Научная статья на тему 'Эволюция факторов инфляции в условиях экономических санкций'

Эволюция факторов инфляции в условиях экономических санкций Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1344
172
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНФЛЯЦИЯ / МНОГОФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ / ЭКОНОМИЧЕСКИЕ САНКЦИИ / МАТРИЦА ИНФЛЯЦИИ / INFLATION / MULTIFACTOR ANALYSIS / ECONOMIC SANCTIONS / INFLATION MATRIX

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Гордиевич Татьяна Ивановна, Рузанов Павел Викторович

Проводится качественно-динамический многофакторный анализ происходящих в России в условиях экономических санкций инфляционных процессов, неоднородных по своей подвижности, силе и устойчивости воздействия, направленности и волатильности, что определяется эволюцией факторов инфляции постоянного преобразования институционального пространства и изменений в поведении макроэкономических субъектов, что позволяет классифицировать факторы инфляции на объективные (цены на нефть и доступность финансовых ресурсов), создавшие прочную платформу для роста цен в 2000-е гг., и субъективные (экономическая политика государственных институтов и поведение макроэкономических субъектов), инспирировавшие периоды ослабления и ускорения инфляционных процессов. Инфляционные ожидания потребителей и производителей изменяли интенсивность и направленность роста цен. Адаптивно-рациональные ожидания роста стали одним из факторов ускорения инфляции в 2014-2015 гг. Суммирующий эффект от воздействия и взаимодействия факторов инфляции преломляется в определенном типе инфляции. В связи с этим сопоставляется тип инфляции с группой взаимодействующих доминирующих факторов, проводится периодизация динамики инфляционных процессов. Строится матрица типов инфляции как инструмент отражения преобразования инфляционных процессов под воздействием эволюции экономических факторов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The evolution of the inflation factors in conditions of economic sanctions

A qualitative-dynamic multi-factor analysis of inflation processes in Russia is conducted in the conditions of economic sanctions. Inflationary processes are heterogeneous in terms of mobility, strength and stability of impact, direction and volatility. This heterogeneity depends on the evolution of inflation factors the constant transformation of the institutional space and changes in the behavior of macroeconomic entities. In this context, inflation factors are classified into objective and subjective. Objective factors, such as oil prices and the availability of financial resources, created a solid platform for price increases in the 2000s. Subjective factors of inflation, such as the economic policy of state institutions and the behavior of macroeconomic actors, inspired periods of weakening and accelerating inflationary processes. Inflationary expectations of consumers and manufacturers have changed the intensity and direction of price increases. Adaptive-rational expectations of growth have become one of the factors accelerating inflation in 2014-2015. The summarizing effect of the impact and interaction of inflation factors is refracted in a certain type of inflation. In this regard, the type of inflation with a group of interacting dominant factors is compared; the periodization of the dynamics of inflationary processes is carried out. The matrix of types of inflation is constructed as a tool for reflecting the transformation of inflationary processes under the influence of the evolution of economic factors.

Текст научной работы на тему «Эволюция факторов инфляции в условиях экономических санкций»

УДК 336.748.12/14 JEL: E31, E42, E59 DO110.25513/1812-3988.2017.4.14-25

ЭВОЛЮЦИЯ ФАКТОРОВ ИНФЛЯЦИИ В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ САНКЦИЙ

Т.И. Гордиевич, П.В. Рузанов

Омский государственный технический университет (Омск, Россия)

Информация о статье

Дата поступления 26 июня 2017 г.

Дата принятия в печать 25 сентября 2017 г.

Ключевые слова

Инфляция, многофакторный анализ, экономические санкции, матрица инфляции

Аннотация. Проводится качественно-динамический многофакторный анализ происходящих в России в условиях экономических санкций инфляционных процессов, неоднородных по своей подвижности, силе и устойчивости воздействия, направленности и во-латильности, что определяется эволюцией факторов инфляции - постоянного преобразования институционального пространства и изменений в поведении макроэкономических субъектов, - что позволяет классифицировать факторы инфляции на объективные (цены на нефть и доступность финансовых ресурсов), создавшие прочную платформу для роста цен в 2000-е гг., и субъективные (экономическая политика государственных институтов и поведение макроэкономических субъектов), инспирировавшие периоды ослабления и ускорения инфляционных процессов. Инфляционные ожидания потребителей и производителей изменяли интенсивность и направленность роста цен. Адаптивно-рациональные ожидания роста стали одним из факторов ускорения инфляции в 2014-2015 гг. Суммирующий эффект от воздействия и взаимодействия факторов инфляции преломляется в определенном типе инфляции. В связи с этим сопоставляется тип инфляции с группой взаимодействующих доминирующих факторов, проводится периодизация динамики инфляционных процессов. Строится матрица типов инфляции как инструмент отражения преобразования инфляционных процессов под воздействием эволюции экономических факторов.

THE EVOLUTION OF THE INFLATION FACTORS IN CONDITIONS OF ECONOMIC SANCTIONS

T.I. Gordievich, P.V. Ruzanov

Omsk State Technical University (Omsk, Russia)

Article info

Received June 26, 2017

Accepted

September 25, 2017

Keywords

Inflation, multifactor analysis, economic sanctions, inflation matrix

Аbstract. A qualitative-dynamic multi-factor analysis of inflation processes in Russia is conducted in the conditions of economic sanctions. Inflationary processes are heterogeneous in terms of mobility, strength and stability of impact, direction and volatility. This heterogeneity depends on the evolution of inflation factors - the constant transformation of the institutional space and changes in the behavior of macroeconomic entities. In this context, inflation factors are classified into objective and subjective. Objective factors, such as oil prices and the availability of financial resources, created a solid platform for price increases in the 2000s. Subjective factors of inflation, such as the economic policy of state institutions and the behavior of macroeconomic actors, inspired periods of weakening and accelerating inflationary processes. Inflationary expectations of consumers and manufacturers have changed the intensity and direction of price increases. Adaptive-rational expectations of growth have become one of the factors accelerating inflation in 2014-2015. The summarizing effect of the impact and interaction of inflation factors is refracted in a certain type of inflation. In this regard, the type of inflation with a group of interacting dominant factors is compared; the periodization of the dynamics of inflationary processes is carried out. The matrix of types of inflation is constructed as a tool for reflecting the transformation of inflationary processes under the influence of the evolution of economic factors.

© Т.И. Гордиевич, П. В. Рузанов, 2017

Введение. Традиционным вопросом инфляционной тематики является многофакторный анализ инфляции. Актуальность данного подхода определяется эволюцией факторов инфляции. Каждый период экономического развития отличается синергией множества взаимодействующих факторов, доминированием одного из факторов, невозможностью зачастую идентифицировать или разделить эффекты их влияния. Определяющей причиной инфляции в до-санкционный период являлся монетарный фон. В период введения экономических санкций против России декабрь 2014 г. предстал в динамике экономического развития как точка бифуркации в инфляционных ожиданиях. В 2015 г. экономика переживала последствия девальвации национальной валюты и удорожания импорта. В 2016 г. инфляционные ожидания макроэкономических субъектов удалось стабилизировать, но в ущерб качеству жизни населения.

Вышеизложенные посылки определяют актуальность данного исследования. Его цель -аналитический разбор этапов развития инфляции с 2013 г., построение матрицы факторов инфляции, определяющей взаимосвязь между группой экономических факторов и типами инфляции, определение тренда инфляционных процессов и его последствий.

Обзор литературы. В контексте данной темы наибольшей полезностью обладают работы, представленные в ведущих научных журналах в период с 2015 по 2017 г. Прежде всего важны исследования, определяющие каналы и механизмы влияния санкций на экономику. К таким работам отнесём статью Е. Гурвич и И. Прилепского, в которой рассматриваются прямые и косвенные эффекты от экономических санкций, определяется их количественный эффект, детализируется механизм влияния санкций на статьи платежного баланса и макропоказатели [1]. Основным эффектом, по мнению авторов, является снижение чистого притока капитала как последствие ограничений, введенных на внешние заимствования финансовых организаций (прямой эффект), так и вследствие повышения финансовых рисков (косвенный эффект). Вместе с тем при оценке влияния санкций на макропоказатели необходимо их эффекты взаимоувязывать с другими факторами - снижением цен на нефть и динамикой валютного курса.

Одним из ведущих факторов инфляции является кредитно-денежная политика (далее -

КДП), которая представляет основной компонент государственной экономической политики. КДП воздействует на экономику через манипулирование ключевой ставкой Банка России, регулирование обязательных резервов, операции с иностранной валютой и аукционы РЕПО. С 1980-х гг. большинство центральных банков отказалось от целей роста денежной массы в качестве практических руководящих принципов для КДП. Для достижения устанавливаемых таргетов по инфляции альтернативой стала политика процентных ставок, проводимая при отсутствии либо товарной поддержки, либо контроля над денежным агрегатом [2]. С 2014 г. КДП Банка России также фокусируется на режиме таргетирования инфляции, ее приоритетом становится достижение социально безопасной инфляции. Экономет-рическое моделирование с учетом структурных факторов российской экономики позволило установить в 2017 г. таргет по снижению инфляции в 4 %. А с середины 2015 г. в рамках КДП реализуется политика свободно плавающего валютного курса.

Изменения в экономической политике и долгосрочные тренды стагнации в российской экономике послужили возникновению дискуссии между различными группами экономистов. Одни экспертные группы (М. Абрамова, А. Аганбегян, М. Ершов, С. Андрюшин, А. Апо-кин, А. Баранов, О. Сомова, С. Глазьев и др.) считают, что ключевым фактором повышения экономической динамики должна стать мягкая КДП, основные направления которой - отказ от режима свободного плавания рубля, целевые льготные кредиты отдельным предприятиям и отраслям, введение ограничений на валютные операции, отказ от инфляционного таргетиро-вания и переориентация на достижение темпов экономического роста, жесткое ограничение роста тарифов естественных монополий. Аргументы сторонников монетарного смягчения в основном сводятся к следующим пунктам. Первый аргумент: ограничение денежного предложения сдерживает экономический рост, но не способно погасить инфляционные волны, поскольку рост цен в российской экономике носит преимущественно немонетарный характер. Второй аргумент: в российской экономике наблюдается дефицит денежных ресурсов, поэтому имеется большой потенциал для безынфляционного стимулирования роста за счет увеличения денежной массы [3, с. 5-7]. Этой точ-

ки зрения придерживается А. Алтунян. По его мнению, бессмысленно бороться с инфляцией методами монетарного ограничения [4].

В других научных кругах (А. Киюцевская, В. Трунин, А. Кудрин, Е. Горюнов, П. Трунин и др.) приводятся аргументы в пользу тарге-тирования инфляции и свободной политики валютного курса. По мнению А. Кудрина, Е. Го-рюнова и П. Трунина, «предлагаемая программа мер в области денежно-кредитной и валютной политики не позволит достичь поставленных целей, а приведет к макроэкономическим деформациям, нарушит нормальное функционирование валютных и финансовых рынков, вызовет сильный рост инфляции и процентных ставок и создаст риски масштабного кризиса» [3, с. 6].

По мнению А. Киюцевской и В. Трунина, обеспечение валютной устойчивости есть необходимое условие для достижения ценовой стабильности. «Накапливая валютные резервы, таргетирующие инфляцию, центральные банки обеспечивают себе возможность, во-первых, сглаживать курсовую волатильность, во-вторых - поддерживать ликвидность внутреннего валютного рынка... <...> В-третьих, поддержание международных резервов на достаточном уровне является некоторой гарантией макроэкономической стабильности, облегчая доступ к международному финансовому рынку и снижая стоимость привлечения заемных средств» [5, с. 37].

Не обнаруживает эффекта от таргетиро-вания инфляции для развивающихся стран Ф. Картаев, однако для развитых стран выявляет значимый и позитивный эффект. «Причем... этот эффект проявляется не сразу, а в долгосрочной перспективе, с лагом три года. <...> .Переход к инфляционному таргетиро-ванию снижает уровень инфляции и ее вола-тильность, а более низкая и менее изменчивая инфляция, в свою очередь, стимулирует рост экономики» [6]. Ключевую роль в снижении инфляции при этом играет снижение инфляционных ожиданий.

В условиях экономико-политического кризиса 2014 г. курс валюты становится первостепенным фактором в КДП. В этом контексте С. Моисеевым и И. Пантиным проводится эконометрический анализ влияния реального курса валют на нестабильность цен. В центре внимания оказывается вопрос влияния обменного курса на ценовые структуры националь-

ной экономики. «Обменный курс может оказывать влияние на цены экспорта и импорта, внутренние цены и заработную плату. Моделирование периодических месячных номинальных девальваций рубля в 1 % показывает, что уже через год месячная инфляция будет превышать темпы девальвации, а далее она будет нарастать снежным комом» [7, с. 19].

М. Ершовым, В. Татузовым и Л. Лупан-диной сопоставляются позитивные и негативные моменты от возвращения к регулируемому рублю. По их мнению, низкий курс рубля сегодня - основной инфляционный фактор. В 2015 г. «в структуре ИПЦ существенно вырос вклад непродовольственных товаров, составив 40 %. Это во многом связано с тем, что из-за девальвации сильно подорожали импортные потребительские товары длительного пользования (электроника, бытовая техника, автомобили)» [8, с. 29].

В работе А. Гош, Дж. Остри и М. Куреши для каждого режима валютного курса изучаются основные финансовые и макроэкономические риски. Эмпирические исследования показывают, что менее гибкие механизмы обменного курса приводят к увеличению кредитования в иностранной валюте частным сектором, бюджетному дефициту, дефициту по счету текущих операций и переоценке реального обменного курса. Результаты различных исследований неоднозначны. Эмпирика данного исследования показывает, что режим компромиссного валютного курса («скользящей фиксации», «валютного коридора» и «оптимального валютного пространства») примерно в два раза чаще подвержен банковскому кризису, чем режим фиксированного валютного курса, и примерно в четыре раза чаще, чем плавающего. В других исследованиях зафиксирован более высокий риск банковского и валютного кризиса в странах с менее гибкими режимами обменного курса. Вышеприведенные выводы свидетельствуют о том, что провести линию между безопасными инструментами фиксированного режима и рискованными регуляторами компромиссных и плавающих режимов валютного курса достаточно сложно [9].

Актуальность тематики инфляции, ее глубокая интегрированность с другими макроэкономическими проблемами привлекает внимание широкого круга исследователей. Обобщая результаты вышеотмеченных работ, следует отметить, что их основным мотивом является

решение вечного спора экономистов между монетарной и немонетарной природой инфляции, соответственно, монетарными и немонетарными методами КДП. Предметом обсуждения являются вопросы эффективности таргетирова-ния инфляции и валютного курса. На повестке дня в последнее десятилетие - вопрос о взаимосвязи инфляции и экономического роста в новых условиях. Эмпирический анализ, основанный на большом наборе панельных данных, включающем 124 страны в период с 1950 по 2004 г., показал, что для промышленно развитых стран целевые показатели инфляции около 2 %, установленные многими центральными банками, коррелируют с долгосрочным экономическим ростом. Для стран, не являющихся промышленными, инфляция препятствует росту, если она превышает 17 % [10]. Круг таких исследований достаточно широк. Однако, следует отметить, что в них слабо представлена классификация факторов инфляции, недостаточно внимания уделяется функциональному механизму взаимосвязи факторных признаков и роста цен, слабо отражены процессы преобразования инфляционных процессов под воздействием изменения экономических факторов. Данная работа, ставя задачу рассмотрения эволюции факторов инфляции в конкретный исторический период, преодолевает данные недостатки. Особенности экономического развития России в условиях санкций накладывают отпечаток на характер инфляции, вскрывая ее новые грани.

Гипотеза и методы исследования. Экономическая система является постоянно меняющимся полем взаимодействия и противодействия различных факторов развития. Нет ничего статичного. В условиях динамики времени изменяются значения переменных, характеризующих экономическую систему в целом, их соотношение, состояние и качество. Факторы развития эволюционируют, подвергаются преобразованию и изменению. От вариантов соотношения факторов инфляции зависит тип инфляции и разнообразие ее социально-экономических последствий.

Традиционным путем научного исследования инфляционных процессов являлся аналитический метод. Его различные аспекты - многофакторный, динамический, качественный -способны дать важные сведения об интенсивности инфляции, ее периодичности, причинах инфляции в каждый отдельный период, взаимосвязанности факторов инфляции.

Результаты исследования. По итогам 2016 г. инфляция в России составила 5,39 %, что является самым низким результатом за годы экономических реформ. Факт понижательной тенденции инфляции в России не может не привлекать внимания научных кругов.

Для анализа причин снижения инфляции стоит обратиться к теоретическим основам проблемы роста цен. Экономика обеспечивает сбалансированность с помощью денежно-ценового механизма. Сегодня деньги и цены определяют не только структуру внутренней экономики, но и ее интегрированность в мировую экономику. Глобальные и локальные социально-экономические, политические противоречия неизбежно отражаются на движении цен внутри экономики любой страны.

Объективную основу современных инфляционных процессов в России - понижательной или повышательной тенденции - следует искать в особенностях исторически складывающейся институциональной среды экономического пространства. Наиболее значима для проявления инфляционных процессов степень зависимости российской экономики от вола-тильности мирового рынка. Объем и структуру национального экспорта / импорта, курс национальной валюты определяют мировая экономическая конъюнктура, компонентами которой выступают мировые цены и структура мирового спроса на энергоносители, состояние мировых финансовых рынков.

Субъективной силой, импульсирующей инфляционные процессы, является деятельность основных макроэкономических субъектов. Возможности и профессионализм государственных институтов при приложении монетарных, валютных и бюджетно-налоговых инструментов регулирования способны ослабить или ускорить инфляционные процессы в экономике. Инфляционные ожидания потребителей и производителей серьезно изменяют ход и направленность инфляционных процессов.

Факторное пространство инфляции как любая сложная система обладает определенными свойствами. Для описания факторов инфляции воспользуемся двумя группами показателей: динамическими (характеризующими динамику протекания факторных процессов) и качественными (характеризующими внутренний смысл и качество факторных процессов). Традиционно к первым относят темпы роста и прироста показателей, ко вторым - показатели

направленности и механизма распространения влияния фактора на инфляцию.

Динамика инфляции за последние три года в России неоднородна. В ней присутствуют несходные с прошлым периодом факторы, обусловленные специфическими условиями развития: во-первых, сбой в поступательной тенденции снижения цен в конце 2014 г. - в 20141,05 -|-

сч гч сч

Рис. 1. Динамика российской инфляции (ИПЦ) в 2014-2016 гг. по данным Федеральной службы государственной статистики, %

2015 гг. цены росли более 11% в год, превысив порог умеренной инфляции; во-вторых, достаточно быстрое охлаждение инфляционных ожиданий и достижение низких темпов инфляции в 2016 г. - к августу 2016 г. в рамках проведения кредитно-денежной политики удалось довести инфляцию до 0,01 % в месяц (рис. 1).

Среди факторов, обусловливающих рост цен в каждый отдельный период, выделяются доминирующие в зависимости от преобладания направленности, силы влияния и продолжительности. Доминирующими причинами инфляции в предыдущие периоды развития являлась благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура, проявляющаяся в высоких ценах на нефть, дешевых финансовых ресурсах, существенной экспортной выручке, дешевом импорте (см. рис. 2, табл. 1).

Исследованиями подтверждена тесная взаимосвязь между ценами на сырьевые ресурсы, возможностью роста внутренней инфляции и кредитно-денежной политикой [11]. Рост цен на нефть способствует росту денежной массы в долларово-рублевом эквиваленте, что ориентирует внутренние цены на рост и заставляет Центральный банк проводить сдерживающую политику.

В 2014 г. потенциал внешнеэкономической конъюнктуры приобрел отрицательное значение - мировые цены на энергоносители получили понижательную тенденцию, антироссийскими санкциями ограничен доступ к внешнему финансированию, девальвация рубля привела к удорожанию импорта, усилился отток капитала.

Тренд на понижение нефтяных цен обозначился к концу 2014 г. Среднемесячная цена на нефть марки Brent за декабрь 2014 г. составила 57,35 дол. за баррель, а в январе 2015 г. она достигла своей нижней отметки - 34,73 дол. за баррель (рис. 2). Снижение цен на нефть привело к потерям валютной выручки экспортеров и сжатию внутреннего потока денежных средств. Экспортная выручка в 2015 г. сократилась более чем на 30 % (см. рис. 3).

2003 г.2004 г.2005 г.2006 г.2007 г.2008 г.2009 г.2010 г.2011 г.2012 г.2013 г.2014 г.2015 г.2016 г. Рис. 2. Динамика среднемесячной цены на нефть марки Brent, дол. за баррель (https://www.calc.ru)

Таблица 1

Внешние финансовые ресурсы (агрегаты платежного баланса) Российской Федерации, млн дол. [8]

Показатель 2012 2013 2014 2015

Прямые инвестиции 50 588 69 219 22 891 6 478

Портфельные инвестиции 19 312 748 -23 159 -12 872

Текущие счета и депозиты 28 738 16 178 -20 121 -32 554

Ссуды и займы 8 787 43 594 -8 883 -2 979

Рис. 3. Российский экспорт товаров и услуг по данным Федеральной службы государственной статистики, млн дол.

Внутренние денежные ресурсы сжимались и за счет масштабного оттока капитала. В 2014 г. чистый вывоз капитала частным сектором составил 154,1 млрд дол., что соразмерно оттоку капитала в условиях кризиса 2008 г. (133,6 млрд дол.). Менее интенсивное сокращение внешних обязательств в 2016 г. привело к значимому сокращению чистого вывоза капитала - до 19,2 млрд дол.

После финансового кризиса 2008 г. многие центральные банки по всему миру приняли нетрадиционные смягчающие меры КДП для стимулирования экономики. Краткосрочные номинальные процентные ставки дошли до нуля, а центральные банки вливали деньги через покупки долгосрочных государственных облигаций [12]. В этот период российские банки активно кредитовались на международных

финансовых рынках. Денежная экспансия несколько стабилизировала посткризисную ситуацию в России.

Вялотекущая стабилизация была прервана из-за воздействия экономических санкций, ограничивших доступ на международные финансовые рынки. Основной отрицательный эффект - существенное сокращение внешних финансовых ресурсов. В 2014 г. прямые инвестиции в российскую экономику сократились в три раза, портфельные инвестиции западных партнеров, ссуды и займы в иностранных финансовых структурах приняли отрицательное значение (табл. 1). «Увеличение оттока капитала, естественно, приводит к ослаблению курса рубля. Так, в 2015 г. санкции, повышают обменный курс доллара примерно на 6 руб. Данный эффект уменьшается со временем, поскольку больший отток капитала ассоциируется с улучшением чистой внешней позиции и соответственно баланса инвестиционных доходов (в результате к 2017 г. влияние санкций на среднегодовой курс доллара оценивается лишь на уровне 2 руб.)» [1, с. 12].

Под воздействием сокращения денежных ресурсов складывались условия для дефилирования вниз внутренних цен. Материализация данной цели стала невозможной в связи со

сменой валютной политики Центробанком РФ с августа 2014 г. Переход к режиму таргетиро-вания инфляции аннулировал валютный коридор и валютные интервенции и ознаменовался переключением к плавающему валютному курсу. Режим таргетирования инфляции предназначался для гарантирования ценовой стабильности и определения количественной цели по инфляции, на тот период установленной на уровне 5 %. Эффект от введения режима плавающего валютного курса оказался противоположным.

«Падение курса рубля стало также одним из факторов ускорения инфляции в 2014 г. После приближения в начале 2014 г. темпа инфляции к отметке 6 % к середине года он вырос до 7,5-7,8 %. Исторически подобный темп роста цен вряд ли можно назвать критическим, однако он угрожал невыполнением поставленной Центральным банком цели по инфляции.» [13, с. 21]. Девальвация рубля, первоначально в мягкой форме, завершилась в конце 2014 г. обвалом курса и привела к активизации инфляционных ожиданий (рис. 4). В декабре темп ежемесячной инфляции, составивший 2,6 %, вырос в 2-3 раза против предшествующих месяцев.

Рис. 4. Среднемесячный курс доллара США по данным Центрального банка РФ, руб.

На фоне высокого уровня импортоориен-тированности экономики страны девальвация рубля неизбежно приводила к накоплению «отсроченной инфляции». Соотношение импорта товаров и услуг и ВВП в сопоставимых ценах в годы, предшествующие экономическим санкциям, стабильно составляло 20 %, а доля стоимости импорта в ресурсах счета товаров и услуг

Системы национальных счетов (СНС) - 10 % (см. рис. 5).

Несмотря на снижение объема импорта товаров и услуг, его стоимость выросла в рублевом эквиваленте в 2014 г. на 59 %, в 2015 г. -на 41 % (см. табл. 2). В 2015 г. потребительские цены росли с инерцией, заданной в 2014 г., их рост составил 12,91 %.

Рис. 5. Российский импорт товаров и услуг по данным Федеральной службы государственной статистики: а) соотношение импорта и ВВП, %; б) доля стоимости импорта в ресурсах счета товаров и услуг СНС, %

Таблица 2

Дефлятор импорта товаров и услуг по данным Федеральной службы государственной статистики, % [14, с. 37]

Год 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

Индекс дефлятора 100,4 110,8 125,4 97,8 103,3 104,7 104,4 159,0 141,2 107,2

В условиях девальвационного шока регуляторам пришлось применять антишоковые меры. В их числе был способ манипулирования ключевой ставкой, в качестве инструмента регулирования выступающий с 13 сентября 2013 г. С целью охлаждения инфляционных

ожиданий 16 декабря 2014 г. ключевая ставка была повышена до 17,00 % годовых. По мере погашения инфляционных рисков ключевая ставка снижалась и в марте 2017 г. составила 9,75 % (рис. 6).

0 2 4 6 8 10 12 14 16

Рис. 6. Динамика ключевой ставки по данным Центрального банка РФ, %

Политика таргетирования инфляции дополнялась традиционной антиинфляционной мерой - сокращением темпов роста денежной массы (М2). На 1 января 2017 г. скорость динамики денежного агрегата М2 замедлилась на 0,02 % по сравнению с предыдущим периодом (рис. 7).

Заключение. Каждый этап экономического развития характеризуется институциональными условиями, которые и представляют объективные факторы инфляции. Антиинфляционная политика, индуцируемая Банком России, субъективна и зависит от воли и профессионализма регулятора. Открытость российской эко-

номики позволяет сгруппировать факторы инфляции по внутренним и внешним признакам. За последние три года в связи с антироссийскими санкциями произошла смена направленности внешних факторных эффектов. В целом имело место ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры: уровень цен на нефть принял отрицательную динамику, финансовые ресурсы стали недоступными, отток капитала возрос, курс рубля девальвировал в два раза, уровень экспортной выручки снизился, а импортная составляющая в затратах продукции выросла в связи с обвалом рубля.

45000.0

40000.0

38417.9

2000 2 001 2002 2003 2004 2005 2006 2 007 200В 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

О*— ГЧ(Ч"1^|-1Л-ОС^СС0101—

С-ОССОССССС — Т— Т— Т— Т— Т— Т— Т—

оооооооооооооооооо г^счг^с^гчсчгчсчсчс^счг^гчгчг^гчгчгч

б)

Рис. 7. Динамика денежной массы (М2) по данным Центрального банка РФ: а) абсолютное значение, млрд руб.; б) темп роста, %

Динамический и качественный многофак- вия ее развития, особенности экономической торный анализ инфляции позволил предста- политики и социально-экономические послед-вить факторы инфляции в виде матрицы, в ко- ствия (табл. 3). торой идентифицируется тип инфляции, усло-

Таблица 3

Матрица факторов ин( шяции

Период Тип инфляции ИПЦ, % Объективные факторы Субъективные факторы Последствия

2013 Ползучая монетарная инфляция 106,47 Высокие цены на нефть; дешевые финансовые ресурсы; дешевый импорт; высокая экспортная выручка Ускорение динамики денежной массы; объявление таргетиро-вания инфляции Рост доходов; активизация совокупного спроса

2014 Инфляция ожиданий 111,35 Понижение цен на нефть; удорожание финансовых ресурсов; «бегство капитала»; девальвация национальной валюты Ускорение динамики денежной массы; аннулирование валютного коридора; повышение ключевой ставки Обесценивание доходов; ажиотажный спрос

2015 Отложенная инфляция издержек 112,91 Удорожание импорта; «бегство капитала»; сокращение экспортной выручки Замедление динамики денежной массы; аннулирование валютного коридора; манипулирование ключевой ставкой Стратегия сбережения доходов; сокращение совокупного спроса

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2016 Подавленная инфляция спроса 105,39 Недоступность финансовых ресурсов; удорожание импорта Замедление динамики денежной массы; аннулирование валютного коридора; манипулирование ключевой ставкой Снижение доходов; сокращение совокупного спроса; рост неплатежей

Каждый период отличается индивидуальным сочетанием факторов инфляции. Основой монетарной инфляции в досанкционный период стал фактор переизбытка внутренних и внешних финансовых ресурсов; в основе ожидаемой инфляции 2014 г. лежит фактор девальвации национальной валюты; удорожание импорта в 2015 г. - основная причина отложенной инфляции издержек; подавленная инфляция спроса 2016 г. вызвана преимущественно недостатком денежных ресурсов. Экономические санкции имели неоднозначный эффект на инфляцию. С одной стороны, цены росли в связи с эффектом переноса обменного курса на инфляцию. С другой стороны, дополнительное сжатие внутреннего спроса в санкционных условиях несколько сдерживает инфляцию. По мнению Е. Гурвич и И. Прилепского, «влияние

обоих шоков на темпы инфляции в основном исчерпывается 2014-2015 гг., а суммарное воздействие на уровень потребительских цен оценивается примерно на уровне 4 % для санкций и 8 % - для падения цен на нефть. Если сравнивать накопленный рост ИПЦ за 2014-2017 гг., то санкции добавляют к нему 5,7 п.п., а снижение цен на нефть - 11,0 п.п.» [1, с. 23].

Источник подавленной инфляции в рыночной экономике - жесткая кредитно-денежная политика, а ее проявление - высокий уровень напряженности финансовых ресурсов и рост неплатежей. Подавленная инфляция может иметь более серьезные последствия по сравнению с высокой открытой инфляцией. Эти последствия будут отражаться на совокупном спросе и общественном производстве, способствуя их ослаблению и сокращению. «В совре-

менных условиях это обостряет полемику относительно приоритета для Центрального банка России, либо цели по инфляции, либо проведения более активной политики по оживлению экономики» [13, с. 22].

Таким образом, одной из задач кредитно-денежной политики сегодня является обеспечение сочетания роста экономической актив-

ности и стабильности цен. Данный вопрос не является новым для академических кругов. Очевидно, что низкая и стабильная инфляция не является гарантией финансовой и экономической стабильности. Обсуждение данной проблемы является на сегодня актуальным трендом, но выходит за рамки данной статьи.

Литература

1. Гурвич Е., Прилепский И. Влияние финансовых санкций на российскую экономику // Вопросы экономики. - 2016. - № 1. - С. 5-35.

2. WoodfordM. Interest and prices: Foundations of a Theory of Monetary Policy. - Princeton, NJ : Princeton University Press, 2011. - 808 p.

3. Кудрин А.Л., Горюнов Е.Л., Трунин П. В. Монетарное стимулирование и экономический рост // Вопросы экономики. - 2017. - № 5. - С. 5-28.

4. Алтунян А. Г. Приоритеты монетарной политики в контексте национальных интересов // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 5. Экономика. - 2015. - Вып. 1. - C. 103-115.

5. Киюцевская А., Трунин В. Курсовая политика в рамках инфляционного таргетирования: мировая практика и действия Банка России // Деньги и кредит. - 2017. - № 5. - С. 32-39.

6. Картаев Ф. С. Полезно ли инфляционное таргетирование для экономического роста? // Вопросы экономики. - 2017. - № 2. - С. 62-74.

7. Моисеев С. Р., Пантин И. В. Таргетирование реального валютного курса // Экономический портал. - URL : http://institutiones.com/general/2894-targetirovanie-realnogo-valyutnogo-kursa.html.

8. Ершов М., Татузов В., Лупандина Л. Укрепление рубля как фактор восстановления экономического роста и противодействия инфляции // Рос. экон. журн. - 2016. - № 1. - С. 16-31.

9. Ghosh A., Ostry J., Qureshi M. Exchange rate management and crisis susceptibility: A reassessment // IMF Economic Review. - 2015. - Vol. 63, № 1. - P. 238-276.

10. Kremer S., Bick A., Nautz D. Inflation and growth: New evidence from a dynamicpanel threshold analysis // Empirical Economics. - 2013. - Vol. 44, № 2. - P. 861-878.

11. Szilagyiova S. An investigation of the two-way relationship between commodities and the UK economy in an environment of inflation targeting : Doctoral thesis. - University of Huddersfield, 2014. -URL : http://eprints.hud.ac.uk/23483/1/sszilagyiovafinalthesis.pdf.

12. Mulkiaman M. Z. Impact of Monetary Policy and Macroeconomic Environment on Islamic Banking Operations in a Dual Banking System of Malaysia : Doctoral thesis. - Durham University, 2016. - URL : http://etheses.dur.ac.uk/11640.

13. Внешние шоки для экономики и денежно-кредитной системы России и Беларуси: последствия и пути преодоления : моногр. / отв. ред. В. К. Бурлачков, М. Ю. Головнин. - М. : ИЭ РАН, 2014. - 194 с.

14. Гордиевич Т. И. Россия на пути от модели потребления к модели импортозамещения // Организационно-управленческие аспекты экономического развития предприятий и регионов : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Омск, 30 апр. 2016 г.). - Омск : Изд-во ОмГТУ, 2016. - С. 33-39

References

1. Gurvich E., Prilepskiy I. The impact of financial sanctions on the Russian economy. Voprosy Ekonomiki, 2016, no. 1, pp. 5-35. (in Russian).

2. Woodford M. Interest and prices: Foundations of a Theory of Monetary Policy, Princeton, NJ, Princeton University Press, 2011, 808 p.

3. Kudrin A., Goryunov E., Trunin P. Stimulative monetary policy: Myths and reality. Voprosy Ekonomiki, 2017, no. 5, pp. 5-28. (in Russian).

4. Altunyan A.G. Priorities of Monetary Policy in the Context of National Interests. Vestnik of Saint Petersburg University. Series 5. Economics, 2017, Iss. 1, pp. 103-115. (in Russian).

5. Kiyutsevskaya A., Trunin P. Exchange Rate Policy as Part of Inflation Targeting: Global Experience and the Bank of Russia's Course of Action. Den'gi i kredit, 2017, no. 5, pp. 32-39. (in Russian).

6. Kartaev Ph. Is inflation targeting useful for economic growth?. Voprosy Ekonomiki, 2017, no. 2, pp. 62-74. (in Russian).

7. Moiseev S.R., Pantin I.V. Targetirovanie real'nogo valyutnogo kursa [Targeting of a real exchange rate]. Ekonomicheskii portal, available at: http://institutiones.com/general/2894-targetirovanie-realnogo-valyutnogo-kursa.html. (in Russian).

8. Yershov M.V., Tatuzov V.Yu., Lupandina O.A. Rouble strengthening as a factor of economic recovery and resistance to inflation. Russian Economic Journal, 2016, no. 1, pp. 7-13. (in Russian).

9. Ghosh A., Ostry J., Qureshi M. Exchange rate management and crisis susceptibility: A reassessment. IMF Economic Review, 2015, Vol. 63, no. 1, pp. 238-276.

10. Kremer S., Bick A., Nautz D. Inflation and growth: New evidence from a dynamicpanel threshold analysis. Empirical Economics, 2013, Vol. 44, no. 2, pp. 861-878.

11. Szilagyiova S. An investigation of the two-way relationship between commodities and the UK economy in an environment of inflation targeting, Doctoral thesis, University of Huddersfield, 2014, available at: http://eprints.hud.ac.uk/23483/1/sszilagyiovafinalthesis.pdf.

12. Mulkiaman M.Z. Impact of Monetary Policy and Macroeconomic Environment on Islamic Banking Operations in a Dual Banking System of Malaysia, Doctoral thesis, Durham University, 2016, available at: http://etheses.dur.ac.uk/11640.

13. Burlachkov V.K., Golovnin M.Yu. (Eds.) Vneshnie shoki dlya ekonomiki i denezhno-kreditnoi sistemy Rossii i Belarusi: posledstviya i puti preodoleniya [External shocks to the economy and the monetary system of Russia and Belarus: effects and cures], Monograph, Moscow, IE RAN publ., 2014, 194 p. (in Russian).

14. Gordievich T.I. Rossiya na puti ot modeli potrebleniya k modeli importozameshcheniya [Russia on the way from consumption model to import substitution model], in: Organizatsionno-upravlencheskie aspekty ekonomicheskogo razvitiya predpriyatii i regionov [Organizational and administrative aspects of economic development of the enterprises and regions], Proceedings of all-Russian scientific-practical conference, Omsk, April 30, 2016, Omsk, OmSTU publ., 2016, pp. 33-39. (in Russian).

Сведения об авторах

Гордиевич Татьяна Ивановна - канд. экон. наук, доцент кафедры организации и управления наукоемкими производствами

Адрес для корреспонденции: 644050, Россия, Омск, пр. Мира, 11

E-mail: tgordievich@mail.ru

Рузанов Павел Викторович - канд. экон. наук, доцент кафедры организации и управления наукоемкими производствами

Адрес для корреспонденции: 644050, Россия, Омск,

пр. Мира, 11

E-mail: pluchin2@mail.ru

Для цитирования

Гордиевич Т. И., Рузанов П. В. Эволюция факторов инфляции в условиях экономических санкций // Вестн. Ом. ун-та. Сер. «Экономика». - 2017. - № 4 (60). -С. 14-25. - DOI: 10.25513/1812-3988.2017.4.14-25.

About the authors

Gordievich Tatiana Ivanovna - Candidate of Economic sciences, Associate Professor of the Department "Organization and Management of Knowledge-Intensive Industries"

Postal address: 11, Mira pr., Omsk, 644050, Russia E-mail: tgordievich@mail.ru

Ruzanov Pavel Viktorovich - Candidate of Economic sciences, Associate Professor of the Department "Organization and Management of Knowledge-Intensive Industries"

Postal address: 11, Mira pr., Omsk, 644050, Russia E-mail: pluchin2@mail.ru

For citations

Gordievich T.I., Ruzanov P.V. The evolution of the inflation factors in conditions of economic sanctions. Herald of Omsk University. Series "Economics", 2017, no. 4 (60), pp. 14-25. DOI: 10.25513/1812-3988.2017.4.14-25. (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.