the relationship of the Kingdom of Imereti with the Abkhazian Principality in 1750-90-ies. The relationship of these two feudal units was quite unstable depending on how strong was the power the Kingdom of Imereti. In the case of a strong government of Imereti, the West Georgian principalities, including the Principality of Abkhazia, recognized the supremacy of the king of Imereti. When the power weakened, separatist inclination of feudal lords of Western Georgia intensified, which was actively supported by Ottoman Empire.

We further analyze Georgia's participation in the Russian-Turkish War in 1768-1774, the struggle of political units to get their interests reflected in the Treaty of Kuguk Kaynarca in 1774 and in the Jassy Treaty in 1791. We touch upon the process of establishment of Russian military and political influence in the Caucasus and in Georgia in particular, as well as inconsistency between the representatives of the feudal nobility. The work is concluded by examining aspects of the diplomatic mission of the Kingdom of Imereti in Russia.

Keywords: Georgia, the Kingdom of Imereti, Abkhazian Principality, Mingrelian Principality, Russian Empire, Ottoman Empire, Solomon I, Shervashidze, Dadiani, Russian-Turkish War.

I Sulaberidze Zurab, PhD in History, Associate Professor at Tbilisi Humanitarian Teaching University, 31, Gabriel Salosis Ave, Georgia, 0144, Tbilisi, sulaberidze75@gmail.com.

В конце XV в. в результате распада единой феодальной Грузии на территории Западной Грузии возникли следующие политические единицы: Имеретинское царство, Мингрельское, Абхазское и Гурийское княжества. С самого начала князья Западной Грузии стремились к независимости своих владений, что активно поддерживала Османская империя.

После завершения турецко-персидской войны и заключения Амасийского мирного договора 1555 г. Грузия в течение долгого времени была лишена политического единства. По вышеназванному договору Восточная Грузия оказалась под властью Персии, а Западная Грузия отошла Османской империи. Для турецкого султана раздробленность княжеств Западной Грузии была намного выгодней, чем сильное централизованное Имеретинское царство на западе Грузии.

Взаимоотношения между Имеретинским царством и Абхазским княжеством во второй половине XVIII в. отличались нестабильностью. На их динамику влияли различные обстоятельства. В 50-х гг. XVIII в. при сильной централизованной власти Имеретинского царства все княжества Западной Грузии, в том числе и Абхазское, признавали верховенство имеретинской царской власти и активно ее поддерживали в борьбе против иноземных захватчиков.

Абхазский князь Хутуния Шервашидзе активно поддерживал имеретинского царя Соломона I в борьбе против сепаратистски настроенных феодалов Западной Грузии. Он героически погиб во время Хресильской войны 1757 г.

Как свидетельствуют документальные материалы, в 50-60-х гг. XVIII в. между княжествами Западной Грузии развивались тесные торгово-экономические отношения. Это нашло отражение в письме известного духовного лица и дипломата Имеретии католикоса Максима Абашидзе, отправленного им 14 марта 1769 г. российскому императорскому двору. В письме он указывал, что на берегу Чёрного моря были расположены три имеретинских города - Батуми, Сухуми, Поти, каждый из которых имел удобно расположенную гавань для доступа кораблей. К тому же эти же эти города поддерживали тесные торгово-экономические связи со столицей Имеретии - Кутаиси [Мачарадзе, 1988, с. 300].

Об общем положении Абхазии в 60-х гг. XVIII в. также свидетельствует князь Александр Амилахвари. Военную службу князь проходил в России. Для ознакомления с общей ситуацией в Грузии в начале Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Коллегия иностранных дел отправила туда Александра. В своей записке князь свидетельствует о ряде любопытных фактов. Из свидетельства Амилахвари видно, что все члены семьи абхазского князя Шервашидзе соблюдали православное вероисповедание. Что касается населения, лишь небольшая его часть исповедовала христианство, а большинство жителей оставались язычниками [Мачарадзе, 1988, с. 318]. Таким образом, семья князя Шервашидзе в середине XVIII в. являлась частью грузинской христианской культуры.

Взаимоотношения между Имеретинским царством и Абхазским княжеством резко ухудшились во время Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Во время

Русско-турецкой войны абхазский князь Шервашидзе вместе мингрельским князем Дадиани активно боролись против имеретинского царя Соломона I. Разочарованный царь 15 октября 1769 г. написал командующему русскими войсками на Кавказе Г.К. Тотлебену, что он не мог принимать участие в освобождении Ахалцихе в Южной Грузии от турков, так как 12 октября 1769 г. мингрельский и абхазский князья с помощью османов, с шеститысячным военным контингентом напали на имеретинские деревни. Около 700 грузин было взято в плен и передано туркам [Мачарадзе, 1988, с. 430-436].

Нападения абхазского князя на Имеретию не прекращались. В то время как имеретинский царь Соломон I с генералом Г.К. Тотлебеном готовили план освобождения Шорапанской крепости от османов, 20 декабря 1770 г. мингрельские, абхазские и турецкие отряды численностью в девять тысяч провели очередную атаку на Имеретию. Наступление этого объединенного войска завершилось поражением Имеретии, десятки поселений которой обратились в руины. Более 900 человек было взято в плен [Мачарадзе, 1988, с. 539].

В течение 1770 г. ситуация на кавказском фронте Русско-турецкой войны продолжала ухудшаться. В декабре 1770 г. генерал Г.К. Тотлебен был признан непригодным для командования и освобожден от должности начальника русского армейского корпуса на Кавказе. На место Г.К. Тотлебена был назначен генерал А.Н. Сухотин.

Военная стратегия генерала Сухотина не сильно отличалась от действий его предшественника. Русский генерал не только был плохо осведомлен о трудных взаимоотношениях между местными феодалами, он также не имел представления о климате и других природно-географических особенностях края. Тем не менее в июне 1771 г. Сухотин начал военные действия по освобождению Поти от турецких войск.

Вместе с другими феодалами Западной Грузии принимал участие в этой освободительной операции самурзаканский князь Леван Шервашидзе. Шервашидзе в свою очередь проводил переговоры с генералом Сухотиным, чтобы получить покровительство от российского императорского двора [Дзидзария, 1989, с. 163-175].

Сухотин без посредничества имеретинского царя пытался установить прямой контакт с правителем Самурзакани, чтобы расширить российское влияние в Абхазии. Тем не менее планы русского генерала не оправдались. Мингрельский князь Чичуа, который владел землями вдоль реки Риони, уговорил князя Левана Шервашидзе отказаться от сближения с Россией [АВП РИ, ф. 110, оп. 1, д. 2. л. 1].

Дальнейшие военные действия русских войск на Кавказе не дали желаемого результата. Из-за неудачных военных операций императрица Екатерина II в 1772 г. решила начать вывод российского экспедиционного корпуса из Грузии. Также она велела оставить часть военных припасов и амуниции имеретинскому царю Соломону.

Российское правительство в письме, направленном картли-кахетинскому царю Ираклию II, указывало, что Россия представляла интересы Грузии во время заключения мирного договора с Османской империей несмотря на то, что грузины, как союзники, не проявили себя должным образом.

Потийская экспедиция генерала Сухотина завершилась полным провалом. Малярия Колхидской долины отправила в лазарет треть солдат из отряда Сухотина. Поход прекратился, Поти остался турецким. Провал Потийской кампании был также обусловлен предательскими действиями мингрельского князя Кахи Чичуа. Вместо того, чтобы согласно договору помогать российским войскам, он выдавал туркам информацию о военной стратегии и передвижении российских войск. За предательство мингрельский князь был взят в плен Сухотиным вместе с двумя дворянами (Мумулаши и Гегенава). Имеретинской царь Соломон неоднократно пытался выкупить пленных у русского генерала, но безрезультатно. Он также был заинтересован в покорении князя Чичуа с целью ослабить позиции Мингрельского княжества в Западной Грузии. Чуть позже князь Чичуа со своими дворянами (азнаурами) был заперт в Кизлярской тюрьме, где и скончался в 1773 г. из-за подорвавшегося здоровья [АВП РИ, ф. 110, оп. 1, д. 2, л. 5-6].

Ни совместные действия грузинских царей, ни попытки мингрельского князя Дадиани не принесли желаемого результата в деле вытеснения османов из Западной Грузии. Россия еще в начале 1773 г. решила отказать просьбе картли-кахетинского царя Ираклия II о покровительстве. Граф Н.И. Панин - фактический руководитель российской внешней политики, убеждал Ираклия II, что для получения российского покровительства необходимо было выбрать более благоприятный момент. Граф также считал, что военное присутствие России в Грузии не принесло бы успеха в борьбе против общего врага - Османской империи.

Совместным усилиям российских и грузинских войск мешало множество препятствий. Это были неорганизованность грузинских земель, разрозненные политические взгляды грузинской феодальной элиты, а также в корне отличная форма подготовки и тактика ведения боевых действий русских и грузинских войск.

10 июля 1774 г. было подписан Кучук-Кайнарджийский мир. Российский флот приобрел право на свободное судоходство в Чёрном море. Турция обязывалась выплатить контрибуцию Россию в размере 4,5 млн рублей золотом [Дружинина, 1955, с. 351].

Как отметил известный русский историк В.О. Ключевский, 1774 год проложил путь для российских торговых судов в Чёрном море. С завоеванием Крыма был поднят вопрос о создании военного флота, с помощью которого Россия могла бы стать государством-протектором христиан Ближнего Востока [Ключевский, 1958, с. 61].

Что касается грузинских царств и княжеств в Кучук-Кайнарджийском договоре, в 23-й статье были упомянуты лишь имеретинские крепости. Как гласит документ: «Багдадчик, Кутаис и Шегербан, российским оружием завоеванные, будут Россиею

признаны принадлежащими тем, кому они издревле принадлежали». Остальная часть Грузии в документе не упоминалась [Дружинина, 1955, с. 356].

Очевидно, что статья договора была двусмысленной. Конкретная интерпретация зависела от политических обстоятельств. В случае усиления России она без труда могла бы доказать, что Кутаиси издревле являлся грузинским городом. Тем более что в академических кругах России в то время были хорошо знакомы с источниками античных авторов о Грузии.

Накануне 70-80-х гг. XVIII в. политическая обстановка в Абхазии оставалась сложной. Поражения турецких войск у Аспиндзы от грузинской армии Ираклия II в апреле 1770 г. и общее ослабление османских сил на Кавказе позволили абхазскому князю Зурабу Шервашидзе с помощью своего дяди Левана Шервашидзе изгнать турецких янычар из Сухумской крепости. Но вскоре разногласия между дядей и племянником позволили туркам вновь захватить Сухумское укрепление.

В целом семья Шервашидзе отрицательно относилась к агресивной политике Блистательной Порты и всячески пыталась препятствовать учреждению полного политического контроля. Впоследствии турки лишили Зураба Шервашидзе княжеского права в Абхазии и власть передали сыну Манучара Шервашидзе, Келешбею. Когда представители семьи Шервашидзе находились в изгнании, в Абхазии усиливается фамилия абазинского происхождения Дзяпш-Ипа. Эта феодальная семья раньше владела землями, прилегающими к реке Гумиста. После изгнания Зураба Шервашидзе Дзяпш-Ипа расширяют свою власть вокруг прилегающих районов Сухумской крепости [Сборник сведений о кавказских горцах, 1870, с. 19-20; Антелава, 1949, с. 68]. Кроме Сухуми, Дзяпш-Ипа заняли все пространство между реками Псыртсхой и Кодором. Цхобен (ныне Дранда) также оказалась под их властью [Антелава, 1949, с. 68].

Вышеуказанные факты отчетливо показывают усиление убыхско-абазинской этнический общности на территории Абхазии [Чиковани, 2007, с. 13]. Османская империя не осталась в стороне от этих политических процессов, а только активно вмешивалась. С 40-х годов XVIII в. османы усердно пытались дестабилизировать отношения между феодальными семьями и поддерживали протурецкие политические силы в Абхазии [Шенгелия, 1991, с. 309-322].

Только к концу XVIII в. турки позволили Зурабу Шервашидзе вернуться на родину в качестве турецкого вассала [Антелава, 1949, с. 72-73].

Зурабу Шервашидзе пришлось серьезно подумать о восстановлении власти и подчинении самовольных феодалов. Он был вынужден пойти на компромисс. С целью урегулирования отношений с феодалами семьи Дзяпш-Ипа, Шервашидзе женил своего племянника Келешбея, в то время находившегося в ссылке в Османской империи, на одной из представительниц семьи Дзяпш-Ипа [Антелава, 1949, с. 68-69]. Шервашидзе не мог самостоятельно править княжеством, так как он находился под влиянием Дзяпш-Ипа.

В 70-е гг. XVIII в. английские коммерсанты были заинтересованы расширить торгово-деловую деятельность в Абхазии. В 1775 г. капитан английского торгового судна Томас Рейн вел переговоры о коммерческих сделках с лейтенантом российской армии Иосифом Перри. Из Таганрога русский лейтенант сообщил в Санкт-Петербург о готовности британских бизнес-сообществ развивать торгово-экономические отношения с Абхазией, на что российский двор изначально дал согласие [Дзидзария, 1989, с. 168]. Но в конечном результате инициатива англичан не получила дальнейшего развития.

В 80-е гг. XVIII в. на Черноморском побережье Кавказа стали появляться и французские дельцы, и военные инженеры. Турки нанимали французов для проведения восстановительных работ военных крепостей. Об этом свидетельствует ряд документов из Архива внешней политики Российской империи [АВП РИ, ф. 89, оп. 8, д. 640, л. 70-71].

После Кучук-Кайнарджийского мира Россия избегала развивать официальные отношения с Имеретинским царством. Несмотря на это царь Соломон I значительно укрепил свои позиции в Западной Грузии. Османской империи не нравилось усиление Соломона, поэтому турки уговорили абхазского князя и несколько северокавказских обществ нанести удар по Западной Грузии. В марте 1780 г. Мингрелия подверглась атаке вблизи Рухской крепости.

Несмотря на разногласия, князь Дадиани известил Соломона I: «Безбожные вторглись к нам для уничтожения моих владений и желают опозорить всех христиан». Дадиани просил Соломона не упоминать старые обиды и оказать помощь в борьбе против общего врага [Дадиани, 1962, с. 80]. Источники о Рухской битве весьма скудные. Основным источником является поэма грузинского поэта и дипломата Бесики (Виссарион Габашвили) «Рухская битва» [Бесики, 1962, с. 122-134]. Поэт сам принимал участие в поле боя и оставил весьма красноречивое описание этого кровопролитного сражения. Исследователи на протяжении многих лет рассматривали эту битву как несправедливую и братоубийственную, но история этой войны заслуживает более тщательного исследования.

В начале поэмы Виссарион Габашвили писал, что «сегодня был день падения Агарянов. И мы, страдающие христиане, смогли подняться» [Бесики, 1962, с. 124]. Поэт продолжает: «Шервашидзевцы вместе с татарскими, джиками и аланскими племенами осуществили нападение на Мингрелию... они жаждали выпить чашу мингрельской крови». В конце поэмы дано своего рода предостережение поэта Зурабу Шервашидзе: «Зураб, слышал я о твоей старой мудрости, весьма любил и уважал твой дом, который был построен на старом и прочном фундаменте... но теперь мне больно за то, что прочно построенная башня вами была низвержена и гордость великой фамилии ногами мулл была затоптана» [Бесики, 1962, с. 124-125].

Рухская битва завершилась победой Мингрелии и Имеретии. Об этом весьма важном историческом факте гласит также надпись на одной из стен Имеретинской крепости «Моди нахе»: «Мы, царь всей Имеретии, Соломон первый, из рода Давида,

когда вступили в бой в Зугдиди с Абхазцами, Джиками и Аланами, то с божьей помощью победили тогда врагов, состоящих из двенадцати тысяч человек» [Гамахария, Гогия, 1997, с. 396].

Внимание заслуживает тот факт, что во второй половине XVIII в. и в начале XIX в. происходит процесс «картвелизации» жителей Абхазии абазинского происхождения. Множество фамилий приняло грузинскую (мингрельскую) форму произношения: Адзинба - Адзинбая, Бутба - Бутбая, Зухба - Зухбая, Лакырба - Лакербая [Гасвиани, 1982, с. 125-126].

В 80-х гг. XVIII в. крымский вопрос занимал в российско-турецких отношениях особенное место. Турция снова претендовала на Крым, но вернуть его не могла. Россия упразднила ханство и присоединила Крым. Турция не только уступила Крым, но также она начала терять свое влияние на Кавказе. Сложившаяся обстановка способствовала развитию российско-грузинских отношений.

В 1783 г. крымский вопрос фактически был решен. Однако протекторат Грузии оставался спорным вопросом между Россией и Османской империй.

Российское правительство в декабре 1782 г. дало инструкцию своему посланнику в Константинополе оказать политическую поддержку грузинским царствам в политических интересах России. Кроме того, по указанию императрицы граф А.А. Безбородко ознакомил князя Г.А. Потемкина с основными принципами готовящегося договора о покровительстве Грузии [Цагарели, 1902, с. 13; Цинцадзе, 1960, с. 269-275]. 24 июля 1783 г. Георгиевский трактат между Картли-Кахетинским царством и Российской империей был заключен.

Этим актом картли-кахетинский царь Ираклий II отказывался признать себя вассалом Ирана или какого-либо другого государства. Россия обязывалась защищать Картли и Кахетию от внешних врагов и помочь вернуть утраченные территории, которые должны были оставаться во владении грузинских царей. Георгиевский трактат был международным договором между двумя феодальными государствами с разными идеологиями.

21 сентября 1783 г. завершились длившиеся годы дипломатические переговоры между Россией и Турцией. В ходе переговоров Россия не смогла достичь своей цели - расширить границу до Сухумской крепости. Границей между двумя государствами была признана река Кубань.

Присоединение Сухумской крепости имело стратегическое значение для России, чтобы установить влияние в Западной Грузии.

В начале 80-х гг. XVIII в. влияние России на Кавказе усилилось. Несмотря на это османское правительство пыталось сохранить свое господство над Имеретинским царством и тремя княжествами Западной Грузии. В связи с этим имеретинский царь Соломон писал П.С. Потемкину, что Стамбул прислал в Поти трехбунчужного

пашу с десятью тысячами войска и работниками, чтобы привести в порядок турецкие крепости, находившиеся на черноморском побережье. Также Соломон информировал Россию о том, что ахалцихский паша опасается появления русской армии, а также не только не доверяет грузинским царям, но и испытывает враждебность по отношению к ним.

Проникновением абазин в Абхазию и вглубь Западной Грузии был сильно обеспокоен Соломон I, и об этом он писал в письме от 4 марта 1784 г. Екатерине II. Царь хотел привлечь внимание России, показать опасность увеличения османского давления на Имеретию [РГВИА, ф. 52 оп. 1/194, ч. 3, д. 331, л. 60].

Грузино-российские дипломатические отношения 1785 г. характеризовались решением проблем Абхазии и других провинций Западной Грузии. 9 июля 1785 г. имеретинской посол в России Зураб Церетели представил князю Г.А. Потемкину идею о том, что если бы Грузия при помощи России построила дополнительные крепости на побережье Чёрного моря, это способствовало бы укреплению границы Имеретинского царства и выдворению турок из Абхазии, Гурии и Мингрелии [РГВИА, ф. 52, оп. 1/194, ч. 4, д. 20, л. 81 -88]. Так как Западная Грузия всё еще находилась во власти Османской империи, идея имеретинского посла не получила поддержки.

Несмотря на договор с Турцией, российский императорский двор не ограничился своим недавним достижением и попытался расширить сферу влияния на Кавказе. Как видно из множества документов, абазинские, черкесские и ногайские племена, жившие на Кавказе, оказывали активное сопротивление российским военным. Они жгли степи и нападали на русские позиции. Астраханский губернатор в октябре 1786 г. даже обратился в Санкт-Петербург с просьбой о помощи [РГВИА, ф. 52, оп. 1/194, ч. 4, д. 366, л. 59].

Абазины и другие черкесские общества, жившие на Черноморском побережье Кавказа, осознавали, что собственными силами не могут противостоять могущественной Российской империи. Они просили Турцию оказать им помощь [АВП РИ, ф. 89, оп. 8, д. 640, л. 21].

После смерти Соломона I трон Имеретинского царства перешел к Давиду Георгиевичу (1784-1789 гг.). Политическая ситуация в царстве оставалась весьма напряженной. В это время Абхазское княжество являлось главным убежищем сепаратистски настроенных феодалов Западной Грузии.

Царь Давид Георгиевич, как и предыдущие цари Имеретии, старался развивать дипломатические отношения с Россией. С этой целью он назначил послом Имеретии в России известного грузинского общественного деятеля, поэта и дипломата Виссариона Габашвили.

В конце 80-х гг. XVIII в. отношения между Имеретинским царством и Абхазским княжеством начали улучшаться. Свидетельством этого факта является письмо имеретинского царя, отправленное послу Габашвили 14 июля 1789 г. В документе

царь Давид Георгиевич сообщил послу о налаживании отношений с абхазскими князьями. Абхазские дворяне, в свою очередь, прибыли с подарками в июле 1789 г. ко двору имеретинского царя и выразили готовность признать суверенитет царя Имеретии. Также абхазские дворяне просили Имеретию ходатайствовать о российском покровительстве [Мачарадзе,1968, с. 163]. Имеретинский царь со своей стороны дал обещание выполнить просьбу, что привело делегацию Абхазии в восторг [Мачарадзе, 1968, с. 164].

В сентябре 1789 г. Виссарион Габашвили подчеркивал в своем письме Г.А. Потемкину стратегическое значение Абхазии для утверждения России на Черноморском побережье Кавказа. По словам Габашвили, военно-политическое упрочнение России на Кубани непосредственно было связано с Абхазией [Мачарадзе, 1968, с. 171]. Письмо имеретинского дипломата было отправлено в разгар Русско-турецкой войны 1787-1791 гг.

Однако письмо грузинского посла не получило практически никакого отзыва от Российского правительства. В это же время в конце июля 1789 г. имеретинской царь Давид был свергнут с царского трона феодалами Западной Грузии. Царская власть перешла 18-летнему Давиду Арчиловичу. Новый властитель продлил полномочия имеретинскому послу и дал поручение ускорить заключение договора с Россией с теми же самыми условиями, с какими был принят Георгиевский трактат о российском покровительстве над Картли-Кахетинским царством.

Несмотря на неоднократные попытки имеретинского посла, Россия всё же не была заинтересована в покровительстве над Имеретией. Следует также отметить, что на фоне той международной обстановки, когда европейские дипломаты были единодушны в сохранении целостности Османской империи, Россия не могла предпринимать никаких практических шагов для установления покровительства над Имеретинским царством и княжествами Западной Грузии.

Русско-турецкая война 1787-1791 гг. завершилась Ясским миром. Документ никак не отражал интересы Имеретинского царства и княжеств Западной Грузии. Таким образом, миссия посла Виссариона Габашвили, как и предыдущих послов Имеретии, оказалась безрезультатной. Политические процессы, развивавшиеся в Абхазском княжестве на рубеже XVIII-XIX вв., завершились принятием его под покровительство России в октябре 1810 г.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Архив внешней политики Российской империи (АВП РИ). Ф. 110. Оп. 1. Д. 2. АВП РИ. Ф. 89. Оп. 8. Д. 640. АВП РИ. Ф. 89. Оп. 89/8. Д. 675.

Антелава И. Очерки по истории Абхазии XVII-XVIII веков. Сухуми: Издательство Академии наук Грузинской ССР, 1949. 166 с.

Антелава И.Г., Дзидзария Г.А. Материалы к истории Абхазского княжества // Исторический вестник. Тбилиси: Архивное управление МВД Грузинской ССР 1953. Вып. 7. 307 с.

Бесики. Сочинения / под ред. Ал. Барамидзе и В. Топурия. Тбилиси: Ганатлеба, 1962. 235 с. (на грузинском языке).

Гамахария Д., Гогия Б. Абхазия - историческая область Грузии. Тбилиси: Издательство ООО «Агдгома», 1997. 894 с.

Гасвиани Г. Древняя и новая Абхазия. Тбилиси: Институт истории и этнологии Академии наук Грузии, 1998. 264 с. (на грузинском языке).

Дадиани Н. Жизнь Грузин. Тбилиси: Издательство Института рукописи Академии наук Грузинской ССР 1962. 281 с. (на грузинском языке).

Дзидзария Г. Политические события в Абхазии во второй половине XVIII века в свете Георгиевского трактата // Труды абхазского языка, литературы и истории им. Д. Гулия. Т. XV. Тбилиси: Мецниереба, 1989. 175 с.

Дружинина Е. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года. М.: Издательство Академии наук СССР 1955. 384 с.

Ключевский В.О. Курс русской истории // Сочинения в восьми томах. Том V. М.:

Издательство социально-экономической литературы, 1958. 502 с.

Мачарадзе В. Аспиндзская битва. Тбилиси: Сахелгами, 1957. 135 с. (на грузинском

языке).

Мачарадзе В. Бесики на дипломатической арене. Тбилиси: Мерани, 1968. 340 с. (на грузинском языке).

Мачарадзе В. Материалы по истории русско-грузинских дипломатических отношении второй половины XVIII века. Ч. III. Отд. II, Тбилиси: Издательство Тбилисского государственного университета, 1988. 599 с. (на грузинском языке). Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 52. Оп. 1/194. Д. 20.

РГВИА. Ф. 52. Оп. 1/194. Ч. 3. Д. 331. РГВИА. Ф. 52. Оп. 1/194. Ч. 4. Д. 20. РГВИА. Ф. 52. Оп. 1/194. Ч. 4. Д. 366. РГВИА. Ф. ВУА. Оп. 1. Д. 482.

Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. III. Тифлис: Издание Кавказского горского управления, 1870. 371 с.

Цагарели А. Грамоты и другие документы, относящиеся к Грузии. Т. 2. СПб.: Типография В.Ф. Киршваума, 1902. 391 с.

Цинцадзе Я. Покровительственный трактат 1783 года. Тбилиси: Издательство Академии наук Грузинской ССР, 1960. 252 с. (на грузинском языке). Чиковани Ю.К. Род абхазских князей Шервашидзе (историко-генеалогическое исследование). Тбилиси: Издательство «Универсал», 2007. 96 с.

Шенгелия Н. Османские кючук-бераты о сухумской крепости в книге «Восточный сборник». Тбилиси: Издательство Тбилисского государственного университета, 1991. 405 с. (на грузинском языке).

REFERENCES

Arkhiv vneshnei politiki Rossiiskoj Imperii (AVP RI) [Archive of foreign policy of Russian Empire]. F. 110. Op. 1. D. 2. AVP RI. F. 89. Op. 8. D. 640. AVP RI. F. 89. Op. 89/8. D. 675.

Antelava I. Ocherkipo istorii Abkhazii XVII-XVIII vekov [Essays on the history of Abkhazia of the XVII-XVIII centuries]. Sukhumi: Izdatel'stvo Akademii nauk Gruzinskoi SSR, 1949. 166 p. (in Russian).

Antelava I.G., Dzidzariya G.A. Materialy k istorii Abkhazskogo knyazhestva [Materials on the history of the Abkhazian Principality], in: Istoricheskii vestnik. Iss. 7. Tbilisi: Arkhivnoe upravlenie MVD Gruzinskoi SSR, 1953. 307 p. (in Russian).

Besiki. Sochineniya [Compositions]. Pod red. Al. Baramidze i V. Topuriya. Tbilisi: Ganatleba, 1962. 235 p. (in Georgian).

Gamakhariya D., Gogiya B. Abkhaziya - istoricheskaya oblast' Gruzii [Abkhazia - historical area of Georgia]. Tbilisi: Izdatel'stvo OOO "Agdgoma", 1997. 894 p. (in Russian). Gasviani G. Drevnyaya i novaya Abkhaziya [Ancient and New Abkhazia]. Tbilisi: Institut istorii i etnologii Akademii nauk Gruzii, 1998. 264 p. (in Georgian). Dadiani N. Zhizn'gruzin [Life of Georgians]. Tbilisi: Izdatel'tvo Instituta rukopisi Akademii nauk Gruzinskoi SSR, 1962. 281 p. (in Georgian).

Dzidzariya G. Politicheskie sobytiya v Abkhazii vo vtoroi polovine XVIII veka v svete Georgievskogo traktata [Political events in Abkhazia in the second half of the 18th century in the light of the George's treatise], in: Trudy abkhazskogo yazyka, literatury i istorii im. D. Guliya. Vol. XV. Tbilisi: Metsniereba, 1989. 175 p. (in Russian).

Druzhinina E. Kyuchuk-Kainardzhiiskii mir 1774 goda [Kyuchuk-Kainardzhsky Treatment of 1774]. Moscow: Izdatel'stvo Akademii Nauk SSSR, 1955. 384 p. (in Russian).

Klyuchevskii V.O. Kurs russkoi istorii [Course of Russian history], in: Sochineniya v vos'mi tomakh. Vol. V. M.: Izdatel'stvo sotsial'no-ekonomicheskoi literatury, 1958. 502 p. (in Russian).

Macharadze V. Aspindzskaya bitva [Aspindz battle]. Tbilisi: Sakhelgami, 1957. 135 p. (in Georgian).

Macharadze V. Besiki na diplomaticheskoi arene [Besiki in the diplomatic arena]. Tbilisi: Merani, 1968. 340 p. (in Georgian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Macharadze V. Materialy po istorii russko-gruzinskikh diplomaticheskikh otnoshenii vtoroi poloviny XVIII veka [Materials on the history of Russian-Georgian diplomatic relations in the second half of the 18th century]. Ch. III. Otd. II, Tbilisi: Izdatel'stvo Tbilisskogo gosudarstvennogo universiteta, 1988. 599 p. (in Georgian).

Rossiiskii gosudarstvennyi voenno-istoricheskii arkhiv (RGVIA) [Russian state military

historical archive]. F. 52. Op. 1/194. D. 20.

RGVIA. F. 52. Op. 1/194. Ch. 3. D. 331.

RGVIA. F. 52. Op. 1/194. Ch. 4. D. 20.

RGVIA. F. 52. Op. 1/194. Ch. 4. D. 366.

RGVIA. F. VUA. Op. 1. D. 482.

Sbornik svedenii o kavkazskikh gortsakh [Collection of information about the Caucasian mountaineers]. Iss. III. Tiflis: Izdanie Kavkazskogo gorskogo upravleniya, 1870. 371 p. (in Russian).

Tsagareli A. Gramoty i drugie dokumenty, otnosyashchiesya k Gruzii [Acts and other documents related to Georgia]. Vol. 2. St. Petersburg: Tipografiya V.F. Kirshvauma, 1902. 391 p. (in Russian).

Tsintsadze Ya. Pokrovitel'stvennyi traktat 1783 goda [Protecting Treaty of 1783]. Tbilisi: Izdatel'stvo Akademii nauk Gruzinskoi SSR, 1960. 252 p. (in Georgia). Chikovani Yu.K. Rod abkhazskikh knyazei Shervashidze (istoriko-genealogicheskoe issledovanie) [The genus of the Abkhaz princes Shervashidze (historical-genealogical study)]. Tbilisi: Izdatel'stvo Universal, 2007. 96 p. (in Russian). Shengeliya N. Osmanskie kyuchuk-beraty o sukhumskoi kreposti v knige "Vostochnyi sbornik" [Ottoman kyuchuk-beraty about the Sukhumi fortress in the book "The Oriental Collection"]. Tbilisi: Izdatel'stvo Tbilisskogo gosudarstvennogo universiteta, 1991. 405 p. (in Georgian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.