Научная статья на тему 'Фэнтези как элемент субкультуры современной молодежи'

Фэнтези как элемент субкультуры современной молодежи Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
807
116
Поделиться
Ключевые слова
ФЭНТЕЗИ / МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА / АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ МИР / ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ / МИРОВОЗЗРЕНИЕ / ЦИВИЛИЗАЦИЯ / ЭСКАПИЗМ

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Костина Регина Гусейновна

Статья посвящена проблеме фэнтези как элемента молодежной субкультуры. Фэнтези рассматривается автором как социальный заказ общества в ответ на духовный кризис.

Текст научной работы на тему «Фэнтези как элемент субкультуры современной молодежи»

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ФЭНТЕЗИ КАК ЭЛЕМЕНТ СУБКУЛЬТУРЫ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ

Р. Г. Костина (Мордовский государственный педагогический институт

им. М. Е. Евсевъева)

Статья посвящена проблеме фэнтези как элемента молодежной субкультуры. Фэнтези рассматривается автором как социальный заказ общества в ответ на духовный кризис.

Ключевыге слова: фэнтези; молодежная субкультура; альтернативный мир; образование и воспитание; мировоззрение; цивилизация; эскапизм.

На современном этапе происходят преобразования во всех сферах российского общества — экономике, социальной жизни, образовании. При этом духовный, нравственный аспекты развития личности становятся невостребованными, невыгодными, непопулярными в молодежной, студенческой среде, так как воспринимаются как нечто пафосное, не имеющее отношения к практической действительности и увеличению благосостояния и удовольствия. В обществе, полном нравственных лабиринтов, молодой человек каждый день стоит перед сверкающей неоновой вывеской «выбирай», как Алиса Л. Кэрролла — перед сиропом «Выпей меня» (и посмотри, что будет). В нем материальные потребности обесценивают саму внутреннюю сущность человека, чье бытие протекает в обществе вечной «борьбы всех против всех». Большая часть молодежи перестала чувствовать себя живущей для какой-либо важной цели, одним сплоченным важным и нужным целым, столь необходимым для продолжения жизни и формирования гармоничного общества, уважающего себя и других людей. Молодой личностью, ориентированной на рынок, движет идея, что жизнь коротка и надо побыстрее и повыгоднее продать себя в востребованных свойствах, чтобы на вырученные «гонорары» испытать побольше «драйва», «экстрима», разнообразия и наслаждения и не мучиться «за бесцельно прожитые годы».

Одна из популярных в российском обществе нравственных проблем звучит так: легко ли быть молодым? Конечно, это извечный вопрос, отражающий некий конфликт поколений. Молодая душа должна быть достаточно пластичной, креа-

тивной, чтобы можно было взрастить «доброе и вечное», пройти через взросление и созревание нравственной составляющей сознания и души. В настоящее время система образования и воспитания не просто выступает необходимым условием развития общества и государства, но и сама по себе становится мощной средой, в которой происходит формирование молодежи.

Мы не беремся судить о российской молодежной политике вообще, коснемся лишь некоторых сторон воспитания и образования молодежи, связанных с таким модным на данный момент явлением в молодежной субкультуре, как фэнтези, рассматривая его в качестве воспитательно-образовательного фактора, катализатора духовных потребностей современной молодежи.

Вначале отметим, что фэнтези (от англ. fantasy — «фантазия») — вид фантастического искусства, основанный на использовании мифологических и сказочных мотивов с сюжетным допущением иррационального. Хотя этот вид искусства существует более 100 лет, соответствующий термин появился в англоязычной литературе только в 70-е годы ХХ в., а в России — спустя еще десять лет. Как явление культуры фэнтези не могло не ощутить влияния постмодернизма, со всей гибкостью на него не отреагировать, а значит, не оказать воздействие на сам постмодерн. Очень многое фэнтези восприняло из постмодернистского самосознания, согласно которому человек — песчинка в необъятных просторах мира, Вселенной, Галактики. Отсюда и идея понимания мира как неразгаданного символа и ничем не ограниченного пространства, и замещение логично по© Костина Р. Г., 2010

строенной действительности действительностью вымышленной, волшебной, и мысль об отчуждении человека от жизни, цивилизации и окружающих людей, и идея создания собственного мира из элементов фантазии и мечтаний.

Современное фэнтези как вид искусства имеет свою специфику, присущие только ему признаки, которые, смешиваясь в творческом созидательном процессе, образуют интересный «вкусовой коктейль», но уже не только в литературе. Фэнтези — это уже музыка, кино, мультипликация, аниме, живопись, игры, в том числе компьютерные с вполне реалистичными, выполненными в ЭБ-графике героями.

Стоит заметить, что сказочная романтика, мечта о несбыточном счастливом будущем всегда притягивали молодежь. Фэнтезийный мир смешал в себе первобытный миф, сказки, легенды, литературу Средневековья, а затем и романтизм с мечтой о гармоничном мире.

В фэнтези персонажи могут быть как скопированы из мифов народов мира, так и созданы самим автором. Например, легендарный Г. Ф. Лавкрафт создал культы своих собственных морских богов, Ктулху и Дагона, тем самым породив мифологию, пережившую его самого, продолженную и дополненную, в частности, Б. Ламли — «The taint» («Порча»), «The Dagon’s bell» («Колокол Даго-на»). Фэнтези вообще свойственна некая мифологичность. В этом смысле оно синтезирует в себе сказку и миф, ведь в фэнтези «конструируются миры, нигде не существующие...» [9, с. 47]. Так, в «Хрониках Нарнии» К. С. Льюиса показывается рождение волшебного мира львом Асланом, что напоминает миф о сотворении Земли: «Нарния, Нарния, Нарния, проснись. Люби. Думай. Говори.» [8, с. Э87], а один из художников-фантастов, Б. Вальехо, изобразил «Лилит-соблазни-тельницу» (Лилит — мифологическая первая жена Адама, супруга Самаэля и царица Савская) [7, с. 1Э0].

У фэнтези много общего со сказкой, но между ними нельзя поставить знак равенства. В фэнтези зло и добро подаются с точки зрения равнозначности и

привлекательности, у каждой из двух сторон веские аргументы отстаивать свои позиции. В сказке же добро и зло — абсолютные антиподы: добро прекрасно, доверчиво и наивно, следует благим созидательным целям, а значит, побеждает; зло уродливо (даже если ликом своим прекрасно, как злая мачеха из «Белоснежки» или, в русской версии, королева из «Сказки о мертвой царевне и семи богатырях»), искушено и следует зову мести или желанию личного эгоистичного властвования. Впрочем, стороной зла в сказках нередко выступают родственники: братья, сестры, кузены, позавидовавшие чужому счастью, уму, красоте и т. д. В сюжете фэнтези лик зла может быть неоднозначным, иногда он скрыт автором, как в детективе, под маской, вызывающей у нас симпатию. Если же негативный персонаж автором определен и четко освещен, то непонятны движущие им мотивы, которые непременно будут открыты к концу произведения для сохранения интриги. В сказке же зло определено с первых моментов, на него непременно указывается, его козни нехитроумны, их можно сразу же раскрыть и обличить, что, впрочем, никто из героев поначалу не делает (ведь главное в этом жанре не сюжет и стройность логических цепочек, а мораль). Сказка непременно хранит в себе некую недоговоренность в мотивах, психологии, поступках героев и т. д., в то время как в фэнтези важны поиск человеком себя, обретение своего внутреннего «Я» и места в мире как стремление, погоня за мечтой.

Автор, пишущий в жанре фэнтези, может позволить себе обращаться с законами природы, логики, мифологии, искусства, как ему угодно, вплоть до прямого нарушения всех принципов академизма и научности. Отсюда логически следует еще один важнейший признак жанра — эскапизм, т. е. уход в альтернативную реальность, придуманные альтернативные миры, созданные специально, с определенной целью и обладающие свойствами, нехарактерными для реального мира. Так формируются два параллельных мира: реальный, с физическими

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

законами, и волшебный, иррациональный, но стремящийся выглядеть как реальный. Писатель придумывает обширную географию пространства, природные ландшафты местности, обособленные друг от друга населенные пункты, которые имеют причудливые наименования, иногда подкрепленные картой.

В фэнтези альтернативный мир вытаскивает неприглядные стороны жизни на всеобщее обозрение. Порой это тщательно замаскировано, но такой «макияж» заставляет задуматься и углубиться в проблему, посмотреть на нее со стороны, как бы через стекло. Посмотреть, прочитать, почувствовать, но только не испытать в реальной жизни. Как утверждает В. Губайловский, «читать фэнтези — это увлекательный отдых. Там некому по-настоящему сострадать. Все то, что происходит в волшебной стране, со мной не может произойти ни при каких обстоятельствах. Это — бесконечно удаленный мир. Конечно, можно посочувствовать его героям и даже поволноваться за них, но это сочувствие сквозь пуленепробиваемое стекло.» [2, с. 183].

Дж. Р. Р. Толкиен видел в фэнтези глубокий этико-философский смысл кризиса человеческой цивилизации: «Пораженные недугом современности, мы остро ощущаем и уродство наших творений, и то, что они служат злу. А это вызывает желание бежать — не от жизни, а от современности. Осуществить Великое Бегство от реальности, значит, от смерти» [10, с. 288]. Удовлетворение данного желания, пусть даже в воображении, — один из путей приобретения молодым человеком душевного равновесия.

«Так как фэнтези является своего рода фантастическим хаосом, космосом ничем не ограниченного творческого воображения, миром непредвиденной случайности, где все может случиться и каждый может стать победителем независимо от своих моральных качеств», здесь могут появиться любые фантастические элементы без всяких объяснений и ограничений [10, с. 47]. В романе Ч. де Линта «Лезвие сна» («Memory and dream») художница Изабель Коплей

умеет таинственным образом оживлять персонажей своих картин: «.художники способны вызвать их из. впрочем, никто не знает, откуда именно. Но люди искусства могут привлечь духов при помощи своих картин, или песен, или любых других произведений, способных создавать мост между нашим миром и таинственным Садом Муз» [6, с. 176]. Фэнтези описывает и создает не только никогда не существовавшее, но и не могущее существовать в реальном мире. Оно обращается не к разуму и логике, а к чувствам и человеческим мечтам, а значит, это явление человеческого мировоззрения иррационально по своей сути, т. е. не имеет материальной, «приземленной», основы сюжета. «В самом общем случае фэнтези — это произведение, где фантастический элемент несовместим с научной картиной мира» [1, с. 158].

Фактически именно отсутствие рационального в названном жанре граничит с детским, подростково-молодежным максимализмом, своеобразным мышлением и образной абстракцией. Так, в англо-американской трактовке литература фэнтезийного жанра — это сказка для взрослых. В Советском Союзе она рассматривалась в качестве детской литературы. Ярким примером этого факта может служить творчество Валентина Крапивина. Традиционно он считается детским писателем, но его книги не по-детски серьезны и трагичны, в них ставятся недетские проблемы и недетские вопросы. Герои произведений Крапивина вынуждены решать проблемы в реальном, жестоком мире взрослых. Счастливое детство с его мягкостью и наивностью, сладкие мечты, воплощение их в жизнь — это все утопия, нереальность.

Стоит подчеркнуть, что своим появлением фэнтези обязано не только сказкам, мифам, романтике рыцарства, наследию мировой культуры, традициям и постмодерну, но и реальностям современного мира — научно-техническому прогрессу и глобальному кризису, мировым войнам и национальным конфликтам, ксенофобии и фашизму, принципу отчуждения и ощущению одиночества

и т. д. Супериндустриальная революция расколола общество, породив внемассо-вые, внегосударственные культурные молодежные «секции» (хиппи, готы, металлисты, панки, толкиенисты). Для них характерны внутренние стандарты, на основе которых молодое поколение обретает представление о мире, отличном от реально господствующего. Иначе говоря, в фэнтезийных ролевых играх формируется молодежная групповая идентификационная индивидуальность [11, с. 227].

Молодежь чувствует в себе бурлящий потенциал, она на многое способна в своем стремлении к преобразованию, к желаемой свободе от правил, законов, границ, которые, как ей кажется, ничего не дают и ни в чем не помогают, а только запрещают. Стоит вспомнить, что революционные движения нередко подкреплялись молодежным духом противоречий. С. И. Левикова отмечает: «Подростки любят много говорить о черствости людей, о расчетливости и продажности в человеческих отношениях, о непонимании их родителями и окружающими и т. п.» [5, с. 274]. Ответом на это может быть демонстрация своей индивидуальности через агрессию, небезопасную как для них самих, так и для общества, или побег от реальности (например, анархизм, нацизм, наркомания, алкоголизм и т. д.), желание сломать либо мир, либо себя, или субкультурные течения (особо выделяются толкиени-сты). В основе таких проявлений лежит стремление показать и доказать всем и самому себе, что «я не такой, как вы; я могу и хочу изменить мир; я живой, я есть; обратите внимание на мою боль».

Мир фэнтези воплощает в себе человеческие желания и личные представления о мире, они находят свое воплощение в образах героев, их поступках, предметной детализации мира. В этом мире-сказке легко стать героем, участником игры, в то же время отдавая себе отчет в «понарошечности» всего действия. Фэнтезийный мир в ряде случаев предстает отдушиной, позволяющей уйти от настоящих жизненных проблем. Следовательно, фэнтези можно считать прин-

ципиально новым явлением культуры, социальным заказом общества в ответ на духовный кризис.

С одной стороны, героем фэнтези становится обычный «маленький» человек, не играющий никакой особой роли (своего рода Акакий Акакиевич). Во многом он духовно близок еще не реализовавшемуся и неуверенному в себе молодому поколению. Фактически тем самым фэнтези показывает, что каждый может найти в себе силы выстоять в непрерывно претерпевающем изменения мире, испытать футурошок и не сломаться, а стать сильнее, чтобы найти в мире необходимую гармонию (во «Властелине колец» от духовной силы маленького испуганного Фродо зависела судьба всего мира, и он знал, что испытание кольцом должен выдержать своими силами, даже если это грозит гибелью). С другой стороны, центральным персонажем фэнтезийного мира может стать и внутренне сильный герой, обладающий волевым стержнем, а значит, способный найти выход даже из неразрешимых ситуаций и сохранить верность своим принципам. Такого героя современная молодежь может сделать примером для подражания [3, с. 157].

В последнее время в обществе происходит обострение внутренних противоречий, а это оказывает влияние на фэнтези. Чем тяжелее социальная обстановка в реальности, тем более идеализирован и выдуман фэнтезийный мир, тем ближе он к первоначальному сказочному варианту, тем болезненнее возвращение в «суровую действительность». Идет поляризация образа фэнтезийного мира и образа главного героя, который попадает в этот мир. Это приводит к антитезе: несовместимые образы сказочного мира и реального человека совмещаются и взаимодействуют друг с другом.

Фэнтези имеет некое родство с утопией и утопическим мышлением, поскольку обычно изображает не реальный мир, а желаемый либо такой, каким он мог бы быть. В фэнтези, как и в любом другом виде искусства, очень ярко выражена идея справедливости, равных условий для всех, что привлекает молодежь. Более того, человеку предлагает-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ся возможность самому включиться в процесс создания гармоничного общества. Именно таким образом человек оправдывает смысл своего бытия и мысленно переносится в общество «еще-не-существующее», но которое имеет право на существование, т. е. фантазирует [4, с. 82]. Благополучное завершение всех приключений — характерная черта классического фэнтези. Однако мир фэнтези далеко не всегда идеален, он подчас может быть даже более жесток, изощрен, мрачен, а значит, и интересен, чем реальный.

Мы живем в эпоху перемен и резких потрясений. Семья, счастье, любовь, нравственность, ответственность, патриотизм и многие другие ценности в обществе «размыты». Между тем перед каждым отдельным человеком и перед нацией в целом стоит задача духовного и материального развития, преодоления препятствий, трудностей. Необходим путь «вверх», а не «вниз».

На наш взгляд, фэнтези помогает молодому человеку забыться, уйти от реальности, отдохнуть. Не следует забывать, что с помощью этого «наркотика» можно потерять фундамент, основу существования, оказаться в мире «эмпирическом», неопределенном, стать уязвимым в своем бытии. Причину популярности фэнтези в рамках молодежной субкультуры следует искать в разочаровании в научно-техническом прогрессе и способности науки изменить мир к лучшему, в усталости от политических и социальных потрясений, социальной неустроенности, трудовой нереализованно-сти. В тусклой жизни без твердой уверенности в завтрашнем дне фэнтези как серьезная сказка порождает мечту о невозможном. Оно представляется как не-

скончаемый бег с сачком за неуловимой легкой и прекрасной бабочкой-мечтой, чтобы наконец испытать надежду, ощутить ее в своей ладони. «Благодаря фэнтези человек как бы снова возвращается в космос утраченного детства, к первопричинам, к самым простым и основным вопросам, на которые следует ответить, чтобы найти себя, свое место в измененном мире, мире утраченных надежд и опровергнутых истин» [9, с. 48].

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Галина, М. Авторская интерпретация универсального мифа / М. Галина // Общественные науки сегодня. — 1998. — № 6. — С. 158—170.

2. Губайловский, В. Обоснование счастья: О природе фэнтези и первооткрывателе жанра /

B. Губайловский // Новый мир. — 2002. — № 3. —

C. 174—185.

3. Гусарова, А. Д. Формула фэнтези (Принцип героя) / А. Д. Гусарова // Проблемы детской литературы и фольклор. — Петрозаводск, 2004. — С. 152—158.

4. Зейналов, Г. Г. Утопия и образ альтернативного будущего / Г. Г. Зейналов, Н. И. Учайкина. — М. : Прометей, 2001. — 156 с.

5. Левикова, С. И. Молодежная культура / С. И. Левикова. — М. : Вузовская книга, 2002. — 360 с.

6. Линт де, Ч. Лезвие сна / Ч. де Линт. — СПб. : Азбука — Классика, 2005. — 656 с.

7. Попов, М. Дети Тиамат. Демоны Шумера и Аккада / М. Попов // Мир фантастики. — 2008. — № 5. — С. 129—133.

8. Сказки английских писателей / пер. с англ. А. Слобожана. — СПб., 1992. — 448 с.

9. Степновска, Т. Фэнтези — переодетая Золушка / Т. Степновска // Русская словесность в школах Украины. — 2000. — № 2. — С. 46—49.

10. Толкиен, Д. О волшебных сказках / Д. Тол-киен // Лист работы Мелкина и другие волшебные сказки. — М., 1991. — 304 с.

11. Тоффлер, А. Футурошок / А. Тоффлер. — СПб. : Лань, 1997. — 464 с.

Поступила 01.06.10.