Научная статья на тему 'Европейский союз Латинская Америка: стратегическое партнерство набирает обороты'

Европейский союз Латинская Америка: стратегическое партнерство набирает обороты Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
164
26
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Европейский союз Латинская Америка: стратегическое партнерство набирает обороты»

О.А. Жирнов

Европейский союз - Латинская Америка: Стратегическое партнерство набирает обороты

The European Union - Latin America: A strengthening strategic partnership

мый третий мир. Оно обусловлено тем, что «Европейский союз связывает с Латинской Америкой, как ни с каким другим регионом мира, целый комплекс исторических, культурных, религиозных, философских и нравственных отношений, дополнительно подкрепляемых и поддерживаемых с помощью широкой сети родственных и дружеских связей и знакомств» (3, с. 15). Совокупный эффект этих факторов был в свое время весьма значителен и дал основание некоторым исследователям назвать Х!Х век в истории Латинской Америки «европейским веком». При этом имелось в виду то, что в течение многих десятилетий после «ухода» Испании из ее бывших колоний Великобритания, а затем Германия и Франция осуществляли активную экономическую экспансию в регионе. И лишь к концу века США сумели потеснить своих европейских конкурентов и стать основным торговым партнером латиноамериканских стран. Впрочем, даже на исходе «европейского века» позиции ведущей тройки Старого Света оставались достаточно весомыми. Так, на долю Великобритании, Германии и Франции в 1913 г прихо-

траны Латинской Америки (включая Карибы) за нимают особое место в ряду партнеров Евро пейского союза (ЕС), входящих в так называе

дилось 68,2% (5,8 млрд. долл.) всех зарубежных инвестиций в экономику латиноамериканских стран, тогда как на долю США - 20% (1,7 млрд. долл.) (7, с. 177, 202). Вторая мировая война свела контакты между Европой и Латинской Америкой к минимуму и, как следствие, привела к утрате европейскими странами прежних позиций и влияния в регионе. И только после окончания войны ведущие западноевропейские страны начинают восстанавливать свои позиции и влияние в Латинской Америке.

Стремление европейцев вернуться на континент нашло поддержку со стороны правящих кругов и общественности ряда латиноамериканских стран, рассчитывавших на налаживание более приемлемых условий сотрудничества с европейскими государствами, чем с США. Учитывалось, конечно же, и наличие противоречий между Западной Европой и США, которые страны Латинской Америки надеялись использовать с выгодой для себя. Эти надежды крепли по мере усиления экономической мощи европейских государств, их влияния в мировой политике.

Встречные усилия «европейских латиноамериканистов» и «латиноамериканских европеистов» дали ощутимые результаты. Значительных объемов достигли торгово-экономические связи. Заметно «уплотнилась» ткань политического сотрудничества, что нашло отражение в интенсификации двусторонних отношений, контактов на международных форумах, а также в увеличении числа представительств европейских правительственных организаций, политических партий и неправительственных учреждений в Латинской Америке. Однако ни в 70-е, ни в 80-е годы Западная Европа не сумела сыграть сколько-нибудь значительной роли в Латинской Америке, хотя и превратилась во второго (после США) по значимости партнера латиноамериканских стран. Объяснялось это тем, что в ряду европейских экономических и внешнеполитических интересов Латинская Америка занимала (как, впрочем, и в настоящее время) сравнительно невысокое место. Проблемы, существовавшие в области торговли, не были урегулированы. Объем европейской помощи развитию, хотя и существенный, не смог помочь решению трудных социальных и экономических вопросов региона. Словом, Европа к началу 90-х годов не имела желания, да и возможностей для того, чтобы заменить Соединенные Штаты в решении проблем, стоявших перед Латинской Америкой.

Радикальные перемены, произошедшие на нашей планете с начала 90-х годов (конец холодной войны, распад СССР, широкое распространение демократических форм правления и принципов свободной рыночной экономики, изменение глобального торгового и финансового режимов, тенденция к образованию региональных торгово-экономических блоков, фундаментальные изменения в экономике, связанные с технологическим прогрессом и, наконец, расширение ЕС), поставили перед Европой и Латинской Америкой ряд новых вопросов. Как происшедшие в мире перемены затронут отношения между двумя регионами? Не приведут ли события в Европе (имеется в виду не только расширение ЕС, но и возросшее внимание Союза к государствам бывшего социалистического блока) к дальнейшему ослаблению межрегиональных связей? В какой степени новые международные факторы, в особенности учреждение Североамериканской зоны свободной торговли (САЗСТ или НАФТА - в английской транскрипции), а также инициативы Вашингтона, направленные на обновление межамериканских отношений и создание Панамериканской зоны свободной торговли (ПАЗСТ), отразятся на политике Европы в отношении латиноамериканских стран? Каким образом Латинская Америка сможет привлечь к себе большее внимание со стороны Европы?

Прогнозировались два возможных варианта развития отношений между ними. Согласно первому, в межрегиональных связях должны были сохраниться негативные тенденции 80-х годов, которые в экономическом плане отражали общее снижение значимости взаимных отношений. Вместе с тем в политическом плане предполагалось продолжение в целом малоинтенсивных контактов по некоторым специфическим проблемам (например, обсуждение общих перспектив сотрудничества между ЕС и Латинской Америкой).

Второй вариант предусматривал глубокую и быструю переоценку отношений и должен был стать результатом совместных дипломатических усилий и ряда других факторов. В их числе - признание важности и масштабности проблемы взаимных связей; заинтересованность латиноамериканских стран в укреплении международного сотрудничества как средства ускорения своего экономического развития; экономическая и торговая взаимодополняемость регионов; политическое взаимо-

действие, проявляющееся в совпадении взглядов по некоторым важным проблемам; заинтересованность ЕС в упрочении своих политических и экономических позиций в Латинской Америке; ощущение обеими сторонами необходимости в модернизации своих отношений в целях повышения эффективности противодействия возникающим новым проблемам.

Развитие событий в 90-е годы и в начале XXI столетия показало, что ничего «непредвиденного» в отношениях между ЕС и Латинской Америкой не произошло. Дали о себе знать как негативные, так и позитивные элементы прогнозов.

Как и ожидалось, было отмечено дальнейшее ослабление позиций латиноамериканских стран на европейском рынке. Процесс «разбегания регионов» привел к уменьшению доли Латинской Америки в экспорте ЕС с 21,4% в 1990 г до 13% в 2000 г., хотя в абсолютном выражении объем экспорта за этот же период вырос с 17 млрд. евро до 54 млрд. Столь же неблагоприятная тенденция наблюдалась и в латиноамериканском экспорте. За период с 1990 по 2000 г доля ЕС в латиноамериканском экспорте уменьшилась с 24 до 12,1%, хотя объем экспорта вырос с 27 млрд. евро до 48 млрд. (23). Примечательно, что практически за тот же период значительно укрепили свои позиции в торговле со своим южными соседями США. В латиноамериканском экспорте доля США возросла с 38% в 1990 г. до 48% в 1999 г., а доля латиноамериканских стран в экспорте США увеличилась с 42,5% в 1990 г. до 52,5% в 1999 г. (3, с. 19).

Причины уменьшения удельного веса латиноамериканских стран в общем товарообороте ЕС разнообразны - это и рост товарооборота в рамках Союза, и увеличение взаимной торговли между латиноамериканскими странами, и расширение торговли стран Латинской Америки с США, которые, как отмечалось выше, за последние несколько лет значительно укрепили свои позиции в торговле со своими южными соседями, продемонстрировав привлекательность своего рынка.

Одной из важнейших причин неблагоприятного развития торговых отношений между ЕС и Латинской Америкой являлось сохранение многочисленных барьеров, мешавших доступу латиноамериканских товаров, особенно сельскохозяйственных, на европейский рынок.

Негативные процессы в сфере торговли были в определенной мере компенсированы заметным увеличением притока частного капитала из Европы. Если в первой половине 90-х годов европейские компании были лишу ь вторым по значению (после США) инвестором в регионе, то во второй половине 90-х годов за счет активной инвестиционной политики они сумели вырваться на первое место. Их суммарные инвестиции выросли с 1 3 289 млн. долл. до 42 266 млн. долл. Заметим, что за тот же период общий объем иностранных инвестиций в Латинской Америке вырос с 31 179 млн. долл. до 73 91 5 млн. долл. (25, с. 9).

ЕС и его государства-члены, как и в первой половине 90-х годов, оставались для латиноамериканских стран основным источником средств, выделявшихся по государственной линии на реализацию различных программ развития. За период с 1995 по 1999 г. страны Латинской Америки получили в общей сложности 31,2 млрд. долл. на цели развития и 12,9 млрд. долл. (чуть более 40%) пришлось на долю членов Европейского союза. Причем значительную часть этой суммы составляют безвозмездные субсидии. Заметим, что на долю США, которые заметно увеличили объемы предоставляемой Латинской Америке помощи по сравнению с предыдущими годами, пришлось всего 6,3 млрд. долл. (20%) (25, с. 18, 37).

Совокупный результат воздействия экономических, гуманитарных и иных факторов привел к ослаблению политического влияния Европы в латиноамериканских странах, «поразительным примером» чего стали, по словам председателя Комитета ЕС по делам Латинской Америки В. Сти-венса, переговоры, касающиеся поддержки европейцами «Плана Колумбия». «Не остается никаких сомнений, - признает В. Стивенс, - что существующие с самого начала проблемы между Европейским союзом и Колумбией относительно ее стратегии восстановления мира и борьбы с терроризмом напрямую связаны с приходом к власти молодого поколения руководителей, у которых нет почти ничего общего с внутренней позицией, ценностями, менталитетом и щепетильностью Европы. В противном случае могли бы они хоть на минуту себе представить, что европейское общественное мнение и политики согласятся участвовать в финансировании плана мирного урегулирования, выработанного в Вашингтоне без

каких либо консультаций с Европой и содержащего к тому же военный раздел? Причем в этом плане нет ни слова о четких политических обязательствах по устранению социально-экономических и политических причин длящегося уже на протяжении 38 лет внутреннего конфликта на пути проведения решительных структурных реформ» (3, с. 18).

Одним из значимых признаков ослабления европейского влияния в Латинской Америке стало, по словам В. Стивенса, «заметное уменьшение количества студентов из этого региона, обучающихся в европейских университетах и отдающих им предпочтение перед получением американского образования. Так мало, как сейчас, - с тревогой констатировал высокопоставленный чиновник ЕС, - латиноамериканских студентов в Европе еще никогда не было» (3, с. 16).

Столь неблагоприятный для Европы результат представляется руководителю Исследовательского центра Фонда им. Конрада Аденауэра в Сан-Паулу В. Хофмайстеру вполне закономерным. Европа, замечает он, удовлетворенная тем, что «кризисы и конфликты в регионе носят скорее локальный характер, не создают угроз для международной безопасности и не ставят под сомнение стабильность международной экономической и финансовой системы, в настоящее время уделяет сравнительно мало внимания развитию событий в Латинской Америке» (4, с. 4). Между тем, подчеркивает В. Хофмайстер, «латиноамериканцы <...> проявляют большой интерес к максимально широким политическим и экономическим внешним связям и отношениям между представителями общественности. Они не хотят односторонней зависимости. Скорее, они стремятся участвовать в формировании миропорядка в глобализованном мире» (4, с. 4). В пример руководству ЕС В. Хофмайстер ставит Соединенные Штаты, которые «ясно осознали, что в мире разнообразных региональных и глобальных угроз Латинская Америка вносит позитивный вклад в стабильность международных отношений и что экономический потенциал региона позволяет к тому же делать хороший бизнес» (4, с. 4).

Однако нельзя сказать, чтобы европейцы, сложа руки, равнодушно наблюдали за «дрейфом» своих традиционных партнеров в сторону Соединенных Штатов. Руководство ЕС быстро оценило, как и Вашингтон, возросшую значимость Латинской Америки в новой мировой ситуации

и в течение 90-х годов сумело значительно интенсифицировать политические связи с латиноамериканскими странами. Развитие и совершенствование этих связей рассматривалось как обязательное условие улучшен ия межконтинентальных отношений, в том числе и в сфере экономики. Дипломатическая активность в этом направлении в немалой степени была обусловлена стремлением нейтрализовать небезуспешную деятельность Вашингтона по удержанию латиноамериканских стран в своей орбите. В результате политического диалога в отношения между Европой и Латинской Америкой были внесены элементы, придавшие им недостававшую прежде глубину и долгосрочную перспективу. В значительной мере это стало результатом крутого поворота в латиноамериканской политике ЕС. Ее основные направления были сформулированы в документе Европейской комиссии от 23 октября 1 995 г. - «Европейский союз - Латинская Америка: нынешнее партнерство и перспективы его развития в 1996-2000 гг.»

Разработка новой концепции евро-латиноамериканских отношений явилась признанием возросшего политического веса Латинской Америки в нынешнем мире, ее огромного политического потенциала. Многообразные формы присутствия Латинской Америки в современном мире, подчеркивалось в этом документе, говорят о том, что регион имеет большое будущее и с этим придется считаться и в экономике, и в политике. В связи с этим Европейская комиссия рекомендовала наладить диалог между ЕС и Латинской Америкой и повысить эффективность сотрудничества на различных уровнях. При этом, принимая во внимание разнообразие условий, существующих на субконтиненте, в отношениях ЕС с Латинской Америкой рекомендовалось учитывать специфику развития субрегионов (Андс-кое сообщество, Центральная Америка, МЕРКОСУР) и отдельных стран (Мексика, Чили, Куба). Учет своеобразия национальных и субрегиональных реальностей, подчеркивалось в документе, позволит осуществить качественный скачок в отношениях ЕС с Латинской Америкой.

Одним из результатов новой стратегии ЕС стала дальнейшая интенсификация политического диалога с регионом на межконтинентальном уровне, в частности с «Группой Рио», взявшей на себя представительство интересов всего Латиноамериканского региона. Начало диалога с «Группой

Рио» было положено в декабре 1990 г. в результате подписания Римской декларации. Ежегодные встречи на уровне министров иностранных дел способствовали обмену мнениями по важнейшим международным темам, а также вопросам экономической и политической жизни европейских и латиноамериканских стран. Эти встречи помогали вырабатывать согласованные позиции и принимать совместные обязательства по многим международным проблемам, представляющим интерес для обеих сторон.

Наличие комплекса глубоких отношений между Европой и Латинской Америкой и обоюдное стремление укрепить их, устранив или, по крайней мере, ослабив имеющиеся трения и разногласия, и послужило мотивом и основой для проведения первой встречи на высшем уровне, состоявшейся 28-29 июня 1999 г. в Рио-де-Жанейро. Результатом работы глав государств и правительств явилось принятие двух документов - Декларации Рио-де-Жанейро и Плана действий.

В первом документе, содержавшем общие принципы отношений между Европой, Латинской Америкой и Карибами, было заявлено, что «этот исторический саммит стал результатом политической воли укрепить уже существующие превосходные межрегиональные отношения, основывающиеся на общих ценностях, унаследованных от общей истории. Цель саммита - укрепить политическое, экономическое и культурное взаимопонимание между двумя регионами, чтобы установить стратегическое партнерство» (15, с. 1). Это партнерство должно содействовать более полной реализации уже существующих общих ценностей, таких как представительная демократия и демократия участия, индивидуальные свободы; верховенство закона, эффективное управление и плюрализм; международный мир и безопасность; политическая стабильность и доверие между народами (15, с. 2).

В этой связи главы государств и правительств решили стимулировать институциональный диалог между регионами, защиту демократии, обеспечение прав человека и основных свобод, налаживание сотрудничества для противодействия угрозам международному миру и безопасности, укрепление многосторонней системы торговли и открытого регионализма, интенсификацию экономических связей между регионами. В сфере культуры, образования, науки, технологии, в социальной и гуманитарной

областях участники встречи признали необходимым содействовать восстановлению, сохранению и изучению огромного культурного наследия обоих регионов, а также универсальному доступу к образованию.

Во втором документе были названы 55 приоритетных проектов, подлежащих первоочередной реализации во исполнение согласованных планов углубления сотрудничества.

Наблюдение за претворением в жизнь стратегического партнерства было возложено на межрегиональную (бирегиональную) группу из высокопоставленных чиновников, созданную в соответствии с решением глав государств и правительств.

На совещании в финском городе Туусла (ноябрь 1999 г.) члены бире-гиональной группы договорились распределить 55 приоритетных проектов по 11 основным направлениям, чтобы придать большую целенаправленность всему процессу. Таковыми стали: сотрудничество на международных форумах; защита прав человека; усиление роли женщин; сотрудничество в области охраны окружающей среды и ликвидации последствий природных катастроф; борьба с наркобизнесом и нелегальной торговлей оружием; содействие формированию стабильной и динамичной глобальной экономической и финансовой системы; стимулирование работы бизнес-форумов; сотрудничество в сфере образования, исследований и новых технологий; защита культурного наследия; организация совместных инициатив, касающихся информационного общества; поддержка исследовательских работ и системы подготовки кадров для обеспечения интеграционных процессов (26, с. 2).

Благодаря усилиям обеих сторон в период между первой и второй встречами в верхах удалось добиться определенных позитивных результатов по всем основным направлениям.

В политической сфере имела место рекомендованная интенсификация институционального диалога. Регулярно собирались члены бирегиональ-ной группы для оценки результатов деятельности ассоциации ЕС - Латинская Америка. Раз в год собирались и министры иностранных дел, в обязанность которых входила корректировка деятельности ассоциации.

В сфере экономики были осуществлены некоторые мероприятия по обеспечению выгод для обеих сторон вследствие либерализации торгов-

ли. В частности, был создан механизм предоставления технической помощи карибским странам, входящим в Карибское сообщество (КАРИКОМ), с целью содействовать их интеграции в систему многосторонней торговли (в частности, в рамках ВТО). Помощь, оказываемая ЕС, состояла в предоставлении информации бизнесменам из развивающихся стран и была направлена на то, чтобы помочь им вести свои торговые дела. Помощь такого рода рассматривается в качестве составной части политики развития ЕС и ставит своей задачей облегчить интегрирование развивающихся стран в мировую экономику.

Были начаты также торговые переговоры по вопросу о создании зон свободной торговли между ЕС и МЕРКОСУР (Южноамериканский общий рынок), ЕС и Чили.

Кроме того, в июне 2000 г. в столице Бенина г. Котону было подписано соглашение об ассоциации между ЕС и странами Африки, Карибов и Тихого океана (участников Ломейского соглашения, ныне - Договор Котону). Оно предусматривает постепенное устранение барьеров в торговле между странами ЕС и Договора Котону, а также интенсификацию кооперации во всех областях, связанных с торговлей.

Что касается экономического сотрудничества между ЕС и странами Латинской Америки, то и здесь имеются определенные позитивные результаты, достигнутые за счет реализации программ обмена опытом и некоторой практической деятельности. Так, например, в результате реализации программы АЛ-Инвест (содействие установлению контактов между предприятиями стран - членов ЕС и Латинской Америки, создание ассоциаций в целях развития торговли и стимулирования инвестиций) к концу 2001 г. было организовано 179 встреч, в которых участвовало 300 торговых палат и профессиональных ассоциаций.

Оживление деятельности наблюдалось и в других областях. Так, Европейская комиссия взялась за изучение проблем социального неравенства, нерешенность которых бросает серьезный вызов как Европе, так и Латинской Америке.

Три года спустя (17-18 мая 2002 г.) в Мадриде состоялась вторая встреча в верхах. На встрече присутствовали главы государств и правительств 15 европейских и 33 латиноамериканских стран (за исключением Кубы).

Они должны были оценить результаты, достигнутые в рамках стратегического партнерства после встречи в Рио-де-Жанейро, и рассмотреть предложения по укреплению партнерства с учетом воздействия на международную обстановку новых факторов, в частности международного терроризма. Как писала влиятельная испанская газета «Эль паис», встреча в Мадриде состоялась в решающий для трансатлантических отношений момент: латиноамериканским партнерам ЕС вновь угрожали экономический кризис и политическая нестабильность (19, с. 13). Обострилось у них и чувство заброшенности, ощущение недостаточности внимания со стороны ведущих промышленно развитых стран. США, озабоченные после 11 сентября 2001 г. проблемами собственной безопасности и глобальной борьбы против терроризма, перестали уделять достаточное внимание Латинской Америке, действуя по принципу - нет угроз, нет и необходимости оказывать помощь (13; 19). Свои проблемы существуют и у ЕС, который накануне предстоящего расширения предпочитает обращать больше внимания на восток, в направлении, противоположном от Латинской Америки (19). Словом, констатировала английская «Файнэншл таймс», латиноамериканцы чувствуют себя некомфортно в однополярном мире и поэтому хотели бы, чтобы Европа действовала в регионе более активно, была более открытой для латиноамериканского экспорта, стала определенным противовесом американскому доминированию (13).

Однако латиноамериканцы были сильно разочарованы, когда премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар в своей вступительной речи сделал акцент на проблемах безопасности, заявив, что «крупнейшей угрозой для нашей общей системы ценностей является терроризм» (цит. по: 13). Ведь они уже давно определили свои приоритеты - расширение торговли, а не увеличение помощи; поддержка хрупких латиноамериканских демократий; создание более справедливой международной финансовой системы в целях ускорения развития. Тогдашний президент Бразилии Фернандо Кардозо выступил с критикой одержимости Европы проблемами безопасности. Весьма едко высказался он и по поводу надежд, связываемых с глобализацией. «Файнэншл таймс» обратила внимание на обвинение бразильским президентом Запада в применении «двойного стандарта» при оценке такого явления, как протекционизм. Суть высказывания Ф. Кардо-

зо сводится к тому, что «протекционизм осуждается, когда он используется в качестве инструмента развития в руках бедных стран, но не осуждается, когда он применяется в качестве оружия защиты привилегий богатых стран» (13).

Встреча глав государств и правительств, собравшихся в испанской столице, завершилась принятием Политической декларации, получившей наименование Мадридские обязательства.

Участники встречи договорились добиваться прогресса в рамках стратегического партнерства, основывающегося на принципах и приоритетах, зафиксированных в Декларации Рио-де-Жанейро и Плане действий, принятых на первой встрече в верхах. «Наша история и культура, - подчеркивается в Политической декларации, - наряду с ценностями и принципами, которые мы разделяем, образует основу этих привилегированных отношений, а также нашего общего подхода к основным международным проблемам». Главы государств и правительств признали необходимым совместными усилиями противостоять серьезным вызовам современной эпохи и эффективно использовать предоставляемые ими возможности: «В духе взаимного уважения, равенства и солидарности мы будем укреплять наши демократические институты и стимулировать процессы модернизации наших обществ, имея в виду важность устойчивого развития, искоренения бедности, разнообразие культур, справедливость и социальное равенство. Мы верим, что продолжение наших процессов интеграции и расширение торговли и инвестиций представляют собой важные инструменты для облегчения доступа к благам глобализации» (14, с. 1). В связи с этим участники встречи в верхах обязались: расширять многостороннюю систему сотрудничества на основе целей и принципов ООН и международного права; укреплять демократические институты и правовое государство; искоренять расизм, расовую дискриминацию, ксенофобию и связанную с ними нетерпимость и т.д. (14, с. 1-2).

Особое внимание было уделено необходимости борьбы с терроризмом во всех его формах и проявлениях, который угрожает демократическим системам, свободам и развитию, а также миру и международной безопасности. При этом подчеркивалось, что борьбу с терроризмом следует вести в соответствии с положениями Устава ООН и уважением меж-

дународного права, включая соблюдение прав человека и норм гуманитарного права. В связи с этим участники обязались укреплять механизмы политического, юридического и оперативного сотрудничества, содействовать присоединению ко всем международным соглашениям, касающимся борьбы с терроризмом, и выполнению резолюций ООН в этой области (14, с. 2).

Участники встречи указали и на необходимость усиления борьбы с незаконной торговлей наркотиками и связанными с нею организованной преступностью и коррупцией, а также предотвращения использования незаконно получаемых средств для финансирования международного терроризма (14, с. 2).

В сфере экономики главы государств и правительств обязались совершенствовать взаимное сотрудничество в целях ускорения экономического роста, искоренения бедности, в частности, посредством укрепления демократических институтов, макроэкономической стабильности, ликвидации технологического разрыва, расширения доступа к образованию и медицинской помощи, социальному обеспечению и т.д. (14, с. 2).

Целью сотрудничества в культурной, образовательной, научной, технологической, социальной и гуманитарной сферах должно стать, по убеждению участников встречи, расширение возможностей доступа к образованию, культурным ценностям и знаниям как ключевым факторам достижения успеха в XXI в. (14, с. 4-5).

В целом результаты работы встречи в верхах оценивались позитивно. Главным достижением участников конференции газета «Эль паис» считает то, что они придали политический импульс «бирегиональной ассоциации», которая претендует на то, чтобы стать одним из центров принятия решений в современном мире, все более приобретающем черты однополяр-ного мира.

Вместе с тем выяснилось, что многое еще предстоит сделать. «Эль паис» обратила внимание на то, что, несмотря на определенные успехи, не были выполнены некоторые решения, принятые в 1999 г. на первой встрече лидеров в Рио-де-Жанейро (19).

Явной неожиданностью в работе мадридской встречи стало, по мнению «Эль паис», то, что на ней больше говорили о политике, чем об эко-

номике. Между тем, как уже отмечалось выше, лидеры латиноамериканских стран гораздо больше были заинтересованы в обсуждении экономических вопросов, в особенности связанных с двусторонней торговлей. В частности, так и не было никаких подвижек в наиболее важном для большинства стран Латинской Америке вопросе - облегчении экспорта сельскохозяйственной продукции на рынки ЕС. В целом, считает «Эль паис», жалобы, высказанные латиноамериканцами в Мадриде, небезосновательны: Европа должна стать еще более открытой и больше инвестировать в регион, учитывая, что ЕС является вторым по значению торговым партнером Латинской Америки и ее крупнейшим инвестором (19).

О своем разочаровании результатами переговоров в экономической области лидеры ряда латиноамериканских стран заявили сразу же после завершения встречи в Мадриде. В частности, руководители андских и, в меньшей степени, центральноамериканских стран выразили свое недовольство отказом ЕС максимально ускорить переговоры о заключении соглашений об ассоциации. «Мы хотели бы начать переговоры завтра же. Мы дали понять, что заинтересованы в скорейшем начале таких переговоров», - заявил президент Боливии Х. Кирога (цит. по: 17).

Однако ЕС исключил возможность немедленного начала переговоров относительно заключения с Андским пактом соглашения об ассоциации, предусматривающего существенную либерализацию рынков. Было отклонено и предложение семи центральноамериканских стран о начале таких переговоров. ЕС, в свою очередь, предложил и тем и другим возобновить политический диалог и переговоры о сотрудничестве в 2005 г., когда начнут выполняться договоренности, выработанные Всемирной торговой организацией (ВТО) в ноябре 2001 г. в Доха (Катар). Европейская комиссия напомнила в связи с этим о том, что анд-ские и центральноамериканские страны уже пользуются благами генеральной системы преференций ЕС, которые при условии достижения этими странами прогресса в борьбе с наркоторговлей позволят им ввозить без обложения пошлинами 90% своих товаров на рынки стран -членов ЕС. Однако именно эти условия, как ни парадоксально, в значительной мере ослабляют борьбу андских стран с наркобизнесом. По словам президента Боливии, странам, достигнувшим значительных ус-

пехов в сокращении производства коки, «бессмысленно заниматься внедрением альтернативных культур, если для новой продукции закрыты рынки сбыта» (цит. по: 17).

Пытаясь оправдать затягивание начала переговоров относительно соглашений об ассоциации, представители ЕС заявили, что от либерализации торговли пострадали бы, в первую очередь, сами андские и центральноамериканские страны, поскольку не выдержали бы конкуренции с европейскими товарами. Однако этот аргумент был отвергнут президентом Колумбии А. Пастраной, заявившим, что защищать свои интересы латиноамериканские страны будут сами, и Европе нет необходимости делать это за них (17).

Об отсутствии у Европы серьезной заинтересованности в оздоровлении экономической обстановки в Латинской Америке свидетельствует, по мнению латиноамериканцев, характер реакции ЕС на острую политическую и финансовую ситуацию в Аргентине. Хотя сложная обстановка в этой стране и нашла отражение в заключительной декларации, констатация этого факта была выдержана в духе дипломатической солидарности. Ничего не было сказано о конкретных обязательствах, принятие которых обусловливалось выполнением обязательств Аргентины перед Международным валютным фондом (МВФ) (18). Между тем, по словам министра иностранных дел Аргентины К. Рукауфа, Аргентина прибыла в Мадрид не для того, чтобы просить милостыню, а чтобы получить возможность свободно продавать в Европе свои товары, которые во многих случаях лучше, чем европейские (17).

Отказ ЕС начать переговоры о либерализации торговли со странами Андского пакта и Центральной Америки никоим образом не свидетельствует об отсутствии у европейцев заинтересованности в развитии торговых отношений с Латинской Америкой. Все дело в том, что в сфере торговли ЕС сделал ставку на наиболее перспективные в этом отношении страны и субрегиональные группировки. Об этом говорит успешное развитие экономического сотрудничества, и в частности торговли с Мексикой, Чили и членами Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР). Именно на эти страны и приходится основная часть товарооборота ЕС с Латиноамериканским регионом.

Мексика стала первой страной, с которой ЕС в 1997 г. подписал соглашение об ассоциации нового поколения, которое обязывает стороны постепенно либерализовывать взаимную торговлю товарами и услугами. В соответствии с достигнутой договоренностью ЕС должен полностью открыть свой рынок для мексиканских товаров в 2003 г. Мексика обязалась сделать это в отношении европейских товаров в 2007 г. Президент Мексики В. Фокс весьма позитивно охарактеризовал нынешнее состояние торговых отношений в рамках подписанного с ЕС соглашения. За 18 месяцев, прошедших с момента вступления в силу соглашения (1 октября 2000 г.), объем товарооборота между Мексикой и ЕС увеличился на 30% с положительным сальдо для мексиканского партнера. За это же время экспорт Мексики в страны ЕС вырос на 40%, а экспорт 15 европейских стран - на 20% (31). В этой связи президент Мексики рекомендовал латиноамериканским странам осуществлять такую же здоровую экономическую политику, как и Мексика, чтобы иметь возможность подписать аналогичное соглашение с ЕС (31).

Особый интерес ЕС к Мексике объясняется тем, что эта страна является участником НАФТА и имеет соглашения о свободной торговле с центральноамериканскими и некоторыми латиноамериканскими странами (Боливия, Венесуэла, Колумбия). Таким образом, компании стран ЕС имеют возможность использовать Мексику для продвижения своих товаров и услуг не только на рынки многих стран Латинской Америки, но и на североамериканский и канадский рынки. Вероятно, это обстоятельство в какой-то мере объясняет и отсрочку на несколько лет начала переговоров об ассоциации со странами Центральной Америки и Андского пакта.

Во время мадридской встречи в верхах вступило в силу и соглашение об ассоциации между ЕС и Чили, для которой ЕС является крупнейшим торговым партнером. Это соглашение стало кульминацией длительного процесса сближения Чили с ЕС, которому способствовали высокий уровень открытости чилийской экономики, общность ценностей, демократических норм, соблюдение прав человека. Высокие представители ЕС охарактеризовали это соглашение, являющееся четвертым поколением такого рода соглашений, как образцовое для будущих договоров Союза с другими латиноамериканскими странами и субрегиональными объедине-

ниями. Отвечая на вопрос о значении этого соглашения для Чили, президент страны Р. Лагос подчеркнул, что оно открывает новый этап в развитии сотрудничества между ЕС и Чили, и даст возможность чилийским компаниям увеличить экспорт по каждому из согласованных видов товаров на 20-30% (16, с. 6).

Как и в случае с Мексикой, Чили используется ЕС как своего рода дверца для проникновения на обширный североамериканский рынок (Чили имеет соглашения о свободной торговле с Мексикой и Канадой), а также рынки ряда латиноамериканских стран, насчитывающих в общей сложности 300 млн. потенциальных покупателей.

Весьма успешно развивается сотрудничество ЕС с субрегиональным объединением МЕРКОСУР, участниками которого являются Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай. Заинтересованность обеих сторон в укреплении своих отношений в контексте происходящих процессов глобализации нашла выражение в заключении межрегионального рамочного соглашения о сотрудничестве, подписанном 15 декабря 1995 г в Мадриде. ЕС, сталкиваясь с усиливающейся конкуренцией США в Латинской Америке, намеревался подписанием этого соглашения обеспечить себе преференциальный доступ в МЕРКОСУР, а также получить определенные козыри в борьбе с влиянием США за пределами этого объединения. В свою очередь, страны - члены МЕРКОСУР, разделяя интересы и ценности ЕС, получали в его лице привлекательного партнера не только в сфере экономики, но и в области политических отношений. Соглашение предусматривало, что в будущем основой межрегиональных соглашений станет долгосрочная стратегия, разработку которой предполагалось осуществить в течение трех этапов, два из которых уже пройдены. Заключительный этап предусматривает постепенную и прогрессирующую ликвидацию торговых барьеров, начало регулярного политического диалога на условиях равенства и должен, согласно замыслам, завершиться подписанием приемлемого для ЕС и МЕРКОСУР соглашения об ассоциации.

Как было сказано выше, рамочное соглашение о межрегиональном сотрудничестве между ЕС и МЕРКОСУР подписывалось в 1 995 г., когда экономика южноамериканских участников соглашения находилась на подъеме и политическая стабильность не вызывала опасений. Однако за

прошедшие с того времени годы обстановка и в мире, и в странах - членах МЕРКОСУР существенно изменилась не в лучшую сторону. В трудном положении оказались и главные участники южноамериканского объединения - Аргентина и Бразилия, что не могло не повлиять на ход переговоров относительно заключения соглашения об ассоциации. Тем не менее, по мнению членов влиятельного Форума предпринимателей МЕРКОСУР - ЕС, образованного в 1998 г., факторы, которые действовали в пользу соглашения, продолжают действовать, причем даже с большей силой. Форум предпринимателей напомнил, что на МЕРКОСУР приходится половина товарооборота ЕС с Латинской Америкой, а для МЕРКОСУР ЕС является главным торговым партнером. Подписание соглашения дало бы возможность МЕРКОСУР увеличить экспорт на свой основной внешний рынок, консолидировать процесс интеграции и модернизации и стало бы хорошим стимулом для притока новых европейских инвестиций. Соглашение об ассоциации, по мнению участников форума, принесло бы немалую выгоду и ЕС, способствуя консолидации позиций Союза на зарождающемся огромном южноамериканском рынке, а также упрочению позиций и роли ЕС в мировой экономике (12).

Мнение предпринимательского форума, естественно, не могло быть проигнорировано руководством ЕС. Присутствовавший на третьей Пленарной конференции Форума предпринимателей премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар, исполнявший в это время и функции председателя ЕС, заявил о том, что обратного хода не будет. Еще более категорично высказался комиссар Европейской комиссии Паскаль Лами, который сказал, что соглашение между ЕС и МЕРКОСУР - это больше чем выбор, это предназначение, основывающееся на прочных исторических, культурных, политических и экономических связях (12).

Подтверждая решимость ЕС и впредь развивать и укреплять отношения с Южноамериканским общим рынком, Европейская комиссия 2 августа 2002 г. одобрила новые стратегические линии сотрудничества со странами - членами МЕРКОСУР. На реализацию ряда программ в период 2002-2006 гг. было выделено 200 млн. евро. В качестве приоритетов ЕС рассматривает программы региональной интеграции, экономических реформ и содействия развитию экспортных возможностей, социального

развития и смягчения проблемы бедности, модернизации государственного аппарата, а также защиты окружающей среды. На реализацию этих программ Аргентине выделяется 65,7 млн. евро, Бразилии - 64 млн., Парагваю - 51,7 млн. и 18,6 млн. евро - Уругваю (20, с. 1) Комментируя принятие этого пакета, председатель Европейской комиссии Р. Проди сказал: «Более прочная интеграция позволит Аргентине, Бразилии, Парагваю и Уругваю пережить нынешнее трудное время. Как показал европейский опыт, это позволит МЕРКОСУР трансформироваться в крепкое сообщество наций, основанное на общих ценностях демократии и социальной справедливости <...> Неделю назад в Рио-де-Жанейро К. Паттен и П. Лами придали новый импульс нашим амбициозным переговорам о межрегиональной ассоциации. Сегодняшнее решение - это еще одно свидетельство прочности обязательств ЕС по отношению к МЕРКОСУР» (20, с. 1).

Если попытаться подвести некоторые итоги развития отношений между ЕС и странами Латинской Америки, начало которым было положено в 60-е годы прошлого века, то будет, пожалуй, невозможно обойтись какой-либо однозначной оценкой. Нельзя, например, отрицать того, что на протяжении нескольких десятилетий происходило относительное снижение значимости двусторонних торгово-экономических отношений, хотя и имел место постоянный прирост абсолютных показателей в этой области. Вместе с тем очевидно и то, что страны ЕС превратились в крупнейшего инвестора в регионе, хотя до сравнительно недавнего времени безусловное лидерство в этой сфере принадлежало американским корпорациям. Европейцы играют ведущую роль и в сфере предоставления странам Латинской Америки помощи на цели развития, где совсем недавно лидерство также принадлежало государственным и частным организациям США. Впрочем, и в сфере торговли члены ЕС в ряде случаев (например, в Чили, в странах - участницах МЕРКОСУР) сумели успешно потеснить своих североамериканских конкурентов.

Несомненно, что в области торгово-экономических отношений имеется немало нерешенных вопросов, вызывающих волну критики со стороны латиноамериканских партнеров ЕС, а в некоторых случаях и возмущение. Это, например, затягивание переговоров о заключении весьма желательных для ряда субрегиональных объединений Латинской Америки согла-

шений об ассоциации. Не одно десятилетие остро стоит вопрос о снижении и даже полной ликвидации барьеров на пути латиноамериканского экспорта сельскохозяйственных товаров на рынки ЕС. Упорное нежелание ЕС идти на существенные уступки в этом вопросе вполне объяснимо, поскольку в ряде стран Союза аграрный сектор играет значительную роль. В этих условиях открытие внутренних рынков для внешних производителей без предварительного осуществления целого ряда мероприятий могло бы иметь весьма нежелательные экономические и социальные последствия не только для соответствующих стран, но и для ЕС в целом. Так что вопрос, по-видимому, еще длительное время будет оставаться источником трений между ЕС и Латинской Америкой, и потребуется немало усилий для его приемлемого решения.

Сравнительно малорезультативная торгово-экономическая политика ЕС в Латинской Америке (в особенности, на фоне энергичного проникновения североамериканских монополий на латиноамериканские рынки и энергичных усилий Вашингтона по строительству Панамериканского общего рынка) сопровождалась активной политической деятельностью в регионе. Ее результатом стала обширная договорная база и широкая сеть институциональных структур двустороннего и многостороннего сотрудничества. Венцом длительных усилий обеих сторон можно считать начало прямого диалога между ЕС и Латинской Америкой на уровне глав государств и правительств, в результате которого было принято решение о стратегическом партнерстве. Учитывая многочисленность и сложность стоящих проблем, трудно ожидать быстрых и значительных прорывов в межконтинентальных отношениях. Тем не менее создается впечатление, что топтание на месте, на которое столь часто сетовали латиноамериканские страны, заканчивается, и межконтинентальное сотрудничество начинает набирать обороты.

Список литературы

1. Грабендорф В. Латиноамериканская поли- 2. Жирнов О.А. Латинская Америка - ЕС:

тика США под микроскопом: Концепция Запад- Движение вперед или топтание на месте?// Ак-

ного полушария // Intern. Politik. - M., 2001. - туал. пробл. Европы. - М., 1999. - № 1. -

N 9. - C. 23-33. С. 93-1 25.

3. Стивенс В. Влияние Европы на Латинскую Америку // Intern. Politik. - М., 2001. - N 9. -С. 15-23.

4. Хофмайстер В. Латинская Америка в качестве международного игрока // Там же. - С. 4-14.

5. Amerikanische Senat stimmt dem «Schnellspur» - Mandat zu // Frankfurter allgemeine Ztg. - 2002. - 25. Mai. - S.14.

6. Aplicación de los objetivos de Río (Madrid, 17-18 de mayo de 2002). - P. 1-3. - <http:// europa.eu.int/comm/world/lac/frio_es.htm >.

7. Bernecker W. Las relaciones entre Europa y Latinoamérica durante el siglo XIX: Ofensivas comerc. e intereses econ. // Hispania, LIII/1. -Madrid, 1993. - N 183. - P. 177-212.

8. Carbajosa A. Jorje Fernando Quiroga, Presidente de Bolivia: «Nececitamos apertura de mercados para los productos alternativos a coca» // País. - Madrid, 2002. - 20 de mayo. - P. 6.

9. Comas J. Chávez arremete contra la cumbre y dice: «Vamos lento y mal» // Ibid. - 19 de mayo. -P. 4.

10. Comas J. Hugo Chávez: «El neoliberalismo es el camino que conduce al infierno» // Ibid. -17 de mayo. - P. 3.

11. Comas J. Zapatero califica de «neoimperial» el tono del Gobierno español hacia Latinoamérica // Ibid. - P. 6.

12. Cortina A. Por un acuerdo de asociación Mercosur - UE // Ibid. - P. 8.

13. Crawford L. Leaders find Europe has other priorities // Financial times. - L., 2002. - 18 may. -P. 9.

14. Declaración política: Compromiso de Madrid (17 de mayo de 2002). - P. 1-5. <http:// europa.eu.int/comm/world/lac/conc.es/ decl.htm>.

15. Declaration of Rio de Janeiro (29-061999). - P. 1-7. - < http://europa.eu.int/comm/ external_relations... /rio_sum06_99.htm >.

16. Delano M. Ricardo Lagos, Presidente de Chile: «Chile es un campo de despegue para los inversores europeos» // País. - Madrid, 2002. - 15 de mayo. - P. 6.

17. Egurbide P. Los países latinoamericanos reprochan a Europa su escasa apertura comercial // Ibid. - 19 de mayo. - P. 4.

18. Esteruelas B. Aznar pide que la guerrilla colombiana figure entre los grupos terroristas de la UE // Ibid. - 17 de mayo. - P. 2.

19. Euro - Américas // Ibid. - 19 de mayo. -P. 13.

20. European Commission adopts Euro 200 million assistance package, sending signal of confidence and commitment to Mercosur, 30.08.02. - P. 1-2. -<http://europa.eu.int/comm/external_relations/ mercosur/ intro/ip02_1189.htm>.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21. EU will mehr Dialog mit Lateinamerika // Frankfurter allgemeine Ztg. - 2002. - 18. Mai. -S. 5.

22. Hamulecka I. Aid policy of the EU // Polish quart.of intern.affairs. - W-wa, 2001. - N 3. -P. 100-114.

23. Haubrich W. Die europäische Option: Kritik an Washington beim Treffen in Madrid // Frankfurter allgemeine Ztg. - 2002. - 21. Mai. - S. 6.

24. Informe de evaluación (Madrid, 17 de mayo de 2002).- P. 1-8. - <http://europa.eu.int/comm/ world/lac/conc_es/ infev.htm>.

25. Informe estratégico regional sobre América Latina: Programación 2002-2006 (Comisión europea, abril 2002). - 42 p. - < http://AIDCO/ 0021 1 /2002 >.

26. The EU's relations with Latin America: Overview (Madrid, 17-18 de mayo de 2002). -P. 1-4. - < http://europa.eu.int/comm/external_ relations/la>.

27. The EU's relations with Mercosur: Overview. - P. 1-7 - <http://europa.eu.int/comm/ external_relations/mercosur/ intro/index.htm>.

28. The Rio Summit - June 1999. -P. 1-4. - < http://europa.eu.int/comm/ external_relations/la/rio/ sum_0.6_99.htm>.

29. UE - ALC: Valores y posiciones comunes: Documento de Trabajo. - P. 1-13. -<http://europa.eu.int/comm/ world/lac/ conc_es/val_pos.htm>.

30. Velázquez - Gaztelu J. P. Andrés Pastrana, Presidente de Colombia:»Heemos

ganado la batallaa política a las FARC» // País. - Madrid, 2002. - 17 de mayo. - P. 2.

31. Velázquez - Gaztelu J. P. La Unión Europea y México certifican el éxito de la puesta en marcha de su acuerdo de asociación // Ibid. - 19 de mayo. - P. 4.

32. Yárnoz C., Pozzi S. Chris Patten, Comisario europeo de Relaciones Exteriores: «Hay que lograr una cooperación práctica, no una nota de prensa» // Ibid. -17 de mayo. - P. 7.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.