Научная статья на тему 'Эвакуация населения, объектов промышленности и культурных ценностей из прифронтовой зоны в годы Великой Отечественной войны'

Эвакуация населения, объектов промышленности и культурных ценностей из прифронтовой зоны в годы Великой Отечественной войны Текст научной статьи по специальности «Военное дело»

CC BY
982
68
Поделиться
Ключевые слова
Великая Отечественная война / прифронтовая зона / эвакуация / тыл / объекты промышленности / культурные ценности

Аннотация научной статьи по военному делу, автор научной работы — Мозохин Олег Борисович

В истории Великой Отечественной войны особое место занимает вопрос эвакуации. В условиях быстрого наступления немцев и начавшейся войны на истощение организация эвакуации стала важнейшей задачей, напрямую связанной с выживанием страны в этот тяжелый период. И первая, и вторая эвакуации проходили в тяжелых условиях первого периода войны. Часто не хватало времени для демонтажа и вывоза оборудования, в связи с чем приходилось уничтожать ценное оборудование. Порой недоставало железнодорожных вагонов. Эвакуация проходила в условиях активных военных действий и была связана с большими потерями. Она потребовала огромных усилий населения страны, исключительной четкости, слаженности и оперативности в работе партийных, советских и хозяйственных организаций. В результате успешного восстановления эвакуированных предприятий значительно укрепился военно-промышленный потенциал Советского Союза, произошли огромные сдвиги в размещении и структуре промышленного производства, возросла роль восточных районов страны как арсенала, обеспечивающего фронт всем необходимым, изменились пропорции и темпы развития промышленного производства. За эти годы промышленность значительно приблизилась к источникам сырья, топлива, а также к районам потребления продукции. Перебазирование промышленности на восток страны было проведено исключительно быстро и эффективно, что позволило сохранить экономический потенциал страны для последующего мощного развития военной экономики. Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы на основе новых документов попытаться дополнить общую картину перебазирования населения и производительных сил СССР из прифронтовой зоны на восток страны в годы Великой Отечественной войны.

Evacuation of people, industrial objects and pieces of art from the frontline zone during the Great Patriotic War

The issue of evacuation occupies special place in the history of the Great Patriotic War. The organization of evacuation became the task of the most importance, directly connected with the survival of the country in this difficult period of time, due to German offensive and the beginning of the war of attrition. Both the first and the second waves of evacuation took place under difficult conditions of the first stage of war. There often was the lack of time for dismantling and transportation of the equipment, so the equipment had to be destroyed. Sometimes there were no railway cars. Evacuation took place in conditions of active military operations and was connected with big losses. It demanded huge efforts from the population of the country, exclusive precision, coordination and efficiency in work of the Party, Soviet and economic organizations. As a result of successful restoration of the evacuated factories, the militaryindustrial capacity of the Soviet Union became considerably stronger, there happened huge shift in the placement and structure of industrial production, the role of the Eastern regions of the country as the arsenal providing the front with all the necessary ammo increased, the proportions and rates of the industrial production changed. For these years the industry has got significantly closer to sources of raw materials, fuel and also to areas of consumption of production. The evacuation of the industries to the East of the country was carried out remarkably quick and effective, allowing keeping the economic capacity of the country for the subsequent powerful development of military economy. The purpose of this article is to complement overall picture of the evacuation of the population and productive forces of the USSR from the frontline zone to the Eastern regions of the country in the days of the Great Patriotic War on the basis of new archive documents.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Эвакуация населения, объектов промышленности и культурных ценностей из прифронтовой зоны в годы Великой Отечественной войны»

УДК 94(47).084.8 ББК 63.3(2)622-2 М 74

Олег Мозохин

ЭВАКУАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ, ОБЪЕКТОВ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ИЗ ПРИФРОНТОВОЙ ЗОНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

АННОТАЦИЯ

В истории Великой Отечественной войны особое место занимает вопрос эвакуации. В условиях быстрого наступления немцев и начавшейся войны на истощение организация эвакуации стала важнейшей задачей, напрямую связанной с выживанием страны в этот тяжелый период. И первая, и вторая эвакуации проходили в тяжелых условиях первого периода войны. Часто не хватало времени для демонтажа и вывоза оборудования, в связи с чем приходилось уничтожать ценное оборудование. Порой недоставало железнодорожных вагонов. Эвакуация проходила в условиях активных военных действий и была связана с большими потерями. Она потребовала огромных усилий населения страны, исключительной четкости, слаженности и оперативности в работе партийных, советских и хозяйственных организаций.

В результате успешного восстановления эвакуированных предприятий значительно укрепился военно-промышленный потенциал Советского Союза, произошли огромные сдвиги в размещении и структуре промышленного производства, возросла роль восточных районов страны как арсенала, обеспечивающего фронт всем необходимым, изменились пропорции и темпы развития промышленного производства. За эти годы промышленность значительно приблизилась к источникам сырья, топлива, а также к районам потребления продукции.

Перебазирование промышленности на восток страны было проведено исключительно быстро и эффективно, что позволило сохранить экономический потенциал страны для последующего мощного развития военной экономики.

с

Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы на основе новых документов попытаться дополнить общую картину перебазирования населения и производительных сил СССР из прифронтовой зоны на восток страны в годы Великой Отечественной войны.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Великая Отечественная война; прифронтовая зона; эвакуация; тыл; объекты промышленности; культурные ценности.

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ историографии данная тема ранее разрабатывалась в работах Я. Е. Чадаева, А. Ф. Васильева, Г. А. Куманёва1; исследовалась в работах историков и экономистов2; фрагментарно затрагивалась во многих других публикациях3, в мемуарах политических и государственных деятелей военных лет4.

Цель настоящей статьи заключается в том, чтобы на основе новых документов попытаться дополнить общую картину перебазирования населения и производительных сил СССР из прифронтовой зоны на восток страны | в годы Великой Отечественной войны.

Заблаговременно подготовленных эвакуационных планов перед Великой Отечественной войной не существовало, хотя некоторая работа в этом направлении проводилась. Так, 21 апреля 1941 г. Совнарком СССР вынес постановление «О мероприятиях по улучшению местной противовоздушной обороны г. Москвы», была даже создана специальная Комиссия по эвакуации из г. Москвы населения в военное время во главе с председателем Моссовета В.П. Прониным. 3 июня она представила И.В. Сталину план и проект постановления Совнаркома СССР «О частичной эвакуации населения г. Москвы в военное время». 5 июня на докладной записке председателя комиссии Сталин наложил широко известную резолюцию: «Т-щу Пронину. Ваше предложение о «частичной» эвакуации населения Москвы в «военное время» считаю несвоевременным. Комиссию по эвакуации прошу ликвидировать, а разговоры об эвакуации прекратить. Когда нужно будет и если нужно будет подготовить эвакуацию — ЦК и СНК уведомят Вас»5.

Время это наступило удивительно быстро. В связи с вторжением на территорию нашей страны немецко-фашистских войск, появилась острая необходимость в эвакуации в восточные районы страны населения, промышленных предприятий, ценностей с территорий, которые могли быть оккупированы.

В связи с этим на следующий день после начала войны, 23 июня 1941 г., Политбюро принимает решение об эвакуации с Московской печатной фабрики неиспользуемого оборудования для создания на Краснокамской бумажной фабрике второй базы по производству денежных знаков и документов строгого учета6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

* * *

с

24 июня Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР «для руководства эвакуацией населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей» при СНК СССР создали Совет по эвакуации в составе Л.М. Кагановича (председатель), А.Н. Косыгина (заместитель председателя), Н.М. Шверника (заместитель председателя), Б.М. Шапошникова, С.Н. Круглова, П.С. Попкова, Н.Ф. Дубровина и А.И. Кирпичникова7. 26 июня в Совет по эвакуации был дополнительно введен первым заместителем председателя А.И. Микоян8, 27 июня членом Совета вошел Л.П. Берия, а 1 июля заместителем председателя М.Г. Первухин9.

27 июня Политбюро принимает решение, в целях сохранения авиационных заводов от воздушной бомбардировки, обязать Шахурина и Кагановича немедленно приступить к переброске оборудования и кадров 14 предприятий из Москвы и Ленинграда10. Немного позже, 29 июня, Политбюро утвердило постановление СНК об эвакуации еще ряда заводов авиационной промышленности, как из Москвы и Ленинграда, так и из других прифронтовых городов11. В тот же день ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение, что объекты и вре-| мя эвакуации — как населения, так и материальных ценностей — устанавливаются Советом по эвакуации или Военными Советами фронтов, которым также представлялось право, в силу сложившейся обстановки, устанавливать самостоятельно порядок и время эвакуации.

В первую очередь эвакуации подлежали важнейшие промышленные и сырьевые ресурсы, продовольствие и другие ценности, имеющие государственное значение. Квалифицированные рабочие, инженеры и служащие вместе с эвакуируемыми с фронта предприятиями. Население, в первую очередь молодежь, годная для военной службы. Ответственные советские и партийные работники.

Все ценное имущество, сырьевые и продовольственные запасы, оставшиеся на оккупированной территории, которые могли быть использованы противником, должны приводиться в полную негодность — разрушены, уничтожены и сожжены.

Осуществление вывоза по заданиям Совета по эвакуации и Военных Советов фронтов возлагалось на местные органы Советской власти.

Размещение вывозимого населения и ценного имущества производилось Совнаркомами союзных республик. Организация питания вывозимого населения в пути следования возлагалось на органы НКВнуторга СССР и Центросоюз, а в пунктах размещения — на СНК союзных республик и облисполкомы. Прием, размещение, трудовое устройство эвакуируемого населения возлагались на СНК союзных республик и облисполкомы. Предоставление железнодорожных транспортных средств и осуществление перевозки до пунктов размещения эвакуируемого населения, промышленных объектов и государственных ценностей — на НКПС12.

Позже это постановление было дополнено утвержденной Совнаркомом СССР инструкцией о порядке демонтажа и отгрузки оборудования заводов и фабрик.

с

27 июня Политбюро принимает решение о вывозе из Москвы государственных запасов драгоценных металлов, драгоценных камней, алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной палаты Кремля13. На следующий день Политбюро утверждает постановление СНК СССР о вывозе из Москвы 9,3 миллиарда рублей денежных билетов14.

Все это свидетельствует о том, что руководство страны осознавало реальную угрозу Москве и другим городам европейской части Советского Союза в ходе наступления немецко-фашистских войск.

29 июня Политбюро совместно с СНК принимает решение о поэтапном и частичном переводе из Москвы наркоматов и главных управлений15.

В этот же день Сталин и Молотов подписали Директиву Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей. В ней предлагалось «при вынужденном отходе частей Красной армии угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе | цветные металлы, хлеб, и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться»16.

1 июля согласно постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) Народный комиссариат связи приступил к эвакуации части радиостанций Советского Союза из Москвы17. На следующий день по предложению Совета по эвакуации приступили к переброске оборудования и кадров предприятий Наркомата боеприпасов из Ленинграда18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Согласно Постановлению СНК СССР от 2 июля 1941 г. расписывались расходы по перемещению в другие районы отдельных частей производства, а также рабочих и служащих предприятий.

Отдельным постановлением были оговорены условия перевода работников Народных Комиссариатов, переводимых из Москвы в другие города страны. В документе расписывалось, кого из членов семьи мог взять с собой эвакуируемый, какие вещи мог забрать с собой и каким весом, какие мог оставить на хранение управляющему домом, где он проживал, и др.

Несмотря на сложность обстановки, уже 3 июля ГКО утверждает программу выпуска артиллерийского и стрелкового вооружения, план эвакуации заводов Наркомата вооружения и создание новых баз по производству вооружения19.

5 июля СНК СССР и ЦК ВКП(б) принимают решение об эвакуации партийных, государственных и некоторых ведомственных архивов в Уфу, Чкалов20 и Саратов. Причем всю работу по эвакуации предлагалось закончить в 5-дневный срок. По предварительным расчетам, для передислокации архивов требовалось 200 вагонов21.

За короткий срок были подготовлены инструкции по эвакуации населения. 5 июля Политбюро утвердило инструкцию СНК СССР «О порядке эвакуации населения в военное время», согласно которой эвакуация населения

| из прифронтовой полосы производилась по указанию местного военного ¡2 командования, а в других районах — только с разрешения Совета по эвакуа-

2 ции. Количество вагонов определялось только НКПС по заявке местных орга-§ нов Советской власти. После погрузки людей в помощь начальнику эшелона

в вагонах назначались старшие. При этом организовывались эвакопункты, с полномочия которых так же были определены отдельной инструкцией. Вы-

<п

* делялся медицинский персонал.

¡3 В целях недопущения проникновения эвакуируемых и беженцев в Мо-

| скву на НКВД возлагалась обязанность организовать пункты-заслоны из ра-

^ ботников РК милиции на железнодорожных и шоссейных станциях.

£ Местные органы власти обязывались своевременно разгружать желез-

¡^ нодорожный транспорт, размещать прибывших эвакуируемых, устраивать

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ц их на работу, оказывать медицинскую помощь и помощь одеждой, обувью

| и питанием на первое время. Руководителям предприятий разрешалось

о выдавать эвакуированным единовременное пособие в размере до 100 руб-

0 лей22.

с

3 В этот же день Политбюро утвердило постановление СНК о порядке эва-

1 куации семей руководящих партийных, советских работников и семей на-щ чальствующего состава Красной армии, Флота и войск НКВД из прифронто-Ё вой полосы. Согласно этому постановлению им разрешалось по собственно-

о

>¡5 му желанию избирать место своего жительства, за исключением Москвы и

о

Ленинграда. Местное военное командование и местные органы советской ¡5 власти обязывались предоставлять им необходимые транспортные средства, 8 обеспечивать питанием, медобслуживанием и в необходимых случаях одеж-

га

дой. Совнаркомы республик и обл(край)исполкомы обязаны были обеспе-| чить расселение и первоочередное устройство на работу прибывших на жи-

* тельство членов этих семей и оказывать им на первое время необходимую

ш 23

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

<"> денежную и материальную помощь23.

....................7 июля Политбюро принимает решение об эвакуации в пятидневный

§ срок 532 тысяч человек из Москвы — членов семей рабочих и служащих.

¡5 В двухдневный срок местным органам Советской власти предлагалось подго-

^ товиться к приему эвакуируемых24. В тот же день было решено эвакуировать

ш

£ 500 тысяч человек такого же контингента и из Ленинграда.

8 июля Политбюро принимает решение о частичном переводе из Москвы в другие города Советского Союза наркоматов, комитетов и главных управлений при Совнаркоме СССР25.

9 июля 1941 г. для того, чтобы более точно определиться, когда уничтожать имущество МТС и другое оборудование, которое не могло быть вывезено, секретарь ЦК КП(б)У Н.С. Хрущев направил в ЦК ВКП(б) Маленкову телеграмму, в которой он согласовывал с ним следующие свои предложения:

«1. В зоне 100-150 километров от противника местные организации обязаны немедленно приступить к уничтожению всех комбайнов, лобогреек, веялок и других сельскохозяйственных машин. Трактора своим ходом перегонять вглубь страны, остальные трактора, которые не могут быть использованы отступающими

частями Красной Армии и которые почему-либо нельзя вывезти в этой же зоне, подлежат немедленному уничтожению.

2. В этой же зоне необходимо немедленно раздавать колхозникам страховые и все остальные зерновые и прочие колхозные фонды.

3. В этой же зоне немедленно приступать к угону всего скота колхозов, совхозов, волов и молодняка лошадей. Рабочие лошади, которые могут понадобиться отступающим частям Красной Армии, подлежат угону тогда, когда противник подошел на расстояние 10-30 километров. Категорически запретить гнать скот по дорогам, где происходит передвижение войск, скот гнать по посевам, по свекле и по дорогам, которые не использует Красная Армия.

4. Свиньи колхозных ферм и совхозов в этой же зоне должны быть забиты. Мясо и сало необходимо передать воинским частям, колхозникам, рабочим в городах, госпиталям, больницам, ученикам ФЗО. Определенное количество свиней подлежит оставлению в этой зоне в живом виде для проходящих частей Красной Армии. Птица колхозных и совхозных ферм в той же зоне также подлежит раздаче в убойном виде воинским частям, колхозникам, рабочим.

5. В зоне 100-150 километров местные органы власти, по согласованию с военным командованием, сами принимают решение о том, какое именно ценное оборудование, погруженное в вагоны, должно быть уничтожено в эшелонах, вследствие невозможности вывоза его. Такую директиву военным и местным органам власти надо дать потому, что у нас есть случаи, когда, например, часть эшелонов с ценнейшем грузом, погруженных во Львове, досталась неприятелю, так как этим эшелонам противник перерезал путь.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. В зоне 100-150 километров от противника надо уничтожать все ценное оборудование на заводах, хлеб на складах, товары, которые не могли быть вывезенными при вынужденном отходе частей Красной Армии» 26.

По-видимому, это письмо Маленков доложил Сталину, так как 10 июля Председатель ГКО сам ответил Хрущеву. Он немного остудил горячность секретаря ЦК КП(б) Украины. Сталин писал:

«1) Ваши предложения об уничтожении всего имущества противоречат установкам, данным в речи т. Сталина, где об уничтожении всего ценного имущества говорилось в связи с вынужденным отходом частей Красной Армии. Ваши же предложения имеют в виду немедленное уничтожение всего ценного имущества, хлеба и скота в зоне 100-150 километров от противника, независимо от состояния фронта. Такое мероприятие может деморализовать население, вызвать недовольство советской властью, расстроить тыл Красной Армии и создать, как в Армии, так и среди населения, настроения обязательного отхода вместо решимости давать отпор врагу.

2) Государственный Комитет Обороны обязывает вас ввиду отхода войск, и только в случае отхода, в районе 70-верстной полосы от фронта увести все взрослое мужское население, рабочий скот, зерно, трактора, комбайны и двигать своим ходом на восток, а чего невозможно вывезти, уничтожать, не касаясь, однако, птицы, мелкого скота и прочего продовольствия, необходимого для остающегося населения.

с

Что касается того, чтобы раздать все это имущество войскам, мы решительно возражаем против этого, так как войска могут превратиться в банды мародеров.

3) Электростанции не взрывать, но снимать все те ценные части, без которых станции не могут действовать, с тем, чтобы электростанции надолго не могли действовать.

4) Водопроводов не взрывать.

5) Заводов не взрывать, но снять с оборудования все необходимые ценные части, станки и т.д., чтобы заводы надолго не могли быть восстановлены.

6) После отвода наших частей на левый берег Днепра все мосты взорвать основательно.

7) Склады, особенно артиллерийские, вывезти обязательно, а чего нельзя вывезти — взорвать.

8) Что касается эвакуации заводов дальше 70-верстной полосы, где прямой угрозы со стороны противника пока не имеется, то эту эвакуацию осуществлять заблаговременно, вывозя главным образом станки и прочее наиболее ценное обору-дование»27.

| 11 июля согласно постановлению ГКО «Об эвакуации промышленных

предприятий» утверждался представленный Советом по эвакуации список промышленных предприятий, подлежащих передислокации. В список вошло 97 предприятий по одному списку и еще 6 предприятий по другому.

Наркоматы обязаны были выделить ответственных лиц, которым надлежало обеспечить своевременную погрузку и доставку на место в полной сохранности всего оборудования и имущества. Одновременно с эвакуацией оборудования выезжали бригады монтажников и инженерно-технических работников для монтажа этого оборудования на новом месте.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Срок эвакуации предприятий, устанавливался 5-7 дней, за исключением заводов и отдельных цехов, выполняющих неотложные текущие военные заказы, в отношении которых срок эвакуации устанавливался особо ГКО. НКПС предлагалось выделить для перевозки предприятий 40 940 вагонов и установить совместно с заинтересованными наркоматами количество вагонов, подлежащих подаче ежесуточно под погрузку людей, оборудования и материалов.

Контроль за проведением эвакуации предприятий осуществляла созданная при Совете по эвакуации группа инспекторов во главе с А.Н. Косыгиным28.

16 июля 1941 г. Сталин подписал постановление ГКО, согласно которому в Совет по эвакуации, во изменение совместного постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 24 июня, вошли: Н.М. Шверник — председатель Совета; А.Н. Косыгин — зам. председателя Совета; М.Г. Первухин — зам. председателя Совета; А.И. Микоян; Л.М. Каганович — (с заменой Б.Н. Арутюновым); М.З. Сабуров — (с заменой Г.П. Косяченко); В.С. Абакумов (НКВД)29. Затем дополнительно в состав Совета ввели заместителя начальника Главного управления тыла Красной Армии генерал-майора М.В. Захарова30.

с

В тот же день Политбюро утвердило постановление Совнаркома СССР «О переводе наркоматов, главных управлений и комитетов при Совнаркоме СССР из г. Москвы в другие города Советского Союза». Также было принято решение о выделении из союзного бюджета 10 млн рублей для оказания помощи эвакуируемому населению.

В связи с прорывом гитлеровских войск в глубь страны количество оборудования, вывозимого из Москвы и Московской области, увеличивалось. 1 августа было принято решение эвакуировать 103 машиностроительных, станкостроительных и инструментальных предприятий. 7 августа перебазировать на Урал отдельные цехи металлургических заводов «Серп и молот» и «Электросталь».

Наряду с перебазированием предприятий из центрального района началась эвакуация на восток предприятий, расположенных на левом берегу Днепра. Так, 18 августа приступили к эвакуации завода «Запорожсталь». Необходимо отметить, что только для эвакуации этого завода потребовалось около 12,5 тыс. вагонов.

Некоторые заводы были эвакуированы целиком, среди них Новокраматорский завод тяжелого машиностроения, Харьковский тракторный, заводы вооружения, боеприпасов, авиационные и др.

С целью сохранения производства броневого листа были демонтированы и вывезены два толстолистовых стана: один — с ленинградского Ижорского завода, другой — с Мариупольского.

Шло массовое перемещение на восток страны населения, промышленных предприятий, продовольствия, сырья и другого имущества.

Одним из основных правил, которые стремились соблюдать при демонтаже и перемещения предприятий, — сохранение комплектности оборудования. Эшелоны формировались с таким расчетом, чтобы на новом месте быстро организовать выпуск необходимой фронту продукции.

Эвакуация предприятий, их размещение и восстановление рассматривались как важнейшая военно-политическая задача. Перебазирование промышленности осуществлялось по единому плану, с тщательным выбором места для пуска эвакуированных предприятий и с учетом обеспечения связей между предприятиями.

26 сентября 1941 г. постановлением ГКО для руководства эвакуацией населения при Совете по эвакуации создали Управление по эвакуации населения. На него возлагались задачи по организации эвакуации населения из районов прифронтовой полосы; их обслуживание в пути следования; прием, размещение и хозяйственное устройство в новых местах расселения. Работа Управления на местах осуществлялась через местные органы Советской власти.

Для осуществления своих задач Управление имело в соответствующих республиках, краях, областях и отдельных городах своих уполномоченных с аппаратом, как в местах эвакуации, так и в местах расселения эвакуируемых.

с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В связи с созданием управления предлагалось передать ему в ведение аппарат Переселенческого Управления при Совнаркоме СССР и все занимаемые им помещения как в центре, так и на местах.

Начальником Управления был назначен заместитель Председателя Совнаркома РСФСР К.Д. Памфилов, который одновременно являлся заместителем Председателя Совета по эвакуации и вводился в состав Совета по эвакуации.

Совету по эвакуации поручалось в трехдневный срок утвердить Положение, структуру и штаты нового Управления и его местных органов31.

Первые пять месяцев войны были самыми трудными. Немецким войскам удалось продвинуться в глубь страны на 850-1200 километров. Гитлеровцы оккупировали Прибалтику, Молдавию, большую часть Украины и Белоруссии, ряд областей РСФСР, часть Карело-Финской ССР. Противник блокировал Ленинград, находился на подступах к Москве.

В связи с этим 8 октября 1941 г. Государственный Комитет Обороны поставил перед органами НКВД задачу по проведению специальных мероприятий | по уничтожению предприятий в Москве и Московской области.

Были созданы специальная комиссия и тройки, которые должны были в однодневный срок определить и представить Государственному Комитету Обороны список предприятий, на которых должны были быть проведены специальные мероприятия, а также разработать порядок, обеспечивающий выполнение этих мероприятий, выделение исполнителей и обеспечение предприятий необходимыми материалами.

На следующий день был представлен список предприятий. В нем было 1119 предприятий, которые разбили на две категории:

«а) 412 предприятий, имеющих оборонное значение или частично работающих на оборону. Ликвидация этих предприятий предполагается путем взрыва;

б) 707 предприятий необоронных наркоматов, ликвидация которых намечена путем механической порчи и поджога»32.

Сталин не согласился с этим предложением. 20 октября 1941 г. Народный комиссар внутренних дел Л.П. Берия доложил Сталину, что во исполнение его указаний совместно с Щербаковым был пересмотрен список предприятий Москвы и Московской области, в отношении которых готовились специальные мероприятия. Из него были исключены текстильные предприятия, холодильники, хлебозаводы, а также некоторые другие, не имеющие оборонного значения. Всего намечалось к уничтожению 335 предприятий по Москве и 111 по области. Районным тройкам даны указания готовить специальные мероприятия только в отношении тех, которые были в новом списке33. Таким образом, количество объектов, готовившихся к уничтожению по указанию Сталина, был сокращен более чем в два раза.

14 октября ГКО принял еще одно постановление об эвакуации из Москвы и Московской области оборонных и других важных заводов. Одновременно возникла необходимость провести массовую эвакуацию важнейших предприятий оборонного значения из ряда прилегающих к Москве областей.

«На 12 декабря, по данным 24 наркоматов, эвакуацией было охвачено 523 предприятия Москвы и Московской области. На 10 декабря вместе с предприятиями удалось переместить в тыл 564 248 работников промышленности и членов их семей»34. Общее число эвакуированных москвичей достигло 2 млн человек35.

Обстановка на фронтах обострялась, в связи с этим ГКО принимает постановление об эвакуации столицы СССР г. Москвы в г. Куйбышев36.

25 октября ГКО образовал Комитет по эвакуации в глубь страны из районов прифронтовой полосы продовольственных запасов, запасов мануфактуры, текстильного оборудования и сырья, кожевенного оборудования и сырья, оборудования холодильников, оборудования обувных, швейных, табачных фабрик и мыловаренных заводов, табачного сырья и махорки, мыла и соды. В состав комитета вошли: Микоян (председатель); Косыгин, Каганович, Смирнов, Зотов, Шашков. Комитет обязан был производить эвакуацию всеми средствами: железными дорогами, водным транспортом, автомобилями и подводами. К 26 октября предлагалось представить план эвакуации перечисленных выше грузов37.

В эту работу включились все виды транспорта. Основная тяжесть по перевозкам выпала на долю железнодорожного транспорта.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С началом военных действий особое внимание уделялось усилению охраны транспорта. С этой целью в структуре НКВД для ведения чекистской работы на железнодорожном, морском, речном, автомобильном транспорте и гражданском воздушном флоте было создано транспортное управление.

Восстановлено ликвидированное ранее экономическое управление в составе отделов по работе на важнейших предприятиях авиастроения, вооружения, боеприпасов, машиностроения, химии, нефтяной промышленности, электростанций и связи.

Произошла реорганизация управления внутренних войск НКВД, которое в числе ряда задач стало управлять войсковыми соединениями, охранявшими промышленные предприятия, железнодорожные узлы и сооружения.

Постановлением Совнаркома СССР от 29 октября 1941 г. «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан» наркомам оборонных наркоматов и ведущих отраслей тяжелой промышленности А.И. Шахурину, В.А. Малышеву, Д.Ф. Устинову, П.Н. Горемыкину, И.Ф. Тевосяну, П.Ф. Ломако, Г.Д. Каплуну и др. предписывалось представить не позднее 1 ноября график восстановления заводов, эвакуированных из Москвы, Тулы, Харькова, Донбасса, Ленинграда и других мест. Предлагалось указать сроки пуска оборудования и выпуска продукции с программой на ноябрь и декабрь текущего года и обеспечения предприятий рабочими и инженерно-техническими кадрами.

Преимущественное размещение предприятий, подлежащих эвакуации из угрожаемых зон, отдавалось авиационной промышленности, промышленности боеприпасов, вооружения, танков и бронеавтомобилей, черной, цветной и специальной металлургии, химии.

Пункты для вывозимых в тыл предприятий и организацию там дублирующих производств согласовывались наркоматами и Советом по эвакуации. Местные органы принимали все возможные меры, связанные с восстановлением эвакуированных фабрик и заводов на их территории.

Обустраиваться приходилось в неимоверно тяжелых условиях. Нередко переброшенные в тыл предприятия начинали свою жизнь буквально на пустом месте. Часто возведение цехов и монтаж оборудования проходил безостановочно. Под открытым небом, в непогоду, в лютые сибирские и уральские морозы, при ледяном пронизывающем ветре люди рыли котлованы, строили железные дороги, разгружали поезда, монтировали оборудование. «К концу года на новых местах действовали уже многие заводы и фабрики. В различных тыловых районах было размещено 122 предприятия Наркомата авиапромышленности, 43 — Наркомата танковой промышленности, 71 — Наркомата вооружения, 96 — Наркомата боеприпасов, 80 — Наркомата минометного вооружения, 199 — Наркомата черной металлургии, 91 — Наркомата химической промышленности, 45 — Наркомата цветной металлургии и т.д.»38.

Организованная эвакуация оборудования промышленных предприятий и людских ресурсов в кратчайшие сроки смогла обеспечить развертывание в глубоком тылу военно-промышленной базы СССР. Необходимо отметить, что в это время все народное хозяйство страны перестраивалось на выпуск продукции, необходимой фронту.

Органы государственной безопасности активно проводили мероприятия по контрразведывательному обеспечению перемещения производительных сил и развертывания военно-промышленного комплекса на Урале, в Сибири, Средней Азии и других глубинных районах страны. Выявляли факты грубого нарушения технологии производства, брака на предприятиях, выпускающих военную продукцию, вскрывали причины и условия возникновения негативных явлений, которые мешали развитию военно-экономического потенциала страны, наносили морально-политический ущерб.

В условиях активной диверсионной и шпионской деятельности германских спецслужб органы советской контрразведки осуществляли меры по противодиверсионному ограждению объектов промышленности, транспорта и связи, организации надежной охраны государственной и военной тайны и недопущению утечки секретной информации к противнику.

21 ноября 1941 г. Косыгин, учитывая опыт войны в условиях зимнего периода, предложил Сталину и Молотову принять следующие, по его мнению, полезные меры: «в районе фронтовой полосы на 20-30 клм. все гражданское население заблаговременно выселить пешим порядком по проселочным дорогам в глубь от фронта на расстояние 200-300 клм. и расселить в обязательном порядке в колхозах. Дороги, по которым могут двигаться эвакуированные, должно указывать военное командование. В случаях вынужденного отступления все без исключения имущество, постройки, хлеб, фураж — полностью уничтожать. Это мероприятие лишит противника жилья, продовольствия, а также не будет стимула для грабежа

населения. В условиях зимы, мне кажется, это будет способствовать быстрому уничтожению и разложению сил противника»39.

Постановлением ГКО от 22 ноября 1941 г., в связи с развертыванием производства вооружения в Москве, запрещалась дальнейшая эвакуацию металлорежущих станков, кузнечнопрессового и сварочного оборудования из Москвы и Московской области без согласования с МГК ВКП(б)40. Однако эвакуация другого оборудования, предприятий, заводов в г. Москве продолжалась. Так, 30 ноября Косыгин доложил Сталину, Молотову, Микояну, Маленкову и Вознесенскому о ходе эвакуации предприятий союзного и союзно-республиканского подчинения из Москвы и Московской области по состоянию на 25 ноября 1941 г.

По Наркомавиапрому эвакуировалось 53 предприятия; по Наркомвоору-жению — 17; по Наркомбоеприпасов — 20; по Наркомтанкопрому — 28; по Наркомсудпрому — 6 предприятий; по Наркомату минометного вооружения — 17; по Наркомспецмашу — 16 предприятий; по Наркомтяжмашу вместе с Коломенским заводом эвакуировалось 6 предприятий; по Наркомэлектро-прому — 27 предприятий; по Наркомчермету — 14; по Наркомцветмету — 10; по Наркомхимпрому — 30; по Наркомрезинпрому — 10; по Наркомэлектро-станций эвакуировалась Каширская и Шатурская ГРЭС, Фрунзенская и Сталинская ТЭЦ, высоковольтная сеть Мосэнерго, Волгоэлектросеть, Шатурский и Ореховый торфотресты. Кроме того, эвакуировались объекты Наркомсвязи. По Наркомату промышленности строительных материалов эвакуировалось 21 предприятие; по Наркомтекстилю СССР — 63 предприятия; по Нарком-легпрому — 62.

Кроме перечисленных выше наркоматов, эвакуировались предприятия Наркомнефти, Наркоммясомолпрома СССР, Наркомпищепрома СССР и строительные механизмы Наркомстроя.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Всего по г. Москве и Московской области под эвакуацию попало 498 предприятий союзного и союзно-республиканского подчинения, не считая предприятий республиканских промкооперации, высших учебных заведений, научно-исследовательских и проектных институтов, библиотек, музеев, театров и прочих учреждений.

«Всего по этим предприятиям эвакуировано 210 000 человек рабочих, ИТР и служащих, 101 000 единиц металлорежущего и кузнечнопрессового оборудования, 107 811 тонн цветных металлов, 66 891 тонна черных металлов, 2442 тонны каучука, 59 200 тонн прочих материалов и 1953 тонны кабельных изделий.

Всего по этим предприятиям отгружено 71111 вагонов.

Чтобы закончить эвакуацию 498 предприятий необходимо было вывезти: рабочих 135 000 человек, цветных металлов 5800 тонн, черных металлов 22 600 тонн, прочих материалов 93 000 тонн, кабельных изделий 1400 тонн, суровья 680 вагонов, текстильного сырья 3234 вагона, для чего необходимо было около 60 000 вагонов».

Для завершения эвакуации предприятий из г. Москвы и Московской области намечалось провести следующие мероприятия:

с

«1. Планом на декабрь предусматривается сокращение подачи вагонов под эвакуацию машиностроительных предприятий и увеличение подачи под эвакуацию предприятий текстильной промышленности, электростанций, резиновой, химической и цементной промышленности, так как эти отрасли промышленности по эвакуации являются наиболее отставшими.

2. В декабре будет предусмотрена увеличенная подача вагонов специально для эвакуации рабочих и служащих с предприятий, а также населения г. Москвы.

3. Будут определены предприятия, которые должны быть оставлены для работы в г. Москве в соответствии с последним решением Государственного Комитета Обороны по обеспечению нужд фронта и текущих потребностей города.

4. Для обеспечения работы предприятий, оставляемых в г. Москве, будет создан на них запас материалов за счет имеющихся в г. Москве ресурсов эвакуированных предприятий»41.

5 декабря началось контрнаступление советских войск против немецко-фашистских войск под Москвой. В связи с тем, что обстановка под Москвой улучшилась, уже 19 декабря Вознесенский просит Сталина до 25 декабря пе-| ревести из Куйбышева в Москву основных работников Совнаркома и Госплана СССР. Создать оперативные группы наркоматов во главе с Наркомом или первым заместителем Наркома, упразднив их соответственно в Куйбышеве. Сталин возразил: «Вознесенскому. Можно подождать. Пока рано. И. Сталин»42. Однако немного позже, 3 января 1942 г., на очередную просьбу Вознесенского о переводе из Куйбышева в Москву аппарата Управления делами Совнаркома СССР Сталин дал согласие: «Не возражаю. И. Ст.»43.

25 декабря 1941 г. Постановлением ГКО для разгрузки транзитных и всяких иных застрявших надолго грузов на железных дорогах был образован еще один Комитет в составе: Микояна (председатель), Косыгина, Кагановича, Вознесенского и Хрулёва. Комитет разгрузки рассматривал вопросы о направлении каждой отдельной группы грузов с участием заинтересованных наркоматов и имел полномочия принимать окончательные решения. В случае возникновения в ходе работы Комитета вопросов реэвакуации оборудования он обязан был каждый раз ставить такие вопросы перед ГКО.

Этим же постановлением Совет эвакуации расформировывался, а его аппарат передавался вновь образованному Комитету разгрузки44.

Немного позже, Постановлением СНК от 31 января 1942 г., и Управление по эвакуации населения было ликвидировано.

Работа упраздненных ведомств стала возлагаться на Совнаркомы союзных и автономных республик и краевые исполкомы. Им разрешалось организовывать в составе своего аппарата отделы по хозяйственному устройству эвакуированного населения на базе имеющегося аппарата уполномоченных Управления по эвакуации населения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Центральное справочное бюро Управления по эвакуации передавалось в ведение НКВД СССР45.

В течение второго полугодия 1941 г. на восток только по железным дорогам согласно сводкам НКПС было вывезено 2593 промышленных пред— 32 -

с

приятия. Однако Г.А. Куманёв в вышеуказанной статье эти данные считает далеко не полными, так как на территории СССР, подвергшейся оккупации, накануне войны действовало 31 850 крупных и средних предприятий. По его мнению, если бы в восточные районы страны было переведено только 2593 завода и фабрики из более чем 32 тыс., никакой бы военной перестройки советской экономики не получилось. С этим трудно не согласиться, т.к. нет точного учета эвакуированных предприятий.

Почти 70% перемещенных промышленных объектов размещалось на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Вместе с перебазированными фабриками и заводами на восток прибыло до 30-40% рабочих, инженеров и техников. Всего же по железным и шоссейным дорогам, а также водным и воздушным путям с начала войны до конца 1941 г. было переправлено в тыловые районы более 12 млн человек.

В марте 1942 г. промышленность восточных районов с учетом восстановленных эвакуированных предприятий произвела военной продукции столько, сколько в начале войны выпускалось на всей территории СССР46.

13 апреля 1942 г. Косыгин сообщил Сталину итоги эвакуации населения из Ленинграда с 22 января по 11 апреля 1942 г. За этот период было эвакуировано 539 400 человек. Вывезено 15 152 тонны цветных металлов, ферросплавов, деталей для танковой промышленности, провода, кабель и др. На 11 апреля численность населения города составляла около 1480 тысяч человек. Эвакуация прекратилась 12 апреля ввиду наступившей распутицы. С началом навигации в Ладожском озере дальнейшая эвакуация могла составлять: 3-4 тыс. человек в сутки.

Сталин написал на докладной записке резолюцию: «Хорошо. Нужно его наградить». Кого конкретно наградить — непонятно47. Похоже, что Косыгина, так как именно в это время он был награжден орденом боевого Красного Знамени.

С конца мая 1942 г. обстановка на фронтах вновь вызвала необходимость возобновления эвакуации объектов промышленности и населения. Это было связано с тем, что гитлеровские войска прорвались к Волге и на Кавказ. На советской территории врагу удалось захватить ряд важных промышленных, энергетических, сырьевых и продовольственных ресурсов.

Эвакуация проходила с более ограниченной территории и в гораздо меньших масштабах, чем ранее. Охватывала в основном Ростовскую, Воронежскую, Орловскую, Сталинградскую, Ворошиловградскую области и Северный Кавказ.

Постановлением ГКО 22 июня при ГКО вновь была образована Комиссия по эвакуации в составе: Н.М. Шверника — (председатель); А.И. Микояна; А.Н. Косыгина; М.З. Сабурова; В.Н. Меркулова (НКВД); В.Н. Арутюнова (НКПС); П.А. Ермолина (зам. нач. тыла Красной Армии). Комиссия свои решения об эвакуации предприятий, другого имущества и населения обязана была вносить на утверждение ГКО. Она могла давать распоряжения, обязательные для всех наркоматов и местных органов во исполнение постановлений ГКО по эвакуации48.

с

26 июня 1942 г. член этой комиссии Микоян написал Сталину, что указание об эвакуации из 30-километровой прифронтовой зоны имеют только Южный и Юго-Западный фронты. Он считал необходимым такое же указание дать и Брянскому фронту. При этом полагал целесообразным установить Западному, Калининскому и Северо-Западному фронтам меньшую зону —

10-20 км49.

Обстановка ухудшалась, и 4 июля 1942 г. ГКО принимает решение об эвакуации оборудования, готовой продукции, материалов и рабочих предприятий Наркомчермета Воронежской области. При этом Наркомчермету разрешалось эвакуировать оборудование, готовую продукцию, материалы, а также рабочих, ИТР и служащих с членами их семей. НКПС обязан был обеспечить перевозку 2676 вагонов оборудования, готовой продукции, материалов и людей в пункты назначения. На НКО возлагалась обязанность мобилизовать рабочих предприятий и организовать из них по месту работы рабочие колонны с тем, чтобы после эвакуации оборудования и материалов направить эти рабочие колонны на Урал для работы на предприятиях Нар-| комчермета. Наркомторг должен обеспечить эвакуированных продуктами питания в пункте отправления, а также хлебом и горячим питанием в пути следования50.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В этот же день ГКО принимает решение об эвакуации оборудования, материалов, рабочих, ИТР и членов их семей предприятий Наркомата легкой промышленности Воронежской области51. Кроме того, 4 июля ГКО разрешает Воронежскому облисполкому эвакуировать из Воронежа матерей с детьми в количестве 25 тыс. человек, а также семьи военнослужащих — 6 тыс. человек. Разместить 23 тыс. человек в восточных районах Воронежской области, а 8 тыс. в Саратовской области52. Чуть позже, 12 июля принимается постановление об эвакуации населения, имущества и инвентаря совхозов и колхозов из Воронежской области53. 18 июля принимается решение об эвакуации населения из г. Ростова и Ростовской области54.

Постановлением ГКО от 27 июля 1942 г. НКВД обязывался совместно с Наркоматом нефтяной промышленности провести специальные мероприятия по подготовке к выводу из строя объектов нефтяной промышленности Грознефтекомбината. На каждом объекте создавались тройки в составе оперработника НКВД, руководителя объекта и секретаря парторганизации объекта для разработки плана проведения подготовительных мероприятий; рассчитывалось и завозилось необходимое количество взрывчатых веществ с необходимыми приспособлениями; устанавливалось круглосуточное дежурство на объектах лиц, намеченных для участия в проведении специальных мероприятий. На Военный Совет Северо-Кавказского фронта возлагалась обязанность определения момента реализации этих мероприятий с таким расчетом, чтобы в распоряжении троек на их проведение было не менее 48 часов55.

14 августа 1942 г. аналогичное решение принимается по подготовке к выводу из строя объектов нефтяной промышленности (скважин, емкостей,

с

предприятий и оборудования) Бакинской нефтяной промышленности, которые к моменту начала проведения этих мероприятий окажутся не вывезенными. С этой целью в Баку командировался зам. наркома внутренних дел СССР Меркулов и зам. наркома нефтяной промышленности Байбаков, которым предлагалось организовать разработку и проведение подготовительных специальных мероприятий. Свою работу они должны были проводить совместно с секретарем ЦК КП(б) Азербайджана Багировым и председателем СНК республики Кулиевым. К реализации специальных мероприятий Военному Совету Закавказского фронта предлагалось приступить по указанию ГКО, чтобы в распоряжении троек было также не менее 48 часов56.

30 сентября 1942 г. Народный комиссар внутренних дел Берия доложил Сталину, что в связи с военной обстановкой 15 августа по распоряжению Военного командования была взорвана Баксанская ГРЭС, питающая электроэнергией Тырны-Аузский молибденово-вольфрамовый комбинат НКВД в Кабардино-Балкарской АССР. В связи с этим комбинат прекратил свою работу. Производственное оборудование осталось в цехах. Ценное не смонтированное оборудование и люди эвакуированы. Предпринимались попытки по эвакуации оставшегося ценного оборудования комбината57.

Как отмечал Г.А. Куманёв, «в течение лета и осени 1942 г. удалось вывезти из угрожаемых районов оборудование более 150 крупных промышленных предприятий, многие материальные и культурные ценности и сотни тысяч беженцев. Как и в 1941 г., эвакуация позволила спасти для военной экономики СССР значительные производственные ресурсы, которые немедленно подключались к работе для фронта»58.

Необходимо подчеркнуть, что эвакуировалась на восток не только промышленность. Вывозились также памятники культуры и культурные ценности. Из 15 областей РСФСР были полностью вывезены фонды 66 крупнейших музеев страны.

И первая, и вторая эвакуации проходили в тяжелых условиях первого периода войны. Часто не хватало времени для демонтажа и вывоза оборудования, в связи с чем приходилось его уничтожать. Порой недоставало железнодорожных вагонов. Эвакуация проходила в условиях активных военных действий и была связана с большими потерями. Она потребовала огромных усилий населения страны, исключительной четкости, слаженности и оперативности в работе партийных, советских и хозяйственных организаций.

В результате успешного восстановления эвакуированных предприятий значительно укрепился военно-промышленный потенциал Советского Союза; произошли огромные сдвиги в размещении и структуре промышленного производства; возросла роль восточных районов страны — как арсенала, обеспечивающего фронт всем необходимым; изменились пропорции и темпы развития промышленного производства. За эти годы промышленность значительно приблизилась к источникам сырья, топлива, а также к районам потребления продукции.

Перебазирование промышленности на восток СССР было проведено исключительно быстро и эффективно, что позволило сохранить экономический потенциал страны для последующего мощного развития военной экономики.

с 1 Чадаев Я.Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. (1941-1945 гг.) М., 1985; Barn

^ сильев А.Ф. Промышленность Урала в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. М.,

ь 1982; Куманев Г.А. Война и эвакуация в СССР. 1941-1942 годы// Новая и новейшая история. №6.

§ 2006. ® 2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 М.Ф. Акулова, В.Т. Анискова, Ю.В. Арутюняна, Р.А. Базаровой, A.M. Беликова, И.И. Белоносова,

1° Д.П. Ванчинова, B.C. Василенко, А.Ф. Васильева, А.Р. Дзенискевича, Г.А. Докучаева, В.А. Ежова,

^ М.С. Зинича, Е.Г. Киселёвой, М.К. Козыбаева, А.Д. Колесника, Г.С. Кравченко, И.И. Кузнецо-.о

^ ва, Н.П. Липатова, М.И. Лихоманова, Л.В. Максаковой, Е.М. Малышевой, А.В. Митрофановой,

^ Г.Г. Морехиной, В.Я. Нейгольберг, Г.И. Олехнович, М.Н. Потёмкиной, Н.Н. Шушкина и др. Ь 3 История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945, т. 2. М., 1961; Эшелоны

I идут на Восток: Из истории перебазирования производительных сил СССР в 1941-1942 гг. М.,

| 1966; Советская экономика в период Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. М., 1970; Со-

s ветский тыл в Великой Отечественной войне, кн. 2. М., 1974; История Второй мировой войны.

1939-1945, т. 4-5. М., 1975; История социалистической экономики СССР, т. V. М., 1978; Советский

ш

g тыл в первый период Великой Отечественной войны. М., 1988; Великая Отечественная война. :с

$ 1941-1945 гг., кн. 1. М., 1995 и др.

VO

° 4 Н.А. Вознесенского, А.И. Микояна, А.Н. Косыгина, П.К. Пономаренко, А.И. Шахурина, гс

^ Н.П. Патоличева.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

(D

jg 5 АП РФ (Архив Президента Российской Федерации). Ф. 3. Оп. 50. Д.424. Л.1-3. и

¡J 6 АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д.424. Л.4.

1 7 Там же. Д.423. Л.1-2.

8 Там же. Л.3.

m 9 Там же. Л.4-5. m

....................10 Там же. Д.424. Л.6.

! 11 Там же. Л.18-20.

g 12 Там же. Л.7-8.

■§ 13 Там же. Л.11-12.

¡Б 14 Там же. Л.13. с

° 15 Там же. Л.14.

16 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9-е. М., 1985, т. 7, с. 222.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д.424. Л.25.

18 Там же. Л.26.

19 Там же. Л.39.

20 Чкалов — название г. Оренбурга в 1938-1957 гг.

21 Там же. Л.49-50.

22 Там же. Л.76-79.

23 Там же. Л.81-82.

24 Там же. Л.100-101.

25 Там же. Л.107.

26 Там же. Л.119-120.

27 Там же. Л.124-125. ё

28 Там же. Д.425. Л.1. >|

29 Там же. Д.423. Л.6. о

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30 Там же. Л.7. °

а.

31 Там же. Л.8.

.

32 Там же. Д.427. Л.71-71(об) ¡^

и ^

33 АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д.428. Л.62

Ф

34 Куманев Г.А. Война и эвакуация в СССР. 1941-1942 годы// Новая и новейшая история. №6. 2006. и

35 История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. Т. 2. С. 148, 258. х

36 Куйбышев — название г. Самары в 1935-1991 гг. ^

37 АП РФ. Д.423. Л.10 £

.

38 Куманев. Г.А. Указ. соч. ¡^

39 АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д.429. Л.20 Ц

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

40 Там же. Л.23 |

41 Там же. Л.31-40 Ь

42 Там же. Л.47

43 Там же. Л.53 |

44 Там же. Д.423. Л.20 2

о

45 Там же. Л.22 с

ш

46 Вознесенский Н.А. Избранные произведения. 1917-1947. М., 1979. С. 505. ¡5

х

47 АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д.430. Л.98-100 $

48 Там же. Д.423. Л.23

49 Там же. Д.431. Л.45 5

50 Там же. Л.63-64 с

ш

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

51 Там же. Л.72 га

х

52 Там же. Л.85 §

53 Там же. Д.431. Л.139 га

54 Там же. Д.432. Л.3 |

55 Там же. Л.47 Э

56 Там же. Л.65

х

57 Там же. Л.116 х

о

58

Куманев Г.А. Указ. соч.

МОЗОХИН ОЛЕГ БОРИСОВИЧ — доктор исторических наук, автор книг по истории отечественных спецслужб. Россия.