Научная статья на тему 'Евгеника, слияние рас и Великое единение в трудах китайских социальных утопистов рубежа XIX-XX вв'

Евгеника, слияние рас и Великое единение в трудах китайских социальных утопистов рубежа XIX-XX вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
93
60
Поделиться
Ключевые слова
СОЦИАЛ-ДАРВИНИЗМ / ЕВГЕНИКА / ВЕЛИКОЕ ЕДИНЕНИЕ (ДА ТУН) / КАН Ю-ВЭЙ / ЁСИ ТАКАХАСИ / ТАН ЦАЙ-ЧАН / И НАЙ / ЧЖАН ЦЗИН-ШЭН / SOCIAL DARWINISM / EUGENICS / GREAT UNITY (DATONG) / KANG YOUWEI / YOSHI TAKAHASHI / TANG CAICHANG / YI NAI / ZHANG JINGSHENG

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Мартынов Дмитрий Евгеньевич

В статье рассматривается специфический аспект развития общественной мысли в цинском Китае рубежа XIX-ХХ вв. Попытка использовать социал-дарвинизм вместо конфуцианства как основной конструкт национальной идеологии и самосознания привела к признанию научно-технической отсталости страны как симптому эволюционной неполноценности и одновременным попыткам компенсации. Интерес к евгенике объяснялся теми же самыми причинами, которые прямо противоречили друг другу сохранить уникальную национальную культуру в условиях признания собственной неполноценности. Выход был в «домашней» модификации социал-дарвинизма, в рамках которых высших рас становилось две, но они должны были породить совершенную расу идеального будущего Великого единения.

Eugenics and fusion of races in writings on Great Unity of Chinese social utopians of late XIX-XX centuries

The article deals with a specific aspect of development of Qing China social thought in late XIX XX centuries. Trying to use Social Darwinism instead of Confucianism as the main construct in national ideology and identity led to the recognition of scientific and technological backwardness as a symptom of evolutionary inferiority and to simultaneous attempts to compensate it. Interest in eugenics was explained by the same factors that directly contradict each other preserving the unique national culture in the context of recognizing it worthless. Solution was found in the “home” versions of Social Darwinism in which higher races are two, and they have to produce a perfect race ideal future Great Unity.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Евгеника, слияние рас и Великое единение в трудах китайских социальных утопистов рубежа XIX-XX вв»

Д.Е. Мартынов*

Евгеника, слияние рас и Великое единение в трудах китайских социальных утопистов рубежа Х1Х-ХХ вв.

АННОТАЦИЯ: В статье рассматривается специфический аспект развития общественной мысли в цинском Китае рубежа Х1Х-ХХ вв. Попытка использовать социал-дарвинизм вместо конфуцианства как основной конструкт национальной идеологии и самосознания привела к признанию научно-технической отсталости страны как симптому эволюционной неполноценности и одновременным попыткам компенсации. Интерес к евгенике объяснялся теми же самыми причинами, которые прямо противоречили друг другу — сохранить уникальную национальную культуру в условиях признания собственной неполноценности. Выход был в «домашней» модификации социал-дарвинизма, в рамках которых высших рас становилось две, но они должны были породить совершенную расу идеального будущего — Великого единения.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: социал-дарвинизм, евгеника, Великое единение (Да тун), Кан Ю-вэй, Ёси Такахаси, Тан Цай-чан, И Най, Чжан Цзин-шэн.

Вопрос об этническом самосознании китайцев на рубеже XIX-ХХ вв. сложен и весьма далёк даже от предварительного разрешения. Тем не менее, данные источников свидетельствуют, что процессы изменения традиционного самосознания и становления специфического китайского национализма начинаются именно в указанный период [3; 15; 17; 18; 19; 20]. Следует признать, что этнонационализм в

* Дмитрий Евгеньевич Мартынов, доктор исторических наук, кафедра Китаеведения, истории и культуры стран Дальнего Востока, Казанский (Приволжский) федеральный университет, Казань, Россия. E-mail: dmitrymartynov80@mail.ru

© Мартынов Д.Е., 2015

694

конечном итоге послужил одной из идеологических предпосылок свержения маньчжурской династии, что отчётливо прослеживается и в трудах Сунь Ят-сена. Естественно, что указанные процессы должны были иметь и оборотную сторону, иными словами, в недрах традиционной этноцентрической модели должны были вызреть мыслители-космополиты, сосредоточенные не на чистоте и превосходстве китайской расы над всеми остальными, а, напротив, близости жёлтой и белой рас1.

Китайская интеллигенция со времён «самоусиления» была в массе своей озабочена проникновением западного империализма и теми угрозами (военными, экономическими и культурными), которые он нёс. Почти все источники представлений о современном мире были иностранными: японские и китайские переводы и пересказы трудов Дарвина, Ламарка, Спенсера и Гексли. Из этих источников была заимствована классификация рас на основе цвета кожи: жёлтая (^ ®)2, белая (Й®) или «белолицая» (Й^А®), чёрная (Ж®) или «курчавая» (ДМ®, ШШ®), коричневая (дословно «смуглая», ^^ ®) или «малайская» (Щ^А®), и красная (£1®). Эти антропологические категории сосуществовали с этнонациональными категориями — «китайская раса», «японская» или, например, «германская». Авторы начала ХХ в. (вплоть до Синьхайской революции) часто дискутировали по вопросу, следует ли выделять китайскую расу из большой монголоидной [11; 13].

Наиболее популярным из социально-политических учений Запада, интегрированных в китайскую интеллектуальную среду, стал социал-дарвинизм. При этом в оригинальной концепции Спенсера имелся мотив превосходства белой расы над жёлтой, основанием для которого служило превосходство технологии и цивилизации, а также ускоренный прогресс. Китайских интеллектуалов в теории Спенсера, однако, привлекали в первую очередь идеи выживания наиболее приспособленных, которые транслировались на международную ситуацию [1, с. 30-43]. Отсюда оставался один шаг до признания необходимости эволюции китайской расы, дабы противодействовать доминированию Запада и исчезновению Китая с карты мира. Одновременно были импортированы идеи евгеники (Ш®^

1 Для обозначения расы в XIX в. использовалось как минимум три термина: чжун-цзу (®Щ), жэнь-чжун (А®) и минь-цзу (КЩ), которые в современном языке обозначают, соответственно, расу, этнос и нацию. См.: [12, р. 108, 109; 14, р. 351].

2 Синоним: «раса с прямыми волосами» (Ж?1Я).

695

или Ш^^)3, но китайских теоретиков привлекало ускорение прогресса и улучшение расы, а не противодействие «вырождению» своей расы, как на Западе [18, р. 136]. В результате произошла «китаизация» расовых теорий, первым шагом к которой становилось осмысление новых категорий в привычных терминах. Так, сразу вспомнили понятие «обращения [варваров] к цивилизации» но в новых условиях, поскольку все достижения Запада рассматривались как забытые китайские достижения, можно было примирить этноцентризм обитателей Срединного государства с необходимостью заимствования. Едва ли не эталонный вид эти воззрения приобрели в творчестве Кан Ю-вэя4. Именно Кан Ю-вэй наглядно продемонстрировал, что западные теории вполне могут быть соединены с конфуцианскими или буддийскими представлениями. Самое яркое свидетельство синтетических взглядов Кан Ю-вэя содержится в его знаменитой «Книге о Великом единении» (Да тун шу Проблемам расы и единого (биологически) человечества будущего посвящена целиком четвёртая часть трактата «Уничтожение расовых преград и породнение человечества». Историософская доктрина Кан Ю-вэя включала 9 барьеров, мешающих человечеству построение земного рая. Одним из первых следовало сокрушить расовые барьеры.

В Да тун шу это описывается так: «Ныне на всей огромной Земле многочисленный род человеческий [разделён], несчётные племена5 существуют сами по себе. Возникали и гибли они в результате действия закона естественного отбора и выживания сильнейших (ШШ^Ш ¿Ш), это продолжается и поныне. Обитающие в Европе [люди] относятся к белой расе, в Азии — к жёлтой расе, в Африке — к чёрной, на многочисленных островах Тихого океана и Южных морей [обитает] смуглая раса. Их численность известна, но и до настоящего времени существуют слабые и сильные, наиболее приспособленные для жизни на этой Земле. Если основываться на учении об эволюции, выживании сильнейших и естественном отборе6 (ШШ^Ш^Ш^Ш

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Термин «евгеника» (eugenics), как и само евгеническое учение, был разработан в 1883 г. Фрэнсисом Гальтоном на основе теории своего кузена Чарльза Дарвина. В Китае бурное увлечение евгеникой относится к 1920-м гг. благодаря работам выдающегося социолога Пань Гуан-даня 1899-1967). Он использовал термин Ш^Ф.

4 «Всё, чем сейчас гордятся на Западе, существовало у нас сотни и тысячи лет тому назад» [3, с. 312, 313].

5 ШШ — это и «племя» и «раса», впрочем и в европейской литературе начала ХХ в. эти понятия были вполне взаимозаменяемы.

6 Дословно «выживании пригодных».

696

!й), [выяснится, что] наш Китай возник в глубокой древности на юге в стране Трёх Мяо (НШ), которых уничтожили потомки нашего божественного государя Хуан-ди. Ныне мяо сохранились в Хунани7, Гуандуне, Юньнани и Гуйчжоу. Одного с ними рода [племена] яо, тун , ли, они происходят от второй [ветви Трёх Мяо]. Это и есть коренные обитатели [Китая] в глубокой древности, в настоящее время они гонимы и укрываются в глухих горах. [Как] биологический вид (®^) они почти совершенно деградировали. Аборигенами Америки являются индейцы (Я^), ныне почти уничтоженные9 белыми людьми; их осталось меньше миллиона10. Австралийских аборигенов... насчитывалось более миллиона, ныне осталось несколько десятков тысяч. Островитян на Гавайях11 ныне почти не осталось — каких-то несколько десятков тысяч12. Аборигены жили и в Индии несколько тысяч лет назад, пока не были истреблены ариями (ЙЙ^). Исходя из этого [скажем], что хотя в нынешней Африке живут сто миллионов негров, через несколько сотен лет все они непременно будут уничтожены белыми людьми, или же белая и чёрная расы перемешаются, и все превратятся в белых, ибо нельзя уклониться от [хода] природной эволюции (АМ)» [9, с. 113, 114].

Таким образом, речь идёт не просто о слиянии рас, но и о новом витке эволюции — социальной и биологической. Поскольку белая и жёлтая расы находятся на более высокой эволюционной стадии, чем смуглая и чёрная, то, чтобы объединить всех, необходимо «как-

то избавиться от чёрных». Будущий мир будет населён единой расой,

7 Дословно «в Сян» (^|). Кан Ю-вэй везде приводит литературные названия провинций, которые мы в переводе заменяли на обиходные.

8 ныне именуются дунцзу

9 Дословно «изгнанные» (!М).

10 Кан Ю-вэй явно говорит о тогдашних США и Канаде. Между тем, он довольно долго прожил в Мексике, где ситуация была прямо противоположной: на 1896 г. из примерно 12 млн. её жителей белых считалось не более 2 млн., а чистокровных индейцев около 4!! млн. [8, с. 7, 8]. В некоторых республиках Центральной Америки аборигенного населения было ещё больше, как в абсолютном выражении, так и в процентном.

11 Кан Ю-вэй использует название города Гонолулу — «Сандаловые горы»).

12 На 1890 г. на Гавайях из 90 тыс. населения собственно гавайцев было 34,5 тыс., метисов — 6,1 тыс. (для сравнения: белых — 21 тыс. чел, китайцев — 15 тыс., японцев — 12 тыс.) [7, с. 755]. До открытия Гавайских островов Дж. Куком численность аборигенов оценивается в 250 тыс. Чистокровных гавайцев по переписи 2000 г. насчитывалось около 104 тыс. человек, а назвали себя гавайцами 401 тыс. чел. из 1 300 тыс. населения (данные US Census Bureau).

697

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

имеющей стандартную внешность и единые язык и культуру. «.. .Желая привести все человеческие расы к полному тождеству (А | ), в первую очередь необходимо их переселить, во-вторых, преобразить через смешанные браки, и, наконец, обеспечить их соответствующими едой, питьём и физическими упражнениями. Эти три метода ещё не приведут к полному изменению рас, и не уничтожат расовых барьеров, так же как и не приведут к Великому единению [немедленно]. Однако через тысячи и сотни лет [этой практики], жёлтая раса уже образует единство с белой, а смуглая и чёрная раса уже будут отфильтрованы для изменений, их представителей останется совсем немного. В мире Великого Единения расы уже будут очищены от злого семени, а законами будут поощряться переселение и смешанные браки, и вот тогда-то чрезвычайно легко будет достигнуть полного тождества [человеческого рода]» [9, с. 117].

Рассмотрим методы расового смешения, предлагаемые Кан Ю-вэем. Поскольку эти тексты никогда не переводились на русский язык, имеет смысл более подробное цитирование.

«Метод переселения. Повсюду в Индии, Центральной Африке и в Южных морях — странах, расположенных близ экватора, не должны учреждаться Палаты человеческих корней (АФ1^)13, ясли (Ш^^)14 и учебные заведения всех уровней [В этих областях] чело-

век сможет жить, только став взрослым. [Это сделано], чтобы исключить тропической негритянской расе возможность размножаться. Исстари жившие там негры будут переселены в Канаду, Южную Америку (в 40 и 30-е широты южнее Бразилии). Так, во-первых, будут заселены пустующие страны, во-вторых, это преобразит внешность и цвет кожи [переселяемых]. Лучшие [из негров] могут быть переселены на [побережья] Балтийского, Средиземного морей и Чёрного морей между 50-ми и 60-ми параллелями. Переселение будет осуществляться силами общего правительства Великого Единения. Тех [чернокожих], кто богаты и способны переселиться [по собственной воле], будут поощрять и награждать; неимущим, не способным переселиться, будут помогать с переездом. Эту работу необходимо выполнить, чтобы негры не взращивали злого семени своей расы в экваториальных широтах и не передавали его по наследству» [9, с. 117].

13 Специфический институт Великого единения по Кан Ю-вэю, в котором осуществляется дородовое воспитание младенцев. 4 Дословно «Палат вскармливания младенцев».

15 Перечисленные учреждения описаны в шестой части «Книги о Великом единении».

698

Кан Ю-вэй придерживался весьма специфических взглядов на антропологию: он полагал, что климат и условия окружающей среды — в том числе интенсивность солнечной радиации, доступные продукты и т.д. — способствуют трансформации расовых признаков в последующих поколениях, поскольку расы — всего лишь результат приспособления (Ш^) организма [9, с. 116]. Весьма показателен приводимый пример: «Люди Юэ (т.е. Гуандуна. — Д.М.), живущие в долинах Цзянси и Чжэцзяна, становятся чуточку более румяными и упитанными, а вернувшись в Гуандун, вновь иссыхают и желтеют. Гуандунцы, приезжающие в Сингапур (М^^)16, становятся весьма упитанными, а вот белые люди [там] желтеют, чернеют и иссыхают телом. Также и англичане, длительное время жившие на островах Южных морей, становятся тёмными, а те, кто прожили одно-два поколения в Индии, все становятся жёлто-индиговыми. Дети же китайцев, родившиеся в Европе и Америке, так же [как европейцы], становятся белыми и румяными» [Там же]. Здесь примечательна терминология, которой пользовался Кан Ю-вэй. Чуть выше в том же тексте он, описывая неполноценность негров и малайцев перед европейцами и китайцами, для обозначения последних использовал термин хуа-жэнь (¥А, «китаец по крови»), но далее, расписывая методы изменения расы, использует общее понятие «человек Срединного государства» (чжун-го-жэнь Ф ®А).

«Метод смешанных браков. После переселения [смуглых и чёрных] жёлтые и белые люди будут жить совместно, и тогда будут установлены законы о наградах для вступающих в смешанные браки. Все [белые и жёлтые] мужчины, способные войти в тесную связь со смуглыми и чёрными женщинами17, и женщины, согласные сойтись со смуглыми и чёрными мужчинами, получают значок (Ш^) „человеколюбивого человека" (^—А), с ними обращаются с особой почтительностью. Тогда появится масса людей, желающих заключить

16 В современном языке —

17 Чуть выше Кан Ю-вэй писал: «Хотя мы говорили, что смуглые и чёрные люди страшны и уродливы, но вовсе не обязательно, что жёлтые и белые люди не захотят иметь с ними связь. В Гонолулу я видел людей, которые черны и смуглы, как малайцы, индийцы черны, как черти (^), и все они страшно уродливы. Однако же европейцы и китайцы женятся на их женщинах, а американцы даже больше, чем англичане, склонны брать в жёны индейских женщин. Люди, долгое время прожившие в этих странах, легко меняют представления» [9, с. 116-117]. Далее Кан Ю-вэй утверждал, что и сам пытался свататься к «смуглой женщине из Таншани (?)», и не понаслышке может судить об индианках.

699

смешанные браки, и расы легко перемешаются. [Вступивший в такой брак] будет носить значок и называться „совершенствователем человеческой расы" (Й ЙА®). Может быть, кто-то и спросит: скрестив людей высших (Ш®) и низших рас (^®), не заставим ли мы высшую расу опуститься (ШШ), сделаться низшей? Отвечаю: это не послужит препятствием. Когда пройдут многие столетия и тысячелетия, потомки смуглой и чёрной рас будут весьма немногочисленны, а на Земле повсюду будут только жёлтая и белая расы. Таким образом смешанные браки между бесчисленным множеством [людей]

прекрасных жёлтой и белой рас и немногочисленными порочными [людьми] смуглой и чёрной рас, породят немногочисленное дурное потомство. Огромная численность прекрасных рас восполнит и скроет [эти недостатки]. В мире Великого единения повседневные занятия, одежда и пища будут самые рафинированные (М), скорбей и печалей будет совсем немного, медицина и сохранение младенцев — самые лучшие, с ними в 10000-кратной степени не сравнится всё, чего ни есть в нынешних Европе и Америке! Трансформация будет очень скорой, так к чему же печалиться о деградации (Ш^) человеческих рас?!» [9, с. 117, 118]. Единое человечество Великого единения, как это описано в другом месте, будет сочетать «красоту, физическую силу и цвет кожи белой разы» с «высшим разумом, моральными качествами и плодородием» жёлтой расы.

«Метод улучшения питания. Дикари [в древности] не догадывались, что можно готовить на огне, употребляли в пищу любых живых существ (^ ^ не разбираясь, что полезно для желудка, что легко усваивается, ели вообще всё съедобное. Они ели насекомых и разные травы, не годящиеся для [человеческого] желудка, и если съедали что-то по ошибке, страдали несварением, грудь и живот у них опухали, а осунувшееся лицо желтело, тело становилось зловонным (ШМ). Если же они питались правильно, то потомки их менялись. Если изменить диету, включив приготовленную пищу, исключив насекомых и травы, непригодные для желудка, то и цвет лица и внешность непременно изменятся, как это уже произошло с китайцами в Канаде и Ачехе. Если смуглых и чёрных людей кормить так же, как желтых и белых, то долгое время спустя они непременно превратятся в жёлтых и белых» [9, с. 118].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В проекте Кан Ю-вэя смешивание рас дополняется и евгенической практикой. «Тем, чей вид чрезмерно свиреп или порочен, врачи должны давать лекарства, вызывающие бесплодие, дабы они не смогли дать потомства. Через несколько сот или тысяч лет Земля будет страдать от перенаселения, но при этом численно ничтожно малая низшая раса негров, ни в коем случае не должна выродиться

700

или быть уничтоженной нашими прекрасными расами. Поэтому должно ввести отбор лучших чтобы не ухудшить наследст-

венность при переходе к смешанным бракам. [Отобранные] будут содержаться наилучшим образом, а обучение и воспитание выявит их таланты» [9, с. 118, 119].

Необходимо подчеркнуть, что эти теории противоречили учениям расовых теоретиков начала ХХ в., которые как раз смешение полагали первым шагом к вырождению. Для Кан Ю-вэя мировое объединение есть главное средство ассимиляции «низших рас», но при этом часто противоречит сам себе: с одной стороны утверждает, что смуглым и чёрным расам нет места в дивном новом мире, но тут же заявляет, что численно небольшие «образцы» этих рас должны сохраняться (видимо, в качестве своеобразных «музейных экспонатов»).

Согласно Э. Тэн, Кан Ю-вэй создал теорию перекрёстного смешения рас, рассуждая, что близость между белой и жёлтой расами способствует их скорейшему слиянию. Чёрная же и смуглая расы далеки от белой и жёлтой, поэтому их представители вызывают отвращение у белых и жёлтых. Эта концепция, по Э. Тэн, основывалась на учениях Дарвина и Спенсера, хотя сложно судить о конкретных источниках расовой теории Кан Ю-вэя [18, р. 140]. Даже если он и заимствовал теорию близких и далёких рас, то в англоязычной литературе XIX в. понятие «близких рас» включало германцев (включая англосаксов) и кельтов, а в круг «далёких» могли попасть не только негры, но и славяне или средиземноморские народы [18, р. 141]. Соответственно, жёлтая раса разными теоретиками (не исключая отца-основателя расовой теории Ж. Гобино) признавалась или как «далёкая» по отношению к белой, или как занимающая промежуточное положение между белыми и неграми. Кан же, напротив, провозгласил высшими и жёлтую, и белую расы [Там же].

Не следует забывать, что для Кана в белой расе наиболее привлекательным представляется внешний облик, и символом расового превосходства становится для него высокий рост, более плотное телосложение, физическая бодрость и сила (хотя изобильная, по сравнению с китайцами, волосатость вызывает отторжение). Но белая раса сама по себе не является верхом совершенства, и нуждается в прививке мудрости и чувства долга жёлтых [Там же]. Иными словами, сама по себе белизна кожи значит для Кана многое, но в социальном смысле, а не в биологическом. Белые люди — суть люди, живущие в умеренном здоровом климате, имеющие удобные жилища и мясную пищу, и занимающиеся высшими видами деятельности. Выше мы уже цитировали фрагмент, где Кан Ю-вэй указывал, что южные китайцы, переселяясь на север, белеют, а англичане в

701

Сингапуре и Индии, напротив, темнеют. Примеры можно умножать: «европейцы считают, что у итальянцев, испанцев и португальцев кожа жёлтая, точно у китайцев., это потому, что они живут в умеренных широтах. Турки, живущие в Европе, белы и цветущи видом, как жители наших Цзян[су] и Чжэ[цзяна]...» и т.д. [9, с. 116].

Перечисленные особенности теории Кан Ю-вэя вызывали и вызывают наиболее острый интерес в США. В английской версии Да тун шу 1958 г., вообще сильно сокращённой, переводчик — Л.Дж. Томпсон воспроизвёл соответствующие пассажи почти без купюр. Характерно, что в нацистской Германии, где впервые были опубликованы обзорные работы по теориям Кан Ю-вэя, перечисленные особенности вообще не фиксировались исследователями.

Согласно японской исследовательнице Хироко Сакамото, идейным предшественником Кан Ю-вэя был Ёси Такахаси (ШШгаШ, 1861-1937)18. Будучи учеником Фукудзава Юкити [5], он опубликовал в 1884 г. работу «Рассуждение об улучшении японской расы» (Нихон дзинсю кайрё рон ВФА®ЙЙ!й), в которой впервые выдвинул аргументы в пользу смешанных браков между белыми и жёлтыми [17, р. 334]. Характерно, что предисловие к своему труду Такахаси подписал именем учителя — Фукудзава, заявив, что главной целью его жизни является «усиление власти государства». Там же говорится о способах «улучшения расы», включающих физическое воспитание, смену формы одежды, рациона питания, улучшение жилищных условий и внедрение правил гигиены19. Неотъемлемой частью гигиенической теории Ёси Такахаси называет «отбор лучших родословных», т.е. селекционные браки. Естественно, что главной целью при этом является создание мощной армии. Представляя японскому читателю теории Ф. Гальтона, Такахаси заявил, что наилучшим способом улучшения японской расы является её европеизация посредством смешанных браков. Вся пятая глава его трактата — «О смешанных браках» — посвящена объяснению теорий естественного и искусственного отбора. Выводы его просты: поскольку представители белой расы превосходят японцев по росту, весу и объёму черепа, это означает, что не следует препятствовать бракам с иностранцами, ибо если представители низшей расы смешиваются с

18 Происходил из самурайской семьи княжества Мито. В 1895-1911 гг. работал в банке Мицуи. Выйдя в отставку, занялся искусством чайной церемонии, именно в качестве мастера чайной церемонии (^ А) остался в истории.

19 Кстати, и Кан Ю-вэй в Да тун шу утверждал, что «японцы очень заботятся об укреплении тела гимнастикой, но не признают мясной и жареной пищи» [9, с. 115].

702

высшей, благотворные последствия такого смешения не должны скрываться [17, р. 335]. Особое место в трактате Ёси Такахаси занимают диетические рекомендации. В следующей главе он утверждает, что пшеничный хлеб намного превосходит рис как базовый продукт питания. Это аргументируется тем, что в Европе поедатели риса рассматриваются как «нецивилизованные» [Там же].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, влияние Такахаси на Кан Ю-вэя можно считать доказанным, хотя его труд и не упоминается в фундаментальной «Библиографии японских книг» (Кана.

В китайском интеллектуальном пространстве в своих расовых и евгенических исканиях Кан Ю-вэй также не был одинок. Среди работ на эту тему можно упомянуть нескольких радикальных деятелей круга Кан Ю-вэя — знаменитого Тань Сы-туна (ШШИ, 1865-1898), революционера Тан Цай-чана (Й^Ж, 1867-1900) и его коллегу И Ная (ШШ, 1875 — после 1898).

Тань Сы-тун лишь эпизодически обращался к интересующим нас проблемам в 46-й главе своего трактата «Учение о гуманности» (Жэнь сюэ ^—Ф), написанного в 1896 г., и напечатанного после мученической кончины мыслителя. Рассуждение, окрашенное в буддийские тона, гласит, что в будущем «.разовьётся евгеника (цзинь-чжун чжи сюэ ШШ^Ф)20, в результате каждое новое поколение будет превосходить предыдущее, и этот процесс будет продолжаться [вплоть до] 10 000-го колена и дальше. Непременно будет выведена новая человеческая раса, полностью использующая [потенциал] разума, которой не будет нужды использовать силу; у неё будет чистая душа и не будет тела» [6]. Его откровения относились к настолько далёкому будущему, что современники не могли использовать теорию для своих нужд.

Термин цзинь-чжун чжи сюэ использовал Янь Фу (ШШ, 18541921) при переводе «Эволюции и этики» Т. Гексли (Тянь янь лунь А Шёй, «Теория природного развития»), книжное издание которой вышло в апреле 1898 г. В апреле того же 1898 г. Янь Фу опубликовал в газете Го вэнь бао (ШИШ) специальную статью о евгенике (Бао чжун юй и «Мои резоны о сохранении расы»), которая

адекватнее передавала западные теории того времени. В этой статье Янь Фу утверждал, что человечество не может избежать конкурентной борьбы за выживание и естественный отбор, доказательством чего является то, что за два предшествующих столетия белые «поработили и уничтожили» красную, чёрную и жёлтую расы. Однако если

20 В современном китайском языке есть термин «племенное дело», «наука о породности», составленный из тех же иероглифов (ШШФ).

703

Кан Ю-вэй считал, что близкие расы будут безболезненно сливаться, то Янь Фу следовал логике европейских расистов, и заявлял, что если «низшие расы» чрезмерно увеличатся в числе, это приведёт к вымиранию высшей расы, поскольку противоречит дарвиновской теории. Естественно, что его волновали проблемы не Европы, а Китая, «угнетённого представителями белой расы»; согласно же дарвинизму, существует только прогресс и регресс, а третьего не дано. И здесь мысль Янь Фу делает чрезвычайно крутой поворот, поскольку западные апологеты евгеники опасались деградации «цивилизованных народов» в окружении «низших рас», а китайский переводчик опасался вырождения своего народа под гнётом белых колонизаторов, которые препятствуют переходу Срединного государства на высшую ступень эволюции [17, р. 333, 334]. Поскольку для Янь Фу британская цивилизация находилась на вершине мирового прогресса, все её достижения, включая евгенику, должны были всемерно внедряться и в Китае [17, р. 334]. Обратим внимание, что для Янь Фу, как и для Кан Ю-вэя, биологический и социальный прогресс представлялись тождественными.

В ноябре 1897 или в феврале 1898 г. Тан Цай-чан опубликовал в «Хунаньском журнале» (Ш^ЖЖ) статью «О сношении рас» (Тун чжун шо Й®^). В статье прямо утверждалось, что смешение рас является лучшим средством достижения состояния Великого спокойствия (Тай пин ЖТ) и Великого единения (Да тун Ж^) — прямое влияние Кан Ю-вэя, который отождествлял эти состояния. Однако для Тан Цай-чана актуальным является не слияние рас в единое человечество, а только тесное взаимодействие и коммерческие связи. В статье содержится 10 доказательств благотворности общения рас, показывающих его разносторонние интересы в традиционной китайской учёности и модной «западной науке». Он рассуждает о биологической гибридизации в растительном и животном мире, а оттуда по аналогии — к человеку. По Э. Тэн, Тан Цай-чан продемонстрировал некоторое знакомство с западными расовыми теориями, ибо рассуждает о том, что из культурных растений и животных наилучшими являются древние естественные гибриды. Из этого следует, что общение человеческих рас благотворно, а не ведёт к вырождению [18, р. 142, 143].

Весьма примечательны его рассуждения об инбридинге и изоляции. Тан Цай-чан утверждал, что обитатели высокогорий и изолированных долин непременно сталкиваются с дегенерацией, и им угрожает исчезновение. Смешение, прилив свежей крови, — непременное условие выживания расы. Вполне в русле социал-дарвинизма, Тан заявлял, что «сношение рас» есть важнейший шаг к улучшению международной обстановки и установлению мира во всём мире. Нежелание же европейцев заключать браки с китаянками и наоборот, Тан

704

рассматривает в социально-политическом ключе, утверждая, что всё дело в отсталости и слабости Китая как государства, что переносится и на его жителей [18, р. 143, 144]. Иными словами, смешанные браки для него являются индикатором того, что Китай является достойным партнёром для стран Запада на международной арене; метисация — один из методов преодоления слабости нации. В качестве примеров успешной метисации он приводит Гонконг и Сингапур, в которых не только западные дипломаты, военные и торговцы берут себе китайских наложниц, но и рождаются дети от жёлтых отцов и белых матерей [Там же]. Наступление Великого единения в будущем также связывалось Тан Цай-чаном с расовым объединением, но в отличие от Кан Ю-вэя, он вообще на задумывался о роли и положении тёмных рас.

В 1898 г. И Най опубликовал в «Хунаньской газете» (}|@Ш) статью «О превращении слабости Китая в силу» (Чжун-го и и жо вэй цян шо Ф ШЙ^ИМЗМ^). Здесь расовое слияние рассматривалось в контексте проникновения западного империализма в Китай. Лозунг «превращения слабости в силу» (^ИМЗМ) был одним из ключевых идео-логем движения «самоусиления», а сам лозунг имел даосскую природу [18, р. 145]. Из четырёх принципов, которые по И Наю позволили бы превратить слабость Китая в его силу, значится и «сохранение расы через её смешивание». В отличие от Кан Ю-вэя и Тан Цай-чана, И Най не обращался к образам Великого единения, но его идеи созвучны расовой теории Кана. В частности, под «смешением рас» он подразумевал только браки белых и жёлтых, а негров и краснокожих америндов отвергает как «неблагородных», с которыми смешанные браки заключать нельзя. (И Най использует биологический термин хэ чжун ^ Ш — «гибридизация».) Это весьма напоминает теорию Кан Ю-вэя, но И Най нашёл другие аналогии, чтобы подчеркнуть значение белой и жёлтой рас. И Най исходил из взаимодополняющего дуализма инь-ян, проводя аналогии с женским и мужским началами, которые являются совершенно разными, но при этом неразделимыми и взаимозависимыми. В диаде «белая раса — жёлтая раса», жёлтая раса занимает инь-скую позицию, олицетворяя женское начало. В соответствии с даосской доктриной, это показывает ослабление международных позиций жёлтых народов, прежде всего — китайцев. Поскольку, будучи слабым, победу одержать нельзя, а в международных отношениях господствует право сильного, И Най, так же, как и Тан Цай-чан и Ёси Та-кахаси, рассуждал, что слабость жёлтой расы может быть преодолена мужественностью белых, в противном случае, китайцев ждёт участь негров и краснокожих [18, р. 146].

Самое примечательное в проекте И Ная то, что он методы евгеники и смешанные браки считает лучшим средством сохранения целостности и величия китайской расы, не только в культурно-

705

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

цивилизационном, но и в биологическом отношении. Кроме того, И Най полагал, что смешанные браки позволят быстрейшим образом решить большинство проблем международного уровня, а для этого призывал императора издать указ о женитьбе китайцев всех сословий на европейских женщинах (sic!). Он также полагал, что вновь обретённые родственные связи позволят Китаю скорейшим образом привлечь на службу талантливых иностранцев, которые будут привязаны к Китаю узами любви, что позволит увеличить могущество двух благородных рас [18, p. 146, 147]. С точки зрения собственно евгеники, И Най широко пользовался термином «вырождение». Он приводит, со ссылкой на «людей Запада», тот факт, что родственные браки быстро приводят к появлению неполноценного потомства и вырождения, подтверждая этим традиционные китайские запреты на браки однофамильцев. Таким образом, в далёкой перспективе забота о чистоте расы приведёт к инбридингу и расовой дегенерации, напротив, смешанное потомство унаследует от обоих родителей лучшие черты обеих рас, и будет «сильным, успешным, умным и изысканным» [18, p. 147].

После падения империи, официальной идеологией новой Республики и всех многочисленных образований на её территории, становится национализм. Общий фокус представителей китайской общественной мысли несколько смещается: хотя идеология Великого единения была представлена среди прочих направлений, и в 1920-е гг. продолжали публиковаться труды на эту тему (достаточно вспомнить Лю Жэнь-хана), но всё-таки большая часть социальных мыслителей постепенно отошла от глобальных проблем, обратившись к будущему собственной страны. В Китае это парадоксально сочеталось с иконоклазмом, что можно увидеть ещё в творчестве Кан Ю-вэя и Тань Сы-туна. Однако теперь он осуществлялся не с позиций универсализма, а вылился в некую форму «национализма наоборот», когда новое поколение китайских интеллектуалов, окончательно убедившись в превосходстве всего западного, стали призывать к полному сокрушению собственной традиционной культуры, и сверх того — своего физического облика.

Здесь уместно обратиться к опыту Чжан Цзин-шэна ( ,

1888-1970), — журналиста, социолога и эстетика, который оказался основателем сексологии в Китае [16]. Уроженец провинции Гуандун, он принял активное участие в Синьхайской революции, был отобран для стажировки во Франции, в 1919 г. был удостоен в Лионе докторской степени, защитив диссертацию о педагогике Ж.Ж. Руссо. В 1921 г. он вернулся в Китай, но проработал в Пекинском университете совсем недолго, поскольку его работы по сексологии вызвали скандал (ещё ранее он был объявлен умалишённым из-за высказываемых им

706

идей контроля над рождаемостью)21. В 1926 г. публикация книги «История пола» (№Ф) закончилась конфискацией всего тиража. В 1929 году курс лекций по сексологии привёл к аресту, Чжан Цзин-шэну пришлось уехать в Европу. После возвращения в Китай в 1933 г., он в течение двух десятков лет занимался экономическими проблемами Гуандуна, редактировал экономические журналы, был советником провинциального правительства. После образования Китайской народной республики, в 1953 г. Чжан Цзин-шэн направил в адрес ЦК КПК письмо в 13 000 знаков «Несколько моих мнений» (ЖЙ Ж). Главной идеей, высказанной в послании, была идея тотального научного контроля над рождаемостью. Идея была отвергнута, но стала основанием для травли Чжан Цзин-шэна во время «Культурной революции», которая и стала причиной его смерти. Первое собрание его избранных произведений (в одном томе) увидело свет только в 1998 году [10].

Характерно, что получивший западное образование и хорошо знавший реалии западного мира Чжан Цзин-шэн в 1920-е гг. обратился к утопии, предложив картину мира, основанного на принципах красоты, причём вопросы расы и евгеники занимали там не последнее место. В 1924 и 1925 гг. — в разгар второй национальной революции, Чжан Цзин-шэн опубликовал два программных труда: «Миросозерцание, основанное на красоте» (Мэй дэ жэньшэнгуань А^Ш)22 и «Манифест общества, основанного на красоте» (Мэй дэ шэхуй цзучжи фа ^ЙЙ^ШШЙ)23. В этих работах излагалась его эстетическая философия, а также проект создания общества, основанного на любви как конечном принципе красоты. Исследование этой доктрины, тем более в сопоставлении с идеями современников, — дело (недалёкого) будущего, пока же достаточно ограничиться расовыми и евгеническими аспектами.

С точки зрения Чжан Цзин-шэна, одной из ключевых целей существования человеческого общества является «усовершенствование расы» (Й ЙА®): будущее идеальное человечество будет выведено путём евгенической практики. В «Миросозерцании» наилучшим средством достижения всемирного Великого единения провозглашается экзогамный брак (^Ь^Щ). Согласно мнению Чжана, только любовь способна ликвидировать военные и экономические

21 В прессе того времени Чжан Цзин-шэна прозвали «доктором проституции» (^^ffii), что в современных западных исследованиях переводится более политкорректно: "Dr. Sex".

22 Отдельное издание последовало только в 2009 г.

23 «Манифест» выдержал 7 изданий в 1925-1927 гг., несмотря на критику Пань Гуан-даня, и других современников [18, р. 148].

707

конфликты; однако параметры любви в разные исторические эпохи задаются институтом брака. Близки к воззрениям Тан Цай-чана и И Ная тезисы Чжан Цзин-шэна, что межрасовые браки способствуют взаимопониманию между народами и ликвидируют межрасовые противоречия. Потомство от таких браков признаётся им более энергичным, чем от несмешанных рас, в доказательство чего приводится смешение сюнну и китайцев в эпоху Хань. Экзогамия, таким образом, преследует как этические, так и евгенические цели.

Подобно своим предшественникам, Чжан Цзин-шэн совершенно конкретен в евгенических вопросах. Если идеальные герои прошлого были следствием скрещивания китайцев и тюрок северных степей, то в ХХ в. идеальным кандидатом для улучшения китайской расы признаются европеоиды. Социал-дарвинистская расовая иерархия доминирует над ним, он заявил, что для китайцев смешение с европеоидами является прогрессивным процессом, способствующим биологической эволюции. Ссылаясь на газеты своего времени, Чжан писал о том, что более 1 000 000 русских женщин — эмигранток вышли замуж за китайцев, и всячески подчёркивал позитивные стороны таких союзов. Он полагал, что расовые свойства русских и китайцев взаимно дополняют друг друга: жёсткость и стойкость русского характера компенсирует китайскую мягкость (как И Най и многие другие, Чжан считал европейский национальный характер воплощением мужского начала, китайский же — женского). Русско-китайские расовые гибриды (Чжун Э хуньхэ жэньчжун ФММ^А Ш) по мысли Чжан Цзин-шэна смогут стать основой движения «Азия для азиатов». Впрочем, не отрицал он и благотворности смешанных браков с европейцами и американцами [10, с. 157]. При этом он писал, что европейские женщины вполне могут стать жёнами китайских мужчин, указывая, что во время Первой мировой войны отправленные во Францию кули легко находили себе местных подруг. Если же европеянки и американки высших сословий слишком презрительно относятся к представителям других рас, то это означает лишь, что китайцы должны искать себе белых жён среди простонародья [Там же]. Налицо усвоение принципов расовой иерархии: низкий социальный статус белой жены уравновешивается низким расовым статусом китайского мужа. Белые жёны, как уверял своих читателей Чжан, способствуют более эффективному ведению домашнего хозяйства, не говоря о том, что они станут интеллектуальными компаньонками своих супругов. Всё это будет способствовать «реформе нации», поскольку китайские мужья станут более прогрессивными и космополитичными. Смешанные браки, таким образом, будут служить ускорению политической реформы Китая, «её результаты будут достигнуты в тысячу раз быстрее» [Там же].

708

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В системе Чжан Цзин-шэна предусмотрено и место для китаянок, выходящих замуж за европейцев. Китаянки оказываются в этой системе ценнейшим инструментом улучшения отношений по линии Восток — Запад, причём сразу в двух измерениях. Первый — по линии семейных отношений: китайская жена будет способствовать смягчению нравов и отношений в среде своих западных родственников. Второй описывается древней стратагемой «Красавица» (^А — победа над противником через обольщение [2, с. 662-692]. Чжан заявил, что европейцы более романтичны и интересны, а в семейной жизни более нежные и любящие супруги, чем китайцы. Потому неизбежно китаянки, особенно принадлежащие к числу «передовых женщин» (й^й), предпочтут выйти замуж за европейцев, а не за китайцев. Такая ситуация приведёт ещё и к реформированию системы семейных отношений в Китае, поскольку китайские мужчины будут вынуждены бороться с конкуренцией. Таким образом, для китайцев обоего пола смешанные браки с представителями белой расы предоставят наилучшую возможность для реализации различных идеалов любви, а также совершенствования собственной расы. Это же будет способствовать миру во всём мире [10, с. 159].

Естественно, что Чжан Цзин-шэн не оставил в стороне и японскую расу, которая продемонстрировала значительные успехи на ниве модернизации. Он утверждал, что японцы не столь талантливы, как белые, но также являются приемлемыми партнёрами для улучшения китайской расы. Далее в порядке «ухудшения» (для мужчин-китайцев) следуют: американские индейцы, негры, представители народов Юго-Восточной Азии, и островитяне Южных морей. Однако то, что более или менее приемлемо для китайских мужчин, неприемлемо для китаянок — выйти замуж за темнокожего является «унижением» [Там же]. Объясняется это тем, что представители перечисленных рас и народов живут в условиях патриархального общества, так что выросшая в патриархальной обстановке китаянка неизбежно последует обычаям своего мужа. Таким образом, если мужчина-китаец женится на темнокожей представительнице южных народов, это будет способствовать эволюции низшей расы, т.е. оказанием услуги всему человечеству. Таким образом, если белые европейцы и японцы слишком высокомерны, чтоб способствовать эволюции «дикарей», то роль «лифта» биологического прогресса должны взять на себя китайцы [Там же].

Приведённый выше материал свидетельствует, что восприятие передовых на тот момент западных теорий в Китае оказалось теснейшим образом связано с двумя аспектами национального самосознания: а) появлением национального самосознания современного типа —

709

этнонационального; б) осмыслением своего места в глобальном мире, «разобранном» тогда колониальными державами. Попытка использовать социал-дарвинизм вместо конфуцианства как основной конструкт национальной идеологии и самосознания, привела к признанию научно-технической отсталости страны как симптому эволюционной неполноценности и одновременным попыткам компенсации. Интерес к евгенике объяснялся теми же самыми причинами, которые прямо противоречили друг другу — сохранить уникальную национальную культуру в условиях признания собственной неполноценности. Выход был в «домашней» модификации социал-дарвинизма, в рамках которых высших рас становилось две, но они должны были породить совершенную расу идеального будущего — Великого единения. Поскольку на практике эти проекты были неосуществимы, дальнейшая эволюция общественной мысли в условиях непрекращающегося национального унижения, привела к появлению новой модели китайского национализма (базирующегося в основе своей на прежней си-ноцентрической модели мироздания), теоретической базой которого была бинарная оппозиция «Восток — Запад».

Литература

1. Борох Л.Н. Общественная мысль Китая и социализм (начало ХХ в.). М., 1984.

2. Зенгер Х фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Т. 2. М., 2004.

3. Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Этническая история китайцев в XIX — начале ХХ века. М., 1993.

4. Мартынов Д.Е. Конфуцианское учение и маоизм. Казань, 2006.

5. Мартынов Д.Е. Проблема общественного идеала в Китае и утопизм (на примере Фукудзава Юкити и Кан Ю-вэя) // Евразийские исследования. Казань, 2008. № 3(3).

6. Тань Сы-тун. Учение о гуманности (Жэнь сюэ). Избранные главы / пер. с кит., пред. и ком. Д.Е. Мартынова // Вопросы философии. 2012. № 10.

7. Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона. Т. VII, кн. 14. СПб., 1892.

8. Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона. Т. XIX, кн. 37. СПб., 1896.

9. Кан Ю-вэй ^WA. Да тун шу / Тан Чжи-цзюнь даоду / Й^Й (Книга о Великом единении / пред. Тан Чжи-цзюня). Шанхай, 2005.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Чжан Цзин-шэн вэньцзи / цэхуа Чжоу Янь-вэнь, чжубянь Цзян Чжун-сяо / (Чжан Цзин-шэн. Избранные сочинения / сост. Чжоу Янь-вэнь; ред. Цзян Чжун-сяо). Гуанчжоу, 1998

11. Ching L. Yellow Skin, White Masks: Race, Class, and Identification in Japanese Colonial Discourse // Trajectories: Inter-Asia Cultural Studies. Ed. by Chen Kuan-hsing. L., 1998.

12. Dikotter F. The Discourse of Race in Modern China Stanford, 1992.

710

13. Duara P. The Discourse of Civilization and Pan-Asianism // Journal of World History. 2001. No 12.

14. Fogel J. Race and Class in Chinese Historiography // Modern China. 1977. No 3.

15. Formations of Colonial Modernity in East Asia / ed. by T. Barlow. Durham, 1997.

16. Rocha L.A. Sex, Eugenics, Aesthetics, Utopia in the Life and Work of Zhang Jingsheng (1888 — 1970) / supervisors: John Forrester and Susan Daruvala. Department of History and Philosophy of Science, University of Cambridge, 2010.

17. Sakamoto Hiroko. The Cult of "Love and Eugenics" in May Fourth Movement Discourse // Positions: East Asia Cultures Critique. 2004. No 12.

18. Teng E. Eurasian Hybridity in Chinese Utopian Visions: From "One World" to "A Society Based on Beauty" and Beyond // Positions: East Asia Cultures Critique. 2006. Vol. 14, No 1.

19. Zarrow P. Imagining the People: Chinese Intellectuals and the Concept of Citizenship, 1890 - 1920. Ed. by JoshuaA. Fogel and Peter Zarrow. Armonk, 1997.

20. Zarrow P. The Reform Movement, the Monarchy, and Political Modernity // Rethinking the Reform Movement of 1898: Political and Cultural Change in Modern China. Ed. by Rebecca Karl and Peter Zarrow. Cambridge (Mass.), 2002.

D. Ye. Martynov*

Eugenics and fusion of races in writings on Great Unity of Chinese social Utopians of late XIX-XX centuries

ABSTRACT

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The article deals with a specific aspect of development of Qing China social thought in late XIX - XX centuries. Trying to use Social Darwinism instead of Confucianism as the main construct in national ideology and identity led to the recognition of scientific and technological backwardness as a symptom of evolutionary inferiority and to simultaneous attempts to compensate it. Interest in eugenics was explained by the same factors that directly contradict each other — preserving the unique national culture in the context of recognizing it worthless. Solution was found in the "home" versions of Social Darwinism in which higher races are two, and they have to produce a perfect race ideal future — Great Unity.

KEYWORDS

Social Darwinism, Eugenics, Great Unity (Datong), Kang Youwei, Yoshi Takahashi, Tang Caichang, Yi Nai, Zhang Jingsheng.

* Martynov Dmitry Yevgenyevich, Dr. of History, Department of Chinese Studies, history and culture of the Far East, Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russia. E-mail: dmitrymartynov80@mail.ru

711