Научная статья на тему 'Феминистская критика европейской модели мультикультурализма'

Феминистская критика европейской модели мультикультурализма Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
687
105
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ / ФЕМИНИЗМ / ГРУППОВЫЕ ПРАВА / ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПРАВА / ГЕНДЕРНОЕ НЕРАВЕНСТВО

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Тюрикова Ирина Игоревна

В статье рассматривается феминистская критика С.М. Оукин теории мультикультурализма, предложенной У. Кимликой. Критика основывается на несогласии с некоторыми теоретическими установками мультикультурализма, которые на практике обостряют проблему прав женщин внутри культурных групп, усугубляя проблему гендерного неравенства на уровне государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEMINISTIC CRITICISM OF THE EUROPEAN MODEL OF MULTICULTURALISM

The article concerns S.M. Okins feministic criticism of W. Kimlickas multiculturalism theory. The criticism is based on the disagreement with certain points of multiculturalism which in practice intensify the problem of womens rights within cultural groups aggravating the problem of gender inequality at the state level.

Текст научной работы на тему «Феминистская критика европейской модели мультикультурализма»

УДК 1:316+141.72+340.132.1(045)

ТЮРИКОВА Ирина Игоревна, ассистент кафедры философии Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова

ФЕМИНИСТСКАЯ КРИТИКА ЕВРОПЕЙСКОЙ МОДЕЛИ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА

В статье рассматривается феминистская критика С.М. Оукин теории мультикультурализма, предложенной У Кимликой. Критика основывается на несогласии с некоторыми теоретическими установками мультикультурализма, которые на практике обостряют проблему прав женщин внутри культурных групп, усугубляя проблему гендерного неравенства на уровне государства.

Мультикультурализм, феминизм, групповые права, индивидуальные права, гендерное неравенство

В связи со стремительно развивающимся процессом глобализации, за последние несколько десятилетий во всем мире значительно вырос уровень миграции. Приток мигрантов наблюдается не только в так называемых «иммиграционных странах» (США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии), но и в «национальных государствах» Старого Света. Что касается миграционной политики стран, то изначально в иммиграционных странах и европейских государствах она формировалась по-разному. В иммиграционных государствах за основу была принята интеграционная модель вхождения мигрантов в доминирующее общество, которая основывалась на интеграции (т.е. объединении) культур. Национальные государства Западной Европы, наоборот, долгое время придерживались ассимиляционной модели. Ассимиляция подразумевала, что иммигрант должен «влиться» в единую интегрированную, гомогенную культуру. Принятие такой модели было вызвано тем, что количество эмигрантов было неболь-

© Тюрикова И.И., 2011

шим и приезжали они в страны Западной Европы в основном из соседних европейских государств. Соответственно, им не составляло серьезной проблемы «влиться» в культуру, принимающего государства.

Сегодня в национальных государствах Западной Европы иммигранты представляют далеко не то меньшинство, которое представляли еще несколько десятилетий назад. Ежегодно в страны ЕС въезжают около полумиллиона мигрантов, не считая нелегальных потоков. Возникают новые формы и причины миграции. Кроме того, изменяется география миграционных потоков: мигранты приезжают в страны Европы не только из соседних государств, но также из бывших колоний, из стран третьего мира и т.д. В результате, внутри национальных государств происходит плюрализация культур и растет количество этнических групп. А иммигранты (в большинстве своем имеющие неевропейские корни) не только не стремятся ассимилироваться с доминирующей культурой, но

напротив, стараются сохранить свою культурную идентичность. Вследствие этого, национальные государства Западной Европы отказываются от ассимиляции мигрантов в пользу политики мультикультурализма.

Уточним, что в контексте данной статьи под мультикультурализмом мы понимаем теорию и политику, предполагающие интеграцию культурных меньшинств, без их ассимиляции; при этом все культуры рассматриваются как «равные и имеющие одинаковое право на жизнь»1. Впервые политика мультикультурализ-ма была принята иммиграционными странами (Канадой, США, Австралией, Новой Зеландией), где большая часть населения имела европейское происхождение и была представлена потомками переселенцев из разных стран Европы. К моменту принятия политики мульти-культурализма большинство культурных групп в этих странах были моноэтническими и моно-религиозными, так как являлись европейцами и христианами. Это означает, что мультикультур-ная модель иммиграционных стран «касалась групп единого этнического и религиозного про-исхождения»2. Большинство иммигрантов современных европейских государств, наоборот, имеют неевропейское и нехристианское происхождение, в то время как доминирующее общество, соответственно, представлено европейцами христианами. Следовательно, европейская модель мультикультурализма в основном касается групп разного этнического и религиозного происхождения.

Как мы видим, в иммиграционных странах и европейских государствах принятие политики мультикультурализма происходило в разных условиях. В результате, в европейских либеральных государствах мультикультурализм «заработал» не так, как в иммиграционных странах. Вместо установления культурного разнообразия и равенства между культурами, европейская модель привела к возникновению новых проблем. И эти проблемы во многом были вызваны значительными различиями между культурами иммигрантов и самих европейцев. Особенно острые проблемы касаются соблюдения индивидуальных прав наименее защищен-

ных членов культурных меньшинств (женщин-иммигранток, их детей и т.д.) как внутри самих культурных меньшинств, так и либеральными государствами, принимающими эти меньшинства. В результате, европейская модель политики муль-тикультурализма подверглась резкой критике, особенно со стороны феминизма (С. М. Оукин). В контексте данной статьи под «феминизмом» мы понимаем теорию и политику, направленные, с одной стороны, на «искоренение» существующего в социуме «расового, классового и сексуального доминирования»3 по половому признаку и, с другой стороны, на признание права женщин на политическое, социальное и интеллектуальное самоопределение.

Критика, которой подверглась осуществляемая в европейских государствах политика мультикультурализма, основывается на несогласии сторонников феминизма, прежде всего, с некоторыми теоретическими установками мультикультурализма. По мнению теоретиков мультикультурализма (У Кимлика), культурные меньшинства (будь то коренные народы или иммигранты) обладают собственными «социальными культурами» («societal cultures»4), которые обеспечивают членов группы особыми нормами жизни во всех сферах человеческой деятельности: социальной, образовательной, религиозной, экономической и т.д. При этом, устанавливаемые культурой нормы охватывают как публичную, так и частную сферы жизни. Принадлежность к культуре, по мнению У. Кимлики, во-первых, является основополагающим фактором в развитии чувства собственного достоинства личности, самоуважения, а во-вторых, задает определенный контекст, в котором личность развивает способность совершать тот или иной жизненный выбор. Из этого следует, что культурная принадлежность играет фундаментальную роль в жизни членов культурных групп. Исчезновение культуры означало бы потерю самоуважения и свободы выбора (которая особенно важна с точки зрения либеральной теории). Поэтому сторонники мульти-культурализма считают необходимым предоставление особых групповых прав или привилегий культурным меньшинствам. Данная мера,

с одной стороны, способствовала бы сохранению исчезающих культур этих меньшинств; с другой - способствовала бы установлению равенства между культурными меньшинствами и доминирующим культурным большинством.

С точки зрения феминизма, в изложенной выше теории полностью игнорируется проблема гендерного неравенства, а также проблема индивидуальных прав женщин, принадлежащих к группам культурных меньшинств. Гендерное неравенство присутствует во всех патриархальных культурах (какими являются в той или иной степени все культуры). То есть женщины занимают позицию подчиненного. Но в одних культурах эта тенденция проявляется больше, в других - меньше. Наиболее явно она прослеживается в культурах с особенно строгим патриархальным укладом (например, в исламских культурах), а также внутри групп иммигрантов, где женщины часто полностью зависят от своего мужа или семьи. «Иммигрирующие в рамках программы по восстановлению семьи женщины-иммигрантки, как правило, сохраняют общение лишь с узким семейным кругом и находятся в изолированном положении»5. Это способствует их вытеснению в приватную сферу жизни, и, как следствие, лишению субъектной позиции и права на какое-либо самоопределение в публичном пространстве. В результате, женщины рассматриваются исключительно как символические носители культурной идентичности и общности, т.е. как «воспроизводители культуры»6. Соответственно, подчинение и контроль над женщинами обеспечивает сохранение и дальнейшее распространение культурной идентичности как на личном, так и на коллективном уровне. Находящаяся в такой ситуации, рассматриваемая только как носительница культурных репрезентаций, женщина лишена права на политическое, социальное и интеллектуальное самоопределение.

Подобная гендерная нечувствительность теорий мультикультурализма (проблема гендерного неравенства и проблема права женщин на самоопределение), привела к трудностям в реализации мультикультурализма как политики в европейских либеральных государствах. Эти

сложности проявляются в том, что в некоторых случаях признание групповых прав культурных сообществ означает ущемление индивидуальных прав женщин внутри этих сообществ. Такие случаи возникают, когда признаваемые групповые права связаны с культурными практиками, явно дискриминирующими женщин (ранние браки, женское обрезание, полигамия -официально разрешенная во Франции внутри исламских групп). При этом, с одной стороны, европейские либеральные государства репрезентируют гендерное равенство и права человека как свои базовые ценности, с другой стороны, рассматривая дискриминационные практики против женщин внутри этнических меньшинств как культурные практики, они тем самым поддерживают гендерное неравенство на государственном уровне.

Выступая с позиции феминизма, С.М. Оукин видит следующие пути решения сложившейся в европейских государствах ситуации. Во-первых, необходимо обратить внимание не только на существующие культурные различия между группами иммигрантов и доминирующим сообществом, но и на существующие «гендерные неравенства внутри культурных групп»1. Во-вторых, в обсуждении групповых прав на признание тех или иных культурных практик необходимо обеспечить возможность «равной репрезентации»8 всех членов культурного сообщества. В противном случае права женщин, как наиболее дискриминируемых членов сообщества, будут ущемляться и дальше.

Таким образом, политика мультикультур а-лизма, заимствованная у иммиграционных стран, в контексте европейских национальных государств обостряет проблему прав женщин внутри культурных групп, усугубляя проблему гендерного неравенства на государственном уровне. Сторонники мультикультурализма говорят о необходимости признания особых групповых прав, которые способствуют сохранению культур и тем самым защищают интересы культурных меньшинств. Но, с точки зрения феминизма, групповые права культурных сообществ часто ущемляют индивидуальные

права женщин внутри этих сообществ. Следовательно, принимая политику мультикультура-лизма, европейские либеральные государства оказываются в сложной ситуации конфликта между правами групп на сохранение культур и индивидуальными правами женщин внутри этих групп. На наш взгляд, возможным решением данного конфликта является предоставление права голоса всем членам культурных групп, а не только их официальным лидерам.

Необходимо, чтобы при обсуждении групповых прав учитывался взгляд наименее защищенных членов культурных групп - молодых женщин - на проблему сохранения тех или иных культурных практик, признаваемых групповыми правами. Только так, по мнению С.М. Оукин, либеральные государства смогут избежать противоречий, возникающих на стыке политик гендерного равенства и муль-тикультурализма.

Примечания

1 Котельников В. С. Мультикультурализм для Европы: вызов иммиграции // Государство и антропоток: интернет-альм. URL: www.antropotok.archipelag.ru/text/a263.htm.

2 Карнаухова О. С. Мультикультурализм как парадигма постколониального развития (британская модель) // Личность. Культура. Общество. 2007. N° 4. С. 198.

3 Эллиот П., Менделл Н. Теории феминизма // Введение в гендерные исследования. Ч. II. / под ред. С.В. Жереб-кина. Харьков; СПб., 2001. С. 94.

4 Kymlicka W. Multicultural Citizenship. A Liberal Theory of Minority Rights. Oxford, 1995. Р. 89.

5 Equal Rights, Equal Voices. Migrant women in the EU // European Women’s Lobby. 2007. P. 23.

6 Юваль-ДейвисН. Гендер и нация. ELPA, 2001. С. 118.

7 Okin S.M. Is Multiculturalism Bad for Women? // Is Multiculturalism Bad for Women? N. J., 1999. P. 7-24.

8 Ibid.

Tyurikova Irina

FEMINISTIC CRITICISM OF THE EUROPEAN MODEL OF MULTICULTURALISM

The article concerns S.M. Okin’s feministic criticism of W. Kimlicka’s multiculturalism theory. The criticism is based on the disagreement with certain points of multiculturalism which in practice intensify the problem of women’s rights within cultural groups aggravating the problem of gender inequality at the state level.

Контактная информация: e-mail: tyurikova_irina@mail.ru

Рецензент - ЛошаковР.А., доктор философских наук, профессор кафедры философии Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.