Научная статья на тему 'Ф. Э. Дзержинский: «Фанатик» или «Рыцарь революции»?'

Ф. Э. Дзержинский: «Фанатик» или «Рыцарь революции»? Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1414
277
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКИЙ / БИОГРАФИЯ / МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННЫЙ ОБЛИК / ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Санковская Ольга Михайловна

The article is devoted to the analysis of the VChR-OGPU chairman F.E. Dzerzhinsky's activities. A prominent revolutionary, the head of the first Russian special service, his outstanding personality still arouses historians' interest. His role in the making of the young state is indisputable and his contribution to the development of security system and security agencies of the Soviet Union is invaluable despite diverse views on his activities.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Ф. Э. Дзержинский: «Фанатик» или «Рыцарь революции»?»

УДК 351.746.1 (47+57)(091)«19»

САНКОВСКАЯ Ольга Михайловна, кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры отечественной истории Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Автор 9 научных публикаций, в том числе учебнометодического пособия

Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКИЙ: «ФАНАТИК» ИЛИ «РЫЦАРЬ РЕВОЛЮЦИИ»?

Ф.Э. Дзержинский, биография, морально-нравственный облик, психологический портрет

На протяжении десятилетий спецслужбы являлись неотъемлемым составным элементом советского государства. В канун 90-летия со дня создания ВЧК полезно вновь обратиться к истории первой советской спецслужбы и попытаться непредвзято оценить деятельность ее руководителя. Рассмотрение темы исторической личности позволяет глубже понять и почувствовать сложнейший период нашей истории -эпоху революции и Гражданской войны. Видный революционер, председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский до сих пор является для историка любопытнейшей фигурой своего времени.

Характерной особенностью литературы советского периода являлась героизация сотрудников органов безопасности. Одним из объектов апологетики был председатель ВЧК-ОГПУ Ф.Э. Дзержинский. Когда в 1990-е годы началось обличение большевизма, стало очевидно, что идеологическое наступление разворачивается в том числе против системы органов советской госбезопасности в целом и, прежде всего, против КГБ, главной и последней опоры слабеющего советского государства. Именно

те люди, которые не видели разницы между Ягодой, Ежовым и Дзержинским, в ночь с 22 на 23 августа 1991 года сняли с пьедестала памятник Ф.Э. Дзержинскому.

Ф.Э. Дзержинский родился 11 сентября 1877 года в имении Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии в польской мелкопоместной дворянской семье. До 17 лет он был ревностным католиком и даже решил стать священником, но мать и дядя-ксендз отговорили его. С 1887 года он обучался в Вильно в гимназии, одновременно состоял в нелегальном ученическом «кружке саморазвития», участвовал в работе других молодежных кружков, существовавших в учебных заведениях и на промышленных предприятиях Вильно, где изучали работы К. Маркса, Ф. Энгельса, польского марксиста Ш. Дикштейна.

После смерти матери, в 1896 году, Феликс Дзержинский ушел из восьмого, выпускного класса гимназии - на этом официальное образование будущего председателя ВЧК завершилось. Он активно занимался самообразованием, много читал. По-русски Ф.Э. Дзержинский

всю жизнь писал с ошибками и говорил с ощутимым акцентом, но зато знал литовский, белорусский, немецкий и идиш и мог вести на этих языках пропаганду среди рабочих в многонациональном Вильно.

В июле 1897 года Яцек (подпольный псевдоним Дзержинского) был в первый раз арестован. Всего за свою жизнь он попадал под арест шесть раз, в общей сложности провел в тюрьмах 10 лет, а в ссылке - около полугода. Долгие годы, проведенные им в тюрьмах, и опыт партийной работы внесли решающий вклад в становление мировоззрения будущего председателя ВЧК.

Февральская революция 1917 года освободила его из «Бутырки». Дзержинский вошел в Военно-революционный партийный центр по руководству вооруженным восстанием и в Петроградский ВРК. В годы Гражданской войны начинается становление Ф.Э. Дзержинского как универсального руководителя, занимающегося самыми разнообразными вопросами. О необычайной работоспособности Феликса Эдмундовича свидетельствуют не только современники, но и перечень тех должностей, которые он занимал наряду с постом председателя ВЧК. В декабре 1918 года он был назначен председателем МЧК, регулярно участвовал в заседаниях съездов Советов (на II съезде был избран членом ВЦИК, а затем и президиума ВЦИК), съездах партии.

Ф.Э. Дзержинский являлся членом ЦК партии большевиков, кандидатом в члены Оргбюро и Политбюро ЦК РКП(б). Оставаясь бессменно на посту председателя ВЧК-ОГПУ, а затем и Высшего совета народного хозяйства (1924-1926 годы), Ф.Э. Дзержинский одновременно был членом различных комиссий и обществ. Он входил в состав Особого временного комитета науки при СНК, состоял членом президиума Общества по изучению проблем межпланетных сообщений, председателем комиссии при ВЦИК по улучшению жизни детей, комиссии по улучшению жизни рабочих, являлся одним из создателей общества «Динамо». По его инициативе было организовано Общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев, ра-

зогнанное Сталиным в 1935 г.1 Список занимаемых Дзержинским постов выглядит внушительно. Вместе с тем более или менее значительное место в партийной иерархии он занял лишь в 1924 году, став кандидатом в члены Политбюро.

Председатель ВЧК принадлежал к особому типу революционера-фанатика, который ради служения делу революции пожертвовал личным благополучием, отличаясь при этом определенной честностью и порядочностью. Ф.Э. Дзержинский являлся олицетворением жесткости, цельности, твердости и революционного фанатизма - с одной стороны, и идейности, веры в высшие идеалы революции, жертвенности - с другой. Облик Дзержинского емко выражен в эпитетах, которыми его награждали современники: «пламенный рыцарь революции», «железный Феликс» и т.п.

М.Я. Лацис писал: «организация ВЧК и ее работа настолько тесно связаны с именем Ф. Дзержинского, что нельзя говорить о них отдельно. Товарищ Дзержинский создал ВЧК, он ее организовал, он ее преобразовал. Волеуст-ремленный человек немедленного действия, не отступающий перед препятствиями, подчиняющий все интересам революции, забывающий себя, - вот каким товарищ Дзержинский стоял долгие годы на этом посту, обрызганном кро-вью»2. «Говорить о Дзержинском-чекисте, это значит писать историю ВЧК», - подтверждал

В.Р Менжинский3.

Даже в зарубежной литературе, как отмечал тот же М.Я. Лацис, имя Ф.Э. Дзержинского, так или иначе, вынуждены были выделять. Председатель ВЧК в этих описаниях был фанатиком своего дела, неумолимо твердым в проведении борьбы с контрреволюцией, но не «истязателем, не взяточником, не развратником», каковыми эпитетами наделялось большинство сотрудников ВЧК. Ф.Э. Дзержинский и в их глазах был рыцарем революции. По мнению ряда русских эмигрантов, председатель ВЧК должен был осуществить идею некоего «морального самопожертвования», доказав на своем примере, что в условиях революционной борьбы он не может «позволить себе нравственной роскоши быть чистым»4.

Ярко, точно и кратко охарактеризовал Ф.Э. Дзержинского русский философ Н.А. Бердяев, оказавшийся в 1920 году в ВЧК, один из немногих арестованных, коих лично допрашивал шеф всесильного ведомства: «Это был блондин с жидкой заостренной бородкой, с серыми мутными и меланхолическими глазами: в его внешности и манере было что-то мягкое, чувствовалась благовоспитанность и вежливость. Дзержинский произвел на меня впечатление человека вполне убежденного и искреннего. Думаю, что он не был плохим человеком и даже по природе не был человеком жестоким. Это был фанатик. По его глазам, он производил впечатление человека одержимого. В нем было что-то жуткое. Он был поляк, и в нем было что-то тонкое. В прошлом он хотел стать католическим монахом, и свою фанатическую веру он перенес на коммунизм»5.

Характерно, что в период Гражданской войны денежное содержание руководящего состава ВЧК не отличалось существенно от финансирования рядовых оперативных сотрудников. Известны многочисленные примеры чрезвычайного аскетизма и бережливости председателя ВЧК, который считал, что «коммунисты должны жить так, чтобы широчайшие массы трудящихся видели, что они «не дорвавшаяся к власти ради личных интересов каста, не новая аристократия, а слуги народа»6. Он писал своему заместителю И.С. Уншлихту 22 апреля 1922 года: «Полагаю, что уже пришло время, когда можно и следует упразднить персональные машины, в том числе и мою. Если есть одна персональная, то будет всегда и больше»7.

В сентябре 1925 года Ф.Э. Дзержинский представил в финансовую часть ОГПУ расходную ведомость, в которой отчитался за каждый рубль, потраченный во время отпуска. Вот выдержки из этого документа: «16.8.25. В пути к Кисловодску: яблоки 3 шт. - 45 коп., бутылка воды “Ессентуки” 4-30 коп., арбуз в пути -65 коп., газеты - 10 коп.». И такой подробный отчет за каждый день.

Автор далек от апологетики деятельности Ф.Э. Дзержинского, но в ней причудливым образом переплетались стремление служить стра-

не, революции и жестокость к классовым врагам. Вся жизнь председателя ВЧК направлялась и подпитывалась верой в революционные идеалы и была связана со служением новому государству. В.Р. Менжинский отмечал, что «Дзержинский был очень сложной натурой при всей своей прямоте, стремительности и, когда нужно, беспощадности. Он действовал не только репрессиями, но и глубоким пониманием всех зигзагов человеческой души»8.

В письме В. Куйбышеву от 3 июля 1926 года Феликс Эдмундович решительно осудил курс руководства, стремящегося похоронить революционные идеалы в недрах новой мощной диктатуры: «.. .Существующая система - пережиток <...>. У нас сейчас за все отвечает СТО и П[олит]бюро <...>. У нас не работа, а сплошная мука<.>. Я всем нутром протестую против того, что есть. Я со всеми воюю. Бесплодно. Ибо я сознаю, что только партия, ее единство - могут решить задачу, ибо я сознаю, что мои выступления могут укрепить тех, кто наверняка поведут и партию, и страну к гибели, т.е. Троцкого, Зиновьева, Пятакова, Шляпникова. У меня полная уверенность, что мы со всеми врагами справимся, если найдем и возьмем правильную линию в управлении на практике страной и хозяйством, если возьмем потерянный темп, ныне отстающий от требований жизни.

Если не найдем этой линии и темпа - оппозиция наша будет расти, и страна тогда найдет своего диктатора - похоронщика революции, -какие бы красные перья ни были на его костюме. Все почти диктаторы ныне - бывшие красные - Муссолини, Пилсудский. От этих противоречий устал и я»9.

По существу, это были предсмертные размышления одного из виднейших революционеров о судьбе революции, для победы которой он отдал так много своих сил. Феликс Эдмундович Дзержинский умер 20 июля 1926 года в возрасте 48 лет, почти сразу после того, как он выступил с речью на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). Урна с его прахом захоронена в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

Н.В. Валентинов (Вольский), работавший в 1921-1928 годах в ВСНХ, писал: «Дзержинский -шеф ВЧК-ГПУ, неоспоримо «правый», даже самый правый. Коммунист. Проживи он еще десяток лет, и подобно Бухарину и Рыкову <. > кончил бы жизнь с пулей в затылок в подвалах Лубянки»10.

Сегодня можно по-разному относиться к первому руководителю ВЧК, но его роль в ста-

новлении молодого государства неоспорима, а вклад в развитие системы безопасности и силовых структур Советского Союза - неоценим. Председатель ВЧК-ОГПУ был человеком своего времени и не только являлся примером для работников госбезопасности советского государства, но и остается крупнейшим авторитетом и нравственным ориентиром для сотрудников современных российских спецслужб.

Примечания

1 Крылов В. Смертельно устал быть «железным» // Родина. 1992. N° 10. С. 113.

2 Лацис М. Тов. Дзержинский и ВЧК // Пролетарская революция. 1926. № 9. С. 86.

3 Ф.Э. Дзержинский в ВЧК: воспоминания. М., 1967. С. 14.

4 Че-Ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий. Берлин, 1922. С. 17.

5 БердяевН.А. Самопознание. М., 1990. С. 224.

6ПлехановА.М. ВЧК-ОГПУ, 1921-1928 гг. М., 2003. С. 247.

7 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 76. Оп. 4. Д. 216. Л. 1.

8 Ф.Э. Дзержинский в ВЧК: воспоминания. М., 1967. С. 16.

9 Коммунист. 1989. № 8. С. 87-88.

10 Валентинов Н. (Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. М., 1991.

С. 166.

Sankovskaya Olga

F.E. DZERZHINSKY: «FANATIC» OR «THE KNIGHT OF REVOLUTION»?

The article is devoted to the analysis of the VChR-OGPU chairman F.E. Dzerzhinsky’s activities. A prominent revolutionary, the head of the first Russian special service, his outstanding personality still arouses historians’ interest. His role in the making of the young state is indisputable and his contribution to the development of security system and security agencies of the Soviet Union is invaluable despite diverse views on his activities.

Рецензент - Соколова Ф.Х., доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой регионоведения, начальник управления аспирантуры, докторантуры и аттестации научно-педагогических кадров Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.