Научная статья на тему 'Феминизация лексических изменений как проблема гендерной лингвистики'

Феминизация лексических изменений как проблема гендерной лингвистики Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

800
143
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНДЕР / ГЕНДЕРНАЯ ЛИНГВИСТИКА / ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК / ЛЕКСИКА / ФЕМИНИЗАЦИЯ / ФЕМИНИЗМ / НЕОЛОГИЗМ / МЕТАФОРА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Шемчук Юлия Михайловна, Андреева Александра Викторовна

© Шемчук Ю. М., Андреева А. В., 2013 Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2013. Вып. 2. С. 86 — 92. Рассматривается проблема феминизации лексических изменений. Представлены способы выражения гендерности в современном французском языке через феминистские неологизмы, появившиеся в результате словообразования и метафорических переносов значения. Тенденция феминизации лексических изменений подтверждается примерами из немецкого и английского языков с целью доказательства ее универсальности для европейских языков.

Feminization of lexical changes as a problem of gender linguistics

The main aim of the article is to describe the problem of feminization of lexical changes in the light of gender linguistics. The article analyses the means of expressing gender in the modern French by studying feministic neologisms which appeared in the language as a result of word-building processes and metaphorical transfer of meaning. In order to prove the universality of the feminization tendency of lexical changes for the European languages the facts of German and English are also assayed.

Текст научной работы на тему «Феминизация лексических изменений как проблема гендерной лингвистики»

УДК 811.1/2

Ю. М. Шемчук, А. В. Андреева

ФЕМИНИЗАЦИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

КАК ПРОБЛЕМА ГЕНДЕРНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

Рассматривается проблема феминизации лексических изменений. Представлены способы выражения гендерности в современном французском языке через феминистские неологизмы, появившиеся в результате словообразования и метафорических переносов значения. Тенденция феминизации лексических изменений подтверждается примерами из немецкого и английского языков с целью доказательства ее универсальности для европейских языков.

© Шемчук Ю. М., Андреева А. В., 2013

Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2013. Вып. 2. С. 86-92.

The main aim of the article is to describe the problem of feminization of lexical changes in the light of gender linguistics. The article analyses the means of expressing gender in the modern French by studying feministic neologisms which appeared in the language as a result of word-building processes and metaphorical transfer of meaning. In order to prove the universality of the feminization tendency of lexical changes for the European languages the facts of German and English are also assayed.

Ключевые слова: гендер, гендерная лингвистика, французский язык, лексика, феминизация, феминизм, неологизм, метафора.

Key words: gender, gender linguistics, the French language, lexis, feminization, feminism, neologism, metaphor.

В последние десятилетия появился особый интерес лингвистов к изучению дифференциации языков в зависимости от пола говорящих. В конце XX в. сформировалось особое направление социолингвистических исследований — гендерная лингвистика, традиционно изучающая все виды языкового и речевого варьирования, обусловленное полом носителей языка. В 90-е гг. XX в. во многих трудах по социолингвистике были представлены характеристики типично женского языка (см. работы таких современных языковедов, как Д. О. Добровольский, Е. А. Земская, А. В. Кириллина, Е. А. Косых, М. В. Ласкова, Д. Ч. Мали-шевская, Л. В. Полубиченко, Э. Шоре, К. Хайдер и др.).

Проблему феминизации лексических изменений также можно считать проблемой гендерной лингвистики, поскольку последняя описывает языковую специфику, отражающую номинации, связанные с называнием женщины.

Необходимо отметить универсальность феминизации лексических изменений, прежде всего европейских языков.

Так, например, если рассматривать проблему выбора формы обращения к молодой девушке в Германии, то традиционная лексема «фрейлейн» (Fräulein) считается сегодня обидной и практически уходит из обихода, напротив, «фрау» (Frau), обычно использовавшаяся при обращении уже ко взрослым, замужним женщинам, становится повседневной и не определяет семейный статус. Феминизация лексических изменений является своеобразным откликом на языковую модернизацию [4].

Аналогичная тенденция прослеживается и в английском языке. Во многих англоговорящих странах при обращении к молодой женщине также используется нейтральная форма Ms вместо Miss или Mrs. «На устранение языкового сексизма, например, направлены новые лексемы, заменяющие традиционные номинации в английском языке: firefighter (ср. прежнюю лексему fireman), police officer (ср. прежнюю лексему policeman), а также синонимичные параллели chairperson, moderator, chair, head (ср. прежнюю лексему chairman), member of Congress, representative, legislator (ср. прежнюю лексему congressman), people, humans (ср. прежнюю лексему mankind)» [5, с. 82].

В настоящее время феминистская теория стала частью реальной жизни. Наши современницы воспринимают все достижения феминизма как естественные, само собой разумеющиеся. У них не возникает

88

мысли, что когда-то было по-другому, что женщине запрещалось самостоятельно распоряжаться денежными средствами, владеть имуществом, проявлять гражданскую позицию в ходе голосования. Женщинам всех европейских стран пришлось преодолеть множество препятствий на пути к легализации и общественному признанию своих прав: от первого заявления о свободе и равенстве до прямого воздействия на правительство в вопросах принятия некоторых законов.

Феминистское движение во Франции было порождено глобальными процессами в политической, экономической и производственной областях общественной жизни, а точнее, изменением роли женщины в данных сферах. Эта тенденция также сопровождалась ростом самосознания представительниц женского пола.

Раньше во французском языке наблюдалась гендерная асимметрия в сторону значительного преобладания существительных мужского рода для обозначения лица, производящего какое-либо действие, которое было обусловлено социально-экономическими факторами. Наблюдаемое явление нашло свое отражение в текстах старофранцузского языка. Вплоть до начала XIX в., несмотря на естественное увеличение (связанное с развитием общества) количества профессий и, соответственно, их наименований, андроцентризм языка продолжал сохраняться.

В середине XIX в. ситуация меняется: вследствие ухудшения общей социально-экономической ситуации и вынужденного вовлечения женщин в производственный процесс в стране возникает и стремительно развивается движение женщин за равноправие. В этот период женщинам предоставили возможность получать высшее образование. Этот факт также нашел отражение в словарном составе языка.

Во второй половине XX в. под влиянием экстралингвистических факторов во французских средствах массовой информации произошло резкое увеличение числа форм женского рода, обслуживающих политическую и экономическую сферы.

Во Франции был выбран консервативный подход к решению проблемы феминизации лексических изменений. В 1984 г. была создана Комиссия по феминизации наименований профессий, должностей, титулов и званий (фр. La Commission de la féminisation des noms de métiers, fonctions, grades ou titres), члены которой придерживались традиционных способов выражения женского рода, а также стремились минимизировать количество употребляемых исключений (см. подробнее об этом работу М. С. Миретиной [2]).

В июне 1993 г. Комиссией было опубликовано постановление о правилах феминизации названий, вызвавшее неоднозначное отношение. Изначально некоторые формы женского рода, например magistrate, образованная по модели avocate, huissière — по модели caissière, échevine — по модели laborantine, были способны вызывать улыбку или усмешку у носителей языка. Однако постепенно употребление данных форм получило распространение сначала в средствах массовой информации, а затем в обыденной жизни и стало активно использоваться в обиходной речи. Несмотря на то что Французская академия (Académie Française) не принимает этих изменений, французская языковая политика, как об этом

свидетельствуют официальные документы, поддерживает феминизацию лексических изменений. Большинство франкоговорящих уже не удивляются обращениям, к которым в качестве своеобразного маркера добавляется артикль женского рода la: la Ministre de l'Agriculture, la juge X, cette soldate américaine, la vice-rectrice, la consultante indépendente, la chercheuse.

Феминизация имен во французском языке производится согласно всеобщему языковому закону развития форм по аналогии, используя уже известные словообразовательные модели, детально описанные В. Г. Гаком и активно реализующиеся в последние годы [1]. Так, например, модель «существительное мужского рода + суффикс -esse» демонстрирует особую продуктивность: une hôtesse, une maitresse, une mairesse, une poétesse.

Образованные по этой модели слова являются неологизмами во французском языке, необходимость их возникновения обусловлена ставшей уже европейской тенденцией к феминизации лексических изменений.

Без внимания гендерной лингвистики не остаются и нижеследующие продуктивные словообразовательные модели:

• существительное мужского рода + суффикс -ière (une bâtonnière, une banquière, une caissière, une conseillère, une préfète);

• существительное мужского рода + окончание -euse (une avionneuse, une basketteuse, une annonceuse, une chercheuse, une programmeuse);

• существительное мужского рода + окончание -trice (une agricultrice, une aviatrice, une institutrice, une calculatrice, une conductrice, une autrice, une doctrice, une pastoresse).

Реформа женских обозначений профессий, должностей, званий и титулов проводилась не только во Франции, но и других франкоязычных регионах: в 1979 г. — в Квебеке, в 1988 г. — в Швейцарии, в 1993 г.

— в Бельгии. Однако в связи с существованием различных экстралин-гвистических факторов она была претворена в жизнь с использованием индивидуальных подходов.

В Швейцарии был применен так называемый креативный подход, основанный на обобщении, намеренном оперировании формами, допустимыми для обоих полов, а также на парном употреблении форм существительных мужского и женского родов (les instituteurs et les institutrices).

Комиссия по феминизации Квебека придерживалась прагматического подхода, закрепившего употребление неологизмов и повлекшего за собой увеличение количества исключений. Можно отметить универсализацию окончания -е, которое в результате преобразований стало добавляться к тем словам, в которых раньше отсутствовало (une professeure, une écrivaine, une auteure, une metteure en scène).

Под давлением феминистских организаций 21 февраля 2012 г. правительство Франции приняло постановление об ограничении использования слова «мадемуазель» (mademoiselle). Эту традиционную форму обращения к незамужней женщине активистки движения «За гендерное равенство» воспринимают как унижающую достоинство, сексистскую и дискриминационную. Вместо нее предлагается выбирать слово «мадам» (madame), которое является эквивалентом «монсеньор» (monsieur), то есть обращения к мужчинам вне зависимости от их семейного статуса, а поэтому более нейтрального. В сегодняшней Франции иногда считается, что обращение «мадемуазель» — это даже комплимент, поскольку оно подразу-

89

мевает, что женщина молода и, вероятно, свободна. Существует также старая театральная традиция обращаться так к знаменитым актрисам.

Однако представительницы феминистской группы «Озе лё Феминизм» (Osez le Feminisme) еще в сентябре 2011г. развернули кампанию протеста против слова «мадемуазель», заявив, что оно является оскорбительным и подразумевает неравноправие. По мнению активистки Джули Мюре, обращение «мадемуазель» восходит к лексеме oiselle, что означает «простушка, дурочка».

Сторонницы движения за права женщин собрали около четырех тысяч подписей в поддержку данного требования, аргументируя это тем, что семейное положение — это сугубо личное дело и что обращено ние «мадемуазель» к молодым девушкам косвенно указывает на их морально-нравственную неполноценность и социальную несостоятельность, так как они не замужем.

Министр солидарности и социальной сплоченности Франции Роз-лин Башло-Наркен высказалась в поддержку этой кампании и в ноябре 2011 г. официально попросила премьер-министра Франсуа Фийона исключить обращение «мадемуазель», поскольку его употребление является «вторжением в личную жизнь женщин». Также будет запрещено использование словосочетаний «девичья фамилия» (nom de jeune fille) и «фамилия в браке» (le nom du conjoint), первое из которых сочли архаичным, а второе — «неверно отражающим положение вдов или разведенных, сохранивших фамилию супруга». Они будут заменены соответственно на «фамилия, данная при рождении» (nom de famille — семейная фамилия) и «употребляемая фамилия» (nom d'usage).

Согласно изданному постановлению правительство обратилось к министрам и префектам с пожеланием исключить «запрещенные» формы из административных документов.

Тенденция феминизации лексических изменений современного французского языка прослеживается и среди лексем, составляющих молодежный жаргон. Доказательством этому являются данные, полученные путем исследования Словаря арго французской учащееся молодежи [3].

В результате проведенного анализа всех собранных в словаре слов и выражений (а их насчитывается около 3500 единиц) было выявлено 140 лексем, относящихся к понятию «женщина», созданных для передачи различных оттенков значения.

Концепт «femme» является, пожалуй, одним из ядерных концептов французского языка молодежной субкультуры. Многообразие его словарных составляющих используется среди молодежи для более красочной и наглядной характеристики представительницы женского пола. При этом учитывается коннотация лексемы: положительная или отрицательная. Приведем лишь некоторые примеры:

— женщина (общее понятие): une belette, une chagatte, une dama, une loute, une radasse, une tasse, une taupe;

— молодая женщина, девушка: une bimbo, une charnelle, une clira, une damoche, une feumeu, une frangine, une gavalie, une louloute, une mef, une meuda, une môme, une quille, une scarlette;

—подружка, любовница: une nana, une julie, une minch, une puneco, une tabataspèche;

—пожилая женщина: un barrin, une yeune, une zouza;

— красивая женщина: une allumeuse, une beubon, une bombe, un canon, une minette, une mururoa, une nénette, une pépée, une pitoune;

— некрасивая женщина: une boudin, un cageot, une femelle, une ganzesse, un grovat, une pétass;

— слишком худая женщина: une carte bleue, un CD-ROM, un fax, un findus, un skeud;

— полная женщина: une caille.

Кроме того, феминизация изменений лексической структуры современного французского языка наблюдается и в появлении метафорических номинаций. Перенос значения происходит по таким метафорическим моделям, как женщина — животное, женщина — болезнь, женщина — насекомое, женщина — растение и т. п. Например: une cocotte - цыпочка, une biche - козочка, un choléra - холера, une giraffe - жираф, une poupée - куколка, une rate - крыса, une souris - мышка, une gerce - моль, une petite - малышка, une puce - блоха, une petite chou - душенька (капусточка). Из вышеприведенных примеров метафорических параллелей нейтральной номинации «женщина» можно судить о наличии в исследуемом языке лексем, отображающих понятие «женщина» с различных сторон.

Таким образом, закономерным результатом возросшей роли женщины в жизни общества стала необходимость создания новых форм для репрезентации референта применительно к условиям окружающей действительности. За это равноправное существование в социуме прежде всего выступают, как это уже было отмечено выше, сторонники процесса феминизации названий профессий, должностей, титулов и званий. Сегодня, уже спустя около пятнадцати лет после возникновения специальных справочников по феминизации, образование новых форм женского рода вызывает по-прежнему немалый интерес среди франкоговорящих, при этом вновь появляются противники и сторонники феминизации лексических изменений.

Гендерная лингвистика, тем не менее, фиксирует наметившуюся в последние годы в Европе тенденцию отказа от гендерной асимметрии в пользу мужчин, так называемой андроцентричности. Исследование гендерных аспектов языка признает действие такой внутриязыковой закономерности, как принцип аналогии, который позволяет создавать новые номинации женского рода, что лишний раз доказывает лексическую феминизацию в языке.

Список литературы

1. Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. М., 2000.

2. Миретина М. С. Феминизация названий профессий, должностей, титулов и званий на материале франкоязычной прессы (Франция, Бельгия, Швейцария, Квебек) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2011. № 130. С. 184—190.

3. Ретинская Т. И. Словарь арго французской учащейся молодежи. М., 2009.

4. Шемчук Ю. М. Модернизация существующей лексики современного немецкого языка : автореф. дис. ... д-ра филол. наук. М., 2006.

5. Шемчук Ю. М. Феминизация лексических изменений современного немецкого языка // Вестник МГГУ им. М. А. Шолохова. 2010. № 2. Сер. «Филологические науки». С. 82—87.

Шемчук Юлия Михайловна — д-р филол. наук, зав. кафедрой перевода и переводоведения, Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова.

E-mail: shemchuk@rambler.ru

Андреева Александра Викторовна — студентка, Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова.

Shemchuk Yulia — PhD, head of the chair of Theoretical and Practical Translation, M. A. Sholokhov Moscow State University for Humanities.

E-mail: shemchuk@rambler.ru

Об авторах

92

E-mail: innadree@mail.ru

Authors

Andreeva Alexandra — student, M. A. Sholokhov Moscow State University for Humanities.

E-mail: innadree@mail.ru