Научная статья на тему 'ФЕНОМЕН ЦИФРОВОГО КОЧЕВНИЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ ДИСКУРСЕ'

ФЕНОМЕН ЦИФРОВОГО КОЧЕВНИЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ ДИСКУРСЕ Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
1003
159
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ДИСКУРС / ЦИФРОВОЕ КОЧЕВНИЧЕСТВО / ЦИФРОВОЙ НОМАДИЗМ / ЦИФРОВЫЕ КОЧЕВНИКИ / ОНТОЛОГИЯ ЦИФРОВОГО СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА / МОБИЛЬНОСТЬ / ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / БЕСПРОВОДНАЯ СВЯЗЬ / МЕТАЯЗЫК / КЛЮЧЕВЫЕ КОДЫ-"ХЭШТЕГИ" / ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДМЕТНЫЕ КОДЫ / INTERDISCIPLINARY DISCOURSE / DIGITAL NOMADISM / DIGITAL NOMADS / ONTOLOGY OF DIGITAL NETWORK SOCIETY / MOBILITY / DIGITAL TECHNOLOGIES / WIRELESS COMMUNICATION / METALANGUAGE / KEY CODES-HASHTAGS / ADDITIONAL SUBJECT CODES

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Кужелева-Саган Ирина Петровна, Спичева Дина Ивановна

Представлен авторский вариант систематизации международного междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве (или цифровом номадизме) как новом социокультурном явлении и одном из основных трендов глобального цифрового сетевого общества. Систематизация осуществлена посредством анализа «метаязыка» и предметных контекстов этого дискурса, позволившего выявить в нем как наиболее изученные, так и формирующиеся научные направления, проблематики и методы их исследования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE PHENOMENON OF DIGITAL NOMADISM IN THE MODERN INTERDISCIPLINARY DISCOURSE

The authors solve the problem of the systematization of the modern interdisciplinary discourse around digital nomadism as a new sociocultural phenomenon and one of the major trends of the global digital network society. Digital nomads are people who work, study, create, and entertain themselves remotely, using the Internet and wireless mobile communication technologies (T. Makimoto, D. Mannaers). Multiple scientific texts in various research areas and at their intersection focus on the interdisciplinary discourse on digital nomads. The discourse expands continuously, which requires constant description and studying. Such regular cross-sections provide young researchers with the opportunity to promptly engage in this complicated interdisciplinary sphere and find object areas for their own studies. Therefore, the aim of this survey paper is to systematize the international interdisciplinary discourse on digital nomadism as the subject of research by analyzing its meta-language and its objective linguistic contexts. The analysis allows distinguishing both well-studied and developing scientific areas, as well as various issues and the methods of research. The analytical survey of the discourse on digital nomads was based on the analysis of E-Library, SCOPUS, and Academia.edu publications. The methodology of the survey includes sociocultural, culture-semiotic, discursive, structure-functional, and interdisciplinary approaches, as well as methods of comparative analysis, systematization, classification, and schematization. The results of the research are: (1) defining common key codes-hashtags and additional codes that constitute the basis of the meta-language of the interdisciplinary discourse on digital nomadism and its objective contexts, all of those define both well-studied and developing scientific areas, as well as various issues and methods of research; (2) the very logic of systematization of the discourse: it includes the analysis of its metalanguage that appeared at the application of the new sociocultural, as well as the identification of codes that indicate scientific subject areas, issues, methods of research, and disciplines with their interfaces limited by the discourse. Furthermore, the authors suggest possible trends for the future scientific discourse around digital nomadism, regarding changes in this sociocultural practice under the current circumstances of the new reality: the coronavirus pandemic and the global economic crisis.

Текст научной работы на тему «ФЕНОМЕН ЦИФРОВОГО КОЧЕВНИЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ ДИСКУРСЕ»

Вестник Томского государственного университета. 2020. № 454. С. 72-87. DOI: 10.17223/15617793/454/9

УДК 167.7; 008.2; 009; 304.3

И.П. Кужелева-Саган, Д.И. Спичева

ФЕНОМЕН ЦИФРОВОГО КОЧЕВНИЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ ДИСКУРСЕ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-111-50146.

Представлен авторский вариант систематизации международного междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве (или цифровом номадизме) как новом социокультурном явлении и одном из основных трендов глобального цифрового сетевого общества. Систематизация осуществлена посредством анализа «метаязыка» и предметных контекстов этого дискурса, позволившего выявить в нем как наиболее изученные, так и формирующиеся научные направления, проблематики и методы их исследования.

Ключевые слова: междисциплинарный дискурс; цифровое кочевничество; цифровой номадизм; цифровые кочевники; онтология цифрового сетевого общества; мобильность; цифровые технологии; беспроводная связь; метаязык; ключевые ко-ды-«хэштеги»; дополнительные предметные коды.

1. Введение

Проблематике нового кочевничества посвящены труды таких известных социальных философов и ученых, как М. Маклюэн [1], Ж. Делёз и Ф. Гваттари [2], Ж. Аттали [3], З. Бауман [4], Дж. Урри [5], У. Митчелл [6] и др. Несмотря на то что научный дискурс о новых кочевниках или цифровых кочевниках / номадах (с лат. nomad - пастух, кочевник) ведется уже более 60 лет, он не только не ослабевает, но расширяется и углубляется. На сегодняшний день в базах данных научных публикаций Scopus, РИНЦ и Academia.edu зарегистрировано около 1,5 тысяч источников - описаний исследований цифрового кочевничества, осуществленных в рамках различных дисциплин и интерфейсах между ними. Изучая один и тот же объект - цифровое кочевничество, представители разных наук выделяют в нем свои предметные области, используя для их репрезентации, наряду с собственным категориальным аппаратом, ряд общих ключевых кодов: новых метафорических понятий, пришедших вместе с новой социальной практикой. Таким образом, этот дискурс становится междисциплинарным, методологически более оснащенным и проявляющим признаки формирования «метаязыка».

Основной причиной неугасающего интереса к цифровому кочевничеству является его превращение из образа будущего в реальную социальную практику. Цифровые кочевники (англ. "digital nomads") - это люди, которые в процессе своей профессиональной деятельности, учебы, творчества и досуга не привязаны к какому-либо определенному месту, благодаря использованию интернет-технологий и беспроводной мобильной связи (Ц. Макимото и Д. Мэннерс [7]). Перманентная «мобильность» (Дж. Урри [5]) и «подключен-ность» к Сети - это базовые характеристики цифровых кочевников, благодаря которым их культура также становится супермобильной и глобализирующейся. Речь идет и о географической, и о социальной мобильности, поскольку цифровые кочевники легко меняют как места своего физического присутствия, так и социальные роли, осваивая новые для себя образовательные, профессиональные, творческие и другие практики. В итоге

«мы являемся свидетелями реванша кочевого образа жизни над принципом территориальности и оседлости» (З. Бауман [4. С. 20]). Цифровое кочевничество, или цифровой номадизм, - это результат и одновременно причина серьезных изменений в различных сферах общественного бытия и человеке как социальном субъекте. Сама онтология цифрового сетевого общества способствует экспоненциальному росту номадических потоков не только в мировом масштабе (глобальное кочевничество), но и в пределах регионов и городов (локальное или городское кочевничество).

К настоящему времени цифровой номадизм стал одним из важнейших трендов XX в., который необходимо рассматривать через призму глокализации, т.е. одновременно глобализации и локализации этого явления. Иными словами, примерно одинаково быстрыми темпами растет как количество людей, территория «кочевания» которых - почти весь мир, окутанный спутниковой связью, так и тех, кто постоянно перемещается со своими девайсами по «электронным оазисам» города, занимаясь на ходу образовательной или профессиональной деятельностью - «бизнесом без офиса». Появился новый социальный класс - «новый мобилитет» (Дж. Урри [5]).

Возникает вопрос: что же побуждает людей становиться цифровыми кочевниками? Безусловно, это новые технологии, появившиеся в 1990-х гг. и позволившие реализовывать жажду свободы и приключений, а также зарабатывать деньги в процессе дистанционной работы (Ц. Макимото и Д. Мэннерс [7]). Но с тех пор многое изменилось: трансформировалась сама онтология сетевого общества, став гибридной (размывание границ между реальным и виртуальным, аналоговым и цифровым и т.д.) (Б. Латур [8], Ш. Тёркл [9]); текучей (З. Бауман [4]) и пр. Необыкновенно усложнилась социальность (Э. Морен [10]), еще более иерархичным стало сетевое общество (А. Бард и Я. Зодерквист [11]) и появилось множество других факторов, побуждающих, а часто и вынуждающих людей к цифровому кочевничеству. В результате заявили о себе такие типы цифровых кочевников, как «истинные нетократы», «собиратели вакансий и впечатлений», состоятельные городские кочевники, мо-

лодые городские кочевники и др. [12], а также новые «волны» цифрового номадизма: знаниевая [13] и студенческая [14]. Обозначились и новые социальные субъекты, чей образ жизни частично похож на цифровое кочевничество: цифровые ковбои [15], цифровые мигранты [16]. Кроме того, все более отчетливо стали проявляться не только возможности, но и риски, обусловленные цифровизацией повседневности и «кочевым» образом жизни.

В связи с этим появляется огромное количество научных публикаций по философии, культурологии, антропологии, социальной психологии, социологии, семиотике, экономике, педагогике, юриспруденции, а также теориям социальной коммуникации, информационных систем, менеджмента, урбанистики, архитектуры и другим научным отраслям, составляющим современный междисциплинарный дискурс о цифровых кочевниках. Этот постоянно расширяющийся дискурс, в свою очередь, необходимо периодически описывать и изучать. Такие «срезы»-систематизации дают возможность молодым исследователям - «неофитам» в проблематике цифрового номадизма - быстрее входить в это междисциплинарное предметное поле и идти к его новым глубинам и горизонтам, не начиная каждый раз с нуля и «не открывая заново Америку». Нам известны по крайней мере три типа попыток подобных обзоров, каждый из которых ставил перед собой свои цели. Среди них: 1) простое описание публикаций по тематике цифрового номадизма с использованием методов реферирования, аннотирования, конспектирования, составления библиографии и т.п. [17, 18]; 2) анализ обозначенного феномена в рамках трех дискурсов - экономического [19], социокультурного [20, 21] и технологического [22]; 3)герменевтический подход к обзору литературы [23, 24].

Целью этой обзорной статьи является систематизация международного междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве - как новом социокультурном явлении и объекте изучения, посредством анализа его «метаязыка» и предметных языковых контекстов, позволяющего выявить в этом дискурсе как наиболее изученные, так и формирующиеся научные направления, проблематики и методы их исследований.

Задачи:

- Описать ключевые коды-«хэштеги», составляющие понятийное ядро формирующегося «метаязыка» междисциплинарного научного дискурса о цифровом номадизме как объекте изучения, а также дополнительные к ним (предметные) коды, вместе дефиницирующие принадлежность того или иного научного текста к данному дискурсу в целом, конкретной дисциплинарной или междисциплинарной сфере.

- Рассмотреть тематические направления, проблематики и методы их исследования как возможные основания для систематизации междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве.

- Отразить полученную систематизацию в соответствующих таблицах.

2. Методология и методика исследования

Базовыми подходами, составившими методологический комплекс нашего обзорного исследования, стали: социокультурный (П. Сорокин [25], М. Вебер [26], А.С. Ахиезер [27]), культурно-семиотический (Ю. Лотман [28], Р. Познер [29]), дискурсивный (Т. А. ван Дейк [30], М. Йоргенсен, Л. Филлипс [31]), структурно-функциональный (Г. Спенсер [32], Т. Пар-сонс [33], Р. Мертон [34]) и междисциплинарный (Р. Фродеман, Кляйн Дж. Томпсон, Роберто К.С. Паче-ко [35]). Важно отметить, что понятие «междисциплинарный научный дискурс» в рамках данного исследования трактуется широко: и как совокупность отдельных предметных дискурсов различных наук, посвященных общему объекту исследования (цифровому кочевничеству), и как единый дискурс, возникший на пересечении разных наук в отношении этого объекта. Под систематизацией дискурса понимается его структуризация в соответствии с основаниями, выявленными в результате применения обозначенного методологического комплекса. Кроме систематизации, в исследовании использованы методы сравнительного анализа, классификации и схематизации.

Обзор междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве проведен на основе анализа публикаций из баз данных РИНЦ и Scopus с учетом результатов поиска по ключевым словам («digital nomad») и отраслям знаний посредством использования инструментов визуализации и современных метрик цитируемости, а также анализа публикаций из базы данных международной научной социальной сети Academia.edu [36], настроенной на поиск по словосочетанию «digital nomad». В результате нами были отобраны и просмотрены 1 499 научных публикаций отечественных и зарубежных авторов, часть из которых были признаны наиболее референтными и проанализированы более глубоко (см. список литературы). Эта референтность оценивалась, прежде всего, с точки зрения первенства в постановке проблемы и релевантности методов, используемых для ее решения.

Учитывая, что одна и та же публикация может относиться сразу к нескольким специально-научным направлениям (междисциплинарному интерфейсу) и актуализировать сразу несколько проблематик, мы изначально не ставили перед собой задачу определения количественного соотношения статей по тем или иным основаниям систематизации дискурса о цифровом кочевничестве.

3. Ключевые и дополнительные коды цифрового номадизма

Приступая к данному обзорному анализу, мы исходили из предположения, что на настоящий момент междисциплинарный научный дискурс о цифровом кочевничестве стал проявлять признаки формирования «метаязыка», основу которого составляют ключевые культурные коды или коды-«хэштеги». Подобранный нами методологический комплекс позволил определить их как относительно устойчивые понятия, еще недавно бывшие в основном метафорическими неологизмами, теперь же

используемые не только самими цифровыми кочевниками, но и представителями различных научных дисциплин в описании этого социокультурного феномена. Эти коды представляют собой комплексы означающих и означаемых правил их отношения друг к другу, а также способов структурирования с их помощью сообщений. В одной из своих публикаций мы уже отмечали, что «в качестве ключевых культурных кодов цифровых кочевников могут выступать следующие одинаково ими понимаемые и используемые (кодируемые и декодируемые) метафорические и конкретные понятия: "кочевание", "кочевые предметы" (мобильные беспроводные девайсы и гаджеты), "кочевые технологии" (приложения для мобильных устройств, QR-коды), "оазисы" ("третьи места", кафе, публичные библиотеки, коворкинги, зоны Wi-Fi и пр.), "виртуальные костры" (совместные виртуальные форумы и встречи в "третьих местах") и другие» [21. С. 176]. Эти ключевые коды вошли в научный дискурс вместе с описанием «первой волны» цифрового кочевничества, рамки которой очень условно можно обозначить 1995-2005 гг.

В других наших публикациях был отмечен факт последующего быстрого увеличения количества культурных кодов, так или иначе связанных с «кочевой» проблематикой [12], что объясняется «второй волной» цифрового номадизма как социокультурной практики (примерно с 2005 по 2015 г.). Среди таковых: «техно-кочевники и цифровые цыгане <...>; городские кочевники (перемещающиеся только внутри мегаполисов); корпоративные кочевники (мобильные сотрудники компаний); кочевники-фрилансеры (независимые кочевники, работающие на себя); флэшпакеры (богатые кочевники); бэкпакеры (бедные кочевники); технобедуины (жители пустынь и других диких мест, использующие при кочевании беспроводную связь и другие новейшие технологии); цифровые ковбои (предприниматели, приверженные цифровым новаци-

ям и склонные к риску в решении сложных задач) и др.» [14. С. 201].

Исходя из анализа ключевых слов научных публикаций, отобранных для обзора, а также результатов наших предыдущих исследований, нами были определены основные (ключевые) коды-«хэштеги» и дополнительные (предметные) коды, вместе характеризующие междисциплинарный дискурс о цифровых кочевниках. Выявленные коды-«хэштеги» составили достаточно объемное «облако тегов» - основу «метаязыка» научного дискурса о цифровом номадизме как объекте научного исследования. Это «облако тегов» продолжает развиваться вместе с практикой цифрового кочевничества, переживающей в последние годы начало «третьей волны», связанной со «знаниевым кочевничеством» и «студенческим кочевничеством». То есть этимология кодов-«хэштегов» обусловлена непосредственно этой социокультурной практикой. Иными словами, их безымянными авторами чаще всего были сами цифровые кочевники. Дополнительные же коды, напрямую или опосредованно связанные с понятийными аппаратами специальных научных дисциплин, в свою очередь формируют предметные контексты дискурсов этих дисциплин в отношении цифрового номадизма как объекта изучения. Поясним эту мысль на следующем примере. Понятие «идентичность», как известно, входит в категориальный аппарат философских, психологических и культурологических наук. Соответственно, оно является дополнительным (предметным) кодом, используемым представителями этих наук при описании так называемой кочевой идентичности - одного из предметных полей такого объекта, как цифровое кочевничество.

Такой подход позволил нам определить принадлежность публикаций не только к дискурсу о цифровом номадизме в целом, но и к тем или иным дисциплинарным или междисциплинарным сферам (табл. 1).

Таблица 1

Основные коды-«хэштеги» («облако тегов») Дополнительные коды (выборочно) Дисциплины и междисциплинарные интерфейсы

Цифровое кочевничество, общество цифровых кочевников, цифровые кочевники, кочевая идентичность, цифровые артефакты и ментифакты, глобальные и локальные цифровые кочевники, флэшпакеры, бэкпакеры кочевание, кочевые предметы, электронные хайвеи, электронные оазисы, коворкинги, «бизнес без офиса», кочевая инфраструктура, виртуальные костры, онлайн-близость, коммуникации цифровых кочевников, кочевые технологии Культура, идентичность, культурная идентичность, знак [37], [38]; онлайн-партнеры [39]; ценности [23]; означаемое, означающее, культурный код [21] Культурология, культурная Антропология, психология, культурная семиотика, этнография

Мобильность [40, 41]; глобализация, путешествие [42]; миграция [43] География, социология, теория туризма, антропология, культурология, этнография, история

Гипермобильность [43, 44]; сетевые взаимодействия, коммуникация [45] Теория социальных коммуникаций, коммуникативистика

Мобильная социальность [46]; цифровая визуальная самопрезентация [47] Социология

Онтология, социокультурный контекст, мобильность, беспроводная связь, Сеть [21]; иерархическое сетевое общество (нетократия), креативный класс, сетевой капитал [11] Онтология, социальная философия, социология

Цифровые мигранты [16], цифровые цыгане [14]; альтернативная реальность [48] Социальная философия, социология, компьютерные науки

Организация труда, рабочее место, цифровая работа, лайфхак, просьюмер [23]; корпоративные кочевники [14], виртуальный тимбилдинг [49]; тайм-менеджмент, виртуальные команды [50]; товары и услуги, глобальный капитал [20]; глобальное трудоустройство [51]; электронный паркуризм [52] Теория менеджмента, экономика труда, теория экономики, теория маркетинга

Основные коды-«хэштеги» («облако тегов») Дополнительные коды (выборочно) Дисциплины и междисциплинарные интерфейсы

Подключенность к Сети, электронные города, поле присутствия, пространство постоседлости, цифровые мигранты, технокочевники, цифровые цыгане, технобедуины, знаниевые кочевники, академические цифровые кочевники, цифровые кочевники-студенты и др. Глобальное трудоустройство, фриланс, самозанятость [51, 50] Юриспруденция, право

Образование, экология знания [53]; образовательная деятельность, образовательный процесс, непрерывное самообразование, гибкие навыки [54]; квест-обучение [55]; демократическое образование [56]; неформальное обучение [57]; образовательные технологии, кочевое образование [14]; психология личности, межличностные отношения [23]; психология группы [49] Теория педагогики, философия образования, социальная психология, социология

Цифровая собственность, компьютерные технологии, мобильные приложения, гиперобъекты, социальный статус [58]; гиг-экономика [19] Компьютерные науки, гуманитарная информатика, экономика, социология

Экономика символов / знаков, плейс-маркетинг [59]; реклама, сторителлинг [60] Теория маркетинга

Мобильные сервисы, городская инфраструктура, городское пространство [22]; кочевая услуга, глобальный город, «умный» город [61]; джентрификация [20] Теория урбанистики, социальная философия

4. Основания систематизации дискурса

Тематические научные направления, проблематика и методология исследований, выявленные с помощью ключевых кодов-«хэштегов» и дополнительных кодов, стали для нас основаниями систематизации дискурса о цифровом кочевничестве.

4.1. Тематические направления дискурса. «Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни». Это направление является самым разработанным внутри междисциплинарного дискурса. Оно было выявлено с помощью многочисленных ключевых кодов-«хэштегов», отражающих характерные черты цифрового кочевника, его культуру, а также его способы построения разного рода социальных коммуникаций в цифровом сетевом информационно-коммуникативном обществе [21]. Дополнительные коды направления относятся к понятийным аппаратам таких наук, как философия, социальная философия, антропология, культурная антропология, география, история, культурология, психология, социология, теория социальной коммуникации и др.

«Производственная сфера и другие экономические отношения цифровых кочевников». Данное направление определилось посредством ключевых кодов, обозначающих те или иные аспекты трудовых отношений цифровых номадов, форматов их работы, видов их профессиональной деятельности и компетенций; организации их рабочих мест, отношений к экономическому (сетевому) капиталу [43, 62, 63]. Дополнительные коды направления указывают на его связь с социологией, экономикой труда; теориями менеджмента и маркетинга, юриспруденцией, правом и др.

«Инфраструктура кочевого образа жизни». На это направление нас вывели ключевые коды, являющиеся названиями «кочевых предметов» (мобильных устройств и приложений), элементов «кочевой» инфраструктуры (мест временного пребывания и сервисного обслуживания) и самого пространства цифрового кочевания («поля присутствия», «пространство постоседлости» и др.) [23, 64, 65]. Дополнительные коды говорят о том, что данное направление осваивается гуманитарной информатикой, компьютерными науками, социологией, теориями маркетинга и урбанистики.

«Образование цифровых кочевников». Это формирующееся в последние годы тематическое направление дефиницировано с помощью кодов: знаниевые кочевники, академические цифровые кочевники, цифровые кочевники-студенты [13, 14]. В этом случае дополнительные коды принадлежат понятийным аппаратам философии образования, теории педагогики, социальной психологии и социологии.

4.2. Проблематика исследований цифрового номадизма. Проблематика исследований цифрового номадизма строится преимущественно на актуализации противоречий между «светлыми» и «темными» сторонами цифрового кочевничества как новой социокультурной практики конца XX - начала XXI в. К первым относятся все те преимущества, которые получают современные кочевники от своего образа жизни: свобода от необходимости проживания и работы в одном и том же месте; новые возможности для саморазвития и самореализации; удовлетворение жажды путешествий и приключений и др. Ко вторым - разного рода риски, связанные с этим образом жизни: психологические (социальное одиночество, «цифровая шизофрения») [66]; экономические (отсутствие постоянного источника доходов); технологические (жесткая зависимость от наличия и качества беспроводной связи); физические (вероятность нападения со стороны асоциальных субъектов); правовые (отсутствие статуса резидента страны своего пребывания), культурные (потеря идентичности) и т.д.

Обозначенные противоречия обусловлены не только двойственностью самой человеческой природы и образа жизни (например, зависимостью индивидуума от социальных связей и его потребностью в уединении), но и амбивалентностью любых технологий, всегда несущих с собой как прогресс, так и негативные последствия. Так, например, мобильность как высокотехнологичный и «романтизированный» способ существования может привести к «безродности, дикости и криминализации» [67. Р. 265] или, по крайней мере, сопровождаться «физиологическими, психологическими, эмоциональными и социальными издержками для отдельных лиц и обществ» [43. Р. 1661]. Еще одна сторона мобильности, ассоциируемой со свободой, - это

зависимость от технологий (транспортных, связи) и материальных доходов, необходимых для ее поддержания. Тем не менее цифровым кочевникам удалось преодолеть стереотипы о том, что мобильность доступна только при наличии «определенной привилегированной должности» [44. Р. 2].

Наиболее часто фиксируемые в научных публикациях противоречия, сопровождающие цифровое кочевничество, касаются таких жизненных сфер, как 1) социальные связи, 2) работа и досуг, 3) профессиональные компетенции, 4) границы собственной культурной идентичности в глобальном мире, 5) отношение к обществу потребления. Проиллюстрируем подобные противоречия на конкретных примерах:

1. С одной стороны, цифровой кочевник демонстрирует «стремление к свободе и самостоятельности, поиск новых способов бытия и отношений, интеграцию в мировое человечество», с другой - «отказ от построения отношения близости и постоянства, традиционных для родной культуры и человечества в целом <...> маргинализацию» [18. С. 17]. Человек, выбирая кочевой образ жизни, как бы отчуждает от себя семью, друзей, родину. Это своеобразная цена, которую он платит за свободу [46, 68-71].

2. Цифровые номады «обречены» на умение сочетать свою перманентную мобильность с профессиональной деятельностью и отдыхом, чтобы иметь не только постоянный доход, но и физические и эмоциональные ресурсы для превращения своей жизни в интересное приключение. Такое умение напрямую связано с их навыками самомотивации и самоорганизации. В идеале цифровые кочевники воспринимают работу не как навязанное обязательство, а как досуг, продиктованный внутренней мотивацией и приносящий удовлетворение. Однако в реальности такие навыки присущи далеко не всем людям, желающим вести «кочевой» образ жизни. Еще одно противоречие, касающееся трудовой сферы, заключается в том, что несмотря на осознание себя отдельными субъектами, стремящимися выйти за рамки любой социальной общности и не быть привязанными к стационарному офису, «кочевники, как правило, используют ориентированные на сообщества рабочие пространства, такие как коворкинги, позволяющие им справиться с ощущением изоляции, общаясь с единомышленниками; повысить производительность труда и эффективно сбалансировать свой рабочий досуг» [72. Р. 223; 50; 73].

3. Цифровые кочевники признаются наиболее творческими и эффективными работниками, представителями «креативного класса» (Р. Флорида [74]), за привлечение которых борются многие территории. Они обладают такими востребованными в современном мире компетенциями, как мультиязычность, мульти-культурность, клиентоориентированность, умение управлять проектами и рабочим временем (тайм-менеджмент), способность трудиться в режиме высокой неопределенности и риска, коммуникабельность, 1Т-компетенции, умение работать с информацией. Последнее является особенно важным, поскольку в цифровом сетевом информационно-коммуникативном обществе обработка информации ценится гораздо выше

простой ее генерации. Развитие этих компетенций является следствием того, что цифровые кочевники привыкли жить и работать в Сети. Но их постоянное присутствие в онлайн-пространстве имеет и свою обратную сторону - цифровую зависимость и относительное однообразие эмоциональных состояний. Именно это во многом и побуждает их к бесконечным путешествиям в поисках более комфортного для себя места проживания и нового социального окружения, в процессе которых они получают новые порции цифрового «детокса» [53, 54].

4. Цифровой номадизм, по мнению многих исследователей, подтверждает, что человечество быстро движется сразу в двух противоположных направлениях: к глобализации и беспроводной связи, с одной стороны, и к самой ранней форме человеческой ассоциации - кочевой охоте и собирательству (информации), с другой. В результате люди становятся «глобальными кочевниками» [75. Р. 91]. В то же время жизненный путь цифрового номада, ассоциируемый с бесконечным поиском себя и возможностью самореализации, выступает против универсальной модели глобального современного мира. Иными словами, цифровые кочевники являются носителями собственной культуры, которая не ассимилируется с культурными традициями стран и регионов их временного нахождения. Где бы они ни жили, они либо стараются подчеркивать свою индивидуальность при сохранении нейтралитета к культурам других социальных групп, либо, окруженные информационными потоками, перестают искать смыслы, «заполняя пустоту бытия театрализацией и демонстрируя вежливое невнимание» [76. С. 58] к окружающим. При этом им, как правило, удается не пересекать черту маргинальности, оставаясь в пределах закона и принятых социальных норм. В любом случае проблема идентичности (культурной, социальной, национальной) осложняется тем, что в своем стремлении к свободе, самостоятельности и интеграции в мировое сообщество цифровые кочевники находятся «за пределами идентичности» (как самосознания непрерывности своего существования во времени и пространстве). Это нахождение «за пределами» в постоянных путешествиях приводит их к «ощущению безродности и одиночества» [39. Р. 70]. Но существует и более оптимистичный взгляд на эту проблему: цифровые кочевники, постоянно находясь «в переходном периоде <...> ни "здесь", ни "там"» и будучи географически отдалены от друзей и семьи, «на самом деле не отделены и не изолированы» [69. Р. 7-8]. Путь цифрового номада - это путь обретения той свободы, которая была потеряна человеком оседлым; и это путь, на котором почти все границы социальных ролей и географические границы условны. При этом он выстраивает неосязаемые границы своего «Я», пытаясь (не всегда успешно) сохранить не только свое индивидуальное пространство в общем пространстве электронных публичных коммуникаций, но и свой уникальный культурный код. Возможно, цифровое кочевничество - один из способов сохранения будущего человеческой цивилизации, балансирующий между толерантностью и консерватизмом в отношении других культур и национальностей, так

как они четко отличают себя от любых других путешественников [69, 75-77].

5. Подобно тому, как цифровые кочевники не вписываются ни в географические, ни в государственные, ни в социально-ролевые, ни в культурно-национальные границы, они преодолевают и границы современного высокотехнологичного общества потребления. Здесь обозначается еще одно противоречие, если иметь в виду, что именно эта социальная реальность и породила самих цифровых кочевников. Большинство из них (за исключением флэшпакеров) проявляют аскетизм, демонстрируя свободу от общества потребления. Они минимизируют свои материальные потребности, ограничиваясь только самыми необходимыми вещами, так как частая смена места жительства не совместима с накопительством и материальным обогащением. Самую большую ценность для цифровых номадов имеют услуги и товары, обеспечивающие их кочевой образ жизни: качественная беспроводная связь, доступ к базам данных, удобный хостинг и коворкинг; наличие «антикафе», где оплачивается не еда, а время пребывания. Земельная собственность и недвижимость не являются для них способами надежного экономического вклада, что влечет за собой эволюцию прав собственности: от материальной к виртуальной [41, 58, 78]. В определенном смысле «кочевая» культура может стать примером преодоления пороков общества потребления. «Образ жизни цифрового номада можно рассматривать как форму протеста против сложившейся в нашей цивилизации системы производственных отношений и повседневных практик, отражающих идентичность, постулируемую капитализмом и обществом потребления» [79. С. 64]. Размышления о «гиперобъектах» (изменяющемся климате, загрязнении окружающей среды и т.п.) [80] и будущем планеты занимают цифрового кочевника больше, чем обычные физические объекты, что говорит о его самоощущении как «человека мира» [23, 79] и др.

К настоящему моменту проблематика междисциплинарного дискурса о цифровом номадизме в целом фиксирует большое количество противоречий. Это противоречия между личной свободой и зависимостью от технологий; свободой передвижения и необходимостью самоорганизации и самоконтроля; эмпатией к технологиям (смартфону) и социальной отчужденностью; личной индивидуальностью и универсальностью технологий; потребностью в постоянном заработке и высокой конкуренцией на рынке онлайн-труда; стремлением к независимости от работодателя и рисками фриланса; желанием путешествовать и рисками дальних путешествий; гипермобильностью номадов и «оседлостью» инфраструктур некоторых регионов / стран / городов; стремлением к приватности и незащищенностью сетевых итеракций от хакеров и электронного рейдерства; постоянной «подключенностью» (к Сети) и потребностью в цифровом «детоксе»; многозадачным характером онлайн-деятельности и риском «цифровой шизофрении»; кочевым образом жизни и (а) желанием иметь полноценную семью, (б) необходимостью давать образование своим детям; глобализацией культуры цифрового кочевничества и локализацией иных культур; толерантностью цифровых нома-

дов и нетерпимостью к ним представителей некоторых культур и субкультур; свободным статусом цифрового кочевника и неприятием его со стороны официальных властей (налоговых и иных государственных органов); аскетизмом бэкпакеров и демонстративным потреблением флэшпакеров и т.д.

4.3. Методология исследований. В междисциплинарном дискурсе о цифровом номадизме методология исследований обозначенных направлений и пробле-матик может быть условно представлена четырьмя уровнями: фундаментальным, общенаучным, специально-научным и прикладным. Такая условность объясняется сложностью однозначного определения статусов ряда подходов и методов, изначально принадлежавших той или иной специальной дисциплине, но постепенно становящихся частью общенаучной методологии для всей социально-гуманитарной сферы. Наличие каждого из подходов нами определялось по соответствующим дополнительным кодам (см. п. 3). Итак, обозначенные уровни кратко можно охарактеризовать следующим образом.

Фундаментальный уровень на сегодняшний день включает в себя самые разные философские подходы и теоретико-методологические основания для релевантного описания специфики и механизмов функционирования цифрового номадизма как нового социокультурного феномена и одного из основных трендов современного цифрового сетевого общества. К ним относится прежде всего онтологический подход, объединивший концепции М. Маклюэна [1], М. Кастельса [81], Д. Белла [82], Дж. Гэлбрейта [83], Дж. Нейсбита [84], Э. Тоффлера [85, 86], З. Баумана [4], Дж. Урри [5], С. Сассэн [87], А. Барда и Я. Зодерквиста [11], У. Митчелла [6], Д. Рашкоффа [66] и многих других социальных философов и теоретиков цифровизации и медиатизации, позволивший эксплицировать особенности онтологии глобального цифрового сетевого общества как «общего контекста формирования и функционирования культуры цифровых кочевников» [21. С. 169]. К этому же уровню относятся социально-философские идеи и теории, раскрывающие сущность самого феномена, а также концепции, первоначально не связанные с идеей цифрового номадизма, но позволяющие наметить пути решения проблем, касающихся самых разных сфер этой новой социальной практики и образа жизни. В первом случае - это номадология Ф. Гваттари и Ж. Делёза [2], концепции электронного номадизма Ж. Аттали [3] и цифрового кочевничества Ц. Макимото и Д. Мэннерса [7]; во втором - теории мобильности и социального капитала Дж. Урри [5], модели власти, свободы и знания М. Фуко [88], теория идентичности З. Баумана [4], теория симулякров Ж. Бодрийяра [89] и некоторые другие. На этих идеях и концепциях выстроены методологии целого ряда исследований [12, 67, 68, 78, 90, 91].

Общенаучный уровень методологии изучения цифрового номадизма составляют универсальные подходы и методы, применяемые разными социально-гуманитарными науками. Это социокультурный, исторический, компаративный (сравнительный) и аксиологический подходы. Первый из них ориентирован

на изучение общекультурного контекста появления и существования практики цифрового кочевничества [52]. Второй - направлен на анализ конкретных исторических периодов возникновения ее предпосылок и развития [17]. Третий подход дает возможности для выявления общих и специфических характеристик цифрового кочевничества в сравнении с другими «мобильными» социокультурными практиками (туризмом, паломничеством) [40, 92]. Четвертый подводит к осмыслению системы ценностей цифровых кочевников как повседневных ориентиров в различных сферах их профессиональной и социальной деятельности [93]. В частности тех, которые мотивируют «совершить прыжок из фиксированного места и традиционной карьеры к траектории кочевого образа жизни, основанные на цифровой работе» [58. Р. 48].

Особое место среди общенаучных методов, используемых при изучении цифрового кочевничества, занимают разновидности семиотического подхода: культурно-семиотический (Ю. Лотман [28], Р. Познер [29]) и структурно-семиотический (Р. Барт [94], Ж. Бодрийяр [89]). Эти методы семиотического анализа в сочетании с онтологическим подходом «дают возможность описать специфику культуры цифровых кочевников как целостного явления и объяснить механизмы ее глобализации» [21. Р. 180]. Применение методологического инструментария, связанного с теорией знаков, обосновано спецификой самой культуры цифровых кочевников - сетевой, текстовой, знаковой. Семиотический подход позволяет представить цифровой номадизм как автономную семиосферу со своими знаковыми системами, используемыми для становления и поддержания его культурной идентичности в глобализующемся мире. Вместе с тем именно семиотический подход дает основу формирования междисциплинарного языка описания изучаемого феномена (т.е. «метаязыка») [95, 92].

Весьма продуктивным показал себя и герменевтический подход как универсальный метод интерпретации текстовых артефактов. В данном случае он применяется при «расшифровке» цифровых «следов», оставляемых в Сети цифровыми номадами -блогов, эссе, постов [96]. Дискурсивный подход, получивший в последнее время статус общенаучного для социогуманитарной сферы, используется не только для изучения языковых особенностей цифровых кочевников как социальной группы (социолингвистический аспект) и их идентичности, проявляющейся в языке и текстах (культурный и социально-психологический аспекты), но и для понимания характера их трудовых отношений (юридический и экономический аспекты), а также тех преимуществ, которые дает «кочевая» культура в организации трудовой деятельности [97]. Метод социального конструктивизма, реализуемый в различных областях научного знания, в свою очередь, объясняет, почему для цифровых кочевников виртуальные услуги имеют большую значимость, нежели услуги и товары в их материальном воплощении (за исключением товаров первой необходимости, помогающих им поддерживать кочевой образ жизни). При этом подходе «основное внимание уделяется пониманию индиви-

дуальных интерпретаций и восприятий реальности» [73. Р. 367].

Специально-научный уровень методологии изучения цифрового номадизма - это совокупность методов таких сфер научного знания, как социология, социальная психология, социальная и культурная антропология, этнография и нетнография, экономика труда, лингвистика, география, история, компьютерные науки, а также теории социальных коммуникаций, менеджмента, маркетинга, педагогики. Например, социологические и психологические методы исследования применяются при анализе виртуальных и реальных отношений цифровых кочевников с субъектами и объектами их среды обитания в условиях постоянной мобильности и меняющегося социального окружения. В частности, зависимости передвижения «городских кочевников» от их субъективного восприятия города, обусловленного мобильными цифровыми технологиями [90]. Метод свободного самоописания, первоначально применявшийся только в рамках психологической науки, постепенно начал переходить ее границы и использоваться в исторических, географических и этнографических исследованиях, посвященных цифровому кочевничеству. Этот метод основывается главным образом на интерпретации эссе -самого популярного «кочевого» жанра как описания цифровым номадом своего образа жизни, окружающей среды, своих мыслей и мотивов поступков [77].

Наряду с традиционными методами, составляющими исследовательский инструментарий социальной и культурной антропологии и этнографии (полевые исследования, включенное наблюдение, анализ артефактов и «культурных кодов», дискурсивный и контент-анализ и пр.), в изучении цифрового кочевничества стали применяться нетнографические и автоэтнографические методы. Нетнография - это приложение этнографических методов для изучения онлайн-культур, активно используемое в сфере социальных коммуникаций. При этом посредством геолокационных и иных сервисов исследуются сайты, форумы, чаты цифровых номадов. Автоэтнография как метод позволяет определить характер связи «личного» с «культурным» в условиях, когда сама личность помещает себя в социальный контекст. Эти методы особенно подходят для изучения различных аспектов и моделей сетевых коммуникаций цифровых кочевников посредством анализа форумов, сайтов и тому подобных интернет-ресурсов, допускающих возможность обратной связи и взаимодействия [40].

Среди педагогических концепций, нашедших свое методологическое применение в исследованиях цифрового номадизма, необходимо отметить прежде всего концепции экологии знания и управления личными знаниями. Они позволяют концентрироваться на образовательной и трудовой деятельности «независимых и мобильных работников знаний» [53. Р. 314]. Через их призму цифровой кочевник рассматривается как субъект с активной позицией в отношении получения знания, способный выстраивать собственную образовательную траекторию и взаимодействие с другими участниками этого процесса, для которого должны быть доступны все достижения

современного образования [14]. Таким образом, цифровой кочевник становится «знаниевым кочевником» - представителем образовательной элиты современного общества. «Знаниевый кочевник - это кочующий знаниевый работник инновационного типа, т.е. креативный, творческий и новаторский человек, способный работать с кем угодно, когда угодно и где угодно» [13. С. 41].

Прикладной уровень методологии обеспечивается соответствующими качественными и количественными методами эмпирических исследований, преобладающими в изучении цифрового кочевничества. Это объясняется тем, что до сих пор практика цифрового кочевничества как объект изучения продолжает привлекать большее внимание, нежели онтология, история и иные философские и теоретические аспекты этого явления. В эмпирических исследованиях наиболее часто используются опросы разного типа (интервью, анкеты, фокус-группы в чатах, экспертные опросы), наблюдение и т.п. Данные методы применяются не только по отношению к самим цифровым кочевникам, но и их работодателям и членам семей [95]. Они позволяют описать и проанализировать опыт современного кочевого образа жизни, раскрыть его перспективы в общении с самими субъектами этого опыта, тем более что большинство цифровых кочевников легко идут на контакт, поскольку они привыкли работать и общаться в Сети. Особенно часто эти методы используются в исследованиях социологического [78] и урбанистического [20, 72] характера. В последних ученые пытаются ответить на вопрос, какого рода пространства требуются цифровым кочевникам для жизни и работы. Для решения этих задач исследователи-урбанисты, помимо традиционных социологических методов (анкетирования и интервью), используют методы: go along (изучение восприятия города посредством пешеходных прогулок), ментальное картирование (рисование по памяти части городского пространства или всего города), морфологический анализ (изучение предметного мира города, создание его пространственного портрета) и др. Заметное место среди прикладных методов занимают методы геолокации и статистические методы, включая анализ больших данных (big data) [40, 45].

5. Заключение: наиболее изученные и формирующиеся научные направления, и проблематики дискурса о цифровом номадизме

Основные результаты проведенного обзорного исследования ввиду ограниченности формата данной статьи представлены выборочно (см. табл. 2). К ним относятся не только общие ключевые коды-«хэштеги» и дополнительные коды, составляющие основу «метаязыка» и предметные контексты междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве, но и выявленные с их помощью наиболее изученные и только формирующиеся направления и проблематики дискурса, а также методы их изучения, все вместе ставшие основаниями для его систематизации. В определенном смысле результатом является и сама логика систематизации

междисциплинарного дискурса о цифровом номадизме: от анализа его «метаязыка», рожденного в процессе новой социокультурной практики, - к определению общих ключевых и дополнительных кодов, «маркирующих» научные тематические направления, проблематики, методы исследования, а также сами дисциплины и их интерфейсы, в пределах которых ведется этот дискурс. Такая методологическая стратегия может быть использована и при систематизации иных междисциплинарных дискурсов.

Приведенные в табл. 2 примеры элементов междисциплинарного дискурса о цифровом кочевничестве (ключевых и дополнительных кодов, направлений исследований, проблематик, методов и их дисциплинарной и междисциплинарной принадлежности) и сама логика их связи свидетельствуют о том, что дискурс активно развивается. Его междисципли-нарность становится все более явственной и разнообразной за счет включения в дискурс новых дисциплин и их методологий. На сегодняшний день методологический аппарат исследований цифрового номадизма уже достаточно широк и непрерывно эволюционирует благодаря переносу методов из одной дисциплины в другие, модернизации традиционных методов и появлению новых (нетнографии, анализа больших данных и др.), что, в свою очередь, обусловлено появлением новых компьютерных и цифровых технологий (мобильной и геолокационной связи, различных электронных коммуникационных сервисов и платформ). Как следствие развития методологии в целом, междисциплинарный дискурс о цифровом кочевничестве включает, с одной стороны, вполне отчетливые частные дисциплинарные проекции этого феномена, с другой - попытки его осмысления за рамками отдельных отраслей знания на уровне фундаментальных концепций и теорий, позволяющих выйти на общий междисциплинарный язык («метаязык») исследования.

Применение ключевых кодов-«хэштегов», составляющих основу «метаязыка», и дополнительных предметных кодов выявило четыре основных научных направления (см. п. 4.1) исследуемого междисциплинарного дискурса, из которых наиболее изученным направлением, на наш взгляд, является «Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни». Вполне оформились такие направления, как «Производственная сфера и другие экономические отношения цифровых кочевников» и «Инфраструктура кочевого образа жизни». Что касается направления «Образование цифровых кочевников», то оно относительно ново в дискурсе. Его появление связано с возникновением «общества знаниевых кочевников» [13] и новой (третьей) волны цифровых кочевников: кочевников-студентов, желающих не только учиться в высших учебных заведениях, но и одновременно с этим путешествовать и зарабатывать на жизнь [98]. Можно предположить, что количество направлений дискурса также будет увеличиваться. Местом их «рождения» будут новые междисциплинарные интерфейсы - новые предметные поля такого объекта изучения, как цифровое кочевничество.

Таблица 2

№ Ключевые коды-«хэштеги» Дополнительные (предметные) коды Дисциплинарная или междисциплинарная принадлежность Направление исследования Проблематика (основные противоречия) Методы

1 Цифровое кочевничество Онтология, социокультурный контекст, мобильность, беспроводная связь, Сеть Онтология, социальная философия Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Мобильность уй седен-таризм, виртуальность ув реальность Онтологический подход, социокультурный подход

2 Глобальные и локальные цифровые кочевники Ценности, культурная идентичность Культурология, культурная антропология Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Локальность ув глобальность, индивидуальность ув универсальность; Аксиологический подход, теория идентичности, дискурсивный анализ, самоописание

3 «Кочевание», Электронные «оазисы» и «города» Мобильность, миграция, путешествия Социология, география, теория туризма Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Мобильность ув седен-таризм, свобода передвижения ув зависимость от технологий; жажда приключений ув риски для жизни и здоровья Социологические методы, дискурсивный анализ, самоописание

4 Общество цифровых кочевников, типы цифровых кочевников, флэшпакеры, бэкпакеры Иерархическое сетевое общество (нетократия), креативный класс, социальный статус Социальная философия, социология Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Нетократы / флэшпакеры ув консьюмериат / бэкпакеры; демонстративное потребление ув аскетизм; стремление к свободе ув контроль за сетевым капиталом Теории цифрового сетевого общества, социологические методы, дискурс-анализ(критический анализ взаимоотношений социальных субъектов)

5 Цифровые кочевники, «виртуальные костры», онлайн-близость Межличностные отношения, психология личности, психология группы Социальная психология Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Близость ув отчужденность, приватность ув публичность Теория базовых психологических потребностей, контент-анализ, психологическое анкетирование

6 Культура и язык цифровых кочевников, кочевые предметы, цифровые артефакты и ментифакты Культура, знак, культурный код Культурная семиотика Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Специфичность ув универсальность, локальная культура ув глобальная культура Культурно-семиотический подход

7 Цифровые кочевники, «бизнес без офиса», коворкинг, сетевой капитал Организация труда, рабочее место, тайм-менеджмент, глобальное трудоустройство Теория менежмента, экономика труда Производственная сфера и другие экономические отношения цифровых кочевников Свобода передвижения ув необходимость самоорганизации и самоконтроля; цифровые компетенции цифровая зависимость Теории менеджмента, экономические теории, теория властных отношений, методы нетнографии

8 Кочевые предметы, кочевая инфраструктура Товары и услуги, реклама, экономика символов/ знаков Теория экономики, теория маркетинга Производственная сфера и другие экономические отношения цифровых кочевников // Инфраструктура кочевого образа жизни Виртуальные услуги и товары ув материализованные услуги и товары Экономические теории, теории маркетинга, теория симу-лякров, социальный конструктивизм

9 Коммуникации цифровых кочевников Сетевые взаимодействия / коммуникации Теория социальных коммуникаций, ком-муникативистика Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Онлайн-коммуникации ув офлайн-коммуникации; горизонтальные сетевые коммуникации ув вертикальные сетевые коммуникации Различные теории коммуникации, методы геолокации, анализ больших данных (big data), нетнографические методы

10 Кочевые технологии, «подключен-ность» к Сети Компьютерные технологии, мобильные приложения Гуманитарная информатика Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни Преимущества цифровых технологий ув риски цифровых технологий; цифровая зависимость ув цифровой «детокс» Теории цифрового сетевого общества, критический анализ, статистические Методы

№ Ключевые коды-«хэштеги» Дополнительные (предметные) коды Дисциплинарная или междисциплинарная принадлежность Направление исследования Проблематика (основные противоречия) Методы

11 Цифровое кочевничество, кочевая инфраструктура, электронные «города» и «оазисы», «поле присутствия», «пространство постоседлости» «Умные» города, глобальные города, городская инфраструктура, городское пространство, альтернативная реальность Социальная философия, теория урбанистики Цифровой номадизм как новый способ бытия и образ жизни // Инфраструктура кочевого образа жизни Мобильность цифровых кочевников vs «оседлость» городской инфраструктуры; пространство места vs пространство сетевого потока Теории цифрового сетевого общества, теории пространства, метод go along

12 Знаниевые кочевники, академические цифровые кочевники, цифровые кочевники-студенты Образование, образовательный процесс, образовательные технологии Теория педагогики, философия образования Образование цифровых кочевников Мобильность vs непрерывность образовательного процесса; самоорганизация процесса обучения vs организация образовательного процесса Концепции экологии знания и управления личными знаниями

P.S.

Данное обзорное исследование начиналось осенью 2019 г., когда человечество еще жило в своем обычном режиме. Заключительные строки этой статьи были написаны весной 2020 г., в период глобальной пандемии коронавируса, приведшей к самоизоляции и карантину во многих странах, а также глобальному экономическому кризису. «Мир без границ» мгновенно провел четкие демаркационные линии не только между государствами и регионами, но и между городами и даже отдельными районами. Эта беспрецедентная ситуация навела нас на размышления о возможном изменении мейнстримов дискурса о цифровом номадизме, поскольку почти наверняка изменится сама практика цифрового кочевничества. Еще недавно было очевидно, что она развивается настолько стремительно, что скоро станет доминирующим образом жизни. Однако пандемия и вызванные ею кризисы внесли свои коррективы в эту перспективу. Мобильность, как одна из важнейших характеристик современного общества, резко снизила свои темпы: по всему миру перестали функционировать тысячи транспортных маршрутов, и вряд ли они будут восстановлены в ближайшее время. Вся инфраструктура «кочевания» понесла критический ущерб: закрылось огромное количество отелей, хостингов, «цифровых» кафе и коворкингов. Уже сейчас очевидно, что услуги тех предприятий, которые найдут в себе силы открыться после пандемии, будут в разы дороже, чем раньше. Приобретение качественных «кочевых» предметов - мобильных гаджетов и девайсов - также станет дорогим удовольствием. С другой стороны, нельзя отрицать, что огромные массы людей, находясь долгое время в домашней самоизоляции, сделали резкий скачок в совершенствовании своих цифровых навыков и почувствовали как никогда острое желание к перемене мест.

Учитывая сказанное, можно предположить минимум три вектора цифрового кочевничества, которые могут начать реализовываться независимо друг от друга в ближайшие годы в условиях новой реальности. Первый вектор: цифровое кочевничество приобретет в основном локальный характер. Преобладающим типом цифровых номадов станут «городские молодые кочевники». Они будут постоянно перемещаться внутри полисов, предпочитая работать, учиться и общаться на ходу, используя для этого доступные им «третьи места». Второй вектор: глобальное кочевничество останется образом жизни только для самых избранных нетократов. Это будет относительно небольшое количество людей либо очень состоятельных (флэшпакеров), либо очень востребованных как экспертов и представителей «креативного класса». За их привлечение будут конкурировать между собой государства и регионы с целью быстрейшего выхода из экономического кризиса. Поэтому для них будут создаваться самые комфортные условия. Третий вектор будет самым массовым в силу своей доступности почти для любого желающего. Это полностью виртуальное цифровое кочевничество. Люди будут «передвигаться по миру», сидя у экранов компьютеров, точно так же, как когда-то советские граждане «путешествовали» по планете, глядя на экраны своих телевизоров. Но если раньше выбор маршрутов полностью зависел от ведущего телепередачи «Клуб кинопутешественников», то теперь он будет выстраиваться исключительно самими виртуальными цифровыми кочевниками в соответствии с их интересами и творческими задачами. Представляется, что все эти три вектора найдут отражение в будущем международном междисциплинарном научном дискурсе о цифровом номадизме. Надеемся, что у нас будет возможность проверить нашу гипотезу в своих новых исследованиях.

ЛИТЕРАТУРА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Маклюэн М. Понимание Медиа. Внешние расширения человека. М. : Кучково поле, 2014. 462 с. URL: http://sun.tsu.ru/limit/

2017/000563220/000563220.pdf

2. Deleuze G., Guattari F. Nomadology: The War Machine. New York : Semiotext(e), 1986. 160 p.

3. Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. М. : Международные отношения, 1993. 66 с.

4. Бауман З. Текучая современность / пер. с англ., под ред. Ю.В. Асочакова. СПб. : Питер, 2008. 240 с.

5. Урри Дж. Мобильности. М. : Праксис, 2012. 576 с.

6. Митчелл У. Я ++. Человек, город, сети. М. : StrelkaPress, 2012. 328 с.

7. Makimoto T., Manners D. Digital Nomad. Wiley ; New York, 1997. 256 p.

8. Латур Б. Нового времени не было. Эссе по симметричной антропологии. СПб. : Изд-во Европ. ун-та в С.-Петербурге, 2006. 239 с.

9. Turkle Sh. Computational Technologies and Images of the Self // Social Research. Fall 97. Vol. 64, is. 3. P. 1093-1111.

10. Морен Э. О сложностности / пер с фр. Я.И. Свирского. М. : Институт общегуманитарных исследований, 2019. 272 с.

11. Бард А., Зодерквист Я. Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. СПб. : Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004. 252 с.

12. Кужелева-Саган И.П. Бизнес-коммуникации в условиях цифрового кочевничества // Наука о коммуникации как дисциплина и область знания в современном мире: диалог подходов : сб. ст. участников междунар. науч.-практ. конф., Москва, НИУ ВШЭ, Департамент интегрированных коммуникаций, 9-11 июля 2015. М., 2015. С. 178-187.

13. Общество Знаниевых Кочевников : сценарии образования будущего / под ред. Джона У. Моравеца; науч. ред. пер. И.П. Кужелева-Саган; пер. с англ. С.С. Носовой. Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2018. 346 с.

14. Кужелева-Саган И.П. Общие контуры онтологии образования в эпоху нового кочевничества // Научно-педагогическое обозрение. Pedagogical Review. 2020. № 1 (29). С. 200-211.

15. Вильякайнен П.А., Мюллер-Эберстайн М. Без страха. Лидеры бизнеса в цифровую эру / пер. с англ. А. Ракина. М. : Олимп-Бизнес, 2012. 400 с.

16. Глухов А.П., Окушова Г.А. Цифровые мигранты как вынужденные цифровые кочевники: формирование новой идентичности // Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд : материалы III Междунар. трансдисциплинар. науч.-практ. web-конференции Connect-Universum - 2016. 24-26 мая 2016 г. Томск, 2017. С. 89-98.

17. Schlagwein D. The History of Digital Nomadism. International Workshop on the Changing Nature of Work (CNOW). San Francisco, USA : The University of Sydney, 2018. URL: https://www.researchgate.net/profile/Daniel_Schlagwein/publication/329182172_The_History_of_ Digi-tal_Nomadism/links/5bfb7292299bf1a02033355f/The-History-of-Digital-Nomadism.pdf

18. Арпентьева М. Р. Цифровой номадизм как феномен современного общества // Управление и коммуникации: анализ тенденций и перспективы развития : сб. науч. ст. / отв. ред.: А.Н. Николаева, Е.А. Ильина, Л.Г. Васильева. Чебоксары : Чувашский гос. пед. ун-т им. И.Я. Яковлева, 2016. С. 17-27.

19. Sutherland W., Jarrahi M.H. The Gig Economy and Information Infrastructure: The Case of the Digital Nomad Community // Proceedings of the ACM on Human-Computer Interaction. December 2017. № 97. URL: https://dl.acm.org/doi/abs/10.1145/3134732

20. McElroy E. Digital nomads in siliconising Cluj: Material and allegorical double dispossession // Urban Studies. 2019. July 2. URL: https://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0042098019847448.

21. Кужелева-Саган И.П. Культура цифровых кочевников и возможные подходы к ее изучению // Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд : материалы III Междунар. трансдисциплинарной науч.-практ. web-конференции Connect-Universum - 2016. 2426 мая 2016 г. Томск, 2017. С. 166-182.

22. Sorensen C. Digital nomads and mobile services // Receiver The mobile self. 2002. URL: https://www.academia.edu/2841339/Digital_nomads_ and_mobile_services.

23. Wang B., Schlagwein D., Cecez-Kecmanovic D., Cahalane M. Digital Work and High-Tech Wanderers: Three Theoretical Framings and a Research Agenda for Digital Nomadism // Australasian Conference on Information Systems. Sydney. 2018. P. 1-12.

24. Добринская Д.Е. О феномене цифрового кочевничества // ЭКО. 2020. № 2 (548). С. 37-59.

25. Сорокин П. А. Социальная и культурная динамика / пер. с англ., вступ. ст. и коммент. В.В. Сапова. М. : Академический проект, 2020. 988 с.

26. Вебер М. Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии. Социология / пер. с нем., под ред. Л.Г. Ионина. М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. 448 с.

27. Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Новосибирск : Сибирский хронограф, 1997. Т. 1. 805 с.

28. Лотман Ю.М. Статьи по семиотике культуры и искусства / предисл. С.М. Даниэля; сост. Р.Г. Григорьва. СПб. : Академический проект, 2002. 543 с.

29. Posner R. Basic Tasks of Cultural Semiotics // Gloria Withalm and Josef Wallmannsberger (eds.) Signs of Power - Power of Signs. Essays in Honor of Jeff Bernard. Vienna : INST, 2004. P. 56-89.

30. Ван Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация : сб. работ / сост. В.В. Петрова; пер. с англ. яз., под ред. В.И. Герасимова; вступ. ст. Ю.Н. Караулова, В.В. Петрова. М. : Прогресс, 1989. 310 с.

31. Йоргенсен М.В., Филлипс Л. Дж. Дискурс-анализ: теория и метод: пер. с англ. / науч. ред. А.А. Киселева. Харьков : Гуманитарный центр, 2008. 350 с.

32. Спенсер Г. Основания социологии. Данные социологии. Индукция социологии: пер. с англ. М. : ЛИБРОКОМ, 2013. 432 с.

33. Парсонс Т. О структуре социального действия / под общ. ред. В.Ф. Чесноковой, С.А. Белановского. М. : Академический проект, 2000. 880 с.

34. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура: пер. с англ. М. : Хранитель [и др.], 2006. 873 с.

35. Frodeman R., Klein T.J., Pacheco R.C.S. The Oxford Handbook of Interdisciplinarity. Oxford : Oxford University Press, 2017. 640 p.

36. Academia.edu. URL: https://www.academia.edu

37. O'Brien M. Finding a home for the 'digital nomad' New forms of identity and work in relation to mobile media and public space. 2011. URL: http://www.michelleobrien.net/wp-content/uploads/2011/10/OBRIEN_Home_digital_nomad.pdf

38. Спичева Д.И. «Сибирский геном» как фактор формирования идентичности цифрового номада // Комплексные исследования человека: психология : материалы VII Сибирского психологического форума. Томск, 2017. С. 211-215.

39. Thompson B.Y. 'I get my lovin' on the run': Digital Nomads, Constant Travel, and Nurturing Romantic Relationships // Nash C., Gorman-Murray A. (eds). The Geographies of Digital Sexuality. Singapore : Palgrave Macmillan, 2019. P. 69-90.

40. Gretzel U., Hardy A. VanLife: Materiality, Makeovers and Mobility amongst Digital Nomads // E-review of Tourism Research. 2019. Vol. 16, № 2/3. P. 1-9.

41. Pawlak J., Sivakumar A., Polak J.W. Digital Lifestyle, Physical Mobility and Value of Time in the Age of Nomadism and Polychronicity. London : Imperial College Business School Imperial College London, 2012. URL : http://www3.imperial.ac.uk/ /business-school/

42. Richards G. The new global nomads: Youth travel in a globalising world // Tourism Recreation Research. 2015. Vol. 40, is. 3. P. 340-352.

43. Cohen S.A., Gossling S. A darker side of hypermobility // Environment and Planning. 2015. № 47. P. 1661-1679.

44. Raedts M., Salazar N. Making lifestyle mobile. 2nd phase master social and cultural anthropology Seminar Migration, minorities and multicultur-alism. KU Leuven, 2013. URL: https://s3.amazonaws.com/academia.edu.documents/37221355/Paper_Lifestyle.pdf

45. Kuzheleva-Sagan I., Nosova S. Culture of digital nomads: ontological, anthropological, and semiotic aspects // New Semiotics Between Tradition and Innovation. 12th world congress of semiotics. Sofia : New Bulgarian University, 2014. P. 131-140.

46. Mascheroni G. Global nomads' network and mobile sociality. Exploring new media uses on the move // Information, Communication & Society. 2007. Vol. 10, is. 4. P. 527-546.

47. Шиленина А.В., Окушова Г. А., Полянская Е.В. Фотоконтент и идентификационные стратегии в визуальной самопрезентации цифровых кочевников в интернете // Комплексные исследования человека: психология : материалы VII Сибирского психологического форума. Томск, 2017. С. 258-262.

48. Richards G., Wilson J. Widening Perspectives in Backpacker Research. Chapter 15 of The Global Nomad: Backpacker travel in theory and practice. 2004. URL: https://s3.amazonaws.com/academia.edu.documents/37254083/Global_Nomad_Chapter_15.pdf.

49. Спичева Д.И., Коноваленко М.А. Тимбилдинг в коллективе цифровых кочевников // Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд : материалы III Междунар. трансдисциплинарной науч.-практ. WEB-конференции Connect-Universum - 2016. 24—26 мая 2016 г. Томск, 2017. С. 245-252.

50. Richter Sh., Richter A. Digital Nomads // Business & Information Systems Engineering. 2019. Vol. 62, is. 1. P. 77-81.

51. Suter D.F. The global "digital" nomad: Economic environment, Swiss compliance and the Global Employment Company. Switzerland. Rotterdam : Erasmus University, 2018. 28 p.

52. Яковлева Е.Л., Селиверстова Н.С., Григорьева О.В. Концепция электронного кочевника: риски развития цифровой экономики // Актуальные проблемы экономики и права. 2017. Т. 11, № 4. С. 226-241.

53. Jarrahi M.H., Philip, G., Sutherland W., Sawyer S., Erickson I. Personalization of Knowledge, Personal Knowledge Ecology, and Digital Nomadism // Journal of the association for information science and technology. 2019. № 70 (4). P. 313-324.

54. Кобо К. Навыки и компетенции работников - знаниевых кочевников // Общество знаниевых Кочевников: сценарии образования будущего / под ред. Джона У. Моравеца; науч. ред. пер. И.П. Кужелева-Саган; пер. с англ. С.С. Носовой. Томск : Издательский Дом Том. гос. ун-та, 2018. С. 73-112.

55. Бессиленк Т. Образовательная «хореография» // Общество знаниевых Кочевников: сценарии образования будущего / под ред. Джона У. Моравеца; науч. ред. пер. И.П. Кужелева-Саган; пер. с англ. С.С. Носовой. Томск : Издательский Дом Том. гос. ун-та, 2018. С. 113-152.

56. Харткамп К. Школа Сэдбери и демократическое образование в обществе знаниевых кочевников // Общество знаниевых Кочевников: сценарии образования будущего / под ред. Джона У. Моравеца; науч. ред. пер. И.П. Кужелева-Саган; пер. с англ. С.С. Носовой. Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2018. С. 153-200.

57. Рено К. Человеческие отношения как форма обучения: превращение каждого в учителя по жизни // Общество знаниевых Кочевников: сценарии образования будущего / под ред. Джона У. Моравеца ; науч. ред. пер. И.П. Кужелева-Саган; пер. с англ. С.С. Носовой. Томск : Издательский Дом Том. гос. ун-та, 2018. С. 271-292.

58. Athiana A. Housing Ownership as a digital platform in Garcés' Conditio Posthuma A study on the correlation between the Fear of Apocalypses & Global Nomadism in the Age of Hyperobjects. London : Univeristy College London, Bartlett School of Architecture, 2018-2019. 48 p.

59. Bruni R., Mladenovic D. Defining the "figure of merit" for places in the age of digital nomadism // Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд : материалы III Междунар. трансдисциплинар. науч.-практ. web-конференции Connect-Universum - 2016. 24-26 мая 2016 г. Томск, 2017. С. 59-65.

60. Архангельская И.Б. Storytelling как форма маркетинговой коммуникации в мире цифровых кочевников // Цифровое кочевничество как глобальный и сибирский тренд : материалы III Междунар. трансдисциплинар. науч.-практ. WEB-конференции Connect-Universum -2016. 24-26 мая 2016 г. Томск, 2017. С. 31-38.

61. Smart Cities and Homes: Key Enabling Technologies : ed. Obaidat M.S., Nicopolitidis P. Amsterdam; Boston; Heidelberg; New York; Oxford, Paris; San Diego; San Francisco; Singapore; Sydney; Tokyo : Elsevier, 2016. 420 p.

62. Johannessen S. The Nomadisation of Worklife: Advantages and disadvantages of mobile telework (Dissertation. Specialization: Europe in an information society. University of Oslo ; University of East London, 2000. URL: https://www.duo.uio.no/bitstream/handle/10852/17827/1/ jo-hannessen.pdf

63. Wood M. Nomad Aesthetics and the Global Knowledge Economy // TAMARA: Journal of Critical Post-modern Organization Science. 2005. Vol. 3 (4). P. 50-64.

64. Celento D. Urban Dwellings for the Digital Nomad. Wood Structure Symposium 2008: Without a Hitch: New Directions in Prefabricated Architecture. URL: http://scholarworks.umass.edu/wood/2008/sept27/6/

65. De Lange M. «Digital Nomadism»: a critique. Draft version of a section of dissertation. 2009. URL: http://www.bijt.org/wordpress/writing/

66. Rushkoff D. Present shock: When everything happens now. New York : Current, 2013. 256 p.

67. Rana S. The Micropolitics and Metaphysics of Mobility and Nomadism: A Comparative Study of Rahul Sankrityayan's Ghumakkar Sâstra and Gilles Deleuze / Félix Guattari's "Nomadology"// Social Theory and Asian Dialogues: Cultivating Planetary Conversations. Singapore : Springer Singapore, 2017. P. 249-270.

68. Kannisto P. Global Nomads: Challenges of Mobility in the Sedentary World. Netherlands. Tilburg University. 2014. URL: https://research.tilburguniversity.edu/en/publications/global-nomads-challenges-of-mobility-in-the-sedentary-world.

69. Cohen S.A., Duncan T., Thulemark M. Lifestyle mobilities: Intersections of travel, leisure and migration. London; New York : Routledge, 2013. 274 p.

70. Braidotti R. Nomadic subjects: Embodiment and sexual difference in contemporary feminist theory. New York : Columbia University Press,

1994. 342 p.

71. Rosseel E. Nomadisation: social, psychological and cultural context for the XXI century? // Ljubava Moreva (ed.). Symbols, Images and Stereotypes: Historical and Existential Experience. International Readings on Theory, History and Philosophy of Culture. St. Petersburg, 2000. № 6. P. 12-28.

72. Orel M. Coworking environments and digital nomadism: balancing work and leisure whilst on the move // World Leisure Journal. 2019. № 61 (3). P. 215-227.

73. Reichenberger I. Digital nomads - a quest for holistic freedom in work and leisure // Annals of Leisure Research. 2018. № 21 (3). P. 364-380.

74. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М. : Классика-XXI, 2011. 430 с.

75. Meyrowitz J. Global Nomads in the Digital Veldt // Revista FAMECOS. 2008. 11 (24). P. 91-102. URL: ttps://www.researchgate.net/publication/ 279649886_Global_nomads_in_the_digital_veldt.

76. Яковлева Е.Л. Антиномичность электронного кочевника: опыт философской рецепции посредством метафор // Гуманитарий: актуальные проблемы гуманитарной науки и образования. 2019. № 1. С. 58-68.

77. Trimoldi G. Nomads in hypermobility: a worldwide migrating category arising // Conference Paper MIGRATION LISBON. June 2018. URL: https://mafiadoc.com/migration-lisbon-2018-digital-nomads-in-_5bbb2f76097c47aa658b45c1.html.

78. Bardhi F., Eckhardt G.M., Arnould E.J Liquid Relationship to Possessions // Journal of Consumer Research. 2012. № 39 (3). P. 510-529.

79. Гужова И.В. Цифровой номадизм как проект обретения экзистенциальной свободы в мире постулируемой идентичности // Комплексные исследования человека: психология : материалы VII Сибирск. психол. форума : сб. конф. Томск : Том. гос. ун-т, 2017. С. 63-66.

80. Мортон Т. Гиперобъекты. Философия и экология после конца мира. Пермь : Гиле Пресс, 2019. 284 с.

81. Castells M. The Network Society: The Information Age: Economy, Society and Culture. Malden, MA; Oxford, UK : Blackwell, 2000. 594 p.

82. Bell D. The Coming of Post-Industrial Society: A Venture in Social Forecasting. New York : Basic Books, 1973. 616 p.

83. Galbraith J.K. The New Industrial State. Princeton : Princeton University Press, 2007. 576 p.

84. Naisbitt J. Megatrends. Ten New Directions Transforming Our Lives. New York : Warner, 1982. 290 p.

85. Тоффлер Э. Шок будущего / пер. с англ., науч. ред., авт. предисл. П.С. Гуревич. М. : АСТ, 2003. 557 с.

86. Тоффлер Э. Третья волна / науч. ред., авт. предисл. П.С. Гуревич. М. : АСТ, 2004. 781 с.

87. Sassen S. The Global City: New York, London, Tokyo. 2d ed. Princeton : Princeton University Press, 2001. 480 p.

88. Foucault M. Discipline and punish: the birth of the prison (2nd Vintage Books ed). New York : Vintage Books, 1995. 334 p.

89. Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляция / пер. с фр. А. Качалова. М. : ИД Постум, 2014. 247 с.

90. Епанова Ю.В. «Цифровые кочевники»: городская навигация пассажиров в эпоху «мобильной революции» // Вестник Самарского муниципального института управления. 2016. № 3. С. 115-123.

91. Мельков С.А., Салтыкова М.В., Лябах А.Ю. «Цифровые кочевники»: проблематизация появления и влияния на развитие современного общества // Вестник МГЛУ. Общественные науки. 2019. Вып. 1 (834). С. 76-94.

92. Kuzheleva-Sagan I.P. Die Kultur von digitalen Nomaden im Kontext der Ontologie der Netzwerkgesellschaft und Kultursemiotik // Zeitschrift für Semiotik. Band 37, Heft 3-4. Stauffenburg Verlag Tübingen, 2015. S. 189-210.

93. Krivtsova E.V., Martynova T.N., Valko O.V. Social Risks and Human Values in Context of Digital Nomadism // Advances in Social Science, Education and Humanities Research. 2019. Vol. 289. P. 389-395.

94. Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика / пер. с фр., сост., общ. ред. Г.К. Косикова. М. : Прогремм, 1989. 616 с.

95. Mouratidis G. Digital Nomadism Travel, Remote Work and Alternative Lifestyles. Master of Applied Cultural Analysis Department of Arts and Cultural. Sweden. Lund University, 2018. URL: https://lup.lub.lu.se/student-papers/search/publication/8948916.

96. Aroles J., Granter E., de Vaujany François-Xavier. 'Becoming mainstream': the professionalisation and corporatisation of digital nomadism // New Technology, Work and Employment. 2020. № 35 (1). P. 114-129.

97. Nash C., Hossein Jarrahi M., Sutherland W., Phillips G. Digital Nomads Beyond the Buzzword: Defining Digital Nomadic Work and Use of Digital Technologies. Springer International Publishing AG, 2018. P. 207-217.

98. Lusmägi S. The Next Wave of Digital Nomads - Student Nomad. 2018. URL: https://medium.com/@sandralusmgi/the-next-wave-ofdigital-nomads-student-nomads-f0b16a4c7517.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Статья представлена научной редакцией «Философия» 6 мая 2020 г.

The Phenomenon of Digital Nomadism in the Modern Interdisciplinary Discourse

Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta - Tomsk State University Journal, 2020, 454, 72-87. DOI: 10.17223/15617793/454/9

Irina P. Kuzheleva-Sagan, Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: ipsagan@mail.ru Dina I. Spicheva, Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: speecheva@mail.ru.

Keywords: interdisciplinary discourse; digital nomadism; digital nomads; ontology of digital network society; mobility; digital technologies; wireless communication; meta-language; key codes-hashtags; additional subject codes.

The study is supported by the Russian Foundation for Basic Research, Project No. 19-111-50146

The authors solve the problem of the systematization of the modern interdisciplinary discourse around digital nomadism as a new sociocultural phenomenon and one of the major trends of the global digital network society. Digital nomads are people who work, study, create, and entertain themselves remotely, using the Internet and wireless mobile communication technologies (T. Makimoto, D. Mannaers). Multiple scientific texts in various research areas and at their intersection focus on the interdisciplinary discourse on digital nomads. The discourse expands continuously, which requires constant description and studying. Such regular cross-sections provide young researchers with the opportunity to promptly engage in this complicated interdisciplinary sphere and find object areas for their own studies. Therefore, the aim of this survey paper is to systematize the international interdisciplinary discourse on digital nomadism as the subject of research by analyzing its meta-language and its objective linguistic contexts. The analysis allows distinguishing both well-studied and developing scientific areas, as well as various issues and the methods of research. The analytical survey of the discourse on digital nomads was based on the analysis of E-Library, SCOPUS, and Academia.edu publications. The methodology of the survey includes sociocultural, culture-semiotic, discursive, structure-functional, and interdisciplinary approaches, as well as methods of comparative analysis, systematization, classification, and schematization. The results of the research are: (1) defining common key codes-hashtags and additional codes that constitute the basis of the meta-language of the interdisciplinary discourse on digital nomadism and its objective contexts, all of those define both well-studied and developing scientific areas, as well as various issues and methods of research; (2) the very logic of systematization of the discourse: it includes the analysis of its metalanguage that appeared at the application of the new sociocultural, as well as the identification of codes that indicate scientific subject areas, issues, methods of research, and disciplines with their interfaces limited by the discourse. Furthermore, the authors suggest possible trends for the future scientific discourse around digital nomadism, regarding changes in this sociocultural practice under the current circumstances of the new reality: the coronavirus pandemic and the global economic crisis.

REFERENCES

1. Mcluhan, M. (2014) PonimanieMedia. Vneshnie rasshireniya cheloveka [Understanding Media: The Extensions of Man]. Translated from English

by V. Nikolaev. Moscow: Kuchkovo pole. [Online] Available from: http://sun.tsu.ru/limit/ 2017/000563220/000563220.pdf.

2. Deleuze, G. & Guattari, F. (1986) Nomadology: The War Machine. New York: Semiotext(e).

3. Attali, J. (1993) Na poroge novogo tysyacheletiya [Millennium; Winners and Losers in the Coming World Order]. Translated from English. Mos-

cow: Mezhdunarodnye otnosheniya.

4. Bauman, Z. (2008) Tekuchaya sovremennost' [Liquid Modernity]. Translated from English. St. Petersburg: Piter.

5. Urry, J. (2012)Mobil'nosti [Mobilities]. Translated from English. Moscow: Praksis.

6. Mitchell, W. (2012) Ya++. Chelovek, gorod, seti [Me++: The Cyborg Self and the Networked City]. Translated from English by D. Simanovskiy.

Moscow: StrelkaPress.

7. Makimoto, T. & Manners, D. (1997) Digital Nomad. Wiley; New York.

8. Latour, B. (2006) Novogo vremeni ne bylo. Esse po simmetrichnoi antropologii [We Have Never Been Modern. Essays on Symmetric Anthropolo-

gy.]. Translated from French by D.Ya. Kalugin. St. Petersburg: European University at Saint Petersburg.

9. Turkle, Sh. (1997) Computational Technologies and Images of the Self. Social Research. 64 (3). pp. 1093-1111.

10. Morin, E. (2019) O slozhnostnosti [On Complexity]. Translated from French by Ya.I. Svirskiy. Moscow: Institut obshchegumanitarnykh issledo-vaniy.

11. Bard, A. & Söderqvist, J. (2004) Netokratiya. Novaya pravyashchaya elita i zhizn' posle kapitalizma [Netocracy: The New Power Elite and Life After Capitalism]. Translated from English by V. Miuchkov. St. Petersburg: Stockholm School of Economics in St. Petersburg.

12. Kuzheleva-Sagan, I.P. (2015) [Business Communications in the Context of Digital Nomadism]. Nauka o kommunikatsii kak distsiplina i oblast' znaniya v sovremennom mire: dialog podkhodov [The Science of Communication as a Discipline and Field of Knowledge in the Modern World: A Dialogue of Approaches]. Proceedings of the International Conference. Moscow. 9-11 July 2015. Moscow: HSE. pp. 178-187. (In Russian).

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

Moravec, J. (ed.) (2018) Obshchestvo Znanievykh Kochevnikov: stsenarii obrazovaniya budushchego [Knowmad Society]. Translated from English by S.S. Nosova. Tomsk: Tomsk State University.

Kuzheleva-Sagan, I.P. (2020) General Frames for the Ontology of Education in the Era of "New Nomadism". Nauchno-pedagogicheskoe obozre-nie — Pedagogical Review. 1 (29). pp. 200-211. (In Russian). DOI: 10.23951/2307-6127-2020-1-200-211

Viljakainen, P.A. & Mueller-Eberstein, M. (2012) Bez strakha. Lidery biznesa v tsifrovuyu eru [No Fear, Business Leadership in the Age of Digital Cowboys]. Translated from English by A. Rakin. Moscow: Olimp-Biznes.

Glukhov, A.P. & Okushova, G.A. (2017) [Digital Migrants as Forced Digital Nomads: The Formation of a New Identity]. Tsifrovoe kochevnich-estvo kak global'nyy i sibirskiy trend [Digital Nomadism as a Global and Siberian Trend]. Proceedings of the Third International Web Conference Connect-Universum-2016. 24-26 May 2016. Tomsk: Tomsk State University. pp. 89-98. (In Russian).

Schlagwein, D. (2018) The History of Digital Nomadism. International Workshop on the Changing Nature of Work (CNOW). San Francisco, USA: The University of Sydney. [Online] Available from: https://www.researchgate.net/profile/Daniel_Schlagwein/publication/ 329182172_The_History_of_Digital_Nomadism/links/5bfb7292299bf1a02033355f/The-History-of-Digital-Nomadism.pdf.

Arpent'eva, M.R. (2016) Tsifrovoy nomadizm kak fenomen sovremennogo obshchestva [Digital Nomadism as a Phenomenon of Modern Society]. In: Nikolaeva, A.N. et al. (eds) Upravlenie i kommunikatsii: analiz tendentsiy i perspektivy razvitiya [Management and Communications: Analysis of Trends and Development Prospects]. Cheboksary: Chuvash State Pedagogical University. pp. 17-27.

Sutherland, W. & Jarrahi, M.H. (2017) The Gig Economy and Information Infrastructure: The Case of the Digital Nomad Community. Proceedings of the ACM on Human-Computer Interaction. December. 97. [Online] Available from: https://dl.acm.org/doi/abs/10.1145/3134732. McElroy, E. (2019) Digital Nomads in Siliconising Cluj: Material and Allegorical Double Dispossession. Urban Studies. July. 2. [Online] Available from: https://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0042098019847448.

Kuzheleva-Sagan, I.P. (2017) [The Culture of Digital Nomads and Possible Approaches to Its Study]. Tsifrovoe kochevnichestvo kak global'nyy i sibirskiy trend [Digital Nomadism as a Global and Siberian Trend]. Proceedings of the Third International Web Conference Connect-Universum-2016. 24-26 May 2016. Tomsk: Tomsk State University. pp. 166-182. (In Russian).

Sorensen, C. (2002) Digital Nomads and Mobile Services. Receiver. The Mobile Self. [Online] Available from: https://www.academia.edu/ 2841339/Digital_nomads_ and_mobile_services.

Wang, B., Schlagwein, D., Cecez-Kecmanovic, D. & Cahalane M. (2018) Digital Work and High-Tech Wanderers: Three Theoretical Framings and a Research Agenda for Digital Nomadism. Australasian Conference on Information Systems. Sydney. pp. 1-12. DOI: 10.5130/acis2018.bl Dobrinskaya, D.E. (2020) On Phenomenon of Digital Nomadism. EKO — ECO. 2 (548). pp. 37-59. (In Russian). DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2020-2-37-59

Sorokin, P.A. (2020) Sotsial'naya i kul'turnaya dinamika [Social and Cultural Dynamics]. Translated from English by V.V. Sapov. Moscow: Akademicheskiy proekt.

Weber, M. (2016) Khozyaystvo i obshchestvo: ocherki ponimayushchey sotsiologii. Sotsiologiya [Economy and Society: An Outline of Interpretive Sociology]. Translated from German. Moscow: HSE.

Akhiezer, A.S. (1997) Rossiya: kritika istoricheskogo opyta (Sotsiokul'turnaya dinamika Rossii) [Russia: A Critique of Historical Experience (The Sociocultural Dynamics of Russia)]. Vol. 1. Novosibirsk: Sibirskiy khronograf.

Lotman, Yu.M. (2002) Stat'i po semiotike kul'tury i iskusstva [Articles on the Semiotics of Culture and Art]. St. Petersburg: Akademicheskiy proekt.

Posner, R. (2004) Basic Tasks of Cultural Semiotics. In: Withalm, G. & Wallmannsberger, J. (eds) Signs of Power — Power of Signs. Essays in Honor of Jeff Bernard. Vienna: INST. pp. 56-89.

Dijk, T.A. van. (1989) Yazyk. Poznanie. Kommunikatsiya: sb. rabot [Language. Cognition. Communication: Works]. Translated from English. Moscow: Progress.

Jorgensen, M.W. & Phillips, L.J. (2008) Diskurs-analiz: teoriya i metod [Discourse Analysis as Theory and Method]. Translated from English. Kharkov: Gumanitarnyy tsentr.

Spencer, H. (2013) Osnovaniya sotsiologii. Dannye sotsiologii. Induktsiya sotsiologii [The Principles of Sociology]. 3rd ed. Translated from English Moscow: LIBROKOM.

Parsons, T. (2000) O strukture sotsial'nogo deystviya [The Structure of Social Action]. Translated from English. Moscow: Akademicheskiy proekt.

Merton, R. (2006) Sotsial'naya teoriya i sotsial'naya struktura [Social Theory and Social Structure]. Translated from English Moscow: AST, Khranitel'.

Frodeman, R., Klein, T.J. & Pacheco, R.C.S. (2017) The Oxford Handbook of Interdisciplinarity. Oxford: Oxford University Press. Academia.edu. [Online] Available from: https://www.academia.edu.

O'Brien, M. (2011) Finding a Home for the 'Digital Nomad' New Forms of Identity and Work in Relation to Mobile Media and Public Space. [Online] Available from: http://www.michelleobrien.net/wp-content/uploads/2011/10/OBRIEN_Home_digital_nomad.pdf.

Spicheva, D.I. (2017) ["Siberian Genom" as a Factor of Constructing Identity of a Digital Nomad]. Kompleksnye issledovaniya cheloveka: psikhologiya [Integrated Human Studies: Psychology]. Proceedings of the VII Siberian Psychological Forum. Tomsk: Tomsk State University. pp. 211-215.

Thompson, B.Y. (2019) 'I Get My Lovin' on the Run': Digital Nomads, Constant Travel, and Nurturing Romantic Relationships. In: Nash, C. & Gorman-Murray, A. (eds) The Geographies of Digital Sexuality. Singapore: Palgrave Macmillan. pp. 69-90.

Gretzel, U. & Hardy, A. (2019) VanLife: Materiality, Makeovers and Mobility amongst Digital Nomads. E-Review of Tourism Research. 16 (2/3). pp. 1-9.

Pawlak, J., Sivakumar, A. & Polak, J.W. (2012) Digital Lifestyle, Physical Mobility and Value of Time in the Age of Nomadism and Polychronici-ty. London: Imperial College Business School Imperial College London. [Online] Available from: http://www3.imperial.ac.uk/ /business-school/. Richards, G. (2015) The New Global Nomads: Youth Travel in a Globalizing World. Tourism Recreation Research. 40 (3). pp. 340-352. Cohen, S.A. & Gossling, S. (2015) A darker side of hypermobility. Environment and Planning. 47. pp. 1661-1679.

Raedts, M. & Salazar, N. (2013) Making Lifestyle Mobile. 2nd Phase Master Social and Cultural Anthropology Seminar Migration, Minorities and Multiculturalism. KU Leuven. [Online] Available from: https://s3.amazonaws.com/academia.edu.documents/37221355/Paper_Lifestyle.pdf. Kuzheleva-Sagan, I. & Nosova, S. (2014) Culture of digital nomads: ontological, anthropological, and semiotic aspects. New Semiotics Between Tradition and Innovation. 12th World Congress of Semiotics. Sofia: New Bulgarian University. pp. 131-140.

Mascheroni, G. (2007) Global Nomads 'Network and Mobile Sociality. Exploring New Media Uses on the Move. Information, Communication & Society. 10 (4). pp. 527-546.

Shilenina, A.V., Okushova, G.A. & Polyanskaya, E.V. (2017) [Photo Content and Identification Strategies in Digital Nomads' Self-Presentation on the Internet]. Kompleksnye issledovaniya cheloveka: psikhologiya [Integrated Human Studies: Psychology]. Proceedings of the VII Siberian Psychological Forum. Tomsk: Tomsk State University. pp. 258-262. (In Russian).

Richards, G. & Wilson, J. (2004) Widening Perspectives in Backpacker Research. In: Richards, G. & Wilson, J. (eds) The Global Nomad: Backpacker Travel in Theory and Practice. Chapter 15. [Online] Available from: https://s3.amazonaws.com/academia.edu.documents/ 37254083/Global_Nomad_Chapter_15.pdf.

49. Spicheva, D.I. & Konovalenko, M.A. (2017) [Teambuilding in the Digital Nomads' Working Teams]. Tsifrovoe kochevnichestvo kakglobal'nyy i sibirskiy trend [Digital Nomadism as a Global and Siberian Trend]. Proceedings of the Third International Web Conference Connect-Universum-2016. 24-26 May 2016. Tomsk: Tomsk State University. pp. 245-252. (In Russian).

50. Richter, Sh. & Richter, A. (2019) Digital Nomads. Business & Information Systems Engineering. 62 (1). pp. 77-81.

51. Suter, D.F. (2018) The Global "Digital" Nomad: Economic Environment, Swiss Compliance and the Global Employment Company. Rotterdam, Switzerland: Erasmus University.

52. Yakovleva, E.L., Seliverstova, N.S. & Grigor'eva, O.V. (2017) Concept of Digital Nomad: Fundamental Risks of Digital Economy Development.

Aktual'nye problemy ekonomiki i prava — Actual Problems of Economics and Law. 11 (4). pp. 226-241. (In Russian). DOI: 10.21202/1993-047X.11.2017.4.226-241

53. Jarrahi, M.H. et al. (2019) Personalization of Knowledge, Personal Knowledge Ecology, and Digital Nomadism. Journal of the Association for Information Science and Technology. 70 (4). pp. 313-324.

54. Cobo, C. (2018) Navyki i kompetentsii rabotnikov - znanievykh kochevnikov [Skills and Competencies for Knowmadic Workers]. In: Moravec, J. (ed.) Obshchestvo Znanievykh Kochevnikov: stsenarii obrazovaniya budushchego [Knowmad Society]. Translated from English by S.S. Noso-va. Tomsk: Tomsk State University. pp. 73-112.

55. Besselink, T. (2018) Obrazovatel'naya "khoreografiya" [Learning Choreography]. In: Moravec, J. (ed.) Obshchestvo Znanievykh Kochevnikov: stsenarii obrazovaniya budushchego [Knowmad Society]. Translated from English by S.S. Nosova. Tomsk: Tomsk State University. pp. 113-152.

56. Hartkamp, C. (2018) Shkola Sedberi i demokraticheskoe obrazovanie v obshchestve znanievykh kochevnikov [Sudbury Schools and Democratic Education in Knowmad Society]. In: Moravec, J. (ed.) Obshchestvo Znanievykh Kochevnikov: stsenarii obrazovaniya budushchego [Knowmad Society]. Translated from English by S.S. Nosova. Tomsk: Tomsk State University. pp. 153-200.

57. Renaud, C. (2018) Chelovecheskie otnosheniya kak forma obucheniya: prevrashchenie kazhdogo v uchitelya po zhizni [Relationships as the Ultimate Pedagogy: Making Everyone a Life-Long Teacher]. In: Moravec, J. (ed.) Obshchestvo Znanievykh Kochevnikov: stsenarii obrazovaniya budushchego [Knowmad Society]. Translated from English by S.S. Nosova. Tomsk: Tomsk State University. pp. 271-292.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

58. Athiana, A. (2018--2019) Housing Ownership as a Digital Platform in Garcés 'Conditio Posthuma a Study on the Correlation Between the Fear of Apocalypses & Global Nomadism in the Age of Hyperobjects. London: Univeristy College London, Bartlett School of Architecture.

59. Bruni, R. & Mladenovic, D. (2017) Defining the "Figure of Merit" for Places in the Age of Digital Nomadism. Tsifrovoe kochevnichestvo kak global'nyy i sibirskiy trend [Digital Nomadism as a Global and Siberian Trend]. Proceedings of the Third International Web Conference Connect-Universum-2016. 24-26 May 2016. Tomsk: Tomsk State University. pp. 59-65.

60. Arkhangel'skaya, I.B. (2017) [Storytelling as a Form of Marketing Communication in the World of Digital Nomads]. Tsifrovoe kochevnichestvo kak global'nyy i sibirskiy trend [Digital Nomadism as a Global and Siberian Trend]. Proceedings of the Third International Web Conference Connect-Universum-2016. 24-26 May 2016. Tomsk: Tomsk State University. pp. 31-38. (In Russian).

61. Obaidat, M.S. & Nicopolitidis, P. (eds) (2016) Smart Cities and Homes: Key Enabling Technologies. Amsterdam; Boston; Heidelberg; New York; Oxford; Paris; San Diego; San Francisco; Singapore; Sydney; Tokyo: Elsevier.

62. Johannessen, S. (2000) The Nomadisation of Worklife: Advantages and Disadvantages of Mobile Telework. Dissertation. Specialization: Europe in an Information Society. University of Oslo; University of East London. [Online] Available from: https://www.duo.uio.no/bitstream/handle/ 10852/17827/1/johannessen.pdf.

63. Wood, M. (2005) Nomad Aesthetics and the Global Knowledge Economy. TAMARA: Journal of Critical Post-Modern Organization Science. 3 (4). pp. 50-64.

64. Celento, D. (2008) Urban Dwellings for the Digital Nomad. Wood Structure Symposium 2008: Without a Hitch: New Directions in Prefabricated Architecture. [Online] Available from: http://scholarworks.umass.edu/wood/2008/sept27/6A

65. De Lange, M. (2009) "Digital Nomadism": A Critique. Draft Version of a Section of Dissertation. [Online] Available from: http://www.bijt.org/wordpress/writing/.

66. Rushkoff, D. (2013) Present Shock: When Everything Happens Now. New York: Current.

67. Rana, S. (2017) The Micropolitics and Metaphysics of Mobility and Nomadism: A Comparative Study of Rahul Sankrityayan's Ghumakkar Sâstra and Gilles Deleuze / Félix Guattari's "Nomadology". In: Ananta Kumar Giri. (ed.) Social Theory and Asian Dialogues: Cultivating Planetary Conversations. Singapore: Springer Singapore. pp. 249-270. DOI: 10.1007/978-981-10-7095-2_12

68. Kannisto, P. (2014) Global Nomads: Challenges of Mobility in the Sedentary World. Tilburg University. [Online] Available from: https://research.tilburguniversity.edu/en/publications/global-nomads-challenges-of-mobility-in-the-sedentary-world.

69. Cohen, S.A., Duncan, T. & Thulemark, M. (2013) Lifestyle Mobilities: Intersections of Travel, Leisure and Migration. London; New York: Routledge.

70. Braidotti, R. (1994) Nomadic Subjects: Embodiment and Sexual Difference in Contemporary Feminist Theory. New York: Columbia University Press.

71. Rosseel, E. (2000) Nomadisation: social, psychological and cultural context for the XXI century? In: Moreva, L. (ed.), Symbols, Images and Stereotypes: Historical and Existential Experience. International Readings on Theory, History and Philosophy of Culture Series. 6. St. Petersburg: Eydos. pp. 12-28.

72. Orel, M. (2019) Coworking Environments and Digital Nomadism: Balancing Work and Leisure Whilst on the Move. World Leisure Journal. 61 (3). pp. 215-227.

73. Reichenberger, I. (2018) Digital Nomads — A Quest for Holistic Freedom in Work and Leisure. Annals of Leisure Research. 21 (3). pp. 364-380.

74. Florida, R. (2011) Kreativnyy klass: lyudi, kotorye menyayut budushchee [The Rise of the Creative Class: And How It's Transforming Work, Leisure, Community and Everyday Life]. Translated from English by A. Konstantinov. Moscow: Klassika-XXI.

75. Meyrowitz, J. (2008) Global Nomads in the Digital Veldt. Revista FAMECOS. 11 (24). pp. 91-102. [Online] Available from: ttps://www.researchgate.net/publication/ 279649886_Global_nomads_in_the_digital_veldt.

76. Yakovleva, E.L. (2019) The Antinomy Electronic Nomad: Experience of Philosophical Reception Through Metaphors. Gumanitariy: aktual'nye problemy gumanitarnoy nauki i obrazovaniya — Russian Journal of the Humanities. 1. pp. 58-68. (In Russian). DOI: 10.15507/20789823.045.019.201901.058-068

77. Trimoldi, G. (2018) Nomads in Hypermobility: A Worldwide Migrating Category Arising. MIGRATION LISBON. Conference Paper. June. [Online] Available from: https://mafiadoc.com/migration-lisbon-2018-digital-nomads-in-_5bbb2f76097c47aa658b45c1.html.

78. Bardhi, F., Eckhardt, G.M. & Arnould, E.J. (2012) Liquid Relationship to Possessions. Journal of Consumer Research. 39 (3). pp. 510-529.

79. Guzhova, I.V. (2017) [Digital Nomadism as a Project of Finding Existential Freedom in the World of "Postulated" Identity]. Kompleksnye issle-dovaniya cheloveka: psikhologiya [Integrated Human Studies: Psychology]. Proceedings of the VII Siberian Psychological Forum. Pt. 1. Tomsk: Tomsk State University. pp. 63-66. (In Russian).

80. Morton, T. (2019) Giperob"ekty. Filosofiya i ekologiya posle kontsa mira [Hyperobjects. Philosophy and Ecology After the End of the World]. Translated from English by V. Abramenko. Perm: Hyle Press.

81. Castells, M. (2000) The Network Society: The Information Age: Economy, Society and Culture. Malden, MA; Oxford, UK: Blackwell.

82. Bell, D. (1973) The Coming of Post-Industrial Society: A Venture in Social Forecasting. New York: Basic Books.

83. Galbraith, J.K. (2007) The New Industrial State. Princeton: Princeton University Press.

84. Naisbitt, J. (1982) Megatrends. Ten New Directions Transforming Our Lives. New York: Warner.

85. Toffler, A. (2003) Shok budushchego [Future Shock]. Translated from English. Moscow: AST.

86. Toffler, A. (2004) Tret'ya volna [The Third Wave]. Translated from English. Moscow: AST.

87. Sassen, S. (2001) The Global City: New York, London, Tokyo. 2nd ed. Princeton: Princeton University Press.

88. Foucault, M. (1995) Discipline and Punish: The Birth of the Prison. 2nd Vintage Books ed. New York: Vintage Books.

89. Baudrillard, J. (2014) Simulyakry i simulyatsiya [Simulacra and Simulation]. Translated from French by A. Kachalov. Moscow: ID Postum.

90. Epanova, Yu.V. (2016) "Digital Nomad": City Navigation of Passengers under "Mobile Revolution". Vestnik Samarskogo munitsipal'nogo insti-tuta upravleniya — Bulletin of Samara Municipal Institute of Management. 3. pp. 115-123. (In Russian).

91. Mel'kov, S.A., Saltykova, M.V. & Lyabakh, A.Yu. (2019) "Digital Nomads": Problematization of the Appearance and Impact on the Development of the Modern Society. Vestnik MGLU. Obshchestvennye nauki — Vestnik of Moscow State Linguistic University. Social Sciences. 1 (834). pp. 76-94. (In Russian).

92. Kuzheleva-Sagan, I.P. (2015) Die Kultur von digitalen Nomaden im Kontext der Ontologie der Netzwerkgesellschaft und Kultursemiotik. Zeitschrift für Semiotik. 37 (3-4). Tübingen: Stauffenburg Verlag. pp. 189-210.

93. Krivtsova, E.V., Martynova, T.N. & Valko, O.V. (2019) Social Risks and Human Values in Context of Digital Nomadism. Advances in Social Science, Education and Humanities Research. 289. pp. 389-395.

94. Barthes, R. (1989) Izbrannye raboty: Semiotika: Poetika [Selected Works: Semiotics: Poetics]. Translated from French. Moscow: Progremm.

95. Mouratidis, G. (2018) Digital Nomadism Travel, Remote Work and Alternative Lifestyles. Master's Degree Paper. Sweden. Lund University. [Online] Available from: https://lup.lub.lu.se/student-papers/search/publication/8948916.

96. Aroles, J., Granter, E. & de Vaujany François-Xavier. (2020) 'Becoming mainstream': the professionalisation and corporatisation of digital nomadism. New Technology, Work and Employment. 35 (1). pp. 114-129.

97. Nash, C., Hossein Jarrahi, M., Sutherland, W. & Phillips, G. (2018) Digital Nomads Beyond the Buzzword: Defining Digital Nomadic Work and

Use of Digital Technologies. Springer International Publishing AG, part of Springer Nature. pp. 207-217.

98. Lusmägi, S. (2018) The Next Wave of Digital Nomads — Student Nomad. [Online] Available from: https://medium.com/@sandralusmgi/the-next-wave-ofdigital-nomads-student-nomads-f0b16a4c7517.

Received: 06 May 2020

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.