Научная статья на тему 'Фальсификация органами НКВД социального состава репрессированных в УССР в 1937 – 1938 гг.'

Фальсификация органами НКВД социального состава репрессированных в УССР в 1937 – 1938 гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
450
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Falsification of Social Membership of Victims of Political Repression by NKVD in the SU in 1937 – 1938

Th e article is based on the documents of fund 42 Operative-Statistical Accountability of State Trade Archives of Ukrainian Security (US) and materials of Archives of Temporary Storing of Documents of US Administration in Donetsk and Lugansk regions. Analysis of the documents shows that in 1937 – 1938 central apparat of NKVD USSR and its local subdivisions systematically misrepresented in their accounts the social membership of victims of political repression (for example, quantity of practically arrested workers was understated). Falsifi cations were used to imitate the fact that repressions were aimed at “socially hostile groups” and to correct the “quotas” for repressions.

Текст научной работы на тему «Фальсификация органами НКВД социального состава репрессированных в УССР в 1937 – 1938 гг.»

Владимир Никольский

Фальсификация органами НКВД социального состава репрессированных в УССР в 1937 - 1938 гг.

Основу предлагаемой публикации составляют документы фонда 42 «Оперативно-статистическая отчетность» Государственного отраслевого архива Службы безопасности Украины (далее: ГОА СБ Украины) и материалы Архивов временного хранения документов Управлений Службы безопасности Украины в Донецкой и Луганской областях.

Прежде чем приступить к изложению результатов нашего исследования по указанной теме, считаю необходимым дать краткую характеристику состояния документов, которые использовались в работе. Нужно отметить, что определенную трудность при подсчете количественных данных представляли имеющиеся в документах различия. Так, сводные данные в отчетах не всегда совпадают с результатами подсчетов по протоколам

Одной из наиболее продолжительных и многоплановых составляющих кардинальной политической чистки страны была так называемая «кулацкая операция», регламентированная оперативным приказом НКВД СССР № 00447

заседаний областных троек УНКВД. В последних часто встречаются механические опечатки, ошибки в нумерации, пропуски, выявленные нами при ручном подсчете. Нередки погрешности при итоговом суммировании данных в ряде протоколов, что проявляется в разного рода исправлениях, добавлениях, подклейках и т.п. В целом же, только тщательная перепроверка данных из различных документальных источников, являющаяся по сути дела самостоятельным исследованием, позволяет нам с уверенностью утверждать, что анализируемые показатели в конечном итоге достоверны как первичные источники.

В 1937 - 1938 гг. в Советском Союзе была проведена невиданная по масштабам карательная операция органов госбезопасности, получившая название «большая чистка». Толчком к ее разверты-

ванию были итоговые документы февральско-мар-товского пленума ЦК ВКП(б), получившие развитие в решении Политбюро от 2 июля 1937 г. (протокол № П51/94) и последующие документы высших партийных органов. Технология проведения «массовой операции» (по терминологии чекистов) конкретизировалась приказами, меморандумами, шифро-телеграммами и другими документами Народного комиссариата внутренних дел СССР.

Одной из наиболее продолжительных и многоплановых составляющих кардинальной политической чистки страны была так называемая «кулацкая операция», регламентированная оперативным приказом НКВД СССР № 00447.1

Целью нашего исследования является выяснение механизма массовой подтасовки данных по социально-классовому составу арестованных и осужденных в Украине в 1937 - 1938 гг. «бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовных преступников».2

Реализация приказа НКВД СССР № 00447 в предельно сжатые сроки, спешная подготовка информации о предполагаемых контингентах репрессированных (на это давалось пять дней) определили дальнейший ход всей «массовой операции».3

В НКВД УССР были разработаны два документа - «Оперативные планы изъятия кулаков и уголовников...» по 1-й и 2-й категориям, представляющие собой первоначальную, достаточно детальную проработку действий по подготовке и проведению «операции».4 Согласно первому, «подлежали аресту по 1-й категории (расстрел. - Прим. авт.) кулаков - 3749 и уголовников - 1232».5 По другому документу под названием «Оперативный план изъятия кулаков и уголовников по 2-й категории» (заключение в лагеря на срок от 8 до 10 лет) предполагалось по Украине арестовать 18953 человек 10364 кулаков и 8589 уголовников.6

Мы обобщили данные указанных выше планов по областям республики в сводной таблице (см. табл. 1).

Таблица 1.

Суммарные данные по количеству кулаков и уголовников, подлежавших репрессиям по Украине7

Области Количество подлежавших изъятию по 1-й категории Количество подлежавших изъятию по 2-й категории Всего по «Оперативным планам...»

Харьковская 1983 4080 6063

Киевская 1095 5527 6622

Днепропетровская 234 1971 2205

Винницкая 550 2999 3549

Одесская 400 1400 1800

Черниговская 244 1379 1623

Донецкая 466 1355 1821

МА ССР 11 248 259

По Украине 4983 18959 23942

Судя по характеру документа, это были предварительные наметки, цифры, собранные за пять дней, установленных решением политбюро ЦК ВКП(б) от 2 июля 1937 г. и шифротелеграммой наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова.8 Данные таблицы показывают, что общее количество подлежавших репрессированию составляло 23942 чел., при этом к расстрелу было намечено 20,8 %. Расстрельный показатель был различным по областям: Харьковская - 19,8 %, Киевская -16,5 %, Днепропетровская - 10,6 %, Винницкая -15,5 %, Одесская - 22,2 %, Черниговская - 15,0 %,

Донецкая - 25,6 %, Молдавская автономная республика (МА ССР) - 4,2 %. То есть, наибольшие «расстрельные проценты» намечались по Донецкой и Одесской областям.

Если исходить из предположения, что эти данные базируются на соответствующих реальных учетах областных управлений НКВД, как того требовали постановление политбюро ЦК ВКП(б) от 2 июля 1937 г. и шифротелеграмма Н.И. Ежова, то можно считать эти показатели исходными и контрольными для дальнейших действий по реализации приказа № 00447.

Таблица 2.

Суммарные данные по количеству кулаков и уголовников, подлежавших репрессиям по Украине по приказу НКВД СССР № 004479

Области Количество подлежавших репрессии по 1-й категории Количество по приказу № 00447 по 2-й категории Всего по приказу № 00447

Харьковская 1500 4000 5500

Киевская 2000 3500 5500

Днепропетровская 1000 2000 3000

Винницкая 1000 3000 4000

Одесская 1000 3500 4500

Черниговская 300 1300 1600

Донецкая 1000 3000 4000

МА ССР 200 500 700

По Украине 8000 20800 28800

Таблица 3.

Суммарные данные по количеству кулаков и уголовников, подлежавших репрессиям по Украине10

Области Количество по «Оперативным планам...» по 1-й категории Количество по приказу № 00447 по 1-й категории Количество по «Оперативным планам.» по 2-й категории Количество по приказу № 00447 по 2-й категории Всего по «Оперативным планам.» Всего по приказу № 00447

Харьковская 1983 1500 4080 4000 6063 5500

Киевская 1095 2000 5527 3500 6622 5500

Днепропетровская 234 1000 1971 2000 2205 3000

Винницкая 550 1000 2999 3000 3549 4000

Одесская 400 1000 1400 3500 1800 4500

Черниговская 244 300 1379 1300 1623 1600

Донецкая 466 1000 1355 3000 1821 4000

МА ССР 11 200 248 500 259 700

По Украине 4983 8000 18959 20800 23942 28800

Таблица 4.

Социальный состав арестованных НКВД УССР за 1937 г. и внесенные исправления

№№ п/п Социальный состав арестованных До исправления После исправления

1 Бывшие кулаки 62844 64634

2 «Бывшие люди» 9742 49387

3 Деклассированные 10823 14055

4 Служители религиозных культов 3818 4644

5 Кустари 2199 1602

6 Домохозяйки, иждивенцы, пенсионеры 3720 3125

7 Служащие 28762 10678

8 Единоличники 6632 3256

9 Колхозники 17505 3562

10 Рабочие 7744 2519

11 Красноармейцы 766 850

12 Командный состав РККА 852 1023

14 Работники НКВД 239 237

15 Без определенных занятий 2807

Всего 158453 159572

В приказе НКВД СССР № 00447 указаны такие «ориентировочные данные» предполагаемых репрессий (см. табл. 2).

Если сравнить приведенные выше таблицы, то можно сопоставить данные (см. табл. 3), подготовленные в Киеве, с директивными, «спущенными из Москвы».

То есть, в НКВД СССР скорректировали полученные данные следующим образом: по Киевской области предполагавшееся общее количество репрессированных уменьшено на 1122 чел., по Харьковской - на 563 чел., по Черниговской - на 23 чел. Одновременно, увеличено количество «лимитов» по Одесской области - на 2700 чел. (в 2,5 раза), по Донецкой. - на 2179 чел. (в 2,2 раза), по МА ССР - на 441 чел., (в 2,7 раза), по Днепропетровской - на 795 чел. (в 1,4 раза), по Винницкой. -на 13 %. Общее же количество лиц, подлежавших аресту и осуждению решениями троек по Украине в целом было увеличено на 4858 чел. (в 1,2 раза). Причины таких изменений не известны, но если предположить, что в центральном аппарате НКВД

УССР усомнились в состоянии учетов в областных управлениях, можно заранее высказать сомнение в достоверности итоговых данных по «массовой операции».

Сегодня нельзя провести сопоставления планировавшихся лимитов по областям, так как в 1937 г. в Украине была проведена частичная реформа административно-территориального деления. - созданы Житомирская, Камянец-Подоль-ская, Полтавская, Николаевская области. Кроме того, свой «вклад» в «кулацкую операцию» внесли отделы центрального аппарата НКВД.

Изменения в реальное количество арестованных и осужденных тройками по Украине были внесены в результате разрешений, получавшихся в ответ на обращения областных управлений НКВД. Этот вопрос нами не рассматривается, поскольку может быть предметом большого специального исследования.

Сравнение общих показателей по итогам выполнения приказа НКВД СССР № 00447 в данный момент возможно, с определенными оговорками,

Таблица 5.

Данные о социальном составе арестованных органами НКВД УССР, изменения дополнения, внесенные в центральном аппарате

№№ п/п Категории социального состава Суммарные данные по отчетам УНКВД До исправления После исправления

1 Бывшие кулаки 66401 62844 64634

2 «Бывшие люди» 58502 9742 49387

3 Деклассированные 14504 10823 14055

4 Служители религиозных культов 4744 3818 4644

5 Кустари 1389 2199 1602

6 Домохозяйки, иждивенцы, пенсионеры 3035 3720 3125

7 Служащие 4300 28762 10678

8 Единоличники 2473 6632 3256

9 Колхозники 1266 17505 3562

10 Рабочие 777 7744 2519

11 Красноармейцы 864 766 850

12 Командный состав РККА 1083 852 1023

13 Сотрудники НКВД 236 239 237

14 Без определенных занятий - 2807 -

Всего 159574 158453 159572

только в целом по Украине. По нашим подсчетам, в ходе «большой чистки» за период с августа 1937 г. по июль 1938 г. (известны отчетные данные) по УССР только по четырем социальным группам, которые проходили по приказу № 00447, было арестовано кулаков (по разным данным -см. ниже) 62634, 64634 или 66401 чел., «бывших людей». - 9742, 49387 или 58502 чел., деклассированных. - 10823, 14055 или 14504 чел., служителей религиозных культов - 3818, 4644 или 4744 чел.11 То есть, количество репрессированных по этим категориям колеблется от 87227 чел. до 144415 чел. Эти данные включают количество арестованных по всем операциям и направлениям «большой чистки» 1937 - 1938 гг.

Мы можем точно установить ту часть репрессированных в 1937 - 1938 гг., которая приходится на «кулацкую операцию» по Донецкой области. Из 38310 человек 16812, то есть около 44 %, «проходили» по протоколам тройки УНКВД. Следовательно, по Украине количество репрессированных в ходе «кулацкой операции» можно установить в пределах 70000 человек. Таким образом, планировавшиеся «лимиты» были превышены примерно в 2,5 раза, а по Донецкой области, в частности, -в 4 раза.12

В Отраслевом государственном архиве Службы безопасности Украины хранятся статистические отчеты областных управлений НКВД за 1937 г. и первую половину 1938 г. Это официальные документы, подписанные начальниками соответствующих подразделений, представляющие собой типографские бланки большого размера, заполненные цифровыми показателями.13 Данные таблиц позволяют выяснить, какое количество репрессированных, с разнообразной детализацией, докладывалось в НКВД УССР. Среди этих материалов можно найти обобщения, выполненные непосредственно в наркомате внутренних дел Украины. Документ под названием «Таблица № 1 по социальному составу арестованных НКВД УССР за 1937 г. и внесенным исправлениям» подписан референтом-секретарем НКВД республики младшим лейтенантом госбезопасности Воробьевым и младшим лейтенантом госбезопасности Бей-Безпалько. Он имеет такое содержание (см. табл. 4).14

Отчетные документы ОГА СБУ включают обобщения, выполненные тогда же, в 1937 г., в центральном аппарате НКВД УССР. В их основу, как указано, положены отчеты областных управлений.

Мы сопоставили данные, приведенные в «Таблице №1...» и обобщающем отчете,15 сведя их в таблицу 5.

Чрезвычайно низкие данные о количестве репрессированных рабочих вызывают сомнение. И мы подсчитали количество репрессированных рабочих только в одной Донецкой области, по данным картотеки «Реабилитированные историей» (создана на основе учета всех архивно-следственных дел, находящихся в Архиве временного хранения документов областного управления Службы безопасности Украины). В результате оказалось, что в 1937 - 1938 гг. из 25381 арестованного 10721 чел. (42,2 %) были рабочими, 4492 чел. (17,7 %) - колхозниками. То есть, суммарно эти две категории объединяли почти 60 % репрессированных.16 В сводном же отчете НКВД СССР по всей Украине фиксируется 777 рабочих и 1266 колхозников.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Произведенные на основании последней таблицы 5 расчеты по трем группам показателей позволили сделать такие обобщения. Сравнения суммарных данных УНКВД и сведений «до исправления»:

1) бывшие кулаки - увеличение на 1790 чел. (на 2,8 %);

2) «бывшие люди» - увеличение на 36645 чел. (на 74,2 %);

3) деклассированные - увеличение на 3232 чел. (на 23,0 %);

4) служители религиозных культов - увеличение на 826 чел. (на 17,8 %);

5) кустари - уменьшение на 597 чел. (на 27,1 %);

6) домохозяйки и пр. - уменьшение на 595 чел. (на 16,0 %);

7) служащие - уменьшение на 18084 чел. (на 62,9 %);

8) единоличники - уменьшение на 3376 чел. (на 50,9 %);

9) колхозники - уменьшение на 13943 чел. (на 79,7 %);

10) рабочие - уменьшение на 5225 чел. (на 67,5 %);

11) красноармейцы - уменьшение на 84 чел. (на 9,9 %);

12) командный состав РККА - увеличение на 171 чел. (на 16,7 %);

13) сотрудники НКВД - уменьшение на 2 чел. (на 0,8 %);

14) без определенных занятий - уменьшение на 2807 чел. (на 100 %).

То есть, было увеличено количество арестованных по социальным группам бывших кулаков, «бывших людей», деклассированных, служителей религиозных культов, красноармейцев и командного состава РККА. При этом, наиболее сильно это коснулось групп «бывших людей» (на три четверти) и деклассированных (почти на

четверть). Уменьшение отчетных данных провели по группам кустарей, неработающих, служащих, единоличников,

колхозников, рабочих, ....................

сотрудников НКВД и без

определенных занятий. Наиболее это затронуло группы колхозников (более чем на три четверти), рабочих (на две трети), служащих (почти на две трети) и крестьян-единоличников (наполовину).

Посмотрим, какие «уточнения» были внесены, если сравнивать показатели суммарных данных по отчетам УНКВД и данные «до исправления»:

1) бывшие кулаки - уменьшение на 3577 чел. (на 5,4 %);

2) «бывшие люди» - уменьшение на 48760 чел. (на 83,3 %);

3) деклассированные - уменьшение на 3678 чел. (на 25,4 %);

4) служители религиозных культов - уменьшение на 926 чел. (на 19,5 %);

5) кустари - увеличение на 810 чел. (на 36,8 %);

6) домохозяйки и пр. - увеличение на 685 чел. (на 18,4 %);

7) служащие - увеличение на 24462 чел. (на 85,0 %);

8) единоличники - увеличение на 4159 чел. (на 62,7 %);

9) колхозники - увеличение на 16239 чел. (на 92,8 %);

10) рабочие - увеличение на 6967 чел. (на 90,0 %);

11) красноармейцы - уменьшение на 98 чел. (на 11,3 %);

12) командный состав РККА - уменьшение на 231 чел. (на 21,3 %);

13) сотрудники НКВД - увеличение на 3 чел. (на 1,3 %);

14) без определенных занятий - увеличение на 2807 чел. (на 100 %).

Сравнение показателей по отчетам УНКВД и данных «после исправления» дало такие результаты:

1) бывшие кулаки - уменьшение на 1767 чел. (на 2,3 %);

2) «бывшие люди» - уменьшение на 9115 чел. (на 15,6 %);

3) деклассированные - уменьшение на 449 чел. (на 3,1 %);

4) служители религиозных культов - уменьшение на 100 чел. (на 2,1 %);

5) кустари - увеличение на 213 чел. (на 13,3 %);

«Корректировка» социальной принадлежности репрессированных в 1-й половине 1938 г. привела к значительному увеличению их количества по группам бывших людей и деклассированного элемента. Это было сделано за счет уменьшения данных по группам служащих, колхозников, рабочих и крестьян-единоличников.

6) домохозяйки и пр. - увеличение на 90 чел. (на 2,3 %);

7) служащие - увеличение на 6378 чел. (на 59,7 %);

8) единоличники - увеличение на 783 чел. (на

24.0 %);

9) колхозники - увеличение на 1990 чел. (на 5,9 %);

10) рабочие - увеличение на 1742 чел. (на 69,2 %);

11) красноармейцы - уменьшение на 14 чел. (на 1,6 %);

12) командный состав РККА - уменьшение на 60 чел. (на 5,9 %);

13) сотрудники НКВД - увеличение на 1 чел. (на 0,4 %);

14) без определенных занятий - данных нет.

Таким образом, можно проследить манипулирование по социальным группам в сочетании с определенными уточнениями. На наш взгляд, в аппарате НКВД УССР можно было знать более точно данные по арестованным из командного и рядового состава армии, сотрудников собственных структур. В отношении же остальных групп, вероятно, проводилась «корректировка» в зависимости от поставленных целей - обосновать необходимость, как тогда говорили, «оперативного удара» по враждебным социальным группам.

По результатам репрессий первой половины 1938 г. в центральном аппарате НКВД УССР также были произведены «корректировки» данных, полученных от областных управлений. В ОГА СБУ нами найден документ «О социальном составе арестованных органами НКВД УССР за 1 полугодие 1938 г. и внесенные исправления в статистическую отчетность».17 Интересующие нас данные приведены в таблице 6.

То есть, по всем тринадцати социальным группам после «корректировки» было изменено количество репрессированных. В целом, их число выросло на 1399 чел. Максимальные изменения коснулись «бывших людей» - их количество увеличили на 31639 чел. (с 6725 чел. до 38364 чел., то есть с 7,7 % от общего числа арестованных до

43.1 %). По группе деклассированного элемента количество репрессированных увеличили на 1159 чел. (с 2390 до 3549, или с 2,7 % до 4,0 %). К числу арестованных в группе служителей рели-

Таблица 6.

Изменения в отчетности о социальном составе репрессированных по УССР в 1-й половине 1938 г. 18

№№ п/п Группы репрессированных Данные до исправления %% к итогу Данные после исправления %% к итогу Внесенные изменения

1 Бывшие кулаки 27422 31,3 27161 30,5 - 261

2 «Бывшие люди» 6725 7,7 38364 43,1 +31639

3 Деклассированные 2390 2,7 3549 4,0 + 1159

4 Служители религиозных культов 1452 1,7 1474 1,7 + 32

5 Кустари 1721 2,0 1278 1,4 - 443

6 Домохозяйки, иждивенцы, пенсионеры 1541 1,8 1331 1,5 - 210

7 Служащие 19743 22,5 7469 8,4 - 12274

8 Крестьяне-единоличники 3302 3,8 1280 1,4 - 1922

9 Колхозники 15717 17,9 2034 2,3 - 13683

10 Рабочие 5712 6,5 3109 3,5 - 2603

11 Красноармейцы 286 0,3 277 0,3 - 9

12 Командный состав РККА 979 1,1 677 0,8 - 26

13 Сотрудники НКВД 687 0,8 677 0,8 - 10

Всего 87677 100 88966 100

га

к ^

о

как "бывшие кулаки" и "служители религиозных ^

ей

культов". Можно только предположить, что были 3= выполнены какие-то внутренние планы-наметки, |

ЗЕ

о которых нам не известно. Е

Мы сравнили корректировку данных по соци- |

альному составу репрессированных в 1937 г. и в д

первой половине 1938 г., результаты представлены Ц

в таблице 7. |

То есть, корректировка социального состава ®

репрессированных в 1937 г. и в первой половине Ц

1938 г. имела много общих черт. Это можно просле- а

дить по таким параллелям: 5

1) в группе «бывших людей» в 1937 г. из-за а, внесенных изменений количество арестован- ,1 ных увеличилось в 5,1 раза, а в 1-й пол. 1938 г. -

в 5,7 раза; ^

2) в группе деклассированных - увеличение н в 30,0 и 32,7 раза; ¡13

гиозных культов прибавили 32 чел., увеличив ее с 1452 чел. до 1484 чел. (при этом процент остался неизменным - 1,7 %). По всем остальным группам количество арестованных уменьшили.

Таким образом, «корректировка» социальной принадлежности репрессированных в 1-й половине 1938 г. привела к значительному увеличению их количества по группам бывших людей и деклассированного элемента. Это было сделано за счет уменьшения данных по группам служащих, колхозников, рабочих и крестьян-единоличников. Уменьшение по всем остальным группам было незначительным.

Исходя из этого, можно утверждать, что речь идет об элементарной подтасовке данных по категориям репрессированных для имитации направленности репрессий на «социально враждебные группы». При этом почти не тронули такие группы

Таблица 7.

Изменения социального состава репрессированных в 1937 г. и в первой половине 1938 г.

№№ п/п Социальные группы Увеличено или уменьшено в 1937 г. (чел.) Увеличено или уменьшено в 1-й пол. 1937 г. (чел.)

1 Бывшие кулаки + 1790 - 261

2 «Бывшие люди» + 39645 +31639

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Деклассированные + 3232 + 1159

4 Служители религиозных культов + 826 + 32

5 Кустари + 597 + 443

6 Домохозяйки, иждивенцы, пенсионеры - 595 - 210

7 Служащие - 18084 - 12274

8 Крестьяне-единоличники - 3376 - 1922

9 Колхозники - 13943 - 13683

10 Рабочие - 5225 - 2603

11 Красноармейцы + 84 - 9

12 Командный состав РККА + 171 - 26

13 Сотрудники НКВД - 2 - 10

14 Бывшие кулаки - 2807 не было

3) в группе служащих - уменьшение количества арестованных было, соответственно, в 2,7 и 2,6 раза;

4) в группе колхозников - уменьшение в 4,9 и 5,1 раза;

5) в группе рабочих - уменьшение в 3,1 и 2,6 раза;

6) в группе крестьян-единоличников - уменьшение в 2,0 и 2,4 раза;

7) в группе кустарей - уменьшение на 27,1 % и 25,7 %;

8) в группе домохозяек и пр. - уменьшение на 16,0 % и 13,6 %;

9) в группе сотрудников НКВД - уменьшение на 0,8 % и 1,5 %.

Определенные расхождения были в корректировке количества арестованных в группах бывших кулаков (1937 г. - увеличение на 2,8 %, 1-я пол. 1938 г. - уменьшение на 1,0 %), служителей религиозных культов (увеличение на 21,6 % и - на 2,2 %), красноармейцев (1937 г. - увеличение на 11,0 %

и - уменьшение на 3,1 %), командного состава РККА (1937 г.. - увеличение на 20,0 % и уменьшение на 2,7 %). Таким образом, по основным по численности группам (кроме бывших кулаков) корректировка количества репрессированных была очень близкой, как по направлениям, так и по размерам. То есть, речь идет о сознательном внесении изменений в показатели арестов для имитации соответствия заданиям, полученным «сверху», и полученных «результатов». Это была настоящая фальсификация.

Мы провели соответствующие сравнения в изменениях показателей по областным управлениям НКВД. Общее количество арестованных в первой половине 1938 г. было изменено в пяти областях: Харьковской - уменьшено на 19 чел., Камянец-По-дольской - увеличено на 296 чел., Николаевской -уменьшено на 6 чел., Черниговской - уменьшено на 5 чел., Винницкой - увеличено на 24 чел. Скорее всего, эти вариации могли быть результатом небольших ошибок в механическом подсчете или уточнений.

Именно возможность произвольной трактовки понятия «социальная принадлежность» позволяло на любом уровне - сверху донизу - манипулировать количественными показателями и, соответственно, - обосновывать необходимость дальнейшего «разворота массовой операции»

Недостаток места не позволяет изложить детально внесенные коррективы в статистические отчеты областей по социальному составу репрессированных. В целом, несмотря на определенные различия, корректировка проводилась путем уменьшения в несколько раз количества репрессированных служащих, крестьян-единоличников, колхозников и рабочих. Репрессированных из этих групп «переводили», в основном, в группу «бывших людей». В то же время, количество арестованных кулаков почти не изменялось.

Можно предположить, что аресты по группе бывших кулаков проводились более организованно, потому что после возвращения из ссылки эти люди должны были в обязательном порядке зарегистрироваться в органах милиции. Поэтому и «изымать» их было несложно. Группа "бывших людей", определенная часть которых смогла скрыться от арестов и ссылок в предшествующие годы, была сложной по учетам. Кроме того, возникают большие сомнения относительно наличия в областях такого количества лиц из этой группы, то есть - бывших дворян, помещиков, царских чиновников, офицеров, жандармов и т.п. Тем более что в приказе НКВД СССР № 00447 вспоминались лишь две категории - бывшие жандармы и чиновники. Учитывая саму направленность приказа - социальная чистка, в органах НКВД необходимо было придать арестам соответствующий характер.

Следует обратить внимание на довольно странную трактовку понятия «социальный состав» в отчетах НКВД, поскольку сами же работники во всех документах писали «бывшие кулаки» и «бывшие люди». То есть речь шла не о «социальном составе», а о «социальном прошлом». Хотя, прочие категории фиксировали именно социальную принадлежность арестованных (рабочие, колхозники, служащие и т.п.) Ведь на момент ареста «бывшие кулаки» и «бывшие люди» могли относиться к любой социальной категории. Таким образом, сознательно вносилась путаница в эти понятия, что, в конечном итоге, и было одним из элементов фальсификации. Именно возможность произвольной трактовки понятия «социальная принадлежность» позволяло на любом уровне - сверху дониз - манипулировать количественными показателями и, соответственно, обосновы-

вать необходимость дальнейшего «разворота», по терминологии тогдашних работников НКВД, «массовой операции».

Кроме «корректировки» социального состава репрессированных в аппарате НКВД УССР, свой «вклад» в этот процесс вносили и на местах. Одним из свидетельств этому являются материалы архивно-следственного дела бывшего начальника первого спецотдела УНКВД Донецкой (Сталинской) области Я.В. Соломоновича. Это был, по тем временам, достаточно опытный чекист, работавший в управлении с сентября 1932 г.19 Арестованный 14 ноября 1938 г. в связи контрреволюционной деятельностью, вредительством и халатным отношением к служебным обязанностям, он на допросе 29 января 1939 г. сообщил следователю:

«Я признаю, что фиктивные данные в стат. отчет в НКВД УССР я помещал, в основном, увеличивая цифры по социальным прослойкам в графах «кулаки» и «бывшие люди», соответственно с этим уменьшая цифры по социально-близким прослойкам «рабочие» и т.д. Делалось это потому, что в 1-м спецотделе у меня отсутствовали данные, а руководство УНКВД требовало перепроверки цифр «рабочих» и «служащих», указывая на то, что цифры эти неправильно увеличены (подчеркнуто мною. - Прим. авт.). Никаких контрреволюционных целей при этом я не преследовал. Фиктивные данные о социальной прослойке я поместил в стат. отчеты за 1У-й квартал 1936 г., за 1937 г. и первую половину 1938 г., последующие же отчеты мною составлялись в соответствии с действительным положением. Что же касается сведений о действительном положении с арестованными, наличии таковых, цифровые данные в НКВД УССР сообщались точные, за исключением лишь сведений о количестве групповых дел и одиночек. Здесь у меня были фиктивные данные, т.е. я уменьшал произвольно количество одиночек, соответственно увеличивая число арестованных за счет групповых дел».20

Вероятно, после соответствующего внушения или «воздействия» подследственный Я.В. Соломонович на том же допросе меняет позицию, беря вину на себя:

«Что же касается цифровых данных по прослойкам, то должен признать, что в стат.

отчетах они были фиктивными, проставлял я их произвольно и увеличивал цифры в графах «кулаки» и «бывшие люди», это, соответственно, вводило в заблуждение Центр и лишало возможности видеть действительный ход, направление производившейся в то время массовой операции. Руководство УНКВД об этих фиктивных цифровых данных по прослойкам, проставляемым мною в стат. отчетах, ничего не знало (подчеркнуто мною. - Прим. авт.)».21

В процессе следствия была изменена формула обвинения, Соломоновича обвиняли только в халатном отношении к служебным обязанностям и подделке подписи начальника УНКВД. На заседании военного трибунала войск НКВД Харьковского округа 25 мая 1939 г. показал:

«Работал в должности нач. 1 спецотдела с 1/Х11-36 г., отдел принял от Фудим в хаотическом состоянии, акта на прием отдела не составлял. С декабря 1936 г. по июль 1937 г. в спецотделе работа по всем видам учета была налажена. С июля 1937 г. началась массовая операция по УГБ, и я был назначен секретарем особой тройки, куда уделял больше внимания и руководство своим отделом ослабил. Работа в тройке мне не давала возможности уделять должное внимание основной работе. После окончания массовой операции. - считаю, что в спецотделе работа наладилась. При усиленной нагрузке и периферия не была в состоянии выполнять распоряжения о приемке материалов. Брали учетные данные на основании приказов и постановлений тройки для статистических данных. Составление фиктивной отчетности имело место не по моей установке, а мне давали установку вышестоящие руководители НКВД и мы отчетность составляли по их указанию. По стат. отчетам данные в группе рабочих и колхозников уменьшали число репрессированных и, соответственно, на это число увеличивали в графе кулаков и других. В августе 1938 г. получил из центра формы отчетности, где должны были указать всю нашу работу за 4 кв.1936 г., 1937 г. и за 1 кв.1938 г. Все материалы за 1936 - 37 - 38 гг. ранее в то время составлены другими сотрудниками, т.к. я в то время еще не работал. По указанным формам составил отчетность, используя ранее составленные отчетности и при этой отчетности оказалось, что рабочих и колхозников оказалось больше, чем кулаков и других репрессированных. Зам. Нач. Управления Лифер (правильно. - Лыфарь. - Прим. авт.)

предложил мне немедленно пересоставить отчетность с увеличением кулаков, мы всю отчетность пересоставили, уменьшив цифры рабочих и колхозников, указав больше кулаков. Нач. Управления майор Чистов предложил мне в третий раз переделать отчетность. По его указанию я переделал снова все данные и исправленные отчетности, где было уже много больше репрессированных кулаков, направил в Киев НКВД УССР. По собственной инициативе я не переделывал статистическую отчетность. Кроме того, в стат. отчетность всегда указывали организованные группы к/р организаций, вместо репрессированных одиночек... Я больше работал по приведению приговоров в исполнение, разъезжая по всей области. Эта работа большая и непосильная, но я ее выполнял добросовестно... Отсутствие с моей стороны контроля над работниками отдела привело к тому, что работа оказалась в запущенном состоянии... Сняли меня с работы как не справившегося с работой».22

На судебном заседании свидетель Малышке-вич (член комиссии по проверке 1-го спецотдела)

«Работа спецотдела тесто связана с оперативными отделами, а оперативные отделы не давали сведений. Работники, которые находились в спецотделе, не могли освоить всей работы, требовалось увеличение аппарата, а Соломонович не настаивал».23

Инспектор 1-го спецотдела Ваншенкер на вопросы трибунала ответил:

«Оперативные работники мне говорили, что было получено Соломоновичем от Соко-линского (начальник УНКВД в 1937 г. - Прим. авт.) распоряжение изъять из формуляров окраску и сдать их по отделам для работы... Районы несвоевременно присылали отчеты, а это осложняло работу спецотдела. Мне оперативные работники говорили, что у Соломоновича справку можно получить быстро, а соответствовала ли она действительному положению - не знаю...».24

Начальник второго отделения второго отдела УНКВД Завгородний Н.В. отметил, выступая свидетелем на заседании трибунала:

«Налаживание работы в 1-м спецотделе было трудное. Аресты проходили в массовом

порядке, нарушались процессуальные сроки ведения следствия. Для оперативных совещаний Соломонович справки давал быстро. Этим создавал видимость благополучия».25

Инспектор 1-го спецотдела Шумков на вопрос трибунала ответил:

«В отношении сведений о прослойке, то Соломонович говорил, что руководство всегда говорило, чтобы больше указывать кулаков, а рабочих - меньше».26

В приговоре указывалось:

«Соломонович Я.В. ...допустил заведомо неточное составление отчетности по арестованным за счет скрытия близкой к партии и Советской власти социальной прослойки, . запущенность была создана и в учете подследственных арестованных, и в движении следственных дел, что тормозило работу по розыску и нанесению более меткого удара по к/р элементу, правотроцкистскому подполью и агентуре иноразведок...».27

По нашему мнению, картина, раскрытая на судебном заседании, достаточно полно отражала реальную ситуацию - руководство требовало «правильного социального состава» репрессированных.

Существенным элементом фальсификаций в процессе реализации приказа НКВД № 00447 являются различные нарушения и злоупотребления, широко практиковавшиеся в следственной работе. К ним относятся лжесвидетельства, обман арестованных, использование физических и моральных методов воздействия, фальшивых справок сельсоветов о социальном положении, подделка документов... (Эти моменты еще ждут глубокого полноценного и масштабного исследования.) Все это - корректировка сверху «лимитов», злоупотребления в процессе ведения следствия, «перевод» арестованных из одной социальной группы в другую, совершавшийся как в местных органах, так и в центральном аппарате НКВД УССР. - было составляющими механизма фальсификаций как системы в работе органов государственной безопасности в исследуемый период.

Масштабы репрессий на местах, их направленность, зависели не только от наличия соответствующего контингента, но и от «рвения» исполнителей-следователей, амбиций среднего звена сотрудников НКВД - начальников отделов, отделений и управлений. К этому добавлялись «встречные планы», которых не могло не быть в условиях всеобщего социалистического соревнования.

В целом же, в стране воцарилась атмосфера недоверия, страха, никак не соответствовавшая декларировавшимся сталинской партийной верхушкой принципам и целям нового общества.

1 См.: Сталинизм в советской провинции: 1937 -1938 гг. Массовая операция на основе приказа №00447 / Сост. М. Юнге, Б. Бонвеч, Р. Биннер]. М.: РОС-СПЭН; Германский исторический институт в Москве, 2009. 927 с.; М. Юнге, Р. Биннер. Как террор стал «Большим». Секретный приказ № 00447 и технология его исполнения. М.: АИРО-ХХ, 2003. 352 с.; М. Юнге, Г. Бордюгов, Р. Биннер. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД № 00447. М.: Новый хронограф; АИРО-ХХ1, 2008. 784 с.; Школьський В.Н. Репресивна дiяльнiсть оргашв державно! безпеки СРСР в Укра'ш (кшець 1920-х. -1950-п рр.). 1сторико-статистичне дослвдження. Донецьк: Вид-во Донецького нацюнального ушвер-ситету, 2003. 624 с. и др.

2 Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики. // Труд. 1992. 4 июня.

3 Там же.

4 Сведения и переписка о ходе операции кулаков и т.д. // ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 32. Л. 2 - 9.

5 Там же. Л. 9.

6 Там же. Л. 2.

7 Сост. по: Там же. Л. 2, 9.

8 См.: Расстрел по разнарядке.; Телеграмма из Москвы № 11924, 4/УП, 22 ч. 20 м. // ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 32. Л. 22.

9 Расстрел по разнарядке.

10 Сост. по: Расстрел по разнарядке.; Сведения и переписка о ходе операции кулаков и т.д. // ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 32. Л.2 - 9.

11 Подсчитано по данным: ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 31, 35.

12 Подсчитано по: Реабштоваш iсторieю. Донецька область. Книга перша. Донецьк, 2004. С. 49.; Реабштоваш iсторieю. Луганська область. Книга перша. Луганськ, 2004. С. 12.

13 ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 31, 35. («Статистические отчеты НКВД УССР и УНКВД областей за 1937 г.», «Статистические отчеты НКВД УССР и УНКВД областей за 1938 г.»).

14 Статистические отчеты НКВД УССР и УНКВД областей за 1937 г. // Там же. Ф. 42. Д. 31. Л. 1.

15 Сост. по: Там же. Д. 35, Л. 157, 159, 161, 163, 165, 167, 169, 171, 173, 175.

16 Школьський В.Н. Правда через роки // Реабштоваш iсторieю. Донецька область. Книга перша. Донецьк: КП «Регюн», 2004. С. 50.

17 О социальном составе арестованных органами НКВД УССР за 1-е полугодие 1938 г. и внесенные исправления в статистическую отчетность // ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 35. Л. 4.

18 Сост. по: ГОА СБ Украины. Ф. 42. Д. 35. Л. 2, 4.

19 См.: Архив временного хранения документов Управ-

ления Службы безопасности Украины в Донецкой области. Архивно-следственное дело 1314-2ф (Соломоновича Я.В.).

20 Там же. Л. 44.

21 Там же.

22 Там же. Л. 144 - 145.

23 Там же. Л. 148.

24 Там же.

25 Там же.

26 Там же. Л. 147.

27 Там же. Л. 150 - 151.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.